Авиация СГВ
Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск Лента RSS

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: abadion, ВладС, Шайтан, =Владимир=  
Авиация СГВ » 4-я ВА ВГК - форум частей и гарнизонов » ОБЩИЕ ТЕМЫ АВИАЦИИ СГВ » Господа офицеры
Господа офицеры
СаняДата: Понедельник, 24 Сентября 2012, 20.19.08 | Сообщение # 1
Админ
Сообщений: 65535

Отсутствует
Господа офицеры




Леонид Ивашов — о скромном милицейском пальто и шинели маршала Устинова, о полководческом гении генерала Грачева, о поездах-призраках, а также о том, как Андрей Козырев променял Югославию на фото с Клинтоном, а Хавьер Солана сбежал из-за стола переговоров

По должности генерал-полковник Леонид Ивашов был «слугой двух господ» - одновременно подчинялся и главе Минобороны, и руководителю внешнеполитического ведомства. Но назвать его военным и политическим деятелем второго плана язык не повернется...

- Есть некоторая путаница в источниках, Леонид Григорьевич. Как вас правильно называть: Ивашов или Ивашев?

- У отца документы были на фамилию Ивашев, у старшей сестренки тоже, а вот меня записали уже через «о» - столоначальники сказали: изменилось правописание. Но по-настоящему все мы - Ивашевы, не скажу, что такой уж древний, но достаточно известный дворянский род. Генерал-майор Петр Ивашев, мой прапрапрадедушка, возглавлял инженерную службу у Кутузова, строил дороги и укрепления. Из армии был переведен на должность начальника военно-инженерного института за то, что его сын, Василий Петрович Ивашев, примкнул к декабристам. Самому ротмистру Кавалергардского полка Василию Ивашеву дали двадцать лет каторги. Следом в Забайкалье отправилась и его невеста Камилла Ле Дантю, француженка, дочь гувернантки. Практически один в один сюжет фильма «Звезда пленительного счастья», только Игорь Костолевский сыграл судьбу другого кавалергарда - Ивана Александровича Анненкова.

- По части приключений вы своим предкам не уступаете: пока служили, сменилось десять министров обороны и практически столько же глав внешнеполитического ведомства...

- В Минобороны я пришел с должности заместителя командира полка. Причем не по своей воле, а после тяжелой аварии на учениях, когда врачи почти приговорили меня к нестроевой службе. И должность была рядовая: старший адъютант министра обороны маршала Устинова. Но вот что принципиально важно. Если у прежнего министра обороны маршала Гречко адъютанты выполняли функции обслуги, то Дмитрий Федорович и в свой секретариат, и в адъютанты пригласил офицеров с войсковым опытом и академическим образованием. Бытовыми поручениями занималось девятое управление КГБ СССР, мы же снабжали министра справками, сводками, помогали разобраться в военной специфике, с которой он был незнаком. Впрочем, и по бытовой части я кое-что усвоил. Например, рецепт коктейля от маршала Устинова: зубровка, вино «Лыхны», тархун и что-то там еще. Букет получался своеобразный, но поскольку маршал угощал, отказаться было невозможно.

- Устинов пришел на Вооруженные силы, не имея военного образования. Генералы так и не признали его своим?

- Это было знаковое назначение. Изменилось время, и ставку надо было делать не на массовые армии, а на современную технику, не на победоносную войну, а на сдерживание. Для большинства кадровых военных - задачка не по программе, не тому их учили. А Дмитрий Федорович, который еще до войны стал наркомом вооружений, смотрел на военные проблемы с технической точки зрения. Не раз заявлял, что воевать надо не солдатскими телами, а техсредствами, и что его главная цель - добиться паритета с Западом, что сделает войну против нас невозможной.

Помню, помогали мы ему облачаться на парад: надели мундир с орденами, почти панцирь, потом шинель. А он смотрит на себя в зеркало и говорит с тоской обреченного - парад ведь никак не отменить: «Леня, надо что-то делать с формой. Какой в таком наряде боец! Только ткни - упаду и без посторонней помощи уже не встану. А воевать как?..» По всей видимости, идея эта ему запала крепко. Однажды Устинов остановил свой лимузин посреди улицы и целеустремленным шагом направился к постовому милиционеру, окаменевшему при виде живого маршала. Оказалось, он всего лишь хотел рассмотреть форменное пальто, которым в милиции заменили шинели дореволюционного образца.

Потом вопрос о современном обмундировании Устинов дважды поднимал на коллегии Минобороны. Но старые вояки стояли насмерть. Особенно маршал Москаленко, заявивший, будто шинель - это чуть ли не талисман победы, без которой мы не выиграли бы ни Гражданскую войну, ни Великую Отечественную. Словом, консерватизм был страшный, не только в отношении формы и не только в Минобороны. Чудес хватало. Взять хотя бы историю с ракетным комплексом средней дальности «Пионер» (SS-20), из которого потом «выросли» все наши «Тополя».

Как-то Устинов приехал в Московский институт теплотехники, который специализировался на оперативно-тактических комплексах. Походил, посмотрел, после чего вынужден был заявить министру оборонной промышленности Сергею Звереву, что ничего нового не увидел. Тут поднимается высокий молодой человек и приглашает зайти к нему в отдел. «А что у вас?» - спрашивает Устинов. «А у нас грунтовый стратегический комплекс». Поскольку все стратегическое - это тематика уже другого министерства, Зверев был явно не в восторге. В общем, в один голос отговаривают Устинова: «Не ходите, Дмитрий Федорович, это фантасты!» «Вот к фантастам и пойдем», - сказал Устинов. Зашли и обнаружили к всеобщему удивлению эскизный проект подвижного комплекса с дальностью стрельбы до 5000 километров, который нигде не числился, потому что создавался практически нелегально!

Кстати, именно при Устинове стал на рельсы и Боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК), которому долго еще не будет равных в мире. Замаскированный под обычный поезд, он курсирует в общем железнодорожном потоке по стране - попробуй его обнаружить! Такое оружие в ответном или в ответно-встречном ударе было просто незаменимо, к тому же в силу своей уникальности БЖРК не подпадал под договоры об ограничении стратегических вооружений. Американцы торжествовали, когда последний «ракетный поезд» встал на прикол.

И если у маршала Устинова было развито техническое чутье, то его преемник Сергей Леонидович Соколов больше занимался войсками. Коньком маршала Язова были дисциплина и правопорядок. Маршал авиации Евгений Шапошников стал министром обороны СССР уже в переходный период. Армия сокращалась, появилось «лишнее» имущество, был утрачен контроль над резервами, приготовленными на случай войны, и кое у кого сильно зачесались руки. С молотка пошло все без разбора.

С начальником центрального финансового управления генералом Василием Воробьевым мы расследовали случай, когда за 5,5 миллиона еще полновесных рублей было продано спасательное судно, которое только полгода как отремонтировали, истратив в полтора раза больше. А потом, когда затонул «Курск», не знали, чем спасать... И это только один эпизод. В то лихое время под прикрытием приказа о порядке утилизации торговали и новыми танками, и новенькими вертолетами, но кораблями почему-то особенно интенсивно.

На маршала Шапошникова вышли два его заместителя и семь начальников главных управлений Минобороны с предложением о создании специализированной военной биржи. И маршал не смог отказаться. А потом старательно делал вид, будто он здесь ни при чем, что это инициатива снизу, за которую он не отвечает. Но когда я объяснил, что его юридическая ответственность наступила, как только на бумаге было выведено слово «Согласен!», Шапошников тут же биржу отменил. Впрочем, к тому времени коммерциализацию армии остановить было уже очень сложно. Она передавалась как вирус и разъедала армию изнутри.

- Но переходный период кончился, и вместо Шапошникова уже на пост министра заступил десантник Павел Грачев.

- На самый верх Павла Сергеевича Грачева вынесла политическая волна, и к должности министра, на мой взгляд, он был совершенно не готов. Подмахивал направо и налево любые бумаги, причем поток документов шел в обход юридической службы. Все решало его окружение, так называемая команда, к которой и по сей день остается масса вопросов.

Ведь что получилось. Когда Грачев стал председателем Госкомитета по обороне РФ, Ельцин настоял, чтобы его назначили еще и первым замминистра обороны СССР. В Минобороны у Грачева своего аппарата не было, и он попросил начальника Генштаба подобрать ему людей. Естественно, отдали тех, от кого уже давно намеревались избавиться. Никто и подумать не мог, что вскоре Грачев возглавит министерство, а «лишние люди» из полковников накануне отставки моментально превратятся в генерал-полковников.

- Примерно тогда же появилась легенда об исчезнувшем эшелоне с импортной мебелью, сантехникой и прочими ценностями, который будто бы следовал из Германии в адрес военного ведомства.

- Поверить трудно, но это не легенда. После Грачева министром обороны был назначен Игорь Николаевич Родионов, который поставил перед собой и командой задачу хотя бы немного очистить армию от коммерции. Стали разбираться и выяснили: действительно, в назначенное время эшелон вышел из Вюнсдорфа, прошел Брест, Смоленск, но до станции разгрузки Кантемировка так и не дошел. Затерялся. И таких эшелонов-призраков было достаточно.

Чеченская война тоже пополнила многие карманы. Помню, мы расследовали такой эпизод. Наша маневренная группа в составе трех бронемашин напоролась на засаду, а списывают по результатам боя шестнадцать ГАЗ-66. Воровали автоколоннами!

Да и само решение о вводе войск принималось без глубокой проработки чеченского характера, менталитета, без изучения обстановки в республике. Весь анализ - доклад на Совете безопасности о том, будто большинство в Чечне против Дудаева. В общем, Грачева элементарно подставили, а он даже не понял. Потому что все еще мыслил масштабами дивизии, поэтому и сказанул, что проблему Грозного, а заодно и всей мятежной республики можно решить одним полком за два часа.

Когда Грачев вернулся с заседания Совбеза и стал делиться своими полководческими соображениями, Михаил Петрович Колесников, начальник Генштаба, напрямую спросил: «Следует понимать так, что операцию возглавите лично вы?» Грачев в ответ: «А кто же еще!» Так Генштаб оказался как бы в стороне. Руководство группировкой войск, готовящейся приступить к наведению конституционного порядка в Чечне, осуществлялось из поезда под Моздоком, который - и было за что! - прозвали пьяным. Процессом одновременно управляли сразу три известных силовика - Грачев, Степашин и Ерин, причем каждый отвечал только за свое ведомство. Единого руководства не было. Ясности тоже.

Например, командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал Митюхин ставит вопрос: «На территории моего округа идут боевые действия. Какова моя роль?» Ему отвечают приблизительно в таком духе: мы победим сами, ты только помогай. Легковесный ответ показался генералу сомнительным, и он обратился к юристам, которые разъяснили: поскольку военное положение не объявлено, каждая гибель военнослужащего, каждое разрушение влечет возбуждение уголовного дела. Митюхин, чтобы не оказаться крайним, лег в госпиталь.

К этому моменту главные силовики страны окончательно закомандовались и стали искать реального руководителя. Жребий пал на первого заместителя главкома Сухопутных войск генерал-полковника Эдуарда Воробьева. Причем назначить на должность командующего чеченской группировкой его собирались приказом главкома. Эдуард Аркадьевич обратился ко мне, я - к юристам, которые прояснили картину. Если назначение состоится приказом главкома Сухопутных войск, морская пехота и другие силы, тем более входящие в состав армии, подчиняться генералу Воробьеву не должны и не будут. Назначение должно быть проведено только указом президента. Грачев все эти требования отклонил, поэтому генерал-полковник Воробьев отказался вступать в должность, в чем его и сейчас упрекнуть трудно.

Потом, правда, пытались возбудить против генерала Воробьева уголовное дело. По моему мнению, это была неуклюжая попытка выставить его крайним за неудачи в первой чеченской кампании. Впрочем, к тому времени с лучшим министром обороны все уже было понятно. Его сменил Игорь Родионов.

- А за что Ельцин снял Родионова, который, в отличие от Грачева, войн не проигрывал?

- Не столько Ельцин, сколько его окружение было очень напугано тем, что в какое-то время все ключевые военные посты вдруг оказались в руках политических оппонентов. Игорь Родионов - министр обороны, Александр Лебедь - секретарь Совета безопасности «с особыми полномочиями», Лев Рохлин - председатель комитета Госдумы по обороне. При этом настроены генералы были отнюдь не проельцински. Эта троица, если бы захотела, вполне могла поменять ситуацию не только в армии, но и в стране. Кстати, и начальник Генштаба Виктор Николаевич Самсонов, и вся военная верхушка тоже не были сторонниками Ельцина.

- Таких шансов было немало, но почему-то военные ни одним не воспользовались...

- Это политики не сумели воспользоваться настроениями в военной среде. Вот, например, 1993 год. Как только начались события, я взял наградное оружие и поехал в Белый дом, прихватив с собой шесть генералов и адмиралов. Зашли к Руцкому, который буквально с порога попросил готовить ему речь. Растолковываю трибуну: «Вам не речи нужны, а нужно первым же указом объявить себя верховным главнокомандующим. Следующими - назначить исполняющего обязанности министра обороны, и. о. начальника Генштаба, назначить главкомов видов и командующих округами». Такой документ уже был подготовлен, и в должности исполняющего обязанности министра обороны значился Павел Грачев. Руцкой, как только увидел эту фамилию, буквально зашелся: «Нет! Никогда!..» Говорю: «Так нужно!» Он ни в какую, не убедил я его. Пошли к Хасбулатову. Когда Хасбулатов увидел указ, где Руцкой объявляется исполняющим обязанности верховного, уже у него появились возражения: «Что это вы сразу стали должности захватывать?..»

Не прошло и предложение создать штаб, который координировал бы действия с каждым видом Вооруженных сил. А тех генералов, которые пришли вместе со мной, пытались назначить ответственными за оборону подъездов. В результате связь с армией была потеряна. Результат тоже известен. Например, командир Кантемировской дивизии полковник Поляков напрямую отказался вести дивизию на Белый дом. Командующий войсками Московского военного округа Леонтий Васильевич Кузнецов тоже предупредил, что дальше кольцевой дороги не пойдет. И только командир Таманской дивизии генерал-майор Евневич постарался и нашел несколько танковых экипажей, которые согласились (за должности и квартиры) стрелять по парламенту. Но и этого для истории вполне хватило...

Уже когда Евневич командовал остатками 14-й армии в Приднестровье, я запретил ему появляться в моем кабинете при звезде Героя России. И если он об этом забывал, я просил его выйти и снять звезду. Выходил. Снимал...

- В отличие от других министров обороны Сергей Иванов пришел на должность с поддержкой Кремля, в том числе и финансовой. Почему у него не получилось - ни перевооружение, ни перевод армии на контрактную основу?

- Сергей Иванов неоднократно заявлял: как только наша армия перейдет на контрактную основу комплектования, она станет такой же боеспособной, как армия США. Но ведь это две совершенно разные структуры! Американцы всегда действовали исключительно за пределами национальных границ, поэтому их вооруженные силы организованы по типу экспедиционных корпусов. У нас же главная функция - защита собственной территории, причем огромной. Вот почему без массовой армии нам не обойтись. По крайней мере на нынешнем этапе.

И еще один момент. Только человек, не понимающий сущности военной службы, может полагать, будто народ валом повалит в контрактники за восемь тысяч рублей и бесплатное питание. Не могло состояться и перевооружение армии, потому что при Иванове оборонка выживала исключительно за счет поставок за рубеж - без существенного гособоронзаказа...

А вот в Совете безопасности, сориентированном преимущественно на внешние угрозы, Сергей Иванов был на своем месте! Но, возможно, именно оттуда он вынес идею, будто основа нашей безопасности - сотрудничество с НАТО и США.

- А разве не так?

- Погоду в наших двусторонних отношениях всегда делала Америка... На одном из заседаний Совместного постоянного совета, еще до событий в Косово, был такой случай. Мы вынесли на обсуждение пакет предложений по совершенствованию системы коллективной безопасности. Как вдруг поднимается министр обороны США господин Коэн и заявляет, что сегодня эти вопросы обсуждаться не будут. Естественно, я напомнил ему о консенсусе и выразил сомнение в том, что НАТО демократическая организация, коль скоро здесь установлена американская диктатура. Американцы были обескуражены. Как потом выяснилось, с момента создания НАТО критика в адрес «старшего брата» в этих стенах еще ни разу не звучала. И многим пришлось по душе, что американцев наконец поставили на место. Американцы своим высокомерием всем уже надоели, в том числе и соратникам по НАТО. Это не такой уж большой секрет.

- А вот министр иностранных дел Андрей Козырев был другого мнения о США...

- Несколько лет назад первый заместитель госсекретаря США Строуб Тэлбот выпустил книгу «Билл и Борис», в которой немало ругательных страниц посвящает моей персоне. Впрочем, это не так уж удивительно. Но что заслужил Козырев за свою лояльность?

В книге приводится такой эпизод. На одном из пленарных заседаний Генассамблеи ООН Козырев попросил госсекретаря США устроить ему краткую встречу с Клинтоном для того, чтобы вместе сфотографироваться. Американцы поинтересовались, зачем ему такое фото, и Козырев чистосердечно пояснил: дескать, когда этот снимок увидят в России, его позиции усилятся. Как пишет Строуб Тэлбот, они будто бы договорились с госсекретарем, что взамен на фотографию с Биллом Клинтоном потребуют от Козырева поддержать позицию НАТО в отношении Югославии и изменить позицию России по расширению НАТО. Ни больше ни меньше: за фотокарточку изменить политику государства.

А вот с Евгением Максимовичем Примаковым, когда он был министром иностранных дел, мы нередко играли в паре (по дипломатической линии Главное управление международного военного сотрудничества Минобороны, которое я возглавлял фактически, подчиняется главе МИДа). Как он красиво разводил американцев!

Переговоры с Мадлен Олбрайт. Примаков отводит меня в сторону и говорит: «Леонид Григорьевич, я понимаю, что вы интеллигентный человек, но я вас очень прошу, вы там, пожалуйста, поострее! Не стесняйтесь. Вы должны поднять переговорную планку как можно выше, а я, когда будет нужно, опущу...» Как и договаривались, давлю на госпожу Олбрайт так, что вскоре она выходит из себя и уже почти криком кричит. Тогда подключается Примаков: «Подожди, Мадлен! Ивашов представляет Министерство обороны, которое отвечает за военную безопасность. Как же я могу его не слушать? Ты нас с Министерством обороны не поссоришь...» И начинается совсем другой разговор. Теперь вроде как уже Олбрайт и Примаков совместно уговаривают меня согласиться с предложениями нашего МИДа, против которых американцы прежде возражали.

А как мощно Евгений Максимович сыграл в Люксембурге в 1997 году! Обсуждался вопрос о договоре Россия - НАТО. Натовскую делегацию возглавлял тогда сам генсек Хавьер Солана, ассистировали ему заместитель по политическим вопросам Герхард фон Мольтке (из тех самых Мольтке) и трехзвездный генерал армии США Пехойя. Переговоры шли трудно, но по военным аспектам мы с генералом Пехойя нашли в конце концов общий язык, подготовили текст соглашения и даже завизировали его.

В «гражданском» секторе - сплошное пустословие, идет активный разговор ни о чем. А когда Примаков сказал, что пора договариваться, если военные уже договорились, Солана и Мольтке практически сбежали из-за стола переговоров. На том основании, что в полночь аэропорт закрывается, а они не могут остаться на ночь в Люксембурге, потому что забыли в Брюсселе зубные щетки. В общем, высокая дипломатия...

Но и Примаков не так прост. Когда мы вернулись в наше посольство, Евгений Максимович попросил соединить его с Олбрайт. Звучит приблизительно такая речь: «Мадлен, знаешь, генерал Пехойя уломал самого Ивашова, а Мольтке и Солана не соглашаются! Кто у вас там командует в НАТО? Что за бардак? Как можно так работать?» Ровно через сутки Хавьер Солана по телефону разыскал Примакова в Казахстане и заверил, что он с самого начала был согласен со всем, о чем говорилось в Люксембурге, просто тогда он очень спешил...

- В отличие от Маргарет Тэтчер внешне Мадлен Олбрайт не казалась такой уж железной леди.

- Что вы! Мне приходилось много с ней общаться. Она жесткий и последовательный переговорщик, идея богоизбранности американской нации у нее в крови. И когда было надо, она через колено ломала всех подряд - и премьеров, и натовских министров обороны, которые, между прочим, ее боялись куда больше, чем министра обороны США Уильяма Коэна. Да она и Коэна могла легко поставить на место. А однажды наблюдал, как перед ней заискивал верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк. Со своим министром обороны он держался с большим достоинством.

...Помню переговоры в Хельсинки. Зашли в местную столовую. Все занято, и только один стол на восемь человек свободен. Садимся, подходит официант и говорит, что этот стол для госпожи Олбрайт и его никто не смеет занимать. Нам бояться было нечего, поэтому я попросил ребят оставить для мадам Олбрайт два свободных места. Вскоре она появляется. Опалила нас ненавидящим взглядом и прошла мимо, хотя я пригласил ее за стол.

- Получается, госсекретарь Олбрайт заправляла не только внешней политикой США, но и НАТО?

- На мой взгляд, самым независимым генсеком был Джордж Робертсон - потому что лорд, потому что шотландец и потому что гражданин Великобритании. Безусловно, он был более самостоятельным, чем его предшественник Хавьер Солана. Как-то я прямо сказал: «Господин Солана, мне проще договориться с американским полковником, чем с вами!» - «Почему?» - «Потому что с американцем договоришься, и есть надежда, что эта договоренность будет реализована. А с вами, во-первых, сложно о чем-либо договориться, а во-вторых, то, о чем с вами договоришься, могут отменить другие». Он тогда пожаловался на меня маршалу Сергееву.

Так называемый русский отдел в аналитической системе НАТО в свое время возглавлял еще один британец - Крис Доннелли (позже он стал спецсоветником генсека по вопросам Центральной и Восточной Европы). Полковник из МИ-5, высокий профессионал. Настолько грамотно работал, что я поручил подчиненным изучать его стиль и методы. Вообще-то Доннелли всегда действовал очень интеллигентно, но однажды нарушил профессиональную этику, и мне пришлось обойтись с ним достаточно жестко. Как-то накануне очередного саммита глав государств Содружества иду по штабу ОВС СНГ на Ленинградском шоссе и тут, можно сказать, в святая святых нос к носу с ним сталкиваюсь: «Как ты здесь оказался?» Он весело отвечает, что приехал вместе со своими помощниками на какую-то гуманитарную конференцию и, поскольку в Москве плохо с гостиницами, поселился в апартаментах министра обороны одной из стран СНГ. Дескать, друг устроил. Конечно, пришлось выселить Криса и зачистить после него помещение от различных «насекомых». Здесь, уж как говорится, без обид...

http://rus.ruvr.ru/2010/08/09/17810198.html


Qui quaerit, reperit
 
РОНДата: Среда, 26 Сентября 2012, 22.31.14 | Сообщение # 2
Старейшина
Сообщений: 6973

Отсутствует
На прошлой неделе умер Павел Грачев в простонародии Паша-мерседес. у тети моей муж служил с ним вместе в афгане. Грачев командовал дивизией, а Сергей (дядька) был у него замом по тылу. Сергей то тоже послужил хоть и интендант, но говорил что его комдив был редкий самодур. Орал где надо и не надо. И как я понял совсем не того масштаба, чтобы быть министром. После Афгана Сергей в 34 года дембельнулся п/полковником, хотя за плечами была уже академия, должность полковника. осел в Питере. но после этого Афгана все чаще пил. я часто у них останавливался - гостеприимные и он простой был. перенес два инфаркта и умер нексколько лет назад 31 декабря вечером на даче. у нас и разница в годах лет 8-9 была. О ком это я ? начал о Грачеве проджолжил о муже тетки (она старше меня на 6 лет). Об офицерах

Сергей Бозылевский
Жагань 78-80
 
AlexejДата: Пятница, 05 Октября 2012, 19.44.43 | Сообщение # 3
Поиск
Сообщений: 132

Отсутствует
Господа офицеры!Спасайтесь!А назьму в России хватит! Эти слова услышал случайно мой дед- рядовой Российской Императорской Армии Болотин Исидор (Сидор) Моисеевич во время Первой мировой войны( на территории Польши кстати).Их полк попал в окружение и "господа офицеры" предав своих солдат,бросили их на произвол судьбы тайно сбежав.Многие солдаты погибли,мой дед остался жив выйдя из окружения,но до конца своих дней (1972 год) ненавидел слово"господа".
 
SokolДата: Пятница, 05 Октября 2012, 20.02.49 | Сообщение # 4
Модератор
Сообщений: 18951

Отсутствует
Об офицерах.
Сам я рядовой как был так и есть, потому что ,,умный очень,,
Пять поколений назад и все военные, сам вырос в казарме, два раза убегал из военных училищ,
но без армии себя не мыслю, прадед контр-адмирал Черниловский-Сокол командующий
Черноморским флотом при гетмане Скоропадском это после Колчака.
Хочу сказать: - Я Видел Настоящих Офицеров...


Геннадий
Шпротава 339-й ОБС ,,Плазма,, 1969-1971г.г.
 
СаняДата: Воскресенье, 07 Октября 2012, 11.17.04 | Сообщение # 5
Админ
Сообщений: 65535

Отсутствует
Белая армия лишается офицерской романтики


Были ли помещики, фабриканты и офицеры-аристократы основой Белого движения на юге России, по каким принципам формировалась Добровольческая армия в разное время своего существования и почему опытные офицеры-белогвардейцы допустили ряд серьезных ошибок в военном строительстве, рассказал кандидат исторических наук Руслан Гагкуев

Гаспарян: Тема нашей программы - "Социальный состав вооруженных сил юга России во время Гражданской войны". Я далеко не случайно взял эту тему, поскольку буквально пару недель назад лично участвовал в одном эфире, где мы обсуждали эту проблематику.

К огромному своему удивлению, я опять услышал разговоры, с которыми знаком еще со времен своей юности, что там были сплошные фабриканты, помещики, крупные землевладельцы, князья и графы, никого другого на юге России под ружьем у Деникина в принципе не существовало.

Чтобы не быть голословным, чтобы не я об этом рассказывал, я позвал одного из крупнейших специалистов по этой теме, человека, который уже неоднократно бывал в наших эфирах, кандидата исторических наук Руслана Гагкуева. Руслан, я рад вас приветствовать в нашей студии.

Откуда в XXI веке - я сразу беру быка за рога - получает хождение мифологема, которая, по моему глубокому убеждению, должна была умереть лет 20 назад, о том, что это сплошные фабриканты, крупные помещики, и не было вообще крестьян, рабочих, просто казаков - вообще никого?

Гагкуев: Мне сложно сказать, откуда она. Хоть я и давно занимаюсь этой темой, социальным составом Белого движения, но, наверное, я все-таки не был первым из современных исследователей, кто обратился к этой теме. Достаточно много людей этим занимались еще с конца 1990-х годов, вышла в свет не одна работа, не одна диссертация, в том числе и моя, посвященная этой теме.

Видимо, это остатки советского образования, изучение трудов советских историков, может быть, в какой-то степени повлияли кинофильмы и романы о славном боевом прошлом, о красноармейцах в пыльных шлемах. Потому как сейчас изображать Белую армию, состоящую из представителей буржуазии, помещиков….

Гаспарян: Крупной буржуазии, это очень важно.

Гагкуев: Очень крупной буржуазии и крупных помещиков, владельцев какого-то движимого или недвижимого имущества крайне нелепо, с моей точки зрения. И мнение свое я вполне могу обосновать фактами из истории Гражданской войны.

Гаспарян: Сейчас обоснуем. Еще одна ремарка по поводу того самого эфира, в котором мне довелось поучаствовать. Я задал вопрос своему оппоненту: "Какие заводы или поместья отстаивали два штабс-капитана Туркул и Скоблин в годы Гражданской войны?" На что мне было сказано: "Ну хорошо, ладно, минус два человека. Но все остальные-то точно отстаивали".

Гагкуев: Где в России можно было найти столько богатых людей, чтобы сформировать армии, пусть не такие многочисленные, как Красная, которые были у Деникина и Колчака? Это что-то из разряда фантастики.

Гаспарян: Днем основания Белого движения на юге России, наверное, надо считать приезд генерала Алексеева в Новочеркасск в 1917 году. Первые добровольцы на юге России - кто они по происхождению, по социальному статусу?

Гагкуев: Предже всего, говоря о составе белых армий на протяжении всей Гражданской войны, нужно прежде всего отследить, как изменялись на протяжении войны способы их комплектования.

Если мы говорим о начальном этапе, о периоде зарождения Белого движения, это, конечно же, добровольчество. Добровольцев, как мы понимаем, в принципе не может быть много ни в одной армии, тем более во время Гражданской войны. Формирование Добровольческой армии и Красной армии по добровольческому принципу закончилось известно чем: перешли к мобилизации.

Среди первых добровольцев, которые были на Дону, в большей степени, конечно же, присутствовали офицеры и учащаяся молодежь. В незначительном количестве и в Добровольческой армии, и в казачьих отрядах участвовали добровольцы-казаки. Это тоже широко известный факт.

Необходимо отметить социальный состав самого офицерства, которое, наверное, процентов на 50 составляло первые добровольческие формирования. Это было офицерство военного времени, выходцы из всех слоев российского общества.

Гаспарян: Это выпускники ускоренных курсов, прапорщики.

Гагкуев: Знаменитых школ прапорщиков. Поэтому я бы назвал состав первых добровольческих формирований разночинским, там были представители разных сословий русского общества...

http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/2171932/89871691.html


Qui quaerit, reperit
 
АндрашДата: Воскресенье, 07 Октября 2012, 11.39.21 | Сообщение # 6
Старейшина
Сообщений: 5239

Отсутствует
Эта тема заслуживает внимания ,
но к сожалению в данный момент не имею возможности высказываться ,
т.к имею крайне ограниченный трафик в связи с нескончаемым переездом...
Но обязательно сюда вернусь!


Андрей Блащенко


 
SokolДата: Воскресенье, 07 Октября 2012, 12.01.28 | Сообщение # 7
Модератор
Сообщений: 18951

Отсутствует
Саня,
Цитата Саня
Белая армия лишается офицерской романтики

Белые или Красные, какая разница. отец рассказывал в 30-х у них был ком. полка
был из бывших, всегда ходил в белых перчатках, но если бы он повел бы полк в
атаку, то даже последний писарь не остался бы в окопе.


Геннадий
Шпротава 339-й ОБС ,,Плазма,, 1969-1971г.г.
 
СаняДата: Воскресенье, 07 Октября 2012, 14.29.12 | Сообщение # 8
Админ
Сообщений: 65535

Отсутствует
Последний командир 71-го пехотного Белёвского полка


На мою долю выпала честь написать о судьбе моего деда - Дмитрия Александровича Карпинского, которому волею судьбы пришлось стать последним командиром 71-го Белевского пехотного полка смерти. Он был обычным русским офицером. С врожденным чувством долга и чести. Таким же как и многие тысячи других русских офицеров, воевавших за Россию и без колебаний сложивших за нее голову. Именно потому, что его черты и духовный склад были присущи русскому офицерству в целом, его судьба может быть интересна современному читателю.

Дмитрий Александрович Карпинский родился 28 августа (по старому стилю) 1887 года в Юрьевце - маленьком городке Костромской губернии, на берегу Волги, в семье чиновника Юрьевецкой городской управы Алекасандра Егоровича Карпинского и его законной жены Елизаветы Стефановны. Крещен был в Христорождественской церкви города Юрьевца. Назвали его Дмитрием, в честь одного из его прапрадедов - священника Костромской губернии Дмитрия Беликова.



Род Карпинских был древней Православной священнической семьей. Документально подтверждено, что, по крайней мере, с 1720-х годов все прямые предки были священниками и дьяконами при Воскресенской церкви села Соболево Юрьевецкого уезда Костромской губернии. По преданию, предки Карпинских - Православное духовенство и шляхтичи герба "Кораб" - переселились из Речи Посполитой на Русь, спасаясь от преследований католиков и униатов, пытавшихся насильно обратить их в католичество. Теперь мало кто осознает, что еще в 16-17 веках, не только территория современной Украины и Белоруссии, но и Восточной Польши была заселена Православным населением, этнически принадлежавшим к древнерусской народности, и еще до сегодняшнего дня в Восточной Польше существуют древние Православные общины.

Жизнь сельских священников, кроме исполнения своих священнических обязанностей, была наполнена тяжелым крестьянским трудом. Современному читателю, возможно, будет странно это слышать, но вот что говорят архивные документы:

"При церкви в 1867 г. было 1 десятина 152 кв. сажени усадебной земли и 61 десятина 1442 кв. сажень пашни, 2 десятина 180 кв. саженей сенокоса.

Землей владели и обрабатывали священники. Жили они в своих домах (деревянных) - на церковной земле. Постоянного оклада не было, "продовольствие приобретают от возделываемой земли своими трудами и от доброхотного подаяния прихожан, весьма скудное (зачеркнуто и написано карандашом: неудовлетворительное). По билету в 250 рублей - процентов 10 рублей в год".

Отец Дмитрия Алексанровича стал первым в роду, кто получив традиционное для семьи духовное образование в Кинешемском духовном училище, поступил на гражданскую службу.

Братья отца Дмитрия Александровича и их потомки остались верны семейной традиции и стали священниками. Некоторые из них после 1917 года разделили горькую судьбу многих новомученников Православия.

Например, двоюродный брат Дмитрия Алексадровича - Александр Павлович Карпинский (1887-1937гг.), который служил священником в селе Белышево Ветлужского уезда Костромской губернии (ныне - Нижегородской области), был арестован в 1931г. и скончался в заключении. Позднее он был причислен к сонму священномучеников Русской Православной Церкви 1917-1997гг. (время преставления к Богу, день памяти - † 1937г., ок. ноября -декабря.)

Другой родственник - Владимир Карпинский, священник села Деяново Нижегородской губернии, был убит местными коммунистами во время Пасхальной службы. Позднее он тоже был причислен к сонму священномучеников Русской Православной Церкви 1917-1997гг. (время преставления к Богу, день памяти - † 1923г., 26 марта.)

Интересно заметить, что родная тетя Дмитрия Алексадровича - Евлампия Егоровна Карпинская была замужем за священником Юрьевецкого уезда А.Д.Реформатским, который происходил из того самого рода Реформатских, давшего целую плеяду крупных русских ученых - химиков и лингвистов.

В семье Дмитрия Александровича, где кроме него, самого младшего, было еще шестеро братьев и сестер, царила атмосфера трудолюбия, доброжелательности, естественной религиозности и чувства ответственности за близких и ближних. Материально это был весьма скромный провинциальный достаток, где никогда не было места излишествам. Всем детям старались дать самое лучшее, при их возможностях, образование.

Дмитрий Александрович окончил Юрьевецкое "Городо-Миндовское" трехклассное училище (оно содержалось на средства семьи потомственных почетных граждан Миндовских), а после смерти отца (в 1905 году) в семье было решено направить его по военной стезе. Ему пришлось упорно заниматься самостоятельно, чтобы преодолеть разрыв в уровне образования, дававшегося в городском трехклассном училище и требованиями к уровню образования для поступающих в юнкерское училище. И, как записано в послужном списке Дмитрия Александровича: "В службу вступил согласно поданного на Высочайшее Имя прошения со стороны и по выдержанию вступительного экзамена в общий класс Казанского пехотного юнкерского училища юнкером рядового звания во вторую роту 27 октября 1906 года".

После успешного окончания учебы в Казанском юнкерском училище Дмитрий Александрович был направлен служить в войска, расквартированные на территории Царства Польского, и поначалу был назначен в 25-й Пехотный Смоленский полк.

Как сказано в том же послужном списке: "По окончании курса наук Высочайшим приказом произведен в подпоручики в 25-й пехотный Смоленский полк 6 августа 1909 года".

Подпоручик Д.А.Карпинский, фото 1913-14гг.Но уже через год - 24 сентября 1910 года, он был "Высочайшим приказом" переведен на службу в 71-й Белевский пехотный полк, в котором ему предстояло прослужить и провоевать всю Первую Мировую войну, которую называли тогда - Отечественной, а в конце концов стать и последним командиром в полуторавековой истории этого полка.

Перед войной 71-й Белевский полк был расквартирован в городе Ново-Александрия (сейчас это город Пулавы в Польше) Люблинской губернии Варшавского военного округа.

В январе 1911 года мой дед Дмитрий Александрович Карпинский вступил в брак с моей бабушкой Марией Николаевной Черноголовкиной, происходившей из семьи русских военных, осевших после выхода в отставку в Польше, где были расквартированы их полки. Венчались они в городе Радоме в Православном соборе. После обретения Польшей независимости в 1918 году польские власти переделали этот собор в гарнизонный костел.

До начала войны шла размеренная жизнь: учения, караульная служба. В ноябре 1913 года Д.А.Карпинский произведен в чин поручика.

Но наступил роковой для России 1914 год… Верная союзническому долгу перед братской Сербией, Россия вступила в войну с Германией и Австро-Венгрией. Семейства военнослужащих были отправлены со своим имуществом во внутренние губернии страны.

Перед выступлением в поход 24 июля 1914 года полк был выстроен на полковом плацу перед полковой церковью и полковой священник отслужил молебен в присутствии гражданских властей и жителей города, пришедших проститься с полком.

В первом же бою, который полк принял 4 августа 1914 года возле города Красника, Дмитрий Александрович получил первое ранение ("сквозная рана левой голени с переломом малой берцовой кости", согласно "перевязочному свидетельству") и за этот бой он получил свою первую боевую награду - Орден Святой Анны 4-й степени с надписью "За Храбрость".

Позднее, 5 июля 1915 года в бою под городом Красноставом (ныне г.Красныстав, Польша) он получил второе ранение - "рваная шрапнельная рана нижней трети правого плеча и верхней трети предплечья".

После каждого ранения, едва подлечившись, он немедленно возвращался в строй, в свой полк и снова шел в бой. Последствия ранений мучили его до конца жизни. По какой-то причине шрамы полностью не затягивались и раны время от времени снова открывались, так что приходилось делать даже пересадку участков кожи.

В ходе войны он был награжден и другими боевыми орденами: Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом - Приказом Главнокомандующего армиями Западного фронта от 25 декабря 1915г. №2685 за отличия в делах против неприятеля; Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом - Приказом командующего 1 армии от 23 декабря 1916г. №2523 за отличие в делах против неприятеля; Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом - Приказом командующего 1 армии от 9 февраля 1916г. №1648 за отличие в делах против неприятеля и, наконец, высшим знаком воинской доблести - орденом Святого Георгия 4-й степени: "За то, что 20 мая 1915 года при атаке укрепленной позиции в районе деревни Стружа под сильным ружейным и пулеметным огнем бросился во главе роты по совершенно открытой местности на неприятельский окоп и, преодолев проволочные заграждения, занял окоп, взял в плен 160 нижних чинов и один действующий пулемет", Приказ по 3-й армии от 24 сентября 1915г. №517.

Это было самым почитаемым воинским отличием в то время, статут ордена Святого Георгия гласил: "Носить не снимая!", что налагало на кавалера этой награды обязательства безукоризненного поведения и в бою, и в повседневных отношениях между людьми. Любая степень этого ордена давала права потомственного Российского дворянства кавалеру ордена и его прямым потомкам по мужской линии.

Быстро шло присвоение очередных званий. К 1917 году Дмитрий Александрович был уже капитаном, командующим батальоном, и при необходимости замещал командира полка (август 1917г., Приказ №280 §3, капитан Карпинский назначен временно исполняющим обязанности командующего полком с 27 августа 1917г.).

Некоторые приказы по полку, так же говорят о его характере. Приказ №54, февраль 1917г., секретно: "Штабс-капитану Карпинскому: Благодарность за спокойное и энергичное управление обороной на … (в подлиннике название местности где происходил бой - неразборчиво, похоже на "острове Глаудаш") при обстреле противником пулеметным огнем и артиллерийским огнем".


Офицеры 71-го Белевского пехотного полка, второй справа - капитан Д.А.Карпинский


В январе 1917 года, когда в войсках уже началось брожение, и взрыв негодования мог быть вызван чем угодно, Дмитрия Александровича, как человека, чья честность и порядочность не подлежала сомнению в глазах простых солдат, назначают (наряду, разумеется, с выполнением своих прямых обязанностей) "наблюдающим за солдатской лавкой" и "ктитором походной полковой церкви". Он должен был требовать от маркитантов, чтобы солдатам продавали товар только подобающего качества и по умеренным ценам. Также он наблюдал за правильным расходованием казны походной полковой церкви.

Для понимания нравственного облика русского офицера того времени следует помнить, что, ведя своих солдат в атаку, русский офицер должен был всегда быть впереди своих подчиненных, чтобы увлекать их в бой не словами и приказами, а собственным примером личной храбрости и самоотверженности. Для сравнения, по требованиям германских воинских уставов того времени офицер германской армии должен был быть позади своих солдат, чтобы препятствовать их возможному отступлению или ослушанию. Было бы несправедливым делом на этом основании обвинять в трусости германских офицеров, тут скорее налицо здоровый немецкий прагматизм, но нравственная высота была, безусловно, в нормах именно русской морали.

В наших войсках царил дух высочайшей нравственной требовательности к действиям офицера. Русский офицер, подчиненные которого погибли по его вине, порой стрелялся, не вынеся позора.

И, наконец, русский офицер проявивший малодушие перед лицом своих подчиненных, не смел более не только командовать ими, но и показаться им на глаза. Описание именно таких качеств мы находим в мемуарах современников Первой Мировой войны.

В условиях войны, когда в течение нескольких лет ты находишься на глазах тысяч людей, когда за каждым твоим движением, поступком, словом, мимикой следят тысячи солдатских глаз - невозможно было бы притворяться честным и смелым. Честным и смелым надо было быть!

Нельзя не рассказать о взаимоотношениях офицеров и солдат. В моем семейном архиве сохранился документ, который моя семья пронесла через все войны, революции, эвакуации и эмиграции. Это письмо денщика моего деда - солдата Белевского полка по фамилии Грищенко, адресованное моей бабушке. Письмо это служит прекрасной иллюстрацией подлинных взаимоотношений офицеров и солдат Русской Армии. Орфография письма сохранена:
"1916-го м. октябр 30-го чис
Приветъ из действующей армии отъ Грищенка
первым долгом спешу уведомить я вамъ дорогая бариня о бариновомъ здоровье
барин слава богу чувствуетъ себя хорошо
живемъ пока хорошо боевъ нету никакихъ
пока усо затишие какъ будто и не война
дорогие бариня сейчас барину немьного лучше и легше
у бани бывают каждую суботу
сапоги у барина новые есть стоят 17 рублей но хорошие очень и топлие они у нихъ можно ходить у большой мороз градусов на 25ять и то будетъ тепло
усо пока хорошо но погода не очень хорошая сирая снегу нету пока еще морозовъ нету тоже
я хожу на охоту часто и бю зайцев и барина кормлу и утками и куропатками и ловили рибу и всо у насъ хорошо пока
баринъ хотя и когда и покричит но я замовчу и усо хорошо будет у насъ
я очень радъ вамъ и пожелаю я вам от господа бога всего хорошево на свети всемъ дорогие бариня
пришлите хотя и одно писмо ко мне и я вам тогда каждой разъ буду писать писма
пока я вамъ всемъ пожелаю всего хорошево на свети
я пока живу и з божею помощу нечево неболелъ нечимъ
дай бог повидаца с вами скоро".



Для меня это письмо стало еще одним доказательством братских, теплых, почти родственных отношений между офицерами и солдатами Русской Армии, но я не могу удержаться, чтобы не привести еще одного свидетельства этому, чтобы было понятно, что добрые взаимные чувства были нормой, а не исключением. Ниже я приведу выдержку из книги мемуаров генерала Петра Николаевича Краснова "Тихие подвижники" из главы "Как они относились к своим офицерам", целиком посвященной этой стороне:

"Те же люди, что клеветали на Царя, стараясь снять с Него величие Царского сана и печатанием гнусных сплетен, чужих писем хотят вытравить из народной души величие символа "За Веру, Царя и Отечество", также всячески старались зачернить отношения между солдатом и офицером. А отношения эти были большей частью простые и ласковые, а нередко и трогательно любовные, как сына к отцу, как отца к детям.

Лишь только спускались сумерки, как на тыловой линии, там и сям появлялись согнутые фигуры безоружных солдат. Шрапнели неприятеля низко рвались в темнеющем небе, и уже виден был яркий желтый огонь их разрывов, бухали, взрывались тяжелые и легкие гранаты, и в темноте их черный дым вставал еще грознее и раскаленнее; светясь, летели красно-огненные осколки. Казалось, ничего живого не могло быть там, где едва намечалась клокочущая ружейным и пулеметным огнем линия окопов.

По полю перебегали, шли, крались, припадали к земле и снова шли люди. Это денщики несли своим офицерам в окопы, кто теплое одеяло, чтобы было чем укрыться в холодном окопе, кто тщательно завернутый в полотенце чайник с горячим чаем, кто хлеб, кто портсигар с папиросами. Им это строго запрещали их же офицеры. Но они не слушали запрещений, потому что видели в этом свой долг, а долг для них был выше жизни. Они помнили, как провожали их матери и жены этих офицеров и говорили им:

- Смотри, Степан, береги его. Помни, что он один у меня, единственный, позаботься о нем.

- Не извольте сумлеваться, барыня, сам не доем, не досплю, а о их благородии позабочусь.

- Иван, - говорила молодая женщина с заплаканными глазами. - Иван, сохрани мне моего мужа. Ты же знаешь, как я его люблю.

В эти страшные часы расставания, когда полк уже ушел на плац строиться, и денщики торопились собрать вещи, чтобы везти их на вокзал, матери и жены становились близкими и родными всем этим Иванам и Степанам и в них видели последнюю надежду. Денщики отыскивали своих раненых офицеров, выносили тела убитых, бережно везли их домой к родным.

- Куда вы, черти, лешие? Убьют ведь, - кричали им из окопов.

- А что-ж, робя, я так что ль своего ротного брошу? Мы его, как родного отца чтим, и чтобы не вынести?

- Убьют.

- Ну и пущай, я долг свой сполню.

И выносили оттуда, откуда нельзя было, казалось, вынести. Помню: двое суток сидел я с Донской бригадой своей дивизии в только что занятых нами немецких окопах у Рудки-Червище, на реке Стоходе. Это было в августе 1916г. Противник засыпал все кругом тяжелыми снарядами, подходы к мосту простреливались ружейным огнем. Оренбургские казачьи батареи принуждены были выкопать в крутом берегу окопы для орудийных лошадей. Между нами и тылом легло пространство, где нельзя было ходить.

Смеркалось. Пустые избы деревни, вытянувшиеся улицей, четко рисовались в холодеющем небе. И вдруг на улице показалась невысокая фигура человека, спокойно и бесстрашно шедшего мимо домов, мимо раздутых трупов лошадей, мимо воронок от снарядов, наполненных грязной водой. Мы из окопа наблюдали за ним.

- А ведь это ваш Попов, - сказал мне Начальник Штаба, полковник Денисов.

- Попов и есть, - подтвердил старший адъютант. Попов шел, не торопясь, точно рисуясь бесстрашием. В обеих руках он нес какой-то большой тяжелый сверток. Весь наш боевой участок заинтересовался этим человеком. Снаряды рвались спереди, сзади, с боков, он не прибавлял шага. Он шел, бережно неся что-то хрупкое и тяжелое.

Спокойно дошел он до входа в окопы, спустился по земляным ступеням и предстал перед нами в большом блиндаже, накрытом тяжелым накатником.

- Ужинать, Ваше Превосходительство, принес, - сказал он, ставя перед нами корзину с посудой, чайниками, хлебом и мясом. - Чай за два дня-то проголодались!..

- Кто же пустил тебя!

- И то, на батарее не пускали. Да как же можно так, без еды! И письмо от генеральши пришло, и посылка, я все доставил.

Этот Попов... Но не будем говорить об этом. Этот Попов тогда, когда он служил в Русской Императорской Армии, даже и не понимал того, что он совершил подвиг Христианской любви и долга!

А был он сам - богатый человек, с детства избалованный, коннозаводчик и сын зажиточного торгового казака Богаевской станицы Войска Донского".

После Февральской революции 1917г. в войсках развернулось повсеместное создание солдатских комитетов и началась демократизация армии. Стали открыто высказываться требования прекратить войну.

Временное правительство и генералитет, видя невозможность остановить распространение солдатских комитетов, стремились подчинить их своему контролю. Приказом Верховного Главнокомандующего генерала М.В.Алексеева от 30 марта 1917г. было введено "Временное положение об организации чинов действующей армии и флота", которое устанавливало обязательность создания солдатских комитетов во всех подразделениях и частях и закрепляло в солдатских комитетах всех степеней за офицерами одну треть мест. Была предпринята попытка направить деятельность солдатских комитетов на урегулирование недоразумений между солдатами и офицерами. "Временное положение" ограничивало сферу деятельности солдатских комитетов решением хозяйственных, бытовых вопросов и культурно-просветительской работой.

Однако солдатские комитеты стали составной частью системы Советов рабочих и солдатских депутатов и были втянуты в политическую борьбу. Началась активная фаза разложения русской армии.

Когда в июне 1917г. на фронте было предпринято наступление, то армия была морально к нему не готова. В ней возрастали антивоенные настроения, участились случаи дезертирства. Пришлось выявлять самые боеспособные воинские подразделения, которые еще могли вести наступательные действия.

Белевскому пехотному полку, в числе нескольких десятков других войсковых частей, приказом Верховного Главнокомандующего (май-июль 1917г.) генерала Брусилова был добавлен в название почетный титул - "полк смерти", который отражал добровольное и единодушно выраженное желание воинов полка биться с неприятелем до последней капли крови.

Ниже я приведу текст одного из приказов об организации "частей смерти":

"ПРИКАЗ
Верховного Главнокомандующего 15 июля 1917 г. №634

Меньше месяца тому назад - 18 июня - по почину славной 7-й конно-артиллерийской батареи, Исполнительное бюро по организации Всероссийского Военного Съезда и Союза, с моего утверждения, обратилось к войскам с призывом записываться в "части смерти". Моими приказами №№ 547 и 578 выяснено назначение этих частей и установлены внешние знаки и отличия.

Объявляя при сем список доблестных могучих частей славной революционной Русской армии, записавшихся в "части смерти", своими революциями постановивших принять на себя ответственный, тяжкий, но почетный долг умереть за родину, не зная сомнений и колебаний в борьбе с жестоким врагом, - присваиваю им название "частей смерти" и как Верховный Главнокомандующий в их лице вижу и приветствую героизм всего народа Свободной России.

Низко Вам кланяюсь, богатыри Свободной России.

Стойте твердо на страже права, правды, свободы и чести Великой России. Не знайте сомнений! Помните - с Вами помыслом своим и работой весь народ, вся страна.

Славные имена Ваши история занесет на свои скрижали, и, вечным светом осеянные, они с благоговением будут вспоминаться Вашими далекими потомками.

Слава же Вам, герои родные.

Подписал: Генерал от Кавалерии Брусилов".

А в полку уже шло разложение! Через солдатские комитеты открыто действовали агитаторы, превращая боевой полк в разнузданную толпу. В книге барона А.П.Будберга "Дневник белогвардейца" вскользь упоминается Белевский полк:

"Что такое верхи большевизма, говорит ясно их наемное немецкое происхождение; ну, а что их подслаивает, мы хорошо знаем по таким типам, как Склянский, Cедякин, как руководитель 120 дивизии Федотов, главарь Белевского полка Петров и другие".

Приказы по Белевскому полку за 1917 год пестрят сведениями о дезертирстве и неповиновении. "Демократические" нововведения Временного правительства вносили дополнительную смуту. Войскам предложено было самим избирать себе командиров и самим голосовать по вопросу "наступать или отступать". "Революционные" солдаты творили самосуд над офицерами, совершая чудовищные зверства, братались с немцами, дезертировали, пьянствовали, насиловали и грабили окрестное население. Агитаторы, играя на чувстве усталости людей от войны, естественном страхе людей перед необходимостью рисковать жизнью, идя в бой, и на самых низменных человеческих инстинктах препятствовали всякой попытке офицеров навести порядок, натравливали на них солдат.

Именно в обстановке такой чудовищной вакханалии Дмитрий Александрович окончательно и возглавил "революционный" и "большевизированный" 71-й Белевский пехотный полк смерти. Вот как об этом записано в его послужном списке: "На объединенном заседании ротных, командных и полковых комитетов избран на демократических началах командиром полка с 1 декабря 1917 года".

Он был боевым офицером, проведшим в окопах всю войну. Перед ним был неприятель, а он был избран командиром полка Русской Армии. Свой патриотический долг он понимал так: удержать фронт, преградить путь германской и австро-венгерской армиям, сохранить полк боеспособным, остановить дезертирство, защитить страну, прекратить вакханалию, остановить убийства офицеров.

Не будем гадать, что он думал и чувствовал, когда сам воочию видел, что делали с Россией и нашим народом его правители. Однако, сам факт избрания его на пост командира полка ясно говорит о том, что ему искренне верили простые солдаты, с которыми он честно прошел весь трудный, кровавый и героический боевой путь с первого дня войны.

В марте 1918 года Белевский пехотный полк, как и все прочие части Русской Императорской Армии, прекратил свое существование...

В 1923 году командир Красной Армии Дмитрий Александрович Карпинский умер от тифа во время служебной командировки. Ему было всего 36 лет.

Если бы он дожил до 1929, 1933, 1937 года? Что было бы с ним? Вероятно он разделил бы участь большинства бывших русских офицеров и закончил бы свою жизнь в лагере на лесоповале или от пули палача в подвале ЧК-НКВД. Наверняка, печальной была бы и судьба его семьи. Но история не знает сослагательного наклонения.

Мой отец рассказал мне такую историю конца 1920-х годов: Однажды, к ним в дом ввалился уполномоченный по уплотнению (мера первых лет советского строя, когда в частные дома и квартиры насильно подселяли посторонних людей, которым негде было жить) и, оценивая квадратные метры "жилой площади", заметил на стене портрет деда в траурной рамке в парадной офицерской форме. Тыча пальцем в моего отца, тогда совсем еще ребенка, сказал бабушке: "Что, сволочи! Смену растите?!"

Д.Г.Карпинский (Калифорния, США)

My WebPage



Qui quaerit, reperit
 
ShmakovДата: Воскресенье, 07 Октября 2012, 14.56.23 | Сообщение # 9
Старейшина
Сообщений: 1932

Отсутствует
Волков С. В. Русский офицерский корпус, -- М.: Воениздат, 1993.

Самое серьезное исследование офицерского корпуса российской армии 17-начала 20 веков.

Офицеры русской армии. Современный читатель, в том числе и военный, либо не знает о них почти ничего, либо имеет превратное представление Не одно десятилетие идеологи определенного толка вытравляли из народа национальное самосознание. Этой цели служило и однобокое изображение старой русской армии, ее офицерского корпуса.

Каким же был русский офицер? Каковы его социальное происхождение, материальное положение, стимулы к службе, понятия о долге и чести и положение в обществе? Ответы на эти и другие вопросы содержатся в данной книге, рассчитанной на массового читателя.

http://adjudant.ru/officer/000.htm

Почитайте, для себя много нового узнал.


Дмитрий Шмаков

Сообщение отредактировал Shmakov - Воскресенье, 07 Октября 2012, 14.56.59
 
SokolДата: Воскресенье, 07 Октября 2012, 15.21.14 | Сообщение # 10
Модератор
Сообщений: 18951

Отсутствует
Quote (Саня)
Последний командир 71-го пехотного Белёвского полка

Саша ты как всегда грузишь ((очень большой объем))
Но главное.
Слава Героям. %)


Геннадий
Шпротава 339-й ОБС ,,Плазма,, 1969-1971г.г.
 
SokolДата: Воскресенье, 07 Октября 2012, 15.23.54 | Сообщение # 11
Модератор
Сообщений: 18951

Отсутствует
Shmakov, Дима, спасибо очень интересно.

Геннадий
Шпротава 339-й ОБС ,,Плазма,, 1969-1971г.г.
 
ВасильевДата: Воскресенье, 07 Октября 2012, 17.12.19 | Сообщение # 12
Старейшина
Сообщений: 2333

Отсутствует
Цитата Sokol
всегда ходил в белых перчатках, но если бы он повел бы полк в атаку,
то даже последний писарь не остался бы в окопе.


Тема,конечно. интересна и безгранична.Но о ком и как рассказывать?
Практически у каждого служившего, есть в памяти офицер, за которым
пойдёт и писарь. Также, как и офицер другого плана, что, наверно, вполне
естественно. В целом, как мне думается, офицеры (и царской и советской армий)
в целом достойная часть общества.Наверное есть смысл рассказывать об уже
довольно известных, как например воспоминания о и от генерала Л.Ивашова.
С удовольствием прочитал - просто ранее не "доходили" руки, увидел его совсем
в другом ключе, появилось запоздалое уважение.


Сергеич (Александр)
Ключево (62396) 66-69 г.г.
Хойна (62248) 69-72г.г.
 
РОНДата: Понедельник, 08 Октября 2012, 17.27.36 | Сообщение # 13
Старейшина
Сообщений: 6973

Отсутствует
Думаю, что офицеры проверяются в военных или других аналогичных ситуациях -
для чего они вобщем то и служат. готовясь к этому. Отец мой рассказывал как во
время атаки немцев, находясь в окопе получил удар рукояткой пистолета по голове
от замполита батальона. после чего капитан выскочил из окопа и удрал к немцам.
через некоторое время в одной из атак он был пленен . допрос, роасстрел. к чему это я ?
Но сколько их гибло батя рассказывал когда надо было бойцов в атаку поднять.


Сергей Бозылевский
Жагань 78-80
 
РОНДата: Понедельник, 08 Октября 2012, 17.28.25 | Сообщение # 14
Старейшина
Сообщений: 6973

Отсутствует
Но в нынешнее время совсем исчезли слова "Честь имею"

Сергей Бозылевский
Жагань 78-80
 
=Владимир=Дата: Вторник, 04 Декабря 2012, 18.45.38 | Сообщение # 15
Модератор
Сообщений: 5912

Отсутствует
Обсуждаемая тема сложная , многогранная и с категоричными высказываниями ,
особенно негативными , мое мнение , надо быть поаккуратней ...
Молодые ребята в 17 лет , которые шли познавать военное дело готовясь стать
кадровыми военными -я уверен , и не думали о какой -то меркантильной корысти .
Согласен , не все такие были . Но солдат ,призванный на срочную службу, курсант
поступивший в учебное военное заведение -как губка впитывали и были уверенны ,
что их как говорится : научат военному делу настоящим образом . Негатива в В .С .
СССР хватало , я имею ввиду все категории военнослужащих , но ,что касается боевой
учебы , выполнению учебных задач и участии в разных т.н локалках -вся шелуха , негатив
отсеивался и все сплачивались возле тех офицеров , которым можно было верить ,которые
вселяли надежду в успех . Не зря же на протяжении скольких десятилетий наших В.С и
вооружения все побаивались , кто этим руководил-офицеры и , если хотите, "правильные"
генералы , -не паркетные шаркуны. Если меня не поняли-к словам не придирайтесь ,
это мое мнение .


Владимир Деркач п.п. 10341 81-86г.г.
 
ВладСДата: Воскресенье, 17 Февраля 2013, 19.38.55 | Сообщение # 16
Модератор
Сообщений: 44447

Отсутствует
Немцы наградили русского офицера, предотвратившего третью мировую войну



В Германии на торжественной церемонии вручили международную Дрезденскую премию подполковнику в отставке Станиславу Петрову, который в 1983 году не стал при ложном срабатывании системы предупреждения о ракетном нападении на Советский Союз оповещать об этом руководство страны, возможно, предотвратив тем сам самым ядерную войну.

“Станислав Петров в ночь на 26 сентября предотвратил третью мировую войну и опередил политиков, которые с высокой долей вероятности могли бы решить иначе. На его плечах лежала огромная ответственность за будущее человечества. Принимая решение, он действовал не как инженер или офицер, а как человек. У него была возможность переложить эту ответственность на плечи вышестоящих, на плечи политиков, но он этого не стал делать”, — сказал на церемонии президент организации “Друзья Дрездена”, которая учредила премию, нобелевский лауреат Гюнтер Блобел.

В ночь на 26 сентября 1983 года Петров заступил на смену в качестве оперативного дежурного командного пункта Серпухов-15 под Москвой. В 00:15 по московскому времени в штабе завыли сирены, и система показала, что с территории США были запущены ракеты. Устав предполагал, что в этом случае дежурный должен незамедлительно оповестить руководство СССР, чтобы те могли отдать указ о принятии ответных мер. Однако полагаясь на профессионализм и отчасти на интуицию, подполковник принял решение оповестить руководство о том, что тревога ложная. Как выяснилось позже, система действительно дала сбой. Как показало расследование, причиной ложного срабатывания стала засветка датчиков спутника солнечным светом, который отразился от высотных облаков.

Премию Станиславу Петрову вручили в здании оперы Земпера — концертном доме Саксонской государственной капеллы. Дрезденская премия присуждается за предотвращение военных конфликтов. Это не первая международная премия, которую вручили Петрову. В 2006 году он получил специальная награду международной общественной организации “Ассоциация граждан мира”: на хрустальной статуэтке “Рука, держащая земной шар” была выгравирована надпись “Человеку, который предотвратил ядерную войну”.

http://mignews.com/news/society/world/170213_162234_91307.html


С уважением, Владимир Скрыпнюк
Легница 1946-48 Гарнизон 8 ИАБКК
 
АндрашДата: Понедельник, 18 Февраля 2013, 15.19.15 | Сообщение # 17
Старейшина
Сообщений: 5239

Отсутствует


Андрей Блащенко


 
строительДата: Пятница, 22 Января 2016, 21.57.16 | Сообщение # 18
Ветеран
Сообщений: 8

Отсутствует
Господа-офицеры я сам прослужив пять лет прапором в дальнейшем стал офицером,
как и мечтал в юности ...
года нам пришлось пережить трудные особенно девяностые...
многие из нас выдержали не изменили присяги...
и молодежь сейчас неплохая в армию потянулась...


Константин Пономаренко
в/ч п.п.27385, 45161, 10341
1985-1991 год.
 
KAWДата: Суббота, 13 Августа 2016, 22.23.05 | Сообщение # 19
Старейшина
Сообщений: 106

Отсутствует
Цитата Shmakov ()
Волков С. В. Русский офицерский корпус, -- М.: Воениздат, 1993.
Самое серьезное исследование офицерского корпуса российской армии 17-начала 20 веков.

За эту книжку не скажу, но его справочниками персоналий пользоваться не рекомендую


Не мешай летать железу!
 
ВладСДата: Пятница, 03 Ноября 2017, 14.22.24 | Сообщение # 20
Модератор
Сообщений: 44447

Отсутствует
Последняя кругосветка: как «арктический генерал» провел под водой семь лет



Александр Берзин только в Арктике выполнил семь боевых служб, безаварийно совершил более 50 всплытий в полыньях и с проламыванием льда.

Александра Берзина называют «арктическим адмиралом». Он командовал атомными подводными лодками, был первым заместителем командующего флотилией подводных лодок Северного флота. Только в Арктике выполнил семь боевых служб, безаварийно совершил более 50 всплытий в полыньях и с проламыванием льда. А в общей сложности провел под водой семь лет и подо льдами 272 дня. В 1995 году «за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания в условиях, сопряженных с риском для жизни», контр-адмиралу было присвоено звание Героя России.

«Перед медкомиссией заставили вырезать гланды»

Александр Берзин – из «питонов», как на флоте называли выпускников Нахимовского училища (от слова «питомец»).

– В четыре года я стал сиротой. Отца своего не знал, мать умерла от травмы, полученной на производстве. Моим воспитанием занималась бабушка, – рассказывает Александр Александрович. – Жили мы бедно. Бабушка в прошлом была активным участником революционного движения в Азербайджане. У нее были друзья – старые большевики. Однажды, придя к нам домой, они констатировали: «Надо мальчонку как-то устраивать». Баку, где мы жили тогда, был морским городом. Корабли с судостроительного предприятия «Красное Сормово» шли отрабатывать задачи на Каспий. Я с восхищением смотрел на моряков и подводников, которые ходили по городу, и, конечно, сам мечтал надеть морскую форму.

Тогда в Нахимовское училище набирали кандидатов со всех флотов. Старые большевики попросили командующего Каспийской флотилией обратить на меня внимание. Я хорошо учился, у меня была только одна четверка по русскому языку.

В результате из Баку в Ленинград в сопровождении офицера нас поехало 13 человек. Мы знали, что там очень серьезная медкомиссия. Меня даже заставили вырезать гланды. Тогда это считалось обязательным, чтобы не болеть ангиной.



После всех экзаменов и проверок выяснилось, что из 13 человек в училище поступили только я и еще один парень.

Так, в 1959 году Саша Берзин надел бескозырку, где на лентах было написано: «Нахимовское училище». Порядок в училище был армейским: класс назывался взводом. Нахимовцы изучали устройство корабля, боевые средства и тактику флота, наблюдение и связь, а также занимались в столярных, радиотехнических и других мастерских.

– У нас были прекрасные офицеры-воспитатели и мичманы, многие из которых прошли войну. Особенно запомнился старшина роты Алексей Ефимович Хомяков, который партизанил, имел две медали «За отвагу». В училище нас лелеяли, но в то же время держали в ежовых рукавицах. Учиться было несложно, но нам досаждал английский язык, которому уделялось четыре часа в неделю, плюс еще два часа военного перевода, не говоря о том, что географию и историю нам также преподавали на английском языке. Так что английский язык мы знали в совершенстве.

Александр Берзин окончил Нахимовское училище с серебряной медалью и для дальнейшей учебы мог выбирать любое высшее военное учебное заведение.

– Я попросил направить меня в Военно-морское училище имени Фрунзе, на штурманский факультет, который через пять лет окончил с отличием. По распределению попал на Северный флот.

Служить Александру довелось на атомной подводной лодке К-418 проекта «Навага».



– Я попал на корабль, который как раз выходил с завода в Северодвинске, экипаж был практически укомплектован, не хватало только командира электронавигационной группы. На эту должность меня и взяли. Там все были капитан-лейтенанты, я один – лейтенант. Отношение было доброе, но все наряды, в том числе и чистка снега, были, конечно, моими.

К-418 на пять лет стала для Александра Берзина родным домом. Он быстро продвинулся по службе. Сначала был командиром группы БЧ-1, затем командиром штурманской боевой части, помощником командира подводной лодки. На этой должности получил допуск к самостоятельному управлению кораблем.

Окончив Высшие специальные офицерские классы ВМФ, занял должность старшего помощника командира подводной лодки К-487, а потом ему доверили командовать подводными лодками К-216 и К-424.

«Выполнили 14 всплытий с проламыванием льда»

В октябре 1982 года экипаж ракетоносца стратегического назначения под командованием капитана 2-го ранга Александра Берзина в кромешной тьме отправился в полярную кругосветку.

На подлодке с полным боекомплектом ракет требовалось пройти подо льдом по всему периметру Северного Ледовитого океана, по американскому, канадскому, гренландскому секторам, и, взламывая лед, снять временные нормативы подготовки к пуску ракет в Арктике в условиях полярной ночи.

Подобный поход был единственным и никогда никем больше не повторялся. В полярную ночь невозможно было использовать для ведения ледовой разведки самое информационное средство – телевизионный комплекс. А с помощью других средств ледовой разведки очень сложно было точно определить структуру льда и принять решение на всплытие.

– Экипаж для уникального похода набирался чуть ли не на конкурсной основе?

– Прежде всего учитывались опыт плавания, подготовленность экипажа. Мы в мае только пришли с очередной боевой службы, где подо льдами прошли вокруг Шпицбергена. Так получилось, что наш экипаж посчитали наиболее подготовленным.

О предстоящем походе я был проинформирован раньше всех. Конечно, испытал чувство гордости. Меня привлекали к разработке маршрута плавания, в одной точке там до Северного полюса оставалось всего 180 миль, я просил: «Ну заверните меня туда». Не стали. Все было засекречено. Но личный состав чувствовал, что нас ждет необычный поход. Подготовка была очень тщательной. Без промедления был выполнен межпоходовый ремонт, службы снабжения были удивительно сговорчивыми, все наши заявки на запчасти выполнялись в первую очередь. При этом корабль был полон проверяющих и инспектирующих.



Обычно, выходя на бовую службу, мы погружались около Кольского залива и всплывали только при возвращении на базу. А здесь мы впервые всплывали во всех арктических секторах и ломали лед. Сначала выход на поверхность, в ограждение рубки, воспринимался экипажем на ура, все стремились оказаться в первых рядах, говорили друг другу: «Пойдем покурим». Но потом, при морозе минус 40 градусов, темени и шквалистом ветре, желающих проветриться уже не находилось. И на расчистку ракетной палубы ото льда приходилось выгонять чуть ли не пинками.

– При всплытии отрабатывали нормативы приведения подлодки в надводное стартовое положение?

– Нам требовалось снять нормативы в условиях полярной ночи, потому что война могла начаться в любой момент, и не только в полярный день, летом. А чтобы повысить живучесть наших ракетоносцев, их надо было загнать в Арктику, чтобы противнику сложнее было их обнаружить. Так что флотское командование посчитало риск оправданным.

Мы устанавливали, сколько времени требуется на поиск полыньи, тонкого льда, а также определяли, сколько времени уходит на всплытие и очистку ракетной палубы. Все наши наработки были потом заложены в тактические приемы и оперативные расчеты, для того чтобы оценить готовность морских стратегических ядерных сил.

– В каких условиях приходилось всплывать?

– Лодка всплывает с дифферентом на корму, то есть задирает нос. Для того, чтобы потом рубкой и носовой оконечностью взломать лед и привести корабль в стартовое состояние.

Атомная подводная лодка, на которой мы шли, – это махина длиной 150 м и высотой 17 м. Она должна всплывать медленно, потому что в Арктике ледовые поля находятся в постоянном движении, сказываются и ветер, и течения. Лед постоянно ломается, вздыбливается. Может попасться участок ровного льда, а где-то рядышком – подводной торос, огромная глыба льда со сталактитами – подсовами. И мало не покажется, если один из таких подсовов стукнет о корабль. Если удар придется в ракетную шахту, возможны разгерметизация и взрыв. Можно также остаться без винтов, плыть будет не на чем. Поэтому лодка всплывала со скоростью 20 см/мин. Подъем мог длиться от двух до четырех часов. Бывало, наблюдали на средствах ледовой разведки ровную поверхность, понимали, что можно подниматься и продуваться, и вдруг вылезал подводный торос. И все, маневр откладывался. И мы снова искали удобный участок по маршруту перехода.



– Канадский сектор вам так и не покорился?

– В том районе зарождаются айсберги. Лед там толщиной 20–25 м, да еще и с подсовами, которые в длину достигали 70–80 м. Такая картинка была на эхоледомере. И было ощущение, что ты идешь где-то в загробном мире. Всплывать там было негде. Тонкого льда не было вообще. В течение 14 дней мы не могли найти ни одного места для всплытия. Потом уже вышли поближе к Атлантическому океану. Всего же в том походе за два месяца выполнили 14 всплытий с проламыванием тонкого льда до одного метра и семь длительных приледнений.

– Вам не было страшно? Под толстым слоем льда ведь исключена возможность экстренного всплытия...

– Страх – это когда поджилки трясутся, а тут скорее нужно говорить о чувстве опасности и ответственности. Вот это довлеет над человеком постоянно. Экипаж был обучен всему необходимому, люди работали как единый механизм. При появлении малейшей аварийной предпосылки были бы приняты срочные меры. Никто в том походе не паниковал, но скажу честно, многие потом говорили: «Слава богу, что вернулись» – настолько велико было напряжение.

– Как вас встречали?

– Все было очень обыденно. Пришел начальник штаба дивизии, те специалисты, которые должны были оценить состояние лодки. Надо заметить, что у нас не было ни одной вмятины. Потом я отправился на доклад к командующему. Хотя вначале все рассчитывали, что это будет «звездный поход». О маршруте нашего следования докладывали в ЦК КПСС. Но пока мы ходили, умер Леонид Ильич Брежнев. Когда мы вернулись из похода, наверху делили власть, и всем было уже не до нас.

– Личный состав как-то премировали?

– Тогда был тотальный дефицит. Нам на экипаж выделили две машины. «Жигули» сразу купил кто-то из личного состава, а взять «Москвич» мой заместитель по политической части уговорил одного из мичманов. Мы даже одалживали ему деньги. Также нам выдали талоны на ковры, хрусталь, которые нужно было выкупать в «Военторге». Мне пообещали, что я пойду в Военно-морскую академию имени Кузнецова. В 1983 году я уехал на учебу.

По окончании похода были поданы списки на награждение. Через полтора года 12 человек из экипажа за освоение новой техники получили ордена и медали, а про меня забыли. Я не расстроился, в конце концов, не за награды же мы служим.

«На северном полюсе до льдины гребли двумя совковыми лопатами»

После академии Александр Берзин занимал руководящие должности в соединениях и объединениях атомных подводных лодок. Дважды он руководил переходами подо льдами Арктики ракетных подводных крейсеров с Северного на Тихоокеанский флот.



– Каково было форсировать мелководное Чукотское море?

– Чукотское море я проходил дважды, в 1988-м, когда перегонял ракетоносец К-441, и в 1990-м, когда переправлял на Камчатку К-449. Чукотское море на самом деле мелкое, глубина в желобе Геральда, например, всего 45 м. А подводная лодка высотой 17 м. Из оставшихся свободными 28 м три приходится на толщину льда. И нужно пройти так, чтобы у тебя под килем было метров 10–15, и при этом не задеть лед. Однажды в таком положении мне пришлось идти около суток. Напряжение огромное, потому что это, по сути, западня. Но оба раза прошли скрытно и безаварийно.

Шестого мая 1989 года Александру Берзину было присвоено звание контр-адмирала. В его жизни были походы в сложных ледовых и навигационных условиях, а также аварийные ситуации: пожары, поступление воды, когда лодка с большим дифферентом на корму проваливалась на глубину. Экипаж справился с этим на отлично. Поэтому, когда возник вопрос, кто бы мог возглавить поход группы атомных подводных лодок к Северному полюсу, посвященный 300-летию флота России, выбор пал на Александра Берзина.

– В то время ситуация в стране была тяжелая. Как готовился поход?

– В 1994 году отмечалась круглая дата – 300-летие российского флота. А тогда, при Ельцине, вообще забыли, что есть Северный Ледовитый океан. Подводные лодки не ремонтировались, экипажи разбежались. Сначала эту миссию поручили подводной лодке класса «Акула», но она сломалась. Поэтому к точке географического Северного полюса 15 июля отправились многоцелевая подводная лодка Б-414 и ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-18 флотилии подводных лодок Северного флота.



Подготовка была серьезная, месяца три мы формировали и готовили экипажи. Шли не спеша дней 15. Когда приблизились к полюсу, эхоледомер зафиксировал в сплошном льду заветное «окошко». Всплыли, до льда было метров восемь. Я из дома взял с собой надувную резиновую лодку, чтобы не вытаскивать штатную шлюпку, предназначенную для спасения. «Знаменная группа», старший помощник командира К-18 капитан-лейтенант Моисеев и флагманский штурман дивизии капитан 2-го ранга Богомазов, спрашивает у меня: «Товарищ адмирал, а где весла?». А я в суматохе их дома забыл. Мы с собой все время возили шанцевые инструменты, лопаты. Голь, как говорится, на выдумку хитра, взяли две совковые лопаты и погребли. Так и добрались до льда.

Из точки, где сходились все меридианы и часовые пояса, дали радиограмму президенту как Верховному главнокомандующему, а также министру обороны. Впервые в истории российский триколор и Андреевский флаг на Северном полюсе установили подводники.

– Но ведь Вы ранее, в 1987 году, уже были на Северном полюсе?

– В арктическом походе со всплытием в районе Северного полюса тогда участвовали три подлодки. Было задание выполнить ракетные стрельбы из надводного положения из приполюсного района. Я был старшим на борту ракетного подводного крейсера К-51. Тогда также стреляла и «Акула». Но пуск закончился неудачей. У нас, например, по техническим причинам ракеты не вышли на боевое поле, самоликвидировались – взорвались. Это была ошибка заводчан, на ракете неправильно установили одно из устройств. Так что хвастать нам тогда было нечем. Сообщать, куда вылетают народные деньги, не стали. Что касается американцев, то они все наши стрельбы отслеживали через спутник.

– Как узнали, что стали Героем России?

– Указ был подписан президентом 4 января 1995 года. После рождественских праздников пришел на работу в Военно-морскую академию имени Кузнецова, где я возглавлял кафедру оперативного искусства Военно-Морского Флота, мне звонит командующий Северным флотом Олег Александрович Ерофеев: «Саня, я уже несколько дней пытаюсь хоть до кого-то дозвониться в вашей академии, сообщить, что ты стал Героем России». Я семь раз ходил в походы под лед. Тут ком подступил к горлу, понял: оценили.

«Золотую Звезду» вручали 24 февраля в Георгиевском зале. Звания Героя тогда были удостоены также капитаны 1-го ранга Юрий Юрченко и Сергей Кузьмин. Восемнадцать офицеров, участников группового плавания на Северный полюс, получили ордена Мужества, 15 человек – медали «За отвагу», 14 мичманов и старшин – медаль Ушакова. Нам тогда впервые разрешили прийти в Кремль в парадной форме с кортиками. Вместе с нами награждали тех, кто участвовал в чеченской кампании. Они прибыли прямо с передовой, в полевой форме, в берцах. Мне понравилось рукопожатие президента Бориса Ельцина, он весь устремился вперед, протянул крупную ладонь. Даже показалось, что сейчас скажет: «Дай краба».

Светлана Самоделова

https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201711031022-rexu.htm


С уважением, Владимир Скрыпнюк
Легница 1946-48 Гарнизон 8 ИАБКК
 
ВладСДата: Пятница, 29 Декабря 2017, 11.06.06 | Сообщение # 21
Модератор
Сообщений: 44447

Отсутствует
Предел мечты любой разведки мира



28 декабря исполнилось 110 лет со дня рождения руководителя внешней разведки СССР Павла Фитина, человека, который вышел победителем из противостояния с сильнейшими спецслужбами мира.

В марте 1938 года в Народном комиссариате внутренних дел СССР появился новый сотрудник. Павел Михайлович Фитин, направленный в числе 800 товарищей-коммунистов на службу в этих органах в порядке партийной мобилизации. Завершалась черная полоса в истории Иностранного отдела ВЧК — ОГПУ – НКВД. Развязанные Ягодой и Ежовым преступные репрессии в собственных рядах нанесли непоправимый ущерб советской зарубежной разведке.

Из 450 сотрудников ИНО 275 подверглись репрессиям. Если и удавалась кому-то уцелеть, то лишь благодаря самоотверженным усилиям Центра, где осознавали: для того, чтобы вырастить и внедрить закордонного «нелегала» требуется не менее десяти лет. И следующий факт: в 1938 году в Кремль поступило 127 разведсообщений, из них от ИНО…ни одного. И это в преддверии надвигавшейся войны.

…Павел Фитин родился в селе Ожогино Шатровского района Курганской области в бедной крестьянской семье. Окончил Всесоюзную сельскохозяйственную академию имени К.А.Тимирязева по самой что ни есть мирной специальности — инженер-механик электрификации и механизации сельского хозяйства. Предыдущее место работы — заместитель директора издательства.

Шла не простая смена чекистских кадров, а обновление их специалистами с высшим образованием, которое еще недавно имели не более 5% сотрудников наркомата. Шестимесячная учеба в Центральной школе НКВД и должность стажера 5-го отдела Главного управления государственной безопасности. Уже в мае следующего года по инициативе нового наркома внутренних дел Берии Фитин был назначен руководителем отдела зарубежной разведки. Ему удалось вернуть на службу ранее уволенных опытных сотрудников-нелегалов, укрепить ее талантливыми новичками.

Разгоравшийся пожар Второй мировой поставил новые задачи перед разведкой. После сокрушительного поражения Польши, Франции и Англии на европейском континенте советской внешней разведке предстояло дать руководству страны четкий ответ: «Когда и где именно Германия нападет на Советский Союз?». Только в первом полугодии 1941 года Фитин представила Кремлю более 120 разведдонесений, гласивших: от войны нас отделяют считанные месяцы.

В ночь с 17 на 18 июня Фитин доложил Сталину, что Германия закончила последние приготовления. Удара на западных границах следует ожидать со дня на день (более подробно эта тема освещена автором в исследовании «Победа: правда против кривды» https://www.kpu.ua/ru/87139/pobeda_pravda_protyv_kryvdy ). Вместе с вермахтом в наступление пойдут и боевики ОУН.



С первых дней войны разница между днями и ночами потеряла для 5-го отдела свое значение. Первыми вступили в неравную схватку разведчики, действовавшие под прикрытием дипломатов советского посольства в Берлине. Заместителю резидента Александру Короткову удалось дважды преодолеть плотное кольцо эсэсовской охраны, снабдить оставшуюся в городе агентуру необходимой валютой и радиопередатчиком. Как ни ломились гестаповцы в двери посольства и торгового представительства с целью захвата шифровальных книг и кодов, их успели уничтожить. Немецким спецслужбам на протяжении войны так и не удалось заполучить ключи к шифровальным кодам, которые применяли советские разведцентры, их резидентуры в Западной Европе.



Людям Фитина удалось своевременно информировать Центр о планах важнейших операций гитлеровского командования на Восточном фронте. Их достоянием стали сведения о начавшихся в Берне переговорах между США и Германии о заключении сепаратного мира. Главными героями советского культового фильма «Семнадцать мгновений весны», оказавшимися в центре тех событий, были реальные лица. Это они помогли советскому руководству сорвать осуществление этого циничного проекта англо-американских союзников, успешно завершить Вторую мировую войну.

А теперь вернемся назад. В начале 1942 года техник-лейтенант Георгий Флеров, проходивший службу в эвакуированной в Йошкар-Олу Академии ВВС, обратился к И.В.Сталину с письмом, в котором обратил внимание, что в западной открытой печати исчезли публикации, посвященные урановой проблеме. Следует полагать, по его мнению, там вплотную приблизились к созданию атомного оружия.

Молодой ученый-физик не мог знать, вскоре возвращенный в распоряжение Академии Наук СССР, что осенью 1941 года Лондонская резидентура сообщила Фитину: «В Англии приступили к разаработке атомной бомбы». Так началась уникальная операция советской внешней разведки «Эномороз». Её целью стало определение круга стран, занимавшихся созданием атомного оружия, информирование Центра о содержании этих работ, с помощью зарубежной агентуры приобретать научно-техническую информацию, способную ускорить создание такого оружия.

Британская физическая наука оказалось ближе всех к решению этой задачи, проведенные исследования позволили ей перевести их в практическую плоскость. На состоявшейся очередной встрече Черчилля и Рузвельта последний убедил своего коллегу передать все наработки США и научные кадры британцев с тем, чтобы не подвергать созданную экспериментальную базу опасности налетов немецкой авиации. Они вошли в так называемый Манхэттенский проект.

Осуществлялся он в обстановке строжайшей секретности. Трудно сказать, как бы дальше развивались события, если бы не помощь советской разведке талантливого немецкого физика-коммуниста Клауса Фукса, получившего после бегства из Германии британское подданство и привлеченного к созданию первой американской бомбы.



Наладить с ним канал связи для советских резидентов было делом техники. Девять лет, заметим, — на безвозмездной основе, длилось сотрудничество советской зарубежной разведки и Фукса, других американских ученых. Неоценимую помощь оказал Центру и британский дипломат Дональд Маклин, работавший в США и передавший немало «атомных материалов».

Казалось бы, Советскому Союзу было не до создания оружия огромной разрушительной силы, когда речь шла «быть или не быть» Советскому государству», когда на Восточном фронте решалась судьба главных сражений, и в Кремле же задумались, как поступить с огромным объемом разведывательной информации. Для ее изучения была создана «Физическая лаборатория №2 АН СССР» во главе с ярким ученым Игорем Курчатовым, еще в начале 30-х годов занимавшимся проблемами расщепления атомного ядра.



Затем лабораторию преобразовали в Институт атомной энергии, первым его руководителем и до последних дней своей жизни являлся прославленный академик. 20 мая 1944 года при Государственном Комитете Обороны был утвержден Совет по урану (председатель Л.П.Берия).

Было бы в корне неверно считать, что советским ученым оставалась лишь умело распорядиться добытой информацией, в том числе и чертежами американской атомной бомбы. Как и то, что сообщению Трумэна в кулуарах Потсдамской конференции об успешном испытании первого ядерного заряда Сталин, дескать, то ли не придал значения, то ли не понял о чем речь. А на самом деле на стол Иосифу Виссарионовича за две недели до этого легло донесение Фитина: на полигоне в Аламогордо в штате Нью-Мексико завершены последние приготовления к испытаниям атомной бомбы. Добавим, Клаус Фукс также наблюдал за этими испытаниями.

Создание атомной отрасли потребовало огромных финансовых и человеческих затрат для Советской страны, только что вышедшей из жестокой войны и потерявшей треть отечественной экономики. Наряду со строительством мощных заводов и фабрик, ядерных реакторов, экспериментальной базы в Горьковской, Свердловской, Челябинской областях и прочих регионах требовалось невиданное количество урановой руды, технологий ее обогащения, необходимых запасов которой СССР не имел, за исключением Таджикистана. Cоветская разведка развернула масштабный поиск урановых месторождений в Германии, Чехословакии, Болгарии, привлекала к научно-исследовательским работам тех немецких ученых, до которых не успели дотянуться «длинные руки» американских спецслужб.



29 августа 1949 года, в 7 часов утра, невиданная вспышка, на сотни километров вокруг озарила ковыльные казахские степи. Испытание первой советской атомной бомбы, как она именовалась в документах и отчетах, изделия РДС-1, прошло успешно. США и самодовольные британцы рассчитывали, что СССР приблизится к созданию собственной бомбы где-то к 1952 – 1956 годам.

Давая оценку сражению советской внешней разведки в тайной войне за обладание предельно засекреченных проектов и технологий производства атомного оружия, один из организаторов «холодной»» и потенциальной «горячей войны» против СССР директор ЦРУ Аллен Даллес был предельно лаконичным: «Это предел мечты любой разведки мира». Но советские разведчики-нелегалы, их добровольные помощники за рубежом менее всего нуждались в подобных оценках своего главного противника, они руководствовались собственными убеждениями, честью и долгом перед Родиной, которую следовало защитить от самого бесчеловечного в мире оружия.

…Солнечный октябрьский день 2017 года. У пресс-центра Службы внешней разведки Российской Федерации вернулся на свой вечный пост, но только уже в бронзе, генерал-лейтенант Павел Михайлович Фитин, чье имя оставалось неизвестным долгие десятилетия.



В торжественной церемонии открытия памятника главе советской зарубежной разведки приняли руководители Службы внешней разведки России, его боевые товарищи, родные и близкие. Достойно чтут память о своем легендарном земляке в родном селе и школе, в Свердловском управлении ФСБ.

Как не вспомнить в связи с этим слова «легенды советской разведки», которые он часто любил повторять своему внуку, капитану второго ранга в отставке Андрею Фитину: «Все равно правда пробьет себе дорогу».


Генерал-лейтенант П.М.ФИТИН с улыбкой на обаятельном русском лице; на мирном поприще
в должности директора фотокомбината Всесоюзного Общества культурных связей с заграницей.


Владимир Сиряченко

http://www.politnavigator.net/predel-mechty-lyubojj-razvedki-mira.html

В 1946 году П.М.Фитина направили заместителем уполномоченного МГБ в Германию, где он находился до 1947 года.

В 1947 году П.М.Фитин назначается на пост заместителя начальника управления госбезопасности по Свердловской области.

В 1951 году назначен министром госбезопасности Казахской ССР.

С марта по июль 1953 года он начальник УМВД по Свердловской области.

За большие заслуги в деле обеспечения государственной безопасности нашей страны генерал-лейтенант Фитин награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Красного Знамени Тувы, многими медалями, а также нагрудным знаком «Заслуженный работник НКВД».

Тем не менее, в ноябре 1953 года П. М. Фитина уволили из органов безопасности по служебному несоответствию даже без пенсии, так как он не имел необходимой выслуги лет.

Павел Михайлович Фитин умер 24 декабря 1971 года в Москве. Похоронен в Москве на Введенском кладбище.


http://svr.gov.ru/history/fit.htm


С уважением, Владимир Скрыпнюк
Легница 1946-48 Гарнизон 8 ИАБКК
 
АлисаДата: Четверг, 04 Января 2018, 00.30.47 | Сообщение # 22
Поиск
Сообщений: 3674

Отсутствует


Безнаказанность рождает вседозволенность
 
СаняДата: Пятница, 19 Октября 2018, 00.04.35 | Сообщение # 23
Админ
Сообщений: 65535

Отсутствует
ОФИЦЕРСКИЕ ПОГОНЫ



Qui quaerit, reperit
 
ВладСДата: Пятница, 08 Февраля 2019, 12.53.16 | Сообщение # 24
Модератор
Сообщений: 44447

Отсутствует
В Сирии погиб российский офицер сил специальных операций Максим Плетнев



31 января в Сирии при выполнении боевого задания погиб российский офицер сил специальных операций Максим Плетнев. О гибели военного сообщили СМИ и администрация Тихорецкого района Краснодарского края, откуда он был родом, эту информацию подтвердили Русской службе Би-би-си двое его родственников. Министерство обороны России пока ничего не сообщило об этой трагедии.

Первыми о том, что 31 января 2019 года "на 25-м году жизни, при выполнении служебного задания, погиб тихоречанин Максим Плетнёв", сообщили "Тихорецкие вести" http://тихвести.рф/news....5-12005 . Издание рассказало, что 4 февраля Плетнев был похоронен в родном Тихорецке на местном городском кладбище. "Он погиб как герой. Об отваге молодого человека говорит и то, что на похороны прибыло командование бригады, где он служил, и боевые соратники парня", - сказано в тексте.

В первом варианте публикации описывались и обстоятельства гибели военнослужащего: "Он выстрелил управляемым снарядом по ракетной установке противника, который в ответ выстрелил в него. Максим смог бы остаться в живых, если бы покинул свою позицию, тем более что видел летящую в него ракету. Но он решил выполнить задачу, лишив противника дорогостоящей техники. Увы, но укрыться от ответного выстрела ему не хватило времени...". Однако затем районная газета почему-то удалила этот абзац из своей публикации.

5 января соболезнования семье и родственникам погибшего были опубликованы на сайте администрации Тихорецкого района. Там уточнили, что Максим Плетнев учился в тихорецкой гимназии, а затем - в Таганроге в летной школе-интернате имени 4-й Краснознамённой воздушной армии. С 2012 года проходил службу в Вооружённых силах Российской Федерации, служил в ВДВ, говорится на сайте администрации.

Как писал в "ВКонтакте" сам Максим Плетнев, после таганрогской школы он закончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище.



О его службе в ВДВ паблику "Барахолка Тихорецка" на сайте "Одноклассники" рассказала жена погибшего Алена Плетнева: "Мы вместе 5 лет и никогда я не услышала от него плохого слова ни в чью сторону. Он всегда стремился быть первым. Много работал над собой. Отлично стрелял. Свадьбу специально делали в синем цвете, под берет, т.к. он служил в ВДВ".

Один из бывших одноклассников Плетнева, учившийся с ним в гимназии №8 Тихорецка, рассказал Би-би-си: "Макс был по характеру все время серьезный. Видимо, такое воспитание. Он все время говорил, что хочет стать военным, а мы с друзьями еще перебирали профессии. На физ-ре старался быть первым, как, в принципе, и на всех уроках. Получить "три" - это для него очень плохо. Помню, как он получил двойку за невыученный стих. Он сел за парту, схватился за волосы и заплакал. Видимо, либо дома отругали бы, либо не хотел подводить родителей. Целеустремленный, но и поиграть с друзьями любил. Честно сказать, не помню, чтобы он гулял с нами после школы".

Двое родственников Плетнева подтвердили Русской службе Би-би-си, что военнослужащий погиб в Сирии. Они не смогли уточнить, в какой именно части он служил, но подтвердили, что "все командиры на прощании были", а также, что он был офицером.

В паблике "Армия - мужское сообщество №1" в социальной сети "ВКонтакте" Максим Плетнев писал в 2015 году, описывая свой самый веселый случай за время службы: "Это когда мы стреляли по беспилотнику, прилетевшему со стороны Украины, а когда он полетел в сторону Украины, по нему стали стрелять они".


Максим Плетнев со школы мечтал стать военным

В другом случае, обсуждая в 2017 году с коллегами российское военное образование, он писал: "Меня задевает фраза: "на офицера учиться надо". На офицера может и надо, но командиром ты за эти годы не станешь. Командир - это то, как ты себя поставил в самом начале своей жизни. Настоящими командирами становятся те ребята, которые еще пацанами дворовые команды возглавляли. Люди, которые ведут за собой. За 5 лет в училище должны воспитать в первую очередь командира, а офицерское звание - это придаток. А если он командир с самого начала, делом, а не словами доказал это, это увидели, то этот придаток и так дадут. Проблема наших вузов, что они воспитывают офицеров, забывая, что они должны быть командирами".

Первые сообщения о гибели Максима Плетнева и прощании с ним в социальных сетях обнаружили исследователи Conflict intelligence team, которые передали их для изучения Русской службе Би-би-си. Они же, изучив аккаунты военнослужащего в социальных сетях, пришли к выводу, что он служил в составе сил специальных операций - подразделения российских вооруженных сил, сформированного в 2009 году. Бюджет и численность подразделения засекречены. В 2014-2015 годах его возглавлял бывший адъютант Владимира Путина генерал-лейтенант Алексей Дюмин, ныне губернатор Тульской области, а в 2015-2018 годах - генерал-лейтенант Александр Матовников, который затем стал полпредом президента в Северо-Кавказском федеральном округе.

В интервью агентству ТАСС в декабре 2018 года Матовников, получивший звание Героя России за службу в Сирии, рассказывал, что его бывшие подчиненные до сих пор продолжают выполнять боевые задачи в этой стране: "Было несколько командировок - от полугода до девяти месяцев, а мои подчиненные [находятся в Сирии] с июля 2015-го по настоящее время. Заранее начали готовить данные об объектах противника. Но лично я, конечно, не воевал - командовал".

https://www.bbc.com/russian/news-47159187


С уважением, Владимир Скрыпнюк
Легница 1946-48 Гарнизон 8 ИАБКК
 
ВладСДата: Суббота, 23 Февраля 2019, 11.14.10 | Сообщение # 25
Модератор
Сообщений: 44447

Отсутствует
С ПРАЗДНИКОМ 23 ФЕВРАЛЯ, ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ!







С уважением, Владимир Скрыпнюк
Легница 1946-48 Гарнизон 8 ИАБКК
 
Tatjana4799Дата: Суббота, 23 Февраля 2019, 12.41.24 | Сообщение # 26
Эксперт поиска
Сообщений: 1123

Отсутствует
 
СаняДата: Суббота, 06 Апреля 2019, 23.32.47 | Сообщение # 27
Админ
Сообщений: 65535

Отсутствует
Тараканы

Как поссорились и помирились два заместителя командира N-ской части


Помните, как у классика поссорился раз Иван Иванович с Иваном Никифоровичем? Так и у нас поссорились однажды два лучших друга – замкомандира по тылу Геннадий Иванович и замкомандира по технике Владимир Петрович. Разругались и разошлись по своим кабинетам. Но зампотех Владимир Петрович был человек очень возбудимый, на месте усидеть не мог, и поэтому, давая выход своей неуемной энергии, пошел по другим кабинетам штаба, дабы выговориться и успокоиться.

Ноги сами привели его в кабинет к одному из местных почитателей живой природы – Сереге, который занимался аквариумами, террариумами, ящерицами и другими представителями флоры и фауны. Его мечтой было заполучить себе небольшого, метра на полтора, крокодила или в крайнем случае питона. Но так как часть не террариум и не все относились к крокодилам как к родным, в кабинете он держал только маленький аквариум с рыбками и мадагаскарских тараканов, обитавших в трехлитровой банке. Отличием этих тараканов от обыкновенных являлся их размер, где-то с ладонь маленького ребенка.

Владимир Петрович зашел в кабинет, поздоровался, посмотрел на аквариум, затем на банку и узрел копошившихся в банке двух тараканов.

– Кто это? – удивленно спросил он у любителя экзотических видов живности.

– Тараканы, – ответил тот и с гордостью добавил: – Мадагаскарские.

– Слышь, Серег, а они в кабинетах или на складах жить могут? – спросил Владимир Петрович.

– Нет, – ответил Серега, – им тут холодно, для них специальный климат нужен.

– Но ведь об этом только ты знаешь? – поинтересовался зампотех.

И, получив утвердительный кивок, спросил:

– Слушай, Серега, дай мне этих тараканов на пять минут, а?

Серега, добрая душа, вытряхнул из банки своих любимцев в протянутые руки зампотеха. А в голове Владимира Петровича созрел коварный план мести Геннадию Ивановичу. Как-то на рыбалке зампотыл поведал, что очень боится всяких червяков, пауков, этим и решил воспользоваться вероломный зампотех.

Владимир Петрович кое-как разместил упирающихся тараканов в ладонях, засунул руки в карманы и, фальшиво насвистывая популярный мотивчик, решительно зашел в кабинет Геннадия Ивановича.

Геннадий Иванович был не один, напротив него сидела женщина – повар-инструктор, и они обсуждали какие-то дела.

Зампотыл сурово посмотрел на зампотеха, а Владимир Петрович сощурился и спросил голосом обвинителя: «Сидишь?»

– Сижу, – отвечал Геннадий Петрович, не понимая, в чем дело.

– А зря сидишь, ты бы лучше пошел на свой продсклад и посмотрел, чего у тебя там творится.

– А что у меня там творится? – удивленно спросил Геннадий Петрович.

– А вот что! – ответил Владимир Петрович и выложил из карманов мадагаскарских тараканов на стол к зампотылу.

– Ты посмотри, до чего склад довел! – размахивая руками, продолжил кричать зампотех. – Ты гляди, какие у тебя там твари завелись! Они уже всю картошку сожрали, сейчас за морковь примутся!

Женщина, страшно визжа, тут же выскочила из кабинета за дверь и умчалась в столовую.

Геннадий Петрович смотрел на тараканов и медленно открывал и закрывал рот, не говоря ни слова. В этот момент он был похож на большую рыбу, вытащенную из воды на берег. Потом медленно поднял руку и протянул ее к тараканам.

Тараканы, помня отеческие ласки родного хозяина Сереги, не испугались, а подбежали к руке и начали об нее тереться. Зампотыл закатил глаза, а дыхание его перешло на тихий хрип.

Владимир Петрович понял – переборщил.

Вызвал из санчасти врача с трехлитровой банкой корвалола, вызвал Серегу, чтобы тот забрал тараканов, и начал успокаивать Геннадия Петровича, правда, не очень успешно.

Через полгода они помирились и больше не ссорились.

Об авторе: Николай Николаевич Петелин – подполковник, военный журналист.

http://nvo.ng.ru/notes/2019-04-05/16_1040_cockroach.html


Qui quaerit, reperit
 
Авиация СГВ » 4-я ВА ВГК - форум частей и гарнизонов » ОБЩИЕ ТЕМЫ АВИАЦИИ СГВ » Господа офицеры
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2019
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика