18.07.47
Встречи... МУЖЕСТВО №5
Фев.08-7

«ВЕНГРИЯ, BUDAPEST, 1973 - 1978 г.г." № 43.

Во время службы в Венгрии я встретил несколько интересных, на мой взгляд, людей. Была встреча, организованная в доме офицеров Группы войск, с советским разведчиком, профессором географии, коминтерновцем, Шандором Радо.



Свою работу против фашистов он описал в книжке « Под псевдонимом «Дора» », такой позывной был у него, образованный от фамилии Радо. Эта книга есть в нашей библиотеке.

На озере Балатон, отдыхая в профилактории, я был соседом по комнате и столу с писателем Петром Проскуриным. Мы с женой, как раз, читали его романы «Судьба» и «Имя твоё». Я попросил у него автограф. Пококетничав немного: «что я балерина какая-то, что ли?», он расписался на листочке в моём блокноте. Дома, рассказав супруге о встрече и, показав автограф, я вложил листочек в его книгу.





Со временем мы приобрели и прочли его роман «Корни обнажаются в бурю» и повесть «Тайга».
После прибытия в гарнизон под Будапештом (TEKEL), на торжественном приёме по случаю дня
Октябрьской Революции, я и некоторые другие, вновь прибывшие «по замене», были познакомлены с венгерскими товарищами.
Венгерские авиационные инженеры (Главный инж.Венг.ВВС, техн.директор – Гл.инж. ремонтного завода авиатехники и др.), после официальной встречи в нашем гарнизоне, пригласили нас в один из пригородных ресторанчиков для, уже, неформального общения. Некоторые из них отправили машины за своими жёнами. В качестве переводчиков («толмачей») вызвались переводить по очереди, те, кто учился у нас, в Советском Союзе, в Академиях или Авиационных институтах.
И тут произошло «событие», приятно удивившее меня : сидевшая рядом со мной жена техн.директора Дюлы Михалки,



Элла (Гизелла), говорившая часа полтора только по венегерски, вдруг обратилась ко мне на чистом русском языке, без тени какого-либо акцента.
Она одобрительно отозвалась о нашей военной форме (мы были в парадном), что она очень красива, а вот её отец носил «буденовку» и т.д. Она была довольна таким эффектом неожиданности и, вероятно, пользовалось им неоднократно.
Элла была дочерью известного в авиации летчика Шандора Шимича, советского полковника, а впоследствии, венгерского генерала. Мать– русская. Родилась Элла и закончила среднюю школу в г. Магадане. Отец на Востоке Союза дослужился до Командующего Дальневосточной транспортной авиацией. В военные годы, по личному приказу Сталина, вывозил золото (через Аляску

и Канаду) в США для выплаты за поставляемую техническую помощь.
В момент знакомства сестра Эллы (Мария?) жила в г.Киеве, а брат Саша работал в Болгарии в дипкорпусе. Я встречался с генералом Шандором (Александром Ивановичем - Шандором Иштвановичем) Шимичем в Будапеште и на даче, на оз. Балотон. С Михалками мы были в дружбе все пять лет пребывания в Венгрии.



С Дюлой (Юрой), его сыном и моим на Технической выставке в БУДАПЕШТЕ.

У них был сын Андраш (Андрюша), с которым общался иногда наш Игорь. Он хорошо владел русским, но говорил медленно, как бы подбирая слова, и по английски (как хорошо, не мне судить, я учил немецкий).
По рассказам, при общении и по статье, опубликованной в нашей армейской газете когда-то, экземпляр которой мне подарили, сложилось приятное впечатление, как о неординарном человеке, известном летчике предыдущего поколения. Статья называлась «Сын двух народов».
После Гражданской войны, несколько белогвардейских мадьярских офицеров были обменены на молодых политических заключенных, которые остались жить в Советском Союзе, приобрели те или иные специальности, получили советское гражданство.
Так Шимич, окончив летное училище, служил в ВВС, в Киеве стал командиром
эскадрильи.




В его эскадрилье служил авиационным механиком Судец, который впослествии выбрал судьбу военного лётчика и дослужился до Маршала, Командующего Бомбардирововочной авиации ВВС. Шимич любил футбол и играл в одной команде с Валерием Чкаловым.
В послевоенное время стало «модным» направлять в демократические страны, поддерживать социалистические устои, советских политических и военных деятелей, выходцев из этих стран. Так Шимич от Венгрии был направлен в Китай, работал военным атташе и жил с семьёй при посольстве. Затем, в Венгрии, занял должность начальника штаба ВВС и ПВО республики. Получил звание генерала, а после увольнения в запас, был назначен Генеральным директором авиационной фирмы «Малев» в главном аэропорту Венгрии «Ферихедь» под Будапештом. Где-то в 1979 году, будучи в Москве, в НИИ ЭРАТ ВВС ( научном исследовательском институте эксплуатации и ремонта авиатехники) на сборах по освоению новой техники, я узнал от коллег, что Шандор Шимич скончался в преклонном возрасте.

(( К 1939 г. относится начало установления пассажирских воздушных связей с Москвой. В этом же году авиаподразделение Дальстроя было наделено правами самостоятельной хозрасчетной организации с производством капитальных ремонтов самолетов и двигателей, строительства жилых зданий, расширения ремонтных мастерских и строительства новых посадочных площадок. Большой личный вклад в развитие колымской авиации в тот период внес командир Магаданского авиапредприятия венгр Ш.И. Шимич.

Шандор Шимич славно потрудился в северном небе. «Добился большого перелома в работе... Пользуется заслуженным уважением... Заботится о перспективах северной авиации...»—строки из партийной характеристики. Росли производственные планы, росло мастерство, отряд пополнялся новой, более мощной техникой. Осенью 1942 года коммунисты избрали его в состав Магаданского горкома партии. Наверное, он успел бы сделать гораздо больше на северной земле, в магаданском небе.
Категория: Истории от Петровича | Просмотров: 3772 | Добавил: ПЕТРОВИЧ
Всего комментариев: 1
1 Fantom75  
Анатолий Петрович,здравствуйте?С интересными людьми Вы встречались,этосчастье,не каждому везёт. Вам книгу писать надо.Спасибо за рассказы,очень интересные рассказы.Крепкого здоровья,привет семье.С уваж.Валентин .

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]