Авиация СГВ
Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск Лента RSS

  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: abadion, ВладС, Шайтан, =Владимир=  
Авиация СГВ » 4-я ВА ВГК - форум частей и гарнизонов » ОБЩИЕ ТЕМЫ АВИАЦИИ СГВ » Mы служили в CГB
Mы служили в CГB
СаняДата: Суббота, 26 Января 2019, 21.59.01 | Сообщение # 31
Группа: Админ
Сообщений: 65533
Статус: Отсутствует
Тому, кто роется в чужом грязном белье, стоило бы подумать, как со стороны выглядит он сам. На такие мысли наводит чтение фрагментов из польской книги под названием «Долгий танец за железным занавесом: полвека пребывания советской армии в Польше». Их опубликовала «Газета выборча», явно не замечая «бревно в собственном глазу».

Gazeta Wyborcza (Польша): торгуйте, товарищи! Как поляки учили Красную армию заниматься бизнесом (часть I)

Капитализм зарождается в коммунизме, считает Евгений Попов — бывший советский офицер, а сейчас калининградский бизнесмен. Торговать он научился в Польше:

«Дома в Ульяновске нас у родителей было десять человек, на учебу денег не хватало, так что я пошел туда, где кормили, одевали и давали крышу над головой: в казармы. В гарнизоне в Борне-Сулиново оказалось, что мне выдают больше еды, чем мне нужно. За крупой и мясом поляки выстраивались в очередь, а я покупал джинсы, куртки из искусственной кожи, посуду. Например, были сервизы с розами, очень красивая вещь! Потом я выгодно перепродавал все это в СССР».

Подполковник Рустам из Самары, который служил в Легнице, Свиднице и Колобжеге, продал последний комплект советского постельного белья за пару дней до вывода войск. «А на рынке я торговал военными биноклями. В моем родном городе был завод оптических приборов, я доставал их там за бесценок», — рассказывает он.

Рядовой Игорь Алейников из Краснодарского края говорит, что когда он проезжал через деревни в окрестностях Кломино, в каждом дворе там сушились военные кальсоны: «Существовали четкие нормы, как долго предписано носить ту или иную часть гардероба — от трусов до ботинок. Ботинки, например, полагалось менять раз в полгода, но если они еще не порвались, пальцы из них наружу не торчали, то начальник отдела снабжения говорил: „Ну, походи еще". Я ходил в них год или полтора, пока они совсем не разваливались, а выделенная мне пара „освобождалась", и интендант продавал ее в деревне».

Часы, свинья, прибор ночного видения

Мы ездим по Польше и расспрашиваем людей, что продавалось и покупалось несколько десятилетий назад.

— Тракторы, автомобили, но чаще всего топливо, — перечисляет Славомир Москалевич (Sławomir Moskalewicz) из Щецинека, торговавший с советскими военными при посредничестве своего шурина. — Вся семья торговала, а я ему помогал, но мне это не нравилось.

— Почему?

— Мои родственники сражались в рядах Армии Крайовой на Волыни, прятались по лесам под Ковелем, бились с немцами и с украинцами, а погибли от рук русских. Тетка хотела посмотреть, стоит ли еще ее дом. Ее поймали, изнасиловали и убили. Потом отец об этом рассказал, и коммунисты посадили его в тюрьму. Старший брат отца, который оставался в лесах, спас жизнь одному красноармейцу, а потом узнал, что тот работает в министерстве безопасности. Он отправился в Варшаву и добился оправдания отца, но сам вернулся в лес, и русские его убили. Отец освободился в 1946 и приехал в Щецинек. «Как тебя звать?» — спросили остановившие его русские, у которых уже был здесь гарнизон. «Москалевич», — ответил он. «Прекрасно, будешь тогда начальником станции». Потом он стал директором колбасной фабрики, а это тогда был большой человек. К нам приходили советские военные, водка лилась рекой. Отец их принимал, хотя и кипел от злости. Напившись, они снимали медали с портретом Ленина и отдавали мне. Я их не носил, но мы пользовались плюсами такого соседства. Никто их не любил, взять хотя бы это масло…

— Какое масло?

— Они приезжали на завод и забирали пару тонн масла, а с колбасной фабрики вывозили мясо, при этом в польских магазинах были пустые полки. То, что они не могли съесть, они закапывали, как белки. Однажды мой шурин поехал к ним и пропал. Мы искали его два дня, он как сквозь землю провалился. Русские говорили: «Ничего не знаем». И только когда мать собрала все свое золото и отвезла им, они его выпустили. Он сидел в подвале за то, что якобы слишком яростно торговался. Но если вы хотите что-то узнать о бизнесе с советскими военными, поезжайте в Лишково, вся торговля шла через это село, потому что оно находилось ближе всего к гарнизону в Борне-Сулиново.

Рената Коморовска, староста в Лишкове, попыхивает сигареткой на крыльце кирпичного дома. Она с мужем переехала в это село из Познани в 1980-е годы.

— Чем мы торговали? О Боже, всем подряд! Мне жизни не хватит все перечислять. Владелец пункта приема металлолома рассказывал мне даже, что под конец пребывания у нас советской армии парни принесли ему на продажу кабину пилота от истребителя. Он перепугался и пошел в гарнизон. "Все в порядке!«- ответили ему там. Гусеницы от танка среди металлолома я тоже видела.

Сначала я не имела понятия, что здесь рядом находится советский городок, на картах везде был нарисован лес. Мы пошли по грибы, идем, смотрим под ноги и вдруг упираемся в шлагбаум. Из-за деревьев вышел россиянин: «Дальше прохода нет». Я преподавала химию и математику в школе в селе Любово. Мои ученики рассказывали мне, как выглядит автомат.

Я привыкла, что они приносят на уроки патроны, но когда один мальчик пришел с гранатой, я с криками помчалась к директору. А тот только рассмеялся: «Да она же без запала!» У нас осталось много таких «сувениров», если на участке нужно проложить трубу, приходится вызывать саперов. Но, знаете, я их жалела! В карауле у них всегда стояли самые щуплые ребята, так что когда ударил мороз в 20 градусов, я отправляла своих учеников отнести им суп. Солдаты его уплетали и только смотрели, не идет ли офицер. Бывало весело. Выхожу однажды из дома, а во дворе стоит бронетранспортер. Пить пошли к соседу! А в дом одной соседки ночью врезался танк. Она устроила скандал, но они сразу же, прямо ночью, стену ей починили. Еще мы покупали у них свиней…

— Свиней? Откуда у них взялись свиньи?

— У них был свинарник на противоположной стороне канала. Потом можно было легко узнать, у кого какие свиньи: советские были белые с черными пятнами, а наши розовые. Директор покупал у россиян краску, чтобы покрасить школу, оплату они охотнее всего принимали наличными или водкой. За пол-литровую бутылку можно было получить бочку бензина. Они приезжали к костелу с цистерной, а люди заправляли свои «Сирены».

Еще рыбу покупали. У них было отличное устройство, которое назвали «Наташей»: оно давало электрический разряд, и всплывало столько рыбы, что они сами не могли ее съесть. Морозильники для молока люди брали, золото, обручальные кольца, — перечисляет Коморовска. — Один парень из Лишково взял обручальное кольцо и не заплатил. Они приехали на грузовике искать его. У магазина стоял 17-летний Анджей. Советский солдат, который был сильно навеселе, приставил ему к груди винтовку и выстрелил. Но кольцо взял не Андрей…

Здишек Редош (Zdzisiek Redosz), Янек Туровский (Janek Turowski) и Юзек Паньчик (Józek Pańczyk) из Лишково отправились мстить за Анджея. Они побили пятерых солдат, отняли у них пистолеты и штыки. Здишек закопал оружие в огороде, так что ему дали больше остальных: семь лет. Янеку тогда еще не исполнилось 17, так что ему дали пять. Столько же получил Юзек, в тюрьме его называли «убийцей русских».

Я чаще всего покупала продукты для детей, у нас в магазинах таких не было, а еще косметику и сигареты. Стиральную машину я еще взяла, хорошую, «автомат».

Вацлав Ныч (Wacław Nycz), староста села Нетоперек, находящегося неподалеку от Кеншицы-Лесьной в Любуском воеводстве, рассказывает, как благодаря клубнике он попал в Сталинград. Мы рассматриваем газетные статьи, описывающие прощание с советской армией, которые сохранил староста.

— Когда они только приехали, еще был какой-то порядок, — рассказывает он, рассматривая пожелтевшие снимки. — Но потом дисциплина ослабла. Они приходили то продать моток кабеля, то еще что-то, что они вынесли с полигона. Если они на запасном пути разгружали уголь, тот потом был у всего села. Они приезжали на грузовике, всегда вдвоем: один солдат следил за другим. Бензин или офицер на машине привозил, или рядовые канистрами приносили. Взамен они хотели обычно получить деньги или вино. Я возил к воротам гарнизона клубнику. Однажды я немного задержался, приезжаю, а там меня уже ждут несколько десятков человек. Такие сластены! Когда мы познакомились с ними лучше, один младший офицер приехал ко мне продать холодильник. Мы поболтали, потом они начали приходить к нам чаще, в гарнизоне им было скучно. Позже мы поехали к ним в гости в Волгоград, то есть прежний Сталинград, — рассказывает Ныч.

В Волгограде он посетил Мамаев курган, где покоится прах 36 тысяч советских солдат. Там стоит огромная статуя «Родина-мать»: фигура с мечом в руках, которая призывает своих сынов броситься в бой с захватчиками. В Польшу Ныч привез гречневый мед.

— Накануне вывода войск ко мне приходил парень и уговаривал купить у него винтовку, но я отказался.

— Что это было?

— Снайперская винтовка Драгунова.

Змеиный яд, фреон, мумие

По Легнице советские военные ходили с бидонами для молока. В них был фреон, который они продавали мастерам, занимавшимся ремонтом холодильников. Местные жители предлагали солдатам джинсы производства фабрики «ЭЛЬПО», снабженные этикеткой «Ливайс». В Свиднице за немецкую овчарку можно было получить винтовку. В банках из-под краски в СССР ехал польский окорок. Бронислав из Любина возил женам офицеров бюстгальтеры, которые шили в Лодзи. Мать будущего историка искусств Анды Роттенберг (Anda Rottenberg) шила платья в обмен на икру, а пани Владя делала женам военных шляпки, благодаря чему построила своим детям дома. Крестьяне из села под Легницей расширили свои капустные поля, зная, что получат за капусту дизельное топливо и селедку с Белого моря.

Чем дольше продолжалась эпоха Польской Народной Республики, чем дольше находились там советские гарнизоны, тем смелее и активнее шла торговля. В Кломино солдаты выносили бензин со своей базы в канистрах, а в Борне-Сулиново его вывозили по ночам бочками на грузовике. Бочку они сбрасывали в огород покупателю, а пустую тару, внутри которой были приклеены деньги, забирали на следующий день. Под Легницей, в Бартошуве, бензин продавали с десантного понтона, который не вызывал у командования никаких подозрений. На аэродроме Кшива за топливом, предназначенным для вертолетов, приходили владельцы мотороллеров «Комар».

Также шла торговля алкоголем. В Бялогарде люди привозили к гарнизону вино собственного производства, а советские пилоты в Кшивой, спрыскивая перед полетом лобовое стекло своих вертолетов, спирт экономили — они знали, что на спирт найдутся покупатели. Торговали золотом, украшениями, советскими часами. В Легнице, как пишет историк Войчех Кондуша (Wojciech Kondusza), советское золото продавали на рынке у замка, а за порядком там следили «аисты»: высокие мужчины, которые возвышались над толпой и видели, не приближается ли милиция. В случае бегства от золота порой приходилось избавляться. Его потом подбирали дети из школы № 3, выходившие с уроков.

Самыми привлекательными покупателями считались советские офицеры, у которых была большая семья (это означало, что они получают большой «паек»). В Бялогарде жители приносили к стенам гарнизона фотографии с обнаженными девушками и сумки с Мадонной, а в Борне-Сулиново солдаты бросали стоящим за ограждением мужчинам металлические детали, которые можно было продать в автомастерскую или в пункт сбора металлолома. Жизнь бурлила и на рынках. На базаре в Щецинеке можно было достать ушанку и мочалку, часы и консервы, а на базаре в Легнице — сушеную рыбу, фотоаппарат, яд кавказской змеи, мумие, сигареты «Красная звезда» и папиросы «Беломорканал».

Жители Легницы мечтали попасть в самый крупный магазин в советском «Квадрате». Чего там только не было! И грузинские коньяки, и молдавское шампанское, и икра, и мясо, и духи. За прилавком там стояли советские продавщицы в белых передниках, перебирая пальцами костяшки деревянных счетов. Поляк, который хотел пробраться в «Квадрат» за этими деликатесами, должен был получить именной пропуск — не просто документ, а доказательство дружбы, который выдавался только милиционерам, офицерам и партийным работникам. Снаружи за магазином следила Служба безопасности, а внутри действовали жесткие правила: сначала обслуживали генерала, потом полковника, потом подполковника. Иногда удавалось подкупить караульных. Порой польские женщины причесывались на советский манер и пытались слиться с толпой; дети шли «напролом» (вдруг никто не сообразит), изображали «русского ребенка» (нужно было быть не слишком худым, одеться поярче и привязать к волосам бант) или использовали тактику «русская мама» (у ворот нужно было взять за руку россиянку и попросить ее провести внутрь). Анде Роттенберг, которой было тогда 10 лет, мать повязывал на шею красный галстук и отправляла в советский «Квадрат» за мясом.

Кто торговал? Все, кто мог. Торговало даже государство — ПНР. Снабжением советских гарнизонов, как гласил договор 1956 года, должно было заняться польское государственное предприятие «Марко». За товары для советской армии полагались доплаты из польского бюджета. Однако «Марко» обманывала братскую армию, поставляя в гарнизоны просроченные продукты. Советская армия, в свою очередь, обманывала «Марко»: она задерживала выплаты, а продукты перепродавала полякам на черном рынке.

Торговала и польская оппозиция. Бумагу для самиздата в 1980-е годы добывал у советских военных член «Солидарности» Марек Якубец (Marek Jakubiec). С военными он тайно встречался на берегу Одры. Однажды солдаты привезли бумагу на грузовике одним огромным рулоном, а Якубец приехал на маленьком фиате. Пришлось искать другой транспорт, закатывать рулон в кузов, а потом резать его на куски во дворе милицейского клуба «Гвардия».

Робко торговала даже Церковь. В 1980-е годы один священник из окрестностей Свентошува заключил сделку с Красной армией: верующие снабдили солдат мясом, а те взамен отремонтировали собор. Самая активная торговля, однако, началась перед выводом войск.

*Фрагмент книги «Долгий танец за железным занавесом: полвека пребывания советской армии в Польше», издательство «Чарне» (окончание следует)

https://inosmi.ru/social....dex.com


Qui quaerit, reperit
 
ВладСДата: Пятница, 08 Февраля 2019, 12.12.09 | Сообщение # 32
Группа: Модератор
Сообщений: 44662
Статус: Отсутствует
Из СССР в Польшу

Конечно, время стирает память и остроту впечатлений, ведь прошло уже более 70 лет с тех пор, как я жил в Польше и учился в Легнице. Тогда это называлось Германия и Лигниц. Но отдельные яркие картины до сих пор стоят перед глазами.

В июне 1946 я еду из Ростова н/д в Польшу. Мы – я, мой на год младший брат Толя, мама и папа – занимаем целое купе в мягком вагоне пассажирского поезда, идущего до Познани. Дети на верхних полках, родители внизу. Утром, открыв глаза, я обнаруживаю себя на нижней полке, и с верхней улыбающийся папа сообщает, что переместил меня вниз после того как я свалился с верхней полки на пол вагона, не проснувшись.

От Познани до Мирославца (тогда он звался Меркиш Фридланд) едем местным поездом с поляками и непривычными для меня с братом звуками пше-пше. Мы тренируемся в произношении и пшекаем на весь вагон, за что удостаиваемся немилости от поляков-соседей и взбучки от мамы. Прожили в Мирославце все лето. Мы с братом (слава богу, жив-здоров, живет с семьей в Адлере) целыми днями отирались на аэродроме. Однажды пошли прогуляться в соседний лес, несмотря на запрет родителей дальше аэродрома не ходить. Вышли к озеру, потом нашли полянку с земляникой. Затем набрели на табличку "Мины". Повернули назад и... заблудились. Кончилось тем, что к вечеру нас нашли солдаты, которых подняли по тревоге: пропали дети. Естественно, дома был крутой нагоняй с рассказами, что здесь в лесах скрываются эсэсовцы и убивают советских.


Улицы города Меркиш-Фридланд, который вскоре отойдёт Польше и станет называться Мирославец

В конце лета мы переезжаем в Легницу. Колонна студебекеров с людьми, пожитками и сопровождением движется всю ночь. Холодно и слякотно как поздней осенью. Рано утром прибываем в Легницу. Из-за густого тумана и слипающихся невыспавшихся глаз город не просматривается. Через открывшийся шлагбаум колонна въезжает на территорию гарнизона 8 истребительного авиационного Бобруйского Краснознаменного корпуса, который на протяжении почти 2-х лет станет нашим родным домом.


Лигниц, 1945

После непродолжительной стоянки те же студебекеры развозят по приписанныи домам. Нам достался коттедж с мансардой и небольшим участком земли, где росли вишни, черешни, крыжовник, смородина, клубника и просто цветы. Сейчас я не помню названий тогдашних улиц на немецком языке. Думаю, что и тогда их не знал, т.к. в этом не было необходимости. Детям запрещали выходить за огороженную территорию гарнизона без сопровождения взрослых. В школу и обратно нас возил гарнизонный автобус с вооруженным солдатом.


Начало маршрута автобуса из гарнизона в школу

В момент нашего переезда в Легницу малочисленным гражданским населением города были немцы, по разным причинам не покинувшие этот город с немецкой армией. В течение 4-5 месяцев к нам приходила помогать по хозяйству фрау Эльза. Иногда она приводила с собой детей, сына 9 лет и дочь 6 лет. Она говорила, что не смогла уйти из Легницы из-за болезни детей. Ненависти к этим людям у нас не было, и мы принимали немецких детей в свои игры. В те времена поляки были только в военном училище, располагавшемся сразу за оградой штаба 8 ИАБКК. Командовал польским училищем небольшого роста толстый и крикливый генерал, которого не взлюбили обитатели нашего школьного автобуса и, по возможности, устраивали ему всякие пакости. Это училище, которое существует до сих пор, по-крайней мере на картах, как раз и является теперь моим основным ориентиром для идентификации себя в Легнице.

Возможно, это место и есть то, что позже назвали Вертолеткой?

*****************


С уважением, Владимир Скрыпнюк
Легница 1946-48 Гарнизон 8 ИАБКК
 
ВладСДата: Пятница, 08 Февраля 2019, 14.52.29 | Сообщение # 33
Группа: Модератор
Сообщений: 44662
Статус: Отсутствует
Дислокация и сопутствующие эпизоды


Где-то здесь я жил в 1947-48 гг

Мы жили в военном городке в 2-х этажном котедже на углу 2-х нешироких улиц (Армии Людовой и Клоновича? - см. черную стрелку). Второй этаж – это мансарда. Фасад дома выходил на одну из этих улиц (Клоновича?), с одноквартирными котеджами. На параллельной улице (Яна Собецкого?) имелись двухподъездные, кажется, двухэтажные, незаселенные дома. Там мы лазали по чердакам и чего только ни находили. Помню, вытащили с такого чердака деревянный ящик с наградными "железными" крестами. Попадались заводные детские игрушки (основной предмет наших поисков), посуда, альбомы с патефонными пластинками, с цветными фотографиями, персонажами которых были, в основном, или немецкие летчики, или артисты, кортики в ножнах и т.п. Одним концом наша улица упиралась то ли в лес, то ли в парк, одним словом, в заросли, которые были отгорожены от улицы забором из проволочной сетки (Сверкова?).

Однажды рано утром оттуда послышалась стрельба, а затем я уведел, как наши солдаты выволакивают из зарослей окровавленных немцев в военной форме.

Противоположной стороной наша улица выходила на центральную улицу гарнизона, где размещался штаб и др. службы (Окрежная?). Рядом со штабом за забором располагалось польское военное училище.

Нас возил в школу гарнизонный автобус от штаба. Кроме шофера в автобусе всегда находился вооруженный автоматом солдат. Где-то уже перед школой автобус пересекал трамвайную линию, по которой иногда лошади таскали вагонетки. Весь автобусный маршрут занимал не более 30 мин, если обходилось без происшествий: например, лошадь, тащившая вагонетку по трамвайным рельсам, врезалась в автобус (наверное, слепая) и головой пробивала стекла. В разговорах нашу школу называли просто "советская средняя школа". Кратчайший путь пешком из школы в гарнизон пролегал через центральный городской парк.

С другой стороны гарнизонного городка, противоположной упомянутым зарослям, протекала то ли малая речка, то ли ручей (Вонючка? Но в мое время от нее пахло только болотом). За речкой простирались поля до железной дороги. На этом пространстве мы находили под землей заброшенные немецкие склады. Оружия и боеприпасов там уже не было. Немцы или наши уже все ценное и опасное оттуда вывезли. Но кое-что полезное для себя мы находили. Например, противогазы, из которых нарезали полоски резины и делали рогатки, а потом соревновались в стрельбе на меткость по патефонным пластинкам. Другой полезной для нас вещью оказались какие-то химикаты, герметично упакованные в жестяные коробки цилиндрической формы. Одна половина цилиндра была розовой, а другая - белой. В розовой части был порошок марганцовки, а в белой - неизвестный ним белый порошок. Выяснилось, что если этот белый порошок бросить в воду, то он пузырится, а если вода в бутылке и бутылка плотно закрыта, то она с шумом взрывается.

Хорошая штука, чтобы сделать пакость крикливому генералу. Накануне очередной поездки в школу назначался дежурный бутылочник, который садился на задние правое места автобуса. Автобус трогался, сворачивал налево, проезжал мимо училища, разворачивался на 180 градусов и еще раз проезжал мимо забора училища. В момент второго проезда бутылочник быстро заливал в бутылку с белым порошком воду, затыкал пробкой и перебрасывал через забор. В это время все училище стояло метрах в 10 от забора на плацу лицом к дороге и молилось. Генерал и ксендз стояли спиной к нам. Взрыв раздавался, когда автобус был уже на приличном расстоянии. Все происходило без физических травм, но с большим шумом. Солдаты - шофер и охранник - знали, что произойдет и не препятствовали. Поэтому после жалоб поляков достовалось не только нам (от родителей), но и солдатам (от начальства).

*****************


С уважением, Владимир Скрыпнюк
Легница 1946-48 Гарнизон 8 ИАБКК
 
СаняДата: Суббота, 09 Февраля 2019, 13.20.24 | Сообщение # 34
Группа: Админ
Сообщений: 65533
Статус: Отсутствует
ВладС,
Спасибо за прекрасные личные воспоминания!


Qui quaerit, reperit
 
ВладСДата: Суббота, 09 Февраля 2019, 16.47.16 | Сообщение # 35
Группа: Модератор
Сообщений: 44662
Статус: Отсутствует
Школа

Школу, я плохо помню. Не потому, что у меня не было желания учиться. Скорее, наоборот. Накануне приезда в Легницу я имел похвальную грамоту за 1 класс, все пятерки и одну четверку по пению за 2 класс. В конечном счете, я окончил среднюю школу с золотой медалью. Просто, учебный процесс и обычные школьные события были для меня рутинными и потому малозапоминающимися. Однако были эпизоды, которые я хорошо помню.

Отчетливо помню заявление в школу, которое написал мой отец и копия которого долго хранилась в его архивах. Оно начиналось со слов "Директору Советской средней школы № 13, г. Лигниц". С этим заявлением он повез меня и моего младшего брата в школу. Нас принимал директор в своем кабинете. Директор поразил меня своим внешним видом. Я почему-то был уверен, что учителя, в том числе и директор школы – это женщины. По-крайней мере, так подсказывал мой предыдущий 1944-46-годичный опыт. Здесь же директором оказался мужчина средних лет с большой лысой головой, в гражданском костюме и с галстуком. Я его помню до сих пор, хотя потом в процессе учебы редко с ним сталкивался.
С тех времен у меня была только одна школьная фотография - наш третий мальчиковый класс с классруком Виктором Александровичем. К сожалению, она потерялась в процессе многочисленных переездов нашей военной семьи.

Когда я увидел фотографии тех времён, выложенные в свое время на borda.ru Еленой Парамоновой, то на одной из них сразу узнал директора моей легницкой школы. По правую руку от него находится завуч, весьма строгая в отношении порядка и дисциплины. Выходит, что я учился в одной школе с мамой Елены - Галиной Парамоновой, чей отец был в те времена военным комендантом Лигница.



Девочка в первом ряду вторая слева очень напоминает мне Неллю Старостину, нашу соседку в гарнизоне, с которой я ездил в школу одним автобусом, и которая училась в девчачьем классе, параллельном с моим. То есть, в сущности, была моей одноклассницей. Помню еще одну свою одноклассницу-параллельщицу из авиагарнизона Леру Савельеву (в верхнем ряду крайняя слева).

Настоящим моим одноклассником был Гена Турыгин, который жил по соседству со мной. Его отец, майор Турыгин (для меня дядя Валера), был командиром 813 истребительного авиационного Осовецкого Краснознамённого полка, а затем за какие-то прегрешения был освобожден от этой должности и служил в управлении корпуса.

(10 марта 1945 года В. М. Турыгин во главе 813-го истребительного авиаполка в составе корпуса участвовал в нанесении штурмового удара по аэродрому противника близ города Данцига. Всего было уничтожено сто три вражеских самолёта. В этом бою самолёт командира полка был подбит зенитной артиллерией, но В. М. Турыгину удалось совершить посадку на своём аэродроме. К званию Героя Советского Союза отважный лётчик-истребитель представлялся в августе 1945 года).

Дружба наша продолжалась около года. В один прекрасный момент семья Турыгиных была в 24 часа отправлена в СССР. Но это уже другая история.

(Указом Президента СССР от 20 марта 1991 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов, полковнику в отставке Турыгину Валерьяну Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».)


Лётчик - истребитель дважды орденоносец капитан В. М. Турыгин в
кабине своего ЛаГГ-3. Январь 1943 года, Северо - Кавказский фронт.


Наша компания была бы неполной, если я не добавлю сюда своего брата Толю и его одноклассников из гарнизона Женю Горчакова и Катю Тарасову. Иногда к нашей компании присоединялся старший брат Жени семиклассник. По-моему его звали Виктор. Скорее он был не компаньон, а наш шеф-защитник при решении спорных вопросов с другими компаниями не из нашего гарнизона.

Выглядел я в те времена примерно так, как на двух последних фотках, сделанных в Доме офицеров 12.09.1947. Почти потому, что здесь мы с братом "при параде". Одевались мы проще, и школьной формы у мальчиков не было. Но пионерские галстуки обязательно носили.



Лигниц, 12.09.1947

Кстати, приведенные ниже фотографии семьи Парамоновых своим антуражем убеждают, в том, что мы с ними в одно время были в Лигнице.



Семья Парамоновых в Лигнице

А эту фотографию ниже мне прислала Оксана Сницарь, 3 Б, ССШ № 13, Лигниц, 1947


Оксана Сницарь, 3 Б, ССШ № 13, Лигниц, 1947

Те же директор и завуч, те же учителя. Только почему-то в девчячьем классе оказалось четверо мальчиков.

Несколько памятных эпизодов из школьной жизни

Уже в 3-м классе мы учили английский язык. В Союзе в это время иностранный язык начинали учить в 5-м классе.

В нашу школу приезжал военный корреспондент Марк Лисянский. Он был в форме капитана и рассказывал об истории написания текста к песне "Моя Москва". Я запомнил его рассказ о том, что слова "похоронен был дважды заживо" взяты из реальной истории, случившейся с ним, когда он воевал в саперном батальоне. После этой встречи песня "Моя Москва" стала, как бы теперь сказали, бестселлером в нашей школе.

Прямо в здании школы находился магазинчик или буфет, в котором торговал поляк. Пан продавец на одну бумажку, кажется в 20 злотых, выдавал булочку с колбасой и бутылку ситра.

Помню, как меня и брата задержал (точнее, поймал, т.к мы удирали) патруль в парке, когда мы нарушили запрет и пешком через парк пошли из школы домой.

Однажды в наш автобус по дороге в школу врезалась лошадь, тащившая вагонетку по трамвайным рельсам. Причем на перекрестке, где это произошло, стоял польский полицейский - регулировщик. Нарушителем оказался "водитель кобылы", который оправдывался тем, что это лошадь с медеплавильного завода и поэтому слепая. В автобусе было разбито стекло, а у Леры Савельевой порезано лицо.

Были и другие мелочи жизни, такие как наезд на меня пана - велосипедиста, ловля с солдатами рыбы в озере без предупреждения родителей, полутора- месячное пребывание в госпитале вместе с братом (скарлатина). Охота на диких кабанов зимой, на которую военные обычно выезжали с семьями. Правда, жены и дети находились на базе отдыха, пока мужики охотились. Зато все вместе на костре запекали продукты охоты.

В особом ряду эпизодов стоит поездка летом 1947 в пионерский лагерь в Карпатах.

В общем, всего сразу в объеме форума не опишешь. Я только хотел бы отметить, что в связи с расформированием 8 истребительного авиационного Бобруйского Краснознаменного корпуса уезжали мы из Легницы в 20-х числах апреля 1948, не закончив обучение в своих классах.

Вот некоторые люди и события. Рядом с нами жили: генерал-майор Беленков - начальник штаба корпуса, пожилой седой человек; военврач корпуса полковник Горчаков, его сыновья Женя и старший семиклассник, кажется, Виктор, ходили со мной в школу; майор Тарасов, инженерная служба, с двумя дочерьми-школьницами; подполковник Старостин, инженерная служба, его дочь Неля училась в моем классе, также как и Гена Турыгин, сын бывш. командира 813 ИАП майора Турыгина; мачеха Гены, мадам Турыгина служила в штабе. Позже семья Турыгиных исчезла. Через много лет моя мама мне сказала, что мадам Турыгину обвинили то ли в шпионаже, то ли в аморальном поведении, и всю семью вывезли в Союз.

Большим событием в городке среди мужского населения считался футбол, особенно, когда приезжали "батовцы" – команда танкистов генерала Батова. А наших называли "зиминцы" по фамилии генерала Зимина с ударением на первое и.

*****************


С уважением, Владимир Скрыпнюк
Легница 1946-48 Гарнизон 8 ИАБКК
 
СаняДата: Понедельник, 01 Апреля 2019, 21.50.40 | Сообщение # 36
Группа: Админ
Сообщений: 65533
Статус: Отсутствует
История №-9972878

Лето 1988 года. Северная группа войск. Республика Польша, точнее самая
западная ее часть. Город Легница. В/ч правительственной связи.
Свинарник. Два не помню в чем провинившихся оболтуса -
правительственных, мля, связиста (причем один из них - ваш покорный
слуга) сосланы с позором на принудительные работы по расчистке
бездонного сточного колодца на краю вышеупомянутого свинарника. За что
сосланы - теперь не вспомню, хоть убей, наверно нерадивых "духов"
строили тумаками, но не в этом суть. Суть, что сосланы грамотно: в
воскресенье, после завтрака и, соответственно, вместо просмотра
"Утренней почты" и "Служу Советскому Союзу!".

Получив у свинаря инвентарь - одно мятое, местами дырявое ведро на
веревке, приступаем, матерясь сквозь зубы, к исполнению. Задача
поставлена простая, как палка: "вычерпать до дна". Черпаем. Черпаем, как
черпали до нас и как после нас черпать будут - т.е. выдернув это
поганое ведро из благоухающих недр, выливаем под забор. Дальше у этого
добра путь известный: по довольно большому уклону продукты свинской
жизнедеятельности весело журча попадают в открытый бассейн части.
Бассейн знатный - 50 метров в длину, правда запущенный. Перестали в нем
плавать уже давно, скорее всего, с постройкой, по соседству,
злополучного свинарника, а точнее с того момента, как первый штрафник не
найдя лучшего выхода вылил первое ведро, пардон, говна под забор. Стоит
отметить, что попадая в бассейн, эта дрянь аккуратненько расползалась по
дну, никоим образом не смешиваясь с наличествующим полуметровым слоем
воды (дождевой видимо). Непосвященный человек вообще мог ничего не
заподозрить, т.к. вплотную подойти к бассейну не позволяли буйно
разросшиеся сорняки, а неприятный запах напрочь отсутствовал. Короче
имелся в части гигантский биореактор, о процессах внутри, т.е. на дне
которого лучше было не задумываться.

Уверен, что боролись отцы командиры с этим как могли. Не могли не
бороться. Бассейн, чай, не в каждой части имелся. Но… Да и куда эти
кубометры дерьма девать, если в тот закут ни машиной не подъехать, ни
шланг дотянуть. А гадят свиньи, оказывается, регулярно и едят
непрерывно. Так постепенно бассейн получил статус пожарного водоема,
благо располагался недалеко от автопарка. На том дело и затихло. Зато
появилось изощренное наказание, причем офицерство предпочитало
отправлять туда на воспитание не "духов" со "слонами", а солдат и
сержантов, прослуживших как минимум год. Место на краю части, глухое,
тупик. Ни тебе припахать кого, ни отлынить. Только прапор-начсвин, амбал
два-на-два, маячит на горизонте, сечет.

Заканчивая преамбулу, скажу, что до "Утренней почты" мы Валерой успели с
делом управиться. Правда пришлось немного рационализировать процесс.
Прикинув объем ведра и колодца и сделав в уме нехитрые вычисления,
затосковали. Выходило работы часов на 5-6. Такой роскоши мы себе никак
позволить не могли, и через четверть часа уже обладали стащенной из
столовой замечательной 50-ти литровой кастрюлей - "пятидесяткой" на
армейском. Работа кипела, скорость возросла в пять раз. Очень скоро
уровень в колодце существенно понизился. Теперь вопросом стало быстрое
погружение кастрюли, чуть было не сказал, "под воду". Привязав к обеим
ручкам по веревке, мы безуспешно пытались утопить наш снаряд, но он
упорно плавал на поверхности, не желая погружаться, и его было легко
понять. В конце концов, решение было найдено. Кастрюлю сперва
подбрасывали вверх, придавая изрядное вращение. Она, кувыркаясь, летела
в колодец и с большой степенью вероятности сразу тонула. Тут знай
только, подсекай. Был, правда, один минус во всей этой затее: дерьмо
вылетало из колодца как из пушки. Ну да мелочи, работу прапору-начсвину
сдали, бегом в душ, переодеваться и в ленкомнату - телек посмотреть,
письмо написать или подремать наконец. Фигу! Зря торопились. Не пустили
нас жестокие сослуживцы расслабиться, пахнeте, говорят, сильно. Мы-то
принюхались.

Мда.. Ну а теперь, собственно, история.
Год спустя. Лето, та же часть. Автопарк. Наш батальон только вернулся с
недельных учений и теперь неспешно, день за днем приводит технику и
вооружение в порядок. Моет грузовики, проверяет, моет в мыльной воде и
перекладывает кабель. Батальон-то нестандартный - отдельный, кабельный.
Со своим знаменем, штабом, караулами и т.д. и т.п., включая свой
собственный городок и соответственно автопарк. Итак, лето, жара, опять
таки воскресенье. Боксы настеж, машины грязным неухоженным стадом стоят
посреди парка, вокруг полуголая солдатня делает вид, что работает. И
все это очень не нравится молоденькому, только что, как говорится,
"упавшему с поезда" щупленькому офицерику. Прибыл он, кстати, вместе с
новобранцами весеннего призыва и сразу угодил на учения. Ессесно и
дежурным по роте в выходной мог быть только он. Но человеку надо себя
ставить, надо показывать командирскую крутизну и организаторским
талантом блеснуть надо. А тут, здрасьте, солдатушки уныло тягаются из
кочегарки с ведрами воды. И в его голову приходит гениальная идея, как
вымыть всю технику не за три дня, а за пару часов и завтра явить взору
начальства идеальный порядок. Надо всего лишь подключить пожарные
рукава, открыть вентили и… Но тут выясняется, что воды в системе
пожаротушения давно нет - поляки за неуплату отключили, и вообще
глумятся как могут со своей Солидарностью над Советами. Из обычного
крана и то вода еле течет. Но лейтеха не сдается, и набравшись воздуха
рявкает "Пожарный расчет, помпу к бою!". И вот офигевающий расчет уже
получает указания, где помпу (здоровенный девайс с мотором от трактора
"Беларусь") разместить и откуда брать воду (да-да, именно оттуда!).

Попытки ненавязчиво убедить "тащ лнанта" в нецелесообразности сего
мероприятия проваливаются с треском. Мгновенно просчитавшие ситуацию
посвященные, а таковых оказывается две трети (не менее), начинают
выдвигаться из глубины парка в безопасную зону и плавно занимать
выгодные позиции для лицезрения предстоящего цирка.

Думаю не стоит упоминать, что водозаборный конец шланга был засунут на
самое дно злосчастного бассейна. Брандспойт в руках у какого-то
новобранца. Интересно, знает ли он, что ствол под напором двое с трудом
удерживают? Мы-то сзади, в метрах тридцати, у спасительной стены
кочегарки. Эта кочегарка Вторую мировую пережила, может и нас прикроет.
А вот лейтенант рядышком с тем молокососом.. Чую как народ справа и
слева напрягается, втягивая голову в плечи. Отмашка мотористу -
"Заводи!".
Описать то, что творилось в автопарке военной части по улице Летничей в
славном городке Легнице, битком набитом советскими частями, штабами
группы войск, складами и прочим, слов у меня нет, и, видимо, никогда не
найдется. Скажу только, что расквартированная через улицу часть
химической защиты была поднята по тревоге, а в соседних двух школах в
понедельник не было занятий.
Наверно, если есть где ад грешных сантехников, то я его видел.
Издалека.

https://www.anekdot.ru/id/-9972878/


Qui quaerit, reperit
 
=Владимир=Дата: Вторник, 02 Апреля 2019, 10.24.21 | Сообщение # 37
Группа: Модератор
Сообщений: 5966
Статус: Отсутствует
Прошу помощи у знатоков.

Как узнать ,где находится архив Легницкого женского госпиталя, его почтовый адрес?


Владимир Деркач п.п. 10341 81-86г.г.

Сообщение отредактировал =Владимир= - Вторник, 02 Апреля 2019, 10.24.51
 
СаняДата: Среда, 03 Апреля 2019, 10.28.03 | Сообщение # 38
Группа: Админ
Сообщений: 65533
Статус: Отсутствует
=Владимир=,
Цитата =Владимир= ()
Как узнать ,где находится архив Легницкого женского госпиталя, его почтовый адрес?

Предположу что в филиале Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (военно-медицинских документов)

Контакты архива:

Почтовый адрес: 191180, Санкт-Петербург, Лазаретный переулок, 2 (вход с ул. Введенский канал, д. 6)

Начальник архива: Смекалов Андрей Владимирович, 8 (812) 315-72-91, 8 (812) 315-77-89.

Приёмная архива: 8 (812) 315-73-28


Qui quaerit, reperit
 
=Владимир=Дата: Четверг, 04 Апреля 2019, 13.45.09 | Сообщение # 39
Группа: Модератор
Сообщений: 5966
Статус: Отсутствует
Саня,
Цитата Саня ()
Предположу что в филиале Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (военно-медицинских документов)


Спасибо , попробую обратиться туда, надо решить одну семейную проблему.


Владимир Деркач п.п. 10341 81-86г.г.
 
СаняДата: Четверг, 04 Апреля 2019, 17.38.49 | Сообщение # 40
Группа: Админ
Сообщений: 65533
Статус: Отсутствует
=Владимир=,
Позвони им для уточнения, думаю, я не ошибся. К ним запросы делаются по простой почте в конверте, они не завели ещё компьютер.
И ответ присылают в конверте.


Qui quaerit, reperit
 
=Владимир=Дата: Четверг, 04 Апреля 2019, 20.54.42 | Сообщение # 41
Группа: Модератор
Сообщений: 5966
Статус: Отсутствует
Саня,

Спасибо !


Владимир Деркач п.п. 10341 81-86г.г.
 
СаняДата: Пятница, 05 Июля 2019, 23.29.54 | Сообщение # 42
Группа: Админ
Сообщений: 65533
Статус: Отсутствует
«Случай уникальный»: как советский истребитель удрал на Запад
30 лет назад советский МиГ-23 сбежал без летчика в Европу

30 лет назад советский истребитель МиГ-23, вылетевший с авиабазы в Польше, без катапультировавшегося летчика достиг северо-запада Бельгии и рухнул на ферму, убив 18-летнего местного жителя. Полковник Николай Скуридин принес семье погибшего извинения, а Советский Союз выплатил компенсацию. Крупного скандала удалось избежать. Инцидент старались не предавать огласке.

4 июля 1989 года произошла одна из самых известных авиакатастроф позднего СССР. Летчик Николай Скуридин возвращался на службу в Северной группе войск после отпуска. Для восстановления навыков техники пилотирования рано утром он выполнил контрольный полет на учебном самолете. Далее ему предстояло пересесть за штурвал боевой машины. Скуридин считался опытным командиром. Из более чем 1700 часов налета 527 он управлял МиГ-23. Истребитель был вооружен боекомплектом в 260 снарядов к бортовой 23-миллиметровой пушке. В 11 часов 8 минут по московскому времени самолет взлетел с аэродрома в Польше. На этот раз полет пошел не по простому сценарию.

Чуть позже на сессии Верховного Совета СССР о случившемся докладывал министр обороны Дмитрий Язов. Непосредственный участник инцидента был отрекомендован как

«начальник политического отдела авиационной дивизии, военный летчик первого класса, русский».

Указывалось, что Скуридин окончил Харьковское высшее военное авиационное училище.

Согласно заявлению Язова, полковник катапультировался из-за возникшей в полете неисправности авиационной техники на малой высоте 4 июля, в 11 часов 18 минут, в одной из авиационных частей Северной группы войск при выполнении тренировочного полета с аэродрома «Колобжек» над территорией Польши.

Уже на 41-й секунде полета произошло внезапное уменьшение оборотов двигателя. Скуридин обратил внимание на хлопок в левом воздухозаборнике, падение тяги и снижение самолета. Самопроизвольное выключение форсажа он воспринял как остановку двигателя. Решение нужно было принимать в течение нескольких секунд. Сообщив руководителю полетов о случившемся, летчик катапультировался, повредив руку при приземлении.

Оценка ситуации Скуридиным оказалась ошибочной.

Вопреки его предположениям, уже через шесть секунд после того, как полковник покинул кабину, двигатель начал набирать обороты, прекратил снижение и перешел в горизонтальный полет. Это стало возможным в том числе и потому, что, когда полковник благополучно спустился с парашютом, нагрузка самолета уменьшилась, и он автоматически выровнялся.

Следующий час можно было наблюдать уникальную картину: МиГ-23 летел на Запад без командира. Полет выполнялся с включенной Системой автоматизированного управления (САУ), и после восстановления оборотов двигателя самолет был переведен в набор высоты с уставленным курсом взлета. Поскольку система опознавания «свой-чужой» оставалась включенной, борт беспрепятственно преодолел территорию стран Варшавского договора — Польши и ГДР.

В этот момент МиГ-23 зафиксировали радары НАТО. После захода в воздушное пространство ФРГ на перехват истребителя с голландской авиабазы в Сустерберге отправились два F-15 эскадрильи ВВС США. Они достаточно быстро нагнали нарушителя границы, который продолжал лететь на высоте 12 км со скоростью 740 км/ч. Американцы были очень удивлены, когда не обнаружили летчика за штурвалом советского самолета. Ситуация казалась настолько необычной, что диспетчер поверил им не с первого раза. Простые же зеваки внизу приняли воздушную погоню за авиашоу в честь праздника. С Земли был получен приказ сбивать МиГ-23 только в крайнем случае.

«Это было что-то невероятное: МиГ-23 прямо перед тобой как на том изображении, которые ты изучал всю свою карьеру летчика-истребителя.

Но теперь все по-настоящему. Что он здесь делает? Почему он один? А у нас проблемы со связью. Причем непреднамеренные помехи в эфире создавали наши же собственные службы», — делился впечатлениями командир одного из F-15 Билл Мерфи, слова которого приводили в своей книге, посвященной этому истребителю, Стив Дэвис и Дуг Дилди.

Между тем оставленное Скуридиным судно успешно миновало Германию, Голландию и углублялось в небо над Бельгией, направляясь к французскому Лиллю. Непредсказуемость полета угрожала населенным районам северной части этой страны. Шансов на то, что истребитель уйдет в сторону Северного моря, практически не оставалось.

«Случай, по нашим данным, в истории боевой авиации уникальный. По крайней мере, я не припомню, чтобы машина, покинутая летчиком, совершила столь далекий неуправляемый полет,

— прокомментировал инцидент маршал авиации Евгений Шапошников. — Такой это самолет — МиГ-23. При взлете или на малых скоростях его крыло, почти прямое в плане, с минимальной стреловидностью, приличного размаха. Самолет, так сказать, не продирается сквозь воздух, а действительно летит. К тому же он не был оснащен в том полете ракетами, бомбами, подвесными топливными баками. И все-таки мы сами удивлены тем расстоянием, какое он сумел пройти. Дальность оказалась выше, чем предполагали».

Американцы приготовились сбивать МиГ-23, однако напряженная обстановка разрешилась сама собой: в баках закончилось топливо, и самолет стал терять высоту. Как вспоминали впоследствии летчики F-15, им удалось определить, что советский истребитель не достигнет Лилля и потерпит крушение в относительно малонаселенной местности за городской чертой. Падение произошло в бельгийской деревне Беллегем неподалеку от Кортрейка. К этому моменту МиГ-23 преодолел 901 км. Машина приземлилась на ферму: в итоге единственной жертвой ЧП стал 18-летний Вим Деларе. F-15 еще несколько минут кружили над эпицентром катастрофы, после чего улетели на базу.

«В результате расследования этого происшествия было установлено, что полет российского истребителя непрерывно контролировался радиолокационными средствами НАТО и сопровождался их самолетами разведчиками, — указывается в монографии Александра Травникова «Правовой режим воздушного пространства. Аэронавигация и безопасность». –

Российский боевой самолет не был уничтожен в связи с отсутствием у военного руководства НАТО уверенности в том, что в кабине МиГ-23 нет летчика.

Этот пример демонстрирует иной подход государств к воздушным судам-нарушителям государственной границы, даже относящимся не только к военным, но и к боевым летательным аппаратам».

Между министерством авиационной промышленности СССР и инженерной авиационной службой разгорелись долгие разбирательства. Как выяснилось, в течение года двигатель МиГ-23 пять раз находился в ремонте, однако причину его нестабильной работы комиссия так и не обнаружила.

Благодаря наметившемуся в эпоху перестройки потеплению отношений между ОВД и НАТО большого скандала не произошло. Советский Союз выплатил Бельгии компенсацию в размере $685 тыс. Полковник Скуридин выразил соболезнования семье погибшего.

«Если бы я мог предвидеть трагические последствия беспилотного полета, я бы остался в самолете до конца», — сказал он.

Для определения всех обстоятельств катастрофы на место падения истребителя прибыли советские специалисты. Наибольшее раздражение страны, в которой упал МиГ-23, вызвала медленная реакция советских коллег и, в частности, неспособность оперативно сообщить о том, обладало ли погибшее судно ядерным или биологическим орудием. И все же Бельгия приняла извинения, переданные от имени советского правительства послом СССР. В стране положительно восприняли тот факт, что советская сторона сразу же взяла на себя ответственность за происшествие.

https://www.gazeta.ru/science/2019/07/04_a_12475111.shtml


Qui quaerit, reperit
 
1962dumaДата: Суббота, 06 Июля 2019, 09.47.07 | Сообщение # 43
Группа: Ветеран
Сообщений: 189
Статус: Отсутствует
Наши не сбили Руста в 1987-м, они не сбили МиГ-23 из Колобжега в 1989-м. Ответный реверанс. ))

Дубовой Юрий, Легница, п/п 10341 "М".
апрель 1980-82 г.г.
 
Авиация СГВ » 4-я ВА ВГК - форум частей и гарнизонов » ОБЩИЕ ТЕМЫ АВИАЦИИ СГВ » Mы служили в CГB
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2019
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика