Авиация СГВ
Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск Лента RSS

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Томик, galina, незабудка, Геннадий_  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Личные судьбы погибших в плену » История из книги Арона Шнеера "Плен"
История из книги Арона Шнеера "Плен"
СаняДата: Четверг, 04 Октября 2012, 16.41.14 | Сообщение # 1
Админ
Сообщений: 65535

Отсутствует
Из книги Арона Шнеера "Плен"


«С мусульманским приветом...»

Борис Григорьевич Фуке.

В плену с августа 1941 г. – место гибели неизвестно.

Из письма автору Бутаковой Галины Борисовны. 6.09.1999 г.

«У нас сохранилась биография отца написанная им при поступлении на работу. Фуке Борис Григорьевич родился в г.Кировограде (бывшем Елисаветграде) УССР 24 апреля 1915 г. Спасаясь от еврейских погромов семья бежала в 1920 г. в Турцию. Устроились в Стамбуле, где дед устроился работать бухгалтером в торгпредство, а затем в Совторгфлот. Отца отдали учиться во французский колледж, где он в совершенстве овладел турецким и французским языком.

В 1928 г. семья вернулась в СССР, но поселилась в Батуми. Папа в 1929 г. поступил в индустриальный техникум, окончил его работал механиком, а в 1934 г. поступил в институт инженеров железнодорожного транспорта. В 1936 г. он перевелся в Ленинградский Педагогический торгово-финансовый университет, который закончил в 1940 г. В конце ноября - начале декабря того же года призван в армию. Он служил в ОРБ - Особый разведывательный батальон в звании старшего сержанта в городке Щурово Звенигородского района Московской области. С первых дней войны на фронте. Писал домой письма полные оптимизма. А в 1942 г. из военкомата получили извещение:

«Ваш муж Фукс Борис Григорьевич, старший сержант, находясь на фронте, пропал без вести в марте 1942 г.»

Извещение о том , что отец не погиб, вселило надежду у мамы и родителей отца на то, что он жив.Сразу же после освобождения Минска от фашистов мама и бабушка получили два письма (одно дублировало другое) отца, которые были посланы некими Чардаровым и Анной Зданович. Они писали нам, как познакомились с отцом, как он попал в плен, сообщали о том, что он был дважды ранен, второй раз в голову. Находился в тяжелом состоянии. Нападение фашистов было столь неожиданным, что его не успели вынести с поля боя , и он попал в плен. Находился в лазарете, а затем был переведен в общий лагерь русских военнопленных. Оттуда его посылали на работы в немецкую часть: колоть, пилить дрова, носить воду, мыть полы, работать на кухне.После тяжелого ранения он плохо слышал на правое ухо. Там же работала прачкой Анна Зданович, которая переслала письмо. Она подкармливала пленных, стирала им белье, в том числе и моему отцу. Отец пробыл в лагере в Минске 5 месяцев ( в плен он был взят под Березиной осенью 1941 г.), а затем прошел слух, что его и всех пленных угоняют в Германию. Тогда он попросил Анну отправить письмо жене и родным при первой возможности.Эта возможность появилась после освобождения Минска. Боясь, очевидно, что Зданович не выполнит его просьбу, он обратился к Ивану Чардарову (кто он такой, неизвестно, мама думает, что он был партизаном), написав второе письмо. Этот человек тоже написал все, что знал об истории моего отца. 1 апреля всех военнопленых отправили из Минска. И с тех пор мы ничего об отце не знаем. Почему же немцы не расстреляли отца? Ведь он был еврей. Дело в том, что папа свободно владел турецким языком и выдал себя за мусульманина. Это спасло ему на какое-то время жизнь. В своем письме он пишет, что он теперь Фука Байрам, а не Фуке Борис. Поэтому, обращаясь к родителям отца, И. Чардаров пишет: «Многоуважаемые родные Байрама Фука!»И бабушка и (мать отца) Марьям Наумовна Фуке принялась разыскивать отца. Она писала в разные инстанции, надеясь отыскать следы отца. Искала она его и под именем Фука Байрама. И вот в пятидесятые годы было получено сообщение из Красного Креста (какой страны не знаю), что отец был расстрелян фашистами в концлагере в июне 1944 года. После смерти бабушки эта бумага пропала. Мама обратилась в Красный Крест СССР, там обещали помочь, но ответа мы так и не получили.Такова страшная участь моего отца, которому не исполнилось и 30 лет! Я благодарна Вам за то, что Вы заинтересовались судьбой моего папы, что это, может быть, увековечит его память – память о нем….»

Сопроводительное письмо И.Чардарова:

«Многоув. родные Байрама Фука!

Исполняя поручение его пересылаю вам письмо оставленное им мне. Он безусловно надеялся, что возможность переслать письмо настанет.

Т.К. Вас интересуют малейшие подробности его жизни, то я хочу дополнить его письмо тем, что слышал от него. Ранен он был в районе боев под Смоленском. При чем первое ранение имело место накануне, а тяжелые условия обстановки сильно ослабили его, и он пребывая в состоянии сна был обстрелян противником так, что пуля прошла между рукой и головой (он спал подложив руку под голову) и ранен таким образом в руку и голову. Т.К. это попадание было получено в ночное время, то товарищи не успели его вынести, и он попал в плен. Лежал в лазарете. Впервые я встретился и познакомился с ним в Минске В янв-февр. 42 г. Ранения зажили , и последствиями их было только лишь то, что он немного плохо слышал на правое ухо. Около уха остался небольшой рубец, мало заметный.

Перед весной 1942 г. он работал на кухне и складе и жил при нем в специальном помещении для военнопленных. Условия жизни были очень тяжелые, но со стороны кое-как помогали хлебом и пр. продуктами, также табаком. В конце марта 1942 г. было какое-то у немцев распоряжение, по кот. всех военнол., бывших в то время в Минске стали отправлять в Германию на работы. И 1-го апреля Борис, со всеми прочими военнопл. работавшими на складе, был отправлен также. Перед отправкой он оставил это письмо, и я теперь очень рад, что имею возможность исполнить его просьбу. Безусловно вам не следует терять надежды на его возвращение и видимо по всему очень скорым временем. Чего я и ему и вам от души всей желаю. Прошу вас подтвердить получение письма, чтобы быть спокойным, что поручение Бориса мною выполнено.

Иван Чардаров.

Сопроводительное письмо Анны Зданович.

Григорий Байрамович!

Спешу сообщить вам хоть не удовлетворительную, но все же желательную весточку. Ваш сын Борис Григорьевич был взят в плен немцами в 1941 г. под Березиной. Он был в общем лагере русских военнопленных. Потом был взят на работу в военную немецкую часть, исполняя работу всякого рода. Пилил и колол дрова, носил воду, убирал двор, подметал лестницы. Конечно. Он был не один, их было там много, там я с ним и познакомилась. Я там работала прачкой из жалости к своему народу я им стирала белье, но немцы, конечно, этого не знали. Ваш сын работал в этой части месяцев пять, в марте месяце 1942 г. всех военнопленных обратно забрали в лагерь и был слух, что здоровых пленных всех отправили в Германию.

Когда он уезжал он очень волновался, дал мне ваш адрес и адрес его жены и очень просил меня, если я останусь жива при освобождении Минска войсками Красной Армии и как только востановится почтовая связь то, чтобы я не посчитала за труд сообщить вам, что он в 1942 году был жив и здоров, находился в городе Минске и в марте месяце был отправлен в Германию. Его просьбу я выполняю этим письмом. С белорусским приветом Анна Александровна Зданович.

Адрес: г.Минск, улица Интернациональная дом № 23 кв. № 25. А.А.Зданович.

5.9-44 г. г.Минск

Письмо Бориса Фуке.

Минск. 15 марта 1942 г.

Дорогая моя Лялюша! Дорогая дочурка. Дорогая мамулька, тетя, дядя и все, кто меня еще не забыл. Не знаю скоро ли попадет это письмо к Вам и буду ли я жив, но хочу Вам сообщить кое что о себе. Был я дважды ранен в конце июля 30 и 1-го августа, попал в плен, но остался жив и здоров, счастье сопутствовало мне и надежда на лучшее дает мне силу предполагать, что все кошмары уже скоро придут к концу и мы вновь встретимся. Передаю это письмо, вернее… его с тем, что оно быть может попадет к Вам.

Что суждено мне не знаю, но одно хочу – быть с Вами. Я сейчас выдаю себя за мусульманина и моя фамилия Фука. И если кто узнает, что я еврей, то меня ждет смерть. Не удивляйтесь тому, что моя фамилия кончается на «а». Ну а еще напишу письмецо с другим человеком. Если не это, то другое попадет к Вам. Целую крепко-крепко. Смотрите, берегите себя. Лялек, мой дорогой, будь счастлива и никогда не забывай, что жизнь у нас была такой светлой. Помни об этом, воспитай дочурку родную так, что бы и она была счастливой.

Целую Вас всех миллион раз и тебя моя Галченка.

С мусульманским приветом, Боря».

http://www.jewniverse.ru/RED/Shneyer/sudby.htm
 
СаняДата: Четверг, 04 Октября 2012, 16.42.52 | Сообщение # 2
Админ
Сообщений: 65535

Отсутствует
Может кто опровергнет мою находку,буду только рад!

Номер записи 300973277
Фамилия Фука-оглы
Имя Байрам
Дата рождения 24.04.1915
Место рождения Грузинская ССР, район Батуми, Кобулети
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 13.06.1944
Место захоронения Франция
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977525
Номер дела источника информации 394

http://obd-memorial.ru/Image2....aa7f0bb

 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Личные судьбы погибших в плену » История из книги Арона Шнеера "Плен"
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2018
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика