Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Томик, Viktor7, Назаров  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » ЛИТЕРАТУРА О ПЛЕНЕ И ПОСЛЕ ПЛЕНА » Летчики в немецком плену (Веселовский Б. В. "Скрытая биография")
Летчики в немецком плену
СаняДата: Суббота, 27 Октября 2012, 13.50.09 | Сообщение # 1
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Веселовский Б. В. "Скрытая биография"


1.В плену


Очевидно, парашют раскрылся почти в момент приземления. Какое-то время я был без сознания. Когда очнулся, почувствовал тяжесть на коленях и увидел сидящего на мне верхом немецкого солдата. Он расстегивал на мне карабины парашюта, рядом на корточках сидел второй немец. Он держал в руках мой ремень, на котором висела кобура с пистолетом. Неподалеку что-то горело, слышалась артиллерийская стрельба, пулеметные очереди.

Вцепившись в ворот моего комбинезона, немцы втянули меня на дно траншеи. Глубокая тоска и досада охватили меня. На моем счету было семь сбитых стервятников. Этого явно недостаточно. Ведь сколько отнято жизней моих товарищей! Сколько погибло нашего люду: детей, матерей, жен! Тут же резанула другая мысль — будут допросы, пытки. Как я все это перенесу и что отвечать на вопросы немцев?

В левом кармане гимнастерки лежал партийный билет, рядом привинчен орден Красного Знамени. «Хорош гусь попался!» — подумают фрицы,

Тем временем солдаты поставили меня на ноги и, толкая в спину, повели по траншее в землянку. Пахнуло душным теплом — помещение было битком набито солдатами, отдавало спиртным перегаром.

Увидев меня, несколько солдат подбежали вплотную с криком:

— Рус! Рус флигер! Гут! Гут!

В мгновение разлетелась молния комбинезона, и несколько рук потянулось к моему ордену. Потом меня протолкнули в соседнюю дверь. Я оказался в просторном помещении. Удивила меблировка: большое зеркало, полочки, шкаф, мягкие кресла и большой канцелярский стол. Над ним висел большой портрет Гитлера. На столе — письменный прибор, книги, телефон, графин с водой. На стуле висел серый френч с генеральскими погонами и нагрудными крестами. Комната освещалась люстрой. Странно было видеть такой комфорт на линии фронта.

- 66 -

С противоположной стороны открылась дверь, вошел высокий преклонного возраста лысоватый человек в нижней рубашке.

Солдат отдал ему рапорт, указав рукой на меня. Генерал, не торопясь, накинул френч и сел в кресло у стола. Лицо его, худое и бледное, выражало усталость. Он распорядился, солдаты меня обыскали и выложили на стол содержимое моих карманов: письма, блокнот, вещевую книжку, партбилет. Мое сердце заколотилось.

Генерал рассматривал внимательно каждую бумажку. Затем он достал большой конверт, вложил туда вещевую книжку, еще что-то и передал автоматчику, отдав какое-то распоряжение.

— Яволь! — стукнув каблуками, ответил солдат. Затем генерал отодвинул рукой оставшуюся кучку бумаг, среди которых лежал партбилет, и на ломаном русском языке сказал:

— Это ви может взять!

Я быстро растолкал все по карманам. Сильно искажая русские слова, генерал начал меня расспрашивать.

Придумав легенду, я отвечал, что я летчик-истребитель, было нас восемь, сюда прилетаем из Москвы, садимся в Выползово (этот аэродром немцы знали еще с мирного времени), потом улетаем обратно в Москву, никаких других здешних аэродромов не знаю.

— Ви коммунистиш?

— Нихт, — ответил я.

Генерал не поверил, сказал, что все советские летчики — коммунисты.

«Партбилет надо уничтожить», — решил я.

Когда генерал распорядился увести меня, я сказал, что мне нужно в туалет. Генерал отдал распоряжение конвоирам,

Когда меня вели по траншее, выложенной тесинами белых березок, были слышны недалекие разрывы снарядов и трескотня пулеметов. В стороне, в тупике отвода траншеи, стояла «скворешня».

Солдат толкнул меня, указав на будку:

— Шнель!

В уборной я достал из кармана партбилет, разорвал его на мелкие клочки и бросил в яму. От сердца отлегло.

По неизвестной причине немцы какое-то время не вывозили меня из прифронтовой зоны. Лежа на сене в небольшой землянке, я прислушивался к ночному бою, надеялся, что, может быть, наши потеснят немцев, ворвутся в их траншеи и освободят меня, но этого не случилось.

Через сутки меня отвезли в Старую Руссу, откуда на штабной машине привезли в деревню Тулебля, где был немецкий аэродром. Здесь разместили в небольшой комнатушке, где стояли деревянный столик и табурет. Охраняли меня два автоматчика. Вскоре они принесли обед: вкусный мясной суп, мясо с жареным картофелем и гречневой кашей, компот из персиков. Вошедший

- 67 -

офицер пояснил на русском языке, что такими обедами кормят немецких летчиков.

Вечером меня привели в большое помещение, где на скамейках расположились летчики. Перед ними — длинный, накрытый темной скатертью стол. За него усадили меня. Рядом сел офицер, говоривший по-русски. Внесли поднос с графином и стаканом. Предложили попить. Справа стояла трибунка, обитая коричневым бархатом. За ней находился генерал — красивый брюнет средних лет с несколькими крестами на груди.

Генерал обратился к летчикам, а офицер перевел мне его слова. На этом собрании мне предлагалось отвечать на все интересующие генерала и летчиков вопросы. Как я понял, передо мной сидели асы прославленной немецкой группы имени Вольфрама фон Рихтгофена — известного немецкого летчика и военачальника.

Сначала спрашивали, как звать, сколько лет, женат ли, какое образование. Потом посыпались профессиональные вопросы: с какого времени воюю, сбивал ли немецкие самолеты?

— Да, сбивал! Семь ваших самолетов!

Генерал спросил, когда и где именно я одержал последние победы. Я назвал день, когда погиб Коля Трещин и была сбита четверка «мессеров» над нашим аэродромом. Генерал поинтересовался судьбой сбитых летчиков, видел ли их я.

— Да, видел! — ответил я и добавил, что жизни сбитых летчиков ничего не угрожает.

— Хотите видеть летчика, который вас сбил?

— Желательно.

— Обер-лейтенант Штотц! — скомандовал генерал. Из дальнего ряда поднялся, щелкнув каблуками, улыбающийся лет тридцати летчик. На его груди висело несколько крестов.

— Знаете, какой вы у него по счету? Вы у него сто сорок третий!

Переводчик переводил слова генерала.

— Передайте генералу, что он сбил меня не в воздушном бою, а подкравшись внезапно, «из-за угла». Генерал пояснил:

— В нашу группу зачисляются летчики, имеющие не менее ста сбитых самолетов! Здесь мы сбиваем по тридцать русских самолетов ежедневно!

Я попросил перевести, что, если бы это было так, давно уже перестала бы существовать наша авиация.

Один из летчиков сказал, что русские допускают в боях много ошибок — стреляют с большой дистанции, пытаются вести бой на вертикали, не используют меньший радиус виража американских машин. Чем это объяснить?

— Внезапным ударом по аэродромам 22 июня 1941 года вам удалось вывести из строя не только нашу авиацию, но и многих

- 68 -

опытных летчиков. Сейчас в небе действует в основном молодежь. Молодые летчики допускают много ошибок, но опыт — дело наживное. Скоро вы это почувствуете! — ответил я.

— Как ваши летчики оценивают наш «мессершмитт»?

— Наши летчики очень хорошо отзываются об этой машине. Думаю, если бы у нас была на вооружении такая машина, вы, здесь сидящие, давно были бы в таком положении, в каком нахожусь я!

Мой ответ не понравился присутствовавшим. «Будь что будет!» — думал я и продолжал дерзить.

— Что у вас думают: когда война кончится? — спросил генерал.

— У нас думают: когда вас всех перебьем, тогда и война кончится!

Едва переводчик перевел мои слова, как шум прошел по рядам. В это время вошел штабной офицер с кипой большого размера фотографий. Мне предложили, отложить фотографии летчиков, сбитых нами, которых я видел.

Воцарилась тишина. Все следили за моими руками. Вот я отложил в сторону одну, другую, третью.

— Гут! — изрек генерал. Он махнул рукой и вышел.

Так закончилась «пресс-конференция», длившаяся часа три. Меня увели, а скоро под конвоем двух солдат повезли в немецкий тыл, в Ригу.

Здесь, в центре города, неподалеку от сквера и пруда, в небольшом одноэтажном доме, меня заключили в одиночную камеру. Ее стены были исцарапаны фамилиями побывавших здесь ранее узников. Среди них фамилии: Банщиков Евгений, Шулежко Евгений — это летчики нашего полка, которых мы считали погибшими.

Я вынашивал мысль о побеге. Каждый день два автоматчика водили меня на допрос в большое серое здание, у входа которого свисали два флага со свастикой. Это была особая комендатура штаба ВВС. Допрашивающий офицер был груб. Мои ответы его не удовлетворяли. Коверкая русские слова, озлобленный, он пронзительно кричал, брызгал слюной и тянулся рукой к кобуре пистолета. Его интересовало, какими радиоприборами оснащены американские истребители, на которых мы воевали. Он не верил, что не было у нас никаких особых приборов, грозил таким допросом, где я буду говорить правду,

На стене кабинета висела огромная карта крупного масштаба. Бросая украдкой на нее взгляд, я заметил синие линии, тянувшиеся от Риги в глубь нашей территории. Они совпадали с маршрутами самолетов-разведчиков, которых мы перехватывали в зоне железной дороги Череповец—Тихвин—Волхов—Ленинград. Я представил, что бы со мной сделала эта штабная разведка, если б знала, что перед ними один из тех. Кто уничтожал столь дорогие для них, специально подготовленные экипажи и машины.

- 69 -

Дней десять держали меня в одиночной камере. Думая о побеге, я старался сохранить «форму»: прыгал, приседал, отжимался руками, много ходил по камере, не давая расслабляться организму.

Вскоре меня перевели в концлагерь под Ригой, где находились военнопленные разных родов войск. Давно уже у меня отобрали летную одежду — облачение состояло из какой-то рванины. Все узники носили разноцветное тряпье, многие страдали от запущенных, загнивающих ран...

В апреле 1943 года меня вывезли из этого лагеря, и я с двумя конвоирами оказался на улицах города Лётцен в Восточной Пруссии. Меня подвели к высокой белой кирпичной, похожей на крепостную, стене с прилепившейся к ней часовенкой. Конвоир нажал кнопку звонка — открылось окошко. Конвоир подал документ, и нас впустили.

Изнутри было видно, что стена кольцом охватывает огромную чашу с травянистым покровом, на дне которой стоят длинные бараки и двухэтажное здание. Поверх стены на разных расстояниях возвышались деревянные вышки с часовыми.

По крутой узкой лестнице длиной метров в двадцать пять меня провели вниз к двухэтажному зданию. В нем — казарменное помещение с несколькими рядами коек в два этажа. К конвоиру вышел офицер, говоривший по-русски, и указал мне койку. Окружающие усадили меня на скамью и наперебой стали расспрашивать. Это были наши пленные.

Вскоре меня пригласили в комнату, где за столом сидел офицер, на рукаве мундира которого была эмблема с крупными буквами «РОА». Офицер на чистом русском языке предложил мне сесть.

Как я потом узнал, это был майор Сахаров, представитель штаба «Русской освободительной армии» (РОА) генерала Власова.

Офицер пояснил, что мне представляется возможность вступить в РОА с сохранением офицерского звания и соответствующих привилегий.

— Подумайте. Когда примете решение, заполните это заявление. — Офицер протянул отпечатанный бланк, где требовалось только заполнить графы и поставить подпись.

Так я оказался в вербовочном лагере, но становиться предателем я не собирался. Об этом решил сразу не заявлять — верил в возможность побега и ждал случая.

На другой день сюда привезли еще одного летчика-истребителя — Колю Добрина. Мы быстро нашли общий язык и подружились. «Мы летчики, идти в пехоту не желаем!» — таков был наш ответ на вопрос: «Почему не подписываете заявления?»

Мы надеялись, что, не добившись толку, нас долго держать здесь не будут. А пока заучивали немецкие слова в надежде, что это пригодится. В отведенное время нам разрешалось выхо-

- 70 -

дитъ и прогуливаться возле здания. За нами наблюдал солдат и не разрешал подходить к баракам, где размещались военнопленные французы.

На первом этаже нашего здания были помещения, куда запрещалось входить. Однажды любопытство взяло верх, и мы с Колей вошли. В маленькой комнате лежал весь в бинтах человек. Он обрадовался нашему появлению и приподнялся. Мы разговорились.

Это был начальник штаба Брянского партизанского соединения Виктор Гоголюк. Из окружения его вывозил на самолете У-2 летчик Евгений Кирш. В тумане над передним краем немецкой обороны их самолет был сбит. Раненого Виктора привезли сюда. Он быстро разбинтовал ногу, и под бинтом мы увидели орден Ленина и два ордена Красного Знамени. Мы поделились своими планами на побег. Виктор одобрил, пожелал удачи и советовал все хорошо продумать. На всякий случай сообщил нам свой московский адрес.

Нашу беседу прервал ворвавшийся солдат. Бранясь, он вытолкал нас в коридор.

Однажды, прогуливаясь, мы увидели спускавшихся по лестнице вниз наших военнопленных. Они примостились на травке. Им принесли из склада немецкую одежду. Пленные переодевались и обретали вид немецких солдат.

— Это что ж, теперь пойдете против своих? — спросил я.

— Что ты, браток! Какие из нас солдаты? Мы еле на ногах стоим, разве не видишь? Вот поправимся, дадут оружие, а потом посмотрим, что нам делать!

Я спросил, откуда их привезли.

— Рыли под Берлином глубокие рвы. Кто ослаб, того прикалывали прямо в траншеях! Оттуда и привезли...

Разговор наш прервался — нас отогнали конвоиры.

Неожиданно меня разлучили с Колей Добриным и отправили в лагерь под Кенигсбергом. Ограждение лагеря было хилое: на тонких столбах в один ряд болталась колючая проволока. Ходившие вдоль нее два немецких солдата были калеки. Один хромал, у другого виднелся бинт из-под пилотки. Преодолеть такую ограду ничего не стоило. Внутри лагеря было несколько бараков, снаружи — штабной домик, караульное помещение и гараж.

В штабе конвоиры передали меня администрации лагеря. В небольшом кабинете со мной разговаривали два ефрейтора на чистом русском языке. Один — Додонов, второй назвался Алексом. Немцы предложили им работать при штабе лагеря, и они согласились. В их обязанность входила регистрация прибывающих пленных, заполнение анкетных данных. Жили они в караульном помещении, но им разрешалось ночевать в штабе. Лагерь принадлежал авиационному военному ведомству, начальником лагеря

- 71 -

был полковник авиации Холтерс. Около лагеря было небольшое ровное травяное поле. Сюда прилетал легкий самолет связи.

В небольшой комнатушке лагерного барака со мной помещался Володя Коняхин. По его словам, он был командиром эскадрильи 1-го гвардейского истребительного авиационного полка, воевал на Ленинградском фронте.

Это был высокий, крепкий, добродушный парень. Лицо его было усыпано черными точками, что обычно является следствием близко разорвавшегося снаряда. Мы подружились.

Додонов принес мне кирзовые сапоги, серые брюки, зеленоватый френч и нижнее белье. На Володе уже была такая одежда, она походила на форму немецких солдат. Сначала мы не придали этому значения и были рады чистому белью.

В бараках размещалось около 150 военнопленных. Все они были авиаторы — летчики, штурманы, стрелки-радисты, бортмеханики. Жили в больших помещениях с рядами двухэтажных коек. Нельзя было понять, кто есть кто, — все переодеты.

Загадочным был этот лагерь. Частенько в штаб вызывали кого-либо, и там подолгу велся с ним разговор. Несколько раз со мной беседовал полковник Холтерс. Не допрашивал, а именно беседовал.

Некоторых пленных куда-то увозили. Через несколько дней они вновь появлялись. В лагере, в отдельном флигеле, жил пленный генерал авиации Александр Алексеевич Белишев. Его тоже подолгу не было видно. Додонов сообщил, что генерал был в Берлине.

В лагере проводилась антисоветская агитация, были развешены соответствующие плакаты. Почти ежедневно Додонов приносил в лагерь газету РОА «За Родину», расхваливал «новый порядок» на территориях, оккупированных немцами.

Однажды я поделился с Володей мыслью о побеге, он с радостью согласился участвовать в нем. Обдумывая варианты, мы решили подобрать большую группу и организовать массовый побег. Каждый день нас небольшими группами выводили под конвоем на разные хозяйственные работы в деревню. Мы копали огороды и чистили скотные дворы. Частенько с нами ходил Додонов или Алекс. У Додонова был фотоаппарат, и он фотографировал нас.

Мы организовали комитет по подготовке побега. К нам присоединились майор Тонких и капитан Лепехин из Авиации дальнего действия (АДД). Лепехина сбили недавно над Данцигом (Гданьском), он обрадовал нас хорошими вестями с фронта.

[1]* Лепехин Гавриил Васильевич, Герой Советского Союза. В лагере называл себя Георгием. В книге часть фамилий и имен автор дает по памяти, если их не удалось проверить по архивным и другим документам. Поэтому отсутствуют инициалы многих упоминаемых лиц. (Примеч. ред.)

[1] Лепехин Гавриил Васильевич, герой Советского Союза. В лагере называл себя Георгием. В книге часть фамилий и имен автор дает по памяти, если не удалось проверить по архивным и другим документам. Поэтому отсутствуют инициалы многих указываемых лиц. (Примеч. автора.)
- 72 -

Нам хотелось склонить к участию в нашем комитете генерала Белишева, через него, как старшего по званию, отдавались распоряжения администрации.

Вести дела с генералом Белишевым поручили мне. Вечером я встретил его у флигеля, и мы разговорились. Оказалось, он с Урала, один его сын — танкист, другой — артиллерист. Оба на фронте. Генерал находился при штабе 2-й ударной армии Власова, когда она была окружена и разгромлена, а ее штаб оказался в плену. Немцы всячески склоняли Белишева перейти к ним на службу, но он на предательство не пошел.

Я откровенно сказал Белишеву, что ребята побаиваются его и относятся к нему с подозрением. Генерал возмутился и просил передать, что он никогда не пойдет на сотрудничество с немцами, что он патриот своего Отечества и, если ему поверят, готов возглавить комитет по организации побега.

На другой день меня привели в штаб. Полковник Холтерс, улыбаясь, сообщил, что разыскали в Каунасе мою жену и я могу написать ей письмо. На мой вопрос: «Могут ли ее привести сюда?» — Холтерс ответил утвердительно.

Я написал Наташе о своем положении, просил: пусть добивается свидания со мной. Наташа сообщила, что жива, здорова, но на свидание прибыть не может по ряду обстоятельств. По содержанию записки чувствовалось, что она многого недоговаривает.

Обо всем этом я рассказал на собрании комитета. Мнения и высказывания были различны. Каждому члену комитета поручили подобрать наибольшую группу желающих бежать.

Все члены комитета были коммунистами, поэтому мы решили создать подпольный комитет партии.

Чтобы не вызвать подозрений, комитет собирался на короткое время в нашей комнатушке или у Белишева. Разрабатывали план побега, а точнее, два его варианта. Первый — скрытно уйти ночью. Второй — подготовить восстание, в ходе которого уничтожить охрану, штаб, линии связи, захватить оружие и автомобили и двигаться на них в Литву или в Польшу, к партизанам.

Большинством комитета был принят второй вариант. Члены комитета назначались старшими групп. Общее руководство возлагалось на генерала Белишева. После уничтожения охраны лагеря вооруженные группы должны были захватить штаб, караульное помещение, гараж. Моей группе в пятнадцать человек поручалось захватить контрольно-пропускной пункт, гараж и продовольственный склад. В целях конспирации задача не доводилась до личного состава. Это предполагалось сделать в канун восстания, каждому участнику соответственно поставить задачу. Восстание намечалось на 15 мая.

В 19.30—20.00 генерал Белишев должен был выйти из флигеля с полотенцем на плече — сигнал к началу действий всех групп.

- 73 -

Ночью накануне мы с Володей Коняхиным долго не могли уснуть. Разные мысли лезли в голову. Почти до утра мы вертелись с боку на бок. Томительно тянулся день. Лишь после ужина время пошло быстро. В соседнем бараке я объяснил каждому, как и где действовать. Там же прилег на чью-то койку, ожидая сигнала.

Вдруг послышался рев автомобиля и топот бегущих по коридору. Грохнула распахнутая дверь. Вбежал офицер в черной форме СС и солдат с автоматом.

— Ахтунг!

Все вскочили. Офицер громко зачитывал фамилии. Солдат выталкивал названного за дверь, приговаривая:

— Шнель! Шнель!

Очутившись за дверью, я увидел в коридоре стоящих в два ряда автоматчиков. Меня втолкнули в кузов большой, крытой брезентом машины. Их был полон двор. В машине уже находились Белишев, Коняхин, Лепехин и еще десять наших пленных.

Солдат закрыл перегородку в кузове машины, по другую ее сторону разместилось около десятка автоматчиков.

Мы все смотрели друг на друга в недоумении. Было ясно одно — предательство. Но кто?

Через минут сорок во дворе тюрьмы нас вытолкали из машины, рассредоточили по одному на дистанции несколько метров. Люди в штатском подошли к каждому из нас, приказали раздеться догола и тщательно обыскали всю одежду и белье, прощупывая каждый шов. По команде мы снова оделись.

Меня отвели в тесную холодную камеру — одиночку; Сюда едва пробивался свет из маленького зарешеченного оконца под потолком.

«Вот и спета моя песенка!».— подумалось мне. Несомненно, немцы были осведомлены о нашем плане. Мы заранее условились — в случае провала не признаваться ни в чем ни под какими пытками.

Через пару часов меня повели на допрос. Офицер СС зло глядел на меня сквозь очки. Коверкая русские слова и мою фамилию, объявил сразу, что участь моя решена, только чистосердечное признание может «спасайт свой голова». Далее он пояснил, что мне надо ответить лишь на один вопрос: кто из немецких солдат согласился достать нам канистры с бензином?

Действительно, с несколькими солдатами охраны у нас налаживались отношения. Однако замысел сорвался из-за того, что внезапно была заменена вся охрана. С новым составом установить контакты не удалось.

Я отвечал, как условились на комитете, что «ничего не знаю, подозреваете меня и обвиняете напрасно».

Эсэсовец выходил из себя, кричал, избивал кулаками, тыкал пистолетом в лицо и грозил пристрелить.

- 74 -

Я повторял одно и то же: «Ничего не знаю!», «Первый раз слышу», «Обвиняете меня напрасно».

Допросы продолжались каждые сутки по нескольку часов, в основном ночью. Счет дням был потерян. Баланда и кусок хлеба с опилками — вся еда. Я чувствовал, как худею и слабею, бока болели и немели от бетонного пола одиночки. Я крепился изо всех сил, старался не падать духом, проделывал кое-какие упражнения, старался больше держаться на ногах.

Однажды из камеры меня привели в просторный коридор, где уже стояли раздетые догола мои товарищи. Были они обросшие, избитые, едва узнаваемые. Кучку одежды перед каждым из нас опять тщательно обыскали люди в штатском. Потом нам приказали одеться и погрузили в крытые автомашины, на которых привезли в город Инстенбург, на вокзал.

В товарном вагоне нас доставили в польский город Лодзь, на окраине которого находился концлагерь. Здесь содержалось несколько тысяч военнопленных, в основном из частей ВВС и ПВО.

В лагере нас снова обыскали и отвели по баракам. Каждый из полутора десятков бараков был огорожен колючей проволокой. Территория лагеря в виде прямоугольника триста на двести метров была огорожена пятью рядами колючей проволоки. Между ними лежали проволочные валы-спирали. Ограда была под током и оборудована сигнальным устройством. За проволочным ограждением, метрах в двух, проходила бетонная стена. Между ней и проволочной оградой патрулировали часовые. По углам территории лагеря возвышались вышки с пулеметами, в ночное время лагерь освещался прожекторами.

Отсюда пленных на работы не выводили. Вид узников произвел на меня самое удручающее впечатление. Баланда и кусочек хлеба с опилками быстро превращали людей в доходяг. Из этого концлагеря не было совершено ни одного побега, хотя и были отчаянные попытки. На проволоку набрасывали одежду, всякое тряпье — надеялись быстрым броском преодолеть ограду и скрыться в ночной тьме. Смельчаки погибали под пулеметным огнем.

Оказавшийся в плену мировой рекордсмен-парашютист Козуля пытался организовать побег из барака путем подкопа. Было уже все готово, оставалось прорыть небольшой участок под стеной. Однако патрулировавший между стеной и проволокой часовой провалился в прорытый ход. Он поднял тревогу, сбежалась охрана. Всех узников этого барака вывели на плац лагеря, уложили на землю лицом вниз и под ударами плетей заставили ползти в другой конец лагеря. Это происходило на глазах остальных узников.

Большинство истязуемых не доползло, остальных выволокли за ворота. Затем к каждому бараку подвезли лопаты и заставили

- 75 -

узников выкопать под ними слой земли, чтоб были видны столбы, на которых стоят бараки. Каждый день приходили солдаты и острыми металлическими штырями протыкали землю возле бараков, их прозвали «золотоискателями». Ежедневно, в любую погоду, нас всех выстраивали на плацу для поверки. Проверяли по номерам, написанным масляной краской на груди и спине ниже букв «ЗУ». Мне намалевали номер 7525.

На другой стороне плаца отдельно стоял такой же, как и остальные, барак. Туда отбирали ослабевших доходяг, потом их уводили за ворота, и они уже никогда не возвращались обратно.

Из наших заговорщиков мне встретилось несколько человек. Никто не знал, кто же нас предал. Грешили на генерала, но я категорически отвергал эту версию. Белишев находился в этом же лагере, но содержался отдельно. Здесь находилось много летчиков, пытавшихся бежать из других лагерей. На разных стадиях побега их постигла неудача.

Из нашего полка мне встретился Евгений Шулежко. Он также пытался бежать, но его поймали. Сильно били, отчего он болел, ослаб и уже не мечтал бежать. Однако он подбадривал меня, подарил драгоценную маленькую компасную стрелку. Ведь в случае удачного побега без нее не обойтись — идти по маршруту в пасмурные дни и ночи без компаса невозможно. Я был искренне благодарен Жене. Он подсказал, как лучше спрятать и сохранить стрелку. Я обменялся с одним из узников штанами. Это были французские цвета хаки с толстыми швами, особенно в ширинке, штаны. Туда я и затолкал стрелку.

С надеждой поглядывал я на этапный барак. Должны же немцы когда-нибудь и меня туда водворить! Оттуда за ворота — и на этап.

Фортуна мне улыбнулась. Как-то в дождливый день на очередной поверке фашист ткнул палкой мне в грудь.

В этапном бараке нас оказалось человек пятьдесят. Вид доходяги был у каждого, но я верил в свои силы. Под усиленным конвоем, с собаками, нас провели через город на вокзал, там погрузили в старые «телятники». Снаружи половина вагона, в которой размещались пленные, была обита вертикальными рядами колючей проволоки, внутри эта часть вагона была отделена сеткой из колючей проволоки. В середине сетки встроена деревянная дверь. За сеткой, в полуметре от нее, — дощатые двухэтажные нары. Над верхними нарами в стенах — по одному узкому люку, дверцы которого закрыты рычагами и забиты металлическими скобами. На нижних нарах разместились восемь пленных. На верхних — семь. Я находился вверху. В другую часть вагона, где дверь была отодвинута, зашли десять автоматчиков. Немцы расселись на обитых материалом топчанах. При задвинутой двери

- 76 -

свет проникал в ту часть вагона, где расположились солдаты, через два открытых люка.

Мы лежали вдоль вагона головами к торцовой стене. В первый же час, как тронулся эшелон, я достал стрелку и определил, что везут нас на восток. Поскольку везут «ближе к дому», решил никаких попыток к побегу не предпринимать.

В темное время немцы зажигали лампу, подвешенную у потолка возле проволочной сетки. Рефлектор был направлен в нашу сторону. Мы находились на свету, в то время как солдаты оставались в тени.

Когда кому-то из нас требовалось в туалет, солдат отодвигал дверь, и мы мочились в щель через проволоку. По большой нужде выводили пленного через дверцу на остановках.

На другой день нас выгрузили на небольшой станции в лесу. Как потом оказалось, в Литве. В лесу было два лагеря. Один — большой, как в Лодзи. В нем содержались пленные английские летчики. В малом — советские военнопленные. В центре его стояло несколько виселиц. Однако ограждение внушало надежду на возможность побега.

Пленных англичан содержали в достаточно хороших условиях. Днями англичане играли в футбол, регби, занимались легкой атлетикой. Питались они продуктами, поступавшими от Международного Красного Креста, от немецкого пайка отказывались в пользу советских пленных. Но нам он не доставался — немцы выливали баланду и выбрасывали хлеб с опилками, не съеденный англичанами, в помойку.

Наш лагерь военнопленных предназначался для обслуживания англичан. Наши доходяги чистили помойки, туалеты, выполняли всякие хозяйственные и ремонтные работы.

Англичане, как могли, помогали нам. Они закладывали в пустые банки еду и подбрасывали их в мусор.

В ночь перед моим прибытием сюда один из пленных — летчик Юрий Цуркан — организовал побег и увел с собой сорок человек. Это обозлило охрану. Барак в центре лагеря был тут же огорожен проволокой. Немцы заставили нас вырыть яму для отдельного туалета у нашего огороженного барака.

Через день были пойманы несколько бежавших. Их забили до смерти на глазах у остальных узников.

Через пару дней нас вывели из барака и приказали снять одежду. День был холодный, а с обыском фашисты не торопились. Меня беспокоила спрятанная стрелка компаса, к счастью, ее не обнаружили. После обыска нас принял прибывший конвой с собаками и повел на станцию, где уже стояли опутанные проволокой «телятники».

Я снова оказался на верхних нарах. У самой стены, слева от меня, лежал зенитчик капитан Иван Власович Сылко. Справа —

- 77 -

капитан Георгий Лепехин. За ним — штурман Володя Жуков1 и еще трое пленных.

Теперь нас повезли на запад. Возникла мысль о побеге. Сылко идею поддержал. Он был уверен, что, если не сбежим из этого вагона, нас ждет гибель. Лепехин не соглашался. «Броситься на автомат я всегда успею!» — говорил он.

Обстановка действительно не располагала к побегу. За проволочной сеткой — десять солдат. Один автоматчик все время торчит у проволочной сетки. Отодвигающаяся дверь на стороне немцев, за проволокой.

Тем не менее я и Сылко прикидывали варианты побега. Один из них сводился к тому, чтобы освободить дверцу люка от забитых скоб, повернуть рычаги запоров, открыть люк, раздвинуть наружную колючую проволоку и выпрыгивать на ходу. По другому варианту — один из нас попросится справить малую нужду. Когда автоматчик откроет запор и отодвинет дверь, чтобы образовалась щель, нужно ударом ноги выбить ограждающую сетку и выпрыгнуть по очереди из вагона. Сделать это успеют два человека, по третьему наверняка будет дана автоматная очередь.

Чтобы бежать четырем или пяти пленным, необходимо совместить одновременно оба варианта. Я и Сылко избрали первый.

На другой день пути один из нас на корточках двигался к краю нар вдоль стены и оставался в такой позе, закрывая от немцев люк. Другой в это время раскачивал скобы, чтобы их вытащить. К исходу дня мы так разболтали скобы, что их можно было вытащить. Осталось проверить, как открывается люк. Было еще светло. Иван Власович загородил собой люк, а я быстро вытащил скобы, повернул рычаги и потянул на себя — дверца приоткрылась. Вместе с дневным светом ворвался стук колес и струя холодного ветра. На счастье, проволоки за люком не оказалось. В тот же миг я быстро закрыл дверцу на рычаги и вставил обратно скобы.

Рядом со своим напарником я уселся на корточки. Вдоль проволочной перегородки от стены к стене вышагивал автоматчик,

В глубине вагона галдели и хохотали солдаты охраны, а мы с нетерпением ждали ночи. Наконец начало темнеть, немцы зажгли карбидную лампу. Мы улеглись. Теперь Лепехин и Жуков изменили свое мнение и решили присоединиться к нам.

— Выпрыгнуть через люк можно только двоим, — доказывал Сылко, — третий будет прошит очередью.

Я изложил второй вариант побега.

— Надо осуществить оба! — согласились со мною все.

[1] Так называл себя в лагере. Настоящая фамилия - Жебко.
- 78 -

Встал вопрос: кому по какому варианту бежать? Кто-то предложил бросить жребий. Пустой кулак означал второй вариант. Он достался мне и Володе Жукову.

Мы поменялись местами. Рядом с Сылко, ближе к люку лег Лепехин, потом я и Володя. Мы лежали молча, ожидая середины ночи.

— Пора! — толкнул я Володю, на корточках приблизился к краю нар, ближе к двери. Передо мной, за сеткой, остановился автоматчик.

— Вас? — окликнул он меня.

— Их мехте нах аборт! (Я хочу в туалет!) — ответил я.

— Верботен! (Запрещено!)

Я дал понять немцу, что не могу больше терпеть. Накричав на меня, солдат приказал немедля ложиться и ждать утра. Он направился к противоположной стороне, давая понять, что разговор окончен. Все рушилось. Жар ударил в голову от досады.

Соскочив с нар на пол, я опять стал требовать свое. Фашист стал тыкать автоматом через проволоку, доставая до груди, требовал немедленно идти на место.

В это время Жуков находился на самом краю нар. Когда немец пошел в другую сторону, он сдавил рукой мое плечо. Я обернулся, увидел открытый люк и мелькнувшие в нем сапоги.

Решение возникло мгновенно. Правой ногой я стал на нижние нары, левой коленкой — на верхние и из этого положения бросился в черноту люка. Меня обдала сильная струя холодного воздуха. Тело ударилось о землю, и наступила тишина.

Очнувшись, я увидел вдали красный огонек последнего вагона удаляющегося эшелона.

Железнодорожное полотно, рядом с которым я лежат, пролегало в глубокой выемке. Взобравшись на ее крутой склон, в ночной тьме я увидел силуэт бежавшего человека.

— Иван Власович! — окликнул я.

Мы обнялись. Нужно было сориентироваться и немедленно уходить. В черном безлунном небе сверкали мириады звезд. Я быстро нашел Большую Медведицу, затем Полярную звезду. Боясь ошибиться, я вытащил компасную стрелку. Когда, вращаясь на тоненькой ниточке, ее северный конец указал на Полярную звезду, мы бросились на восток, ориентируясь далее по звездам. Компасную стрелку я спрятал.

Мы понимали, что несомненно будет погоня с собаками. Чтобы сбить след, необходимо было быстрее достичь Вислы. Эшелон, пересек ее за пару часов до побега — это мы определили по долгому громыханию на мосту. Такой длинный мост мог быть только через Вислу.

Мы бежали строго на восток через все попадавшиеся препятствия: огороды, сады, ямы, кусты. Когда, замедлив бег, осматрива-

- 79 -

лись, видели позади осветительные ракеты и слышали собачий лай — немцы гнались за нами.

Уже прошло несколько часов. Силы катастрофически убывали, а долгожданного берега реки все не было. Наконец местность пошла с понижением, трава становилась все выше и выше, запахло сыростью.

Впереди засветлело небо. Занималась утренняя заря.

— Ты плавать умеешь? — спросил я Ивана Власовича.

— Плохо, — был ответ.

Это меня огорчило и озадачило. В этом районе ширина Вислы — километра два. Для меня же плавание — любимый вид спорта. Я неоднократно участвовал в пятикилометровых заплывах по Москве-реке.

Полный текст читать здесь:

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=659


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Суббота, 27 Октября 2012, 13.54.14 | Сообщение # 2
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Из воспоминаний:

В апреле 1943 года меня вывезли из этого лагеря (Прим. под Ригой), и я с двумя конвоирами оказался на улицах города Лётцен в Восточной Пруссии. Меня подвели к высокой белой кирпичной, похожей на крепостную, стене с прилепившейся к ней часовенкой. Конвоир нажал кнопку звонка — открылось окошко. Конвоир подал документ, и нас впустили.
Лагерь принадлежал авиационному военному ведомству, начальником лагеря был полковник авиации Холтерс
Так я оказался в вербовочном лагере
Загадочным был этот лагерь. Частенько в штаб вызывали кого-либо, и там подолгу велся с ним разговор. Несколько раз со мной беседовал полковник Холтерс. Не допрашивал, а именно беседовал.
Некоторых пленных куда-то увозили. Через несколько дней они вновь появлялись. В лагере, в отдельном флигеле, жил пленный генерал авиации Александр Алексеевич Белишев. Его тоже подолгу не было видно. Додонов сообщил, что генерал был в Берлине.


Номер записи 272031640
Фамилия Белишев
Имя Михаил
Отчество Александрович
Дата рождения 18.09.1900
Место рождения Московская обл., г. Москва
Последнее место службы 2 Уд. Арм.
Воинское звание генерал-майор
Лагерный номер 1467
Дата пленения 26.09.1942
Место пленения Глушица
Лагерь лаг. в/пл. Луфтваффе 2
Судьба попал в плен
Название источника информации ЦАМО

http://obd-memorial.ru/Image2....1acb5d4
http://obd-memorial.ru/Image2....cca2389
http://obd-memorial.ru/Image2....3aaa561

БЕЛИШЕВ М. А. бывший командующий ВВС 2 ударной армии. Генерал-майор авиации. 26.9.42 г. сдался в плен. Выдал секретные сведения о ВВС СССР. Установил личную связь с Власовым, которому дал согласие служить в «РОА». Вербовал военнопленных на службу в немецкие летные части. Составил план учебы. Информировал гестапо об антифашистских настроениях военнопленных. Предал группу летчиков, пытавшихся совершить побег из лагеря. Составлял антисоветские листовки и возвания к бойцам и командирам Советской Армии.
http://www.e-reading.org.ua/chapter....ev.html


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Суббота, 27 Октября 2012, 14.48.28 | Сообщение # 3
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Автор воспоминаний Веселовский Борис Владимирович:

Номер записи 272049292
Фамилия Веселовский
Имя Борис
Отчество Владимирович
Дата рождения 01.03.1916
Место рождения Татарская АССР, г. Казань
Последнее место службы 46 истр. ав. полк
Воинское звание ст. лейтенант
Лагерный номер 2573
Дата пленения 07.01.1943
Место пленения Старая Русса
Лагерь шталаг Луфтваффе 2
Судьба попал в плен
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров
http://obd-memorial.ru/Image2....9b3df12
http://obd-memorial.ru/Image2....0508852



Qui quaerit, reperit
 
Татьяна_ТДата: Суббота, 27 Октября 2012, 16.20.16 | Сообщение # 4
Группа: Эксперт
Сообщений: 1932
Статус: Отсутствует
Саня,
Quote (Саня)
Веселовский Б. В. "Скрытая биография"

1.В плену


Веселовский Б. В. "Скрытая биография"

"Нам хотелось склонить к участию в нашем комитете генерала Белишева, через него, как старшего по званию, отдавались распоряжения администрации.

Вести дела с генералом Белишевым поручили мне. Вечером я встретил его у флигеля, и мы разговорились. Оказалось, он с Урала, один его сын — танкист, другой — артиллерист. Оба на фронте. Генерал находился при штабе 2-й ударной армии Власова, когда она была окружена и разгромлена, а ее штаб оказался в плену. Немцы всячески склоняли Белишева перейти к ним на службу, но он на предательство не пошел."

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=659

Белишев Михаил Александрович
Родился в 1900 г., Москва; русский; образование высшее; член ВКП(б); генерал-майор, с 26 сентября 1942 г. находился в немецком плену..
Арестован 28 декабря 1945 г.
Приговорен: ВКВС СССР 26 августа 1950 г., обв.: сдаче врагу в плен без сопротивления, измене Родине с переходом на службу к немцам в лагерную администрацию, в выдаче военных секретов противнику..
Расстрелян 26 августа 1950 г. Место захоронения - место захоронения - Москва, Донское кладбище. Реабилитирован 4 июля 1957 г. ВКВС СССР
Источник: Москва, расстрельные списки - Донской крематорий
http://lists.memo.ru/d4/f46.htm


Татьяна

Сообщение отредактировал Татьяна_Т - Суббота, 27 Октября 2012, 16.21.23
 
СаняДата: Суббота, 27 Октября 2012, 16.42.14 | Сообщение # 5
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Из воспоминаний:

На другой день сюда ( прим. вербовочный лагерь Лётцен) привезли еще одного летчика-истребителя — Колю Добрина. Мы быстро нашли общий язык и подружились. «Мы летчики, идти в пехоту не желаем!» — таков был наш ответ на вопрос: «Почему не подписываете заявления?»

Номер записи 272123985
Фамилия Добрин
Имя Николай
Отчество Николаевич
Дата рождения 22.05.1922
Место рождения Найдениха
Последнее место службы 875 истр. ав. полк
Воинское звание мл. лейтенант
Лагерный номер 2129
Дата пленения 02.03.1943
Место пленения Старая Русса
Лагерь шталаг Луфтваффе 2
Судьба попал в плен
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров
http://obd-memorial.ru/Image2....41bd3d5
http://obd-memorial.ru/Image2....599e31a


Qui quaerit, reperit
 
Татьяна_ТДата: Суббота, 27 Октября 2012, 16.45.40 | Сообщение # 6
Группа: Эксперт
Сообщений: 1932
Статус: Отсутствует
Саня,
Quote (Саня)
БЕЛИШЕВ М. А. бывший командующий ВВС 2 ударной армии. Генерал-майор авиации. 26.9.42 г. сдался в плен. Выдал секретные сведения о ВВС СССР. Установил личную связь с Власовым, которому дал согласие служить в «РОА». Вербовал военнопленных на службу в немецкие летные части. Составил план учебы. Информировал гестапо об антифашистских настроениях военнопленных. Предал группу летчиков, пытавшихся совершить побег из лагеря. Составлял антисоветские листовки и возвания к бойцам и командирам Советской Армии.
http://www.e-reading.org.ua/chapter....ev.html


Саня, это информация из материалов дела Белишева Михаила Александровича?


Татьяна
 
Татьяна_ТДата: Суббота, 27 Октября 2012, 17.01.57 | Сообщение # 7
Группа: Эксперт
Сообщений: 1932
Статус: Отсутствует
Саня,
Quote (Саня)
БЕЛИШЕВ М. А. бывший командующий ВВС 2 ударной армии. Генерал-майор авиации. 26.9.42 г. сдался в плен. Выдал секретные сведения о ВВС СССР. Установил личную связь с Власовым, которому дал согласие служить в «РОА». Вербовал военнопленных на службу в немецкие летные части. Составил план учебы. Информировал гестапо об антифашистских настроениях военнопленных. Предал группу летчиков, пытавшихся совершить побег из лагеря. Составлял антисоветские листовки и возвания к бойцам и командирам Советской Армии.
http://www.e-reading.org.ua/chapter....ev.html
Информация из материалов дела Белишева Михаила Александровича.

Ты размещаешь эту информацию и можно подумать , что она соответствует действительности.

"Что написано пером, не вырубишь топором"

Гавриил Васильевич Лепёхин

Был в лагере военнопленных с Веселовским и Белишевым.

http://www.buturlinovka.ru/econorg92.html

" В ноябре 1946 г. он был арестован, якобы за связь с гитлеровцами. Следователи взялись за него крепко.
Почему совершил столько побегов, а его не расстреляли? Почему надел немецкую-форму? Почему находился в лагере под другой фамилией? К нему было еще больше недоверия, чем к тем, кто смиренно просидел в лагере до освобождения. Ему инкриминировали срыв группового побега и выдачу врагу военной тайны, поскольку кодированный бортовой журнал радиообмена оказался у немцев. Трибунал изрек приговор: десять лет ИТЛ. Вскоре он был лишен звания Героя Советского Союза.
Только в 1953 году, после смерти Сталина, летчика освободили по амнистии. Вышел он из заключения тяжко и глубоко больным, физически и душевно страдающим человеком. В 1956 г. Лепёхина реабилитировали. Вскоре ему вернули прежние награды — орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» — те, что он оставил на аэродроме перед своим последним полетом в апреле 1943 г."


Татьяна

Сообщение отредактировал Татьяна_Т - Суббота, 27 Октября 2012, 17.25.51
 
СаняДата: Понедельник, 05 Ноября 2012, 14.08.21 | Сообщение # 8
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Quote (Саня)
Это был начальник штаба Брянского партизанского соединения Виктор Гоголюк. Из окружения его вывозил на самолете У-2 летчик Евгений Кирш. В тумане над передним краем немецкой обороны их самолет был сбит.


Фамилия Кирш
Имя Евгений
Отчество Емилович
Дата рождения 29.11.1913
Место рождения Украинская ССР, Киевская обл., г. Киев
Лагерный номер 1810
Последнее место службы з. а.Запад. ав. группа
Воинское звание лейтенант
Дата пленения 12.01.1943
Место пленения Ульяново
Лагерь шталаг Луфтваффе 2
Судьба передан гестапо/СД
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров

http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272149018



Фамилия Кирш
Имя Евгений
Отчество
Дата рождения 29.11.1913
Место рождения г. Москва
Лагерный номер 18626
Дата пленения Не позднее 06.12.1943
Лагерь Германия, лаг. "Ваймар-Бухенвальд"
Судьба попал в плен
Название источника информации ГАРФ
Номер фонда источника информации р-7021
Номер описи источника информации 115
Номер дела источника информации 26
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=78870031

Фамилия Кирш
Имя Евгений
Отчество
Дата рождения __.__.1911
Место рождения г. Москва
Лагерь Бухенвальд
Судьба погиб в плену
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18003
Номер дела источника информации 1613
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=67102840


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Среда, 19 Августа 2015, 02.16.05 | Сообщение # 9
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Побег из плена привел летчика-истребителя в Воркутлаг

Первый в истории Великой Отечественной войны побег из немецкого плена на вражеском самолете совершил Николай Лошаков. Однако вместо почестей и наград военный летчик заслужил… срок в Воркутлаге.



Роковой полет



Родился Николай Лошаков 17 декабря 1923 года в селе Малинино Краснодарского края. В 1940-ом райком комсомола направил его на учебу в аэроклуб ОСОАВИАХИМа в Краснодар. Профессию летчика-истребителя он получил в тамошней военно-авиационной школе пилотов.

В ноябре 1942 года молодой летчик служил в 286-ом истребительном полку 13-ой воздушной армии, которая обороняла Ленинград. 120 боевых вылетов совершил за полгода участия в боях. 27 мая 1943 года состоялся 121-ый боевой вылет Лошакова. Это второй рейс в тот день. Его машина в предыдущем полете оказалась повреждена, и он отправился на запасном истребителе ЯК-16.

– Над вражеской территорией мотор истребителя стал сдавать обороты, – писал в своих воспоминаниях летчик. – Ведущий группы дал указание, чтобы я вернулся на аэродром. Выполняя приказ, я развернул самолет в сторону Ленинграда. Вот тут и началось. С трудом отбившись с неисправным мотором от насевшего на хвост немецкого ФВ-190, я увидел на встречном курсе «Мессершмитт-110». Поддавшись искушению, бросил свой ястребок на фашиста, открыв по нему в пикирующем положении огонь со всех точек. «Мессершмитт» удалось убрать с подбитым правым мотором, зато я оказался зажат в клещи двумя ФВ-190. В бою меня тяжело ранили в левую руку и ногу. Самолет, изрешеченный пулями, вскоре загорелся. Мне удалось дотянуть до своих, выпрыгнуть с парашютом, но сильный ветер отнес меня к окопам фрицев.


Эскадрилья изменников



Немцы решили, что парень, которому на тот момент не было и 20-ти, только что прибыл на фронт и сбит в первом же бою. Во время допросов его склоняли к измене Родине. Среди пленников был и командир гвардейского полка летчик Евгений Банщиков. Однажды он шепнул парню: «Немцы хотят сформировать эскадрилью изменников. Надо сорвать!».

На очередном допросе гитлеровский полковник предложил: «Мы готовы оказать вам доверие, а затем вы перейдете в авиацию рейха. Ну?». «Согласен», – ответил Николай.

Его отправили работать на запасной аэродром в город Остров (ныне Псковская область). Там он свободно передвигался, правда, к самолетам допущен не был. Жил в бараке, мечтал о побеге и искал соратника: чувствовал себя связанным обещанием майору Банщикову. Единомышленника вскоре нашел – пленного пехотинца Ивана Александровича Денисюка, который работал заправщиком на аэродроме. Вдвоем они стали готовиться к побегу. По просьбе товарища Денисюк рисовал расположение приборов на немецких самолетах, достал ему летную немецкую куртку и пилотку.

Первая попытка сбежать не удалась, но вот вторая… 11 августа 1943 года на летное поле приземлился самолет «Шторх», который Денисюк сразу заправил. Немецкий летчик ушел отдыхать к коменданту. В тот момент Лошаков в кустах переоделся и не спеша направился к самолету. Денисюк тем временем убрал колодки из-под шасси. Теплый еще самолет взмыл. Немцы организовали было погоню, но пленникам удалось оторваться. Хотя Лошаков снова был ранен, самолет его слушался.


На нары!



За три часа беглецы преодолели 300 километров и ночью посадили самолет на картофельном поле. Так 12 августа закончился этот полет – первый в истории Великой Отечественной войны побег из фашистского плена на вражеском самолете. В тот же день ребят арестовали.

К тому времени Лошаков считался погибшим, родственникам была отправлена похоронка. А он не только остался жив, но и сохранил документы, которые предъявил контрразведчикам на допросе. Все это казалось невероятным: вот Лошакову и Денисюку и не поверили. Оба осуждены, Николай получил три года, а Иван – 20!

Авиатора обвинили в том, что он добровольно пошел в услужение врагу, что не застрелился, а сдался в плен. Словом, за измену Родине. Но почему он получил столь малый срок? Ходили слухи, что кто-то из судей даже требовал его освободить.

В январе 1944-го пилота привезли в Воркутлаг, однако уже в августе 45-го освободили со снятием судимости. А потом была работа в авиаотряде «Воркутауголь», сначала авиамотористом, затем в должности начальника центрального аэропорта авиаотряда.

Сейчас уже не узнать, почему военный летчик поменял небо на подземелье. Но факт остается фактом: вся остальная трудовая жизнь Николая Кузьмича связана с горным производством. В 1965 году его избрали председателем шахтного комитета № 40, а с 1971 года и до выхода на пенсию он возглавлял Воркутинский территориальный совет всероссийского общества изобретателей и рационализаторов (ВОИР).


Первый из героев



Реабилитирован Лошаков в 1958 году. О его подвиге был снят документальный фильм. Кстати, историки назвали девять фамилий военных летчиков, которые совершили побег из немецкого плена. Первый в списке – Николай Лошаков.

У этих летчиков судьба складывалась одинаково, все они были осуждены за измену Родине, все отсидели определенные сроки в лагерях. Только один из них – Михаил Девятаев, удостоен звания Героя СССР в конце 50-ых. В 1960-ые годы у руководства страны был уже иной взгляд на угон вражеского самолета. Однако в правительстве СССР предложение присвоить звание Героя СССР воркутинскому летчику-шахтеру восприняли без энтузиазма, а сам он ни на чем не настаивал.

В 1960-ом году часть своего отпуска Николай Кузьмич провел в абхазском городе Ткварчели. На шахте комбината «Ткарчелиуголь» он встретился со своим боевым товарищем Иваном Денисюком. Сохранились фотографии, запечатлевшие друзей в шахте и на отдыхе. В 1984 году, покинув Воркуту после 40-летнего служения Северу, Николай Кузьмич скоропостижно скончался в Краснодаре, где и похоронен.

В Заполярье сейчас живет его сын Геннадий, дочь Стелла – в Санкт-Петербурге, создала у себя дома небольшой музей, посвященный отцу. Жизнь замечательного летчика продолжается в детях и внуках.



комментарий

Начальник управления культуры администрации Воркуты Ольга Павелко сообщила «Красному знамени Севера» о том, что 8 мая на административном здании воркутинского аэропорта будет установлена мемориальная доска Николаю Кузьмичу Лошакову.

– Осенью прошлого года в администрацию Заполярья обратились члены инициативной группы из Национальной библиотеки Коми с предложением установить памятную доску легендарному летчику-истребителю. Процедура рассмотрения вопроса достаточно длительная, буквально на прошлой неделе вопрос был рассмотрен на заседании Совета депутатов города. Парламентарии предложение об увековечивании памяти Николая Лошакова одобрили и на основании этого мы заказали изготовление доски и назначили дату ее открытия. На праздничное мероприятие из Сыктывкара приедут инициаторы идеи.

http://www.kzsrk.ru/news/1093/


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Среда, 19 Августа 2015, 02.21.43 | Сообщение # 10
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Почему побег летчика Михаила Девятаева из плена изменил ход Второй мировой войны

8 февраля исполнилось ровно 69 лет, как обычный советский летчик Михаил Девятаев совершил невероятное и стал, по сути, одним из факторов победы в Великой Отечественной войне. Находясь в плену, он угнал секретный фашистский бомбардировщик вместе с системой управления от первой в мире баллистической ракеты «Фау-2», а также ценной информацией о первой в мире крылатой ракете большой дальности «Фау-1», которые впоследствии стали прототипами советских (впрочем, как и американских) ракетных систем нового поколения.

Крылатая ракета «Фау-1» стала большой проблемой для Англии, а впоследствии должна была переломить ход войны на восточном фронте. Ракеты запускались немецкими истребителями с воздуха и эффективно уничтожали объекты на земле. Благодаря военной разведке в СССР о немецких планах знали и относились более чем серьезно. 15 июля 1944 года начальник Центрального штаба Войск ПВО генерал-лейтенант Николай Нагорный направил командующему Ленинградской армии ПВО директиву с информацией о подготовке немецкого командования «к обстрелу города Ленинграда снарядами-планерами (самолетами-снарядами) со стороны Финляндии и Прибалтики... Не исключена также возможность применения буксируемых бомб-планеров, управляемых с самолета по радио».

А первая в мире баллистическая ракета «Фау-2» сыграла немаловажную роль в нагнетании страха среди английского населения и стала первым в истории искусственным объектом, совершившим суборбитальный космический полет. На ее основе немцами разрабатывался проект двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракеты «A-9/A-10» с дальностью полета 5 тыс. км, которую предполагалось использовать для поражения крупных объектов и устрашения населения на территории США и СССР.

Но советский летчик Михаил Девятаев оказался способен помешать этим планам сбыться. Исход Второй мировой войны, возможно, был бы другим, если бы не его героический поступок. Михаил попал в плен и оказался среди тех немногих, кто выдержал нечеловеческие условия фашистского концлагеря. 8 февраля 1945 года он вместе с 9 другими советскими пленными угнал бомбардировщик «Хейнкель-111» с системой радиоуправления и целеуказания от секретной ракеты большой дальности «Фау-2» на борту. Это была первая баллистическая ракета в мире, которая была способна с вероятностью, близкой к 100%, достигать цели на расстоянии до 400 километров. Первой целью был намечен Лондон.

В Балтийском море на линии к северу от Берлина есть островок Узедом, на западной оконечности которого располагалась секретная база Пенемюнде. Ее называли заповедником Геринга. Тут испытывались новейшие самолеты, тут же располагался секретный ракетный центр. С 10 стартовых площадок, расположенных вдоль побережья, ночами запускались в небо «Фау-2». Этим оружием фашисты надеялись дотянуться аж до Нью-Йорка. Но весной 45-го им важно было «достать» более близкую точку — Лондон. Однако серийная «Фау-1» пролетала всего лишь 325 - 400 километров. С потерей стартовой базы на западе крылатую ракету стали запускать с Пенемюнде. Отсюда до Лондона более тысячи километров. Ракету поднимали на самолете и запускали уже над морем. Авиационное подразделение, осуществлявшее испытания новейшей техники, возглавлял ас Карл Хайнц Грауденц. За его плечами было много военных заслуг, отмеченных гитлеровскими наградами. Десятки «Хейнкелей», «Юнкерсов», «Мессершмиттов» сверхсекретного подразделения участвовали в лихорадочной работе на Пенемюнде. В испытаниях участвовал сам Грауденц. Он летал на «Хейнкеле-111», имевшем вензель «Г. А.» — «Густав Антон». База тщательно охранялась истребителями и зенитками ПВО, а также службой СС.

8 февраля 1945 года был обычным, напряженным днем. Обер-лейтенант Грауденц, наскоро пообедав в столовой, приводил в порядок в своем кабинете полетные документы. Внезапно зазвонил телефон: «Кто это у тебя взлетел, как ворона?» — услышал Грауденц грубоватый голос начальника ПВО. — «У меня никто не взлетал...» — «Не взлетал... Я сам видел в бинокль — взлетел кое-как «Густав Антон». — «Заведите себе другой бинокль, посильнее, — вспылил Грауденц. — Мой «Густав Антон» стоит с зачехленными моторами. Взлететь на нем могу только я. Может быть, самолеты у нас летают уже без пилотов?» — «Вы поглядите-ка лучше, на месте ли «Густав Антон»...»

Обер-лейтенант Грауденц прыгнул в автомобиль и через две минуты был на стоянке своего самолета. Чехлы от моторов и тележка с аккумуляторами — это все, что увидел оцепеневший ас. «Поднять истребители! Поднять все, что можно! Догнать и сбить!» Через час самолеты вернулись ни с чем.


Дрожа от страха, Грауденц пошел к телефону доложить в Берлин о случившемся. Геринг, узнав о ЧП на секретнейшей базе, топал ногами: «Виновных повесить!» 13 февраля Геринг и Борман прилетели на Пенемюнде... Голова Грауденца уцелела. Возможно, вспомнили о прежних заслугах аса, но, скорее всего, ярость Геринга была смягчена спасительной ложью: «Самолет догнали над морем и сбили». Кто угнал самолет? Первое, что приходило на ум Грауденцу, «том-ми»... Англичан беспокоила база, с которой летали «Фау». Наверное, их агент. Но в капонире — земляном укрытии для самолетов, близ которого находился угнанный «Хейнкель», нашли убитым охранника группы военнопленных. Они в тот день засыпали воронки от бомб. Срочное построение в лагере сразу же показало: десяти узников не хватает. Все они были русскими. А через день служба СС доложила: один из бежавших вовсе не учитель Григорий Никитенко, а летчик Михаил Девятаев.

Михаил приземлился в Польше за линией фронта, добрался до командования, передал самолет с секретным оборудованием, доложил обо всем увиденном в немецком плену и, таким образом, предопределил судьбу секретной ракетной программы рейха. До 2001 года Михаил Петрович не имел права рассказать даже о том, что к званию Героя Советского Союза его представил сам конструктор советских ракет Сергей Королев и что его побег с ракетной базы Пенемюнде 8 февраля 1945 года позволил советскому командованию узнать точные координаты стартовых площадок «Фау-2» и разбомбить не только их, но и подземные цеха по производству «грязной» урановой бомбы. Это была последняя надежда Гитлера на продолжение Второй мировой войны до полного уничтожения всей цивилизации. Летчик рассказал: «Аэропорт на острове был ложный. На нем выставили фанерные макеты. Американцы и англичане бомбили их. Когда я прилетел и рассказал об этом генерал-лейтенанту 61-й армии Белову, он ахнул и схватился за голову! Я объяснил, что надо пролететь 200 метров от берега моря, где в лесу скрыт настоящий аэродром. Его закрывали деревья на специальных передвижных колясках. Вот почему его не могли обнаружить. А ведь на нем было около 3,5 тысяч немцев и 13 установок «Фау-1» и «Фау-2».

Главное же в этой истории не сам факт, что с особо охраняемой секретной базы фашистов изможденные советские военнопленные из концлагеря угнали военный самолет и достигли своих, чтобы спастись самим и доложить все, что удалось увидеть у врага. Главным был факт, что угнанный самолет «Не-111» был... пультом управления ракетой «Фау-2» — разработанной в Германии первой в мире баллистической ракеты дальнего радиуса действия. Михаил Петрович в своей книге «Побег из ада» публикует воспоминания очевидца побега Курта Шанпа, который в тот день был одним из часовых на базе Пенемюнде: «Был подготовлен последний пробный старт V-2 («Фау-2»)... В это время совсем неожиданно с западного аэродрома поднялся какой-то самолет... Когда он оказался уже над морем, с рампы поднялся ракетный снаряд V-2. ...в самолете, который был предоставлен в распоряжение доктора Штейнгофа, бежали русские военнопленные».

Девятаев потом рассказал: «На самолете был радиоприемник, чтобы задавать курс ракете «Фау-2». Самолет летел сверху и по радиосвязи направлял ракету. У нас тогда ничего подобного не было. Я, пытаясь взлететь, случайно нажал кнопку старта ракеты. Потому она и полетела в море».

Сергей Тихонов

Expert Online, 08.02.2014

Справка

Михаил Петрович Девятаев (8.07.1917, поселок Торбеево, Пензенская губерния — 24.11.2002, Казань, Татарстан) — гвардии старший лейтенант, летчик-истребитель, Герой Советского Союза, совершивший побег из немецкого концлагеря, угнав бомбардировщик «Хейнкель-111».

Родился в крестьянской семье, был 13-м ребенком в семье. По национальности мокшанин. Настоящая фамилия — Девятайкин. Ошибочная фамилия Девятаев была внесена в документы в Казани во время его учебы в речном техникуме.

Окончил школу-семилетку (1933), Казанский речной техникум (1938), аэроклуб.

Работал помощником капитана баркаса на Волге.

1938 год — Свердловским РВК города Казань был призван в Красную Армию. Окончил Первое Чкаловское военное авиационное училище летчиков им. Ворошилова (1940).

С 22.06.1941 — летчик-истребитель в действующей армии. Был награжден орденом Красного Знамени.

23.09.1941 — был сбит и ранен, после чего служил в ночном бомбардировочном полку, затем в санитарной авиации. С 1944 года — вновь летчик-истребитель, командир звена. Лично сбил 9 немецких самолетов.

13.07.1944 — вновь был сбит и попал в плен.

Из Лодзинского лагеря военнопленных он вместе с группой летчиков 13.08.1944 совершил первую попытку побега. Беглецы были пойманы, объявлены смертниками и отправлены в лагерь смерти Заксенхаузен. Там с помощью лагерного парикмахера, подменившего нашивной номер на лагерной робе, Девятаеву удалось сменить статус смертника на статус «штрафника». Вскоре под именем Степана Никитенко он был отправлен на остров Узедом, в ракетный центр Пенемюнде.

8.02.1945 — группа советских военнопленных из 10 человек захватила немецкий бомбардировщик Heinkel He-111 H-22 и совершила на нем побег. Самолет пилотировал Девятаев. В районе линии фронта «Хейнкель» обстреляли советские зенитные орудия, пришлось садиться в поле на брюхо. Два месяца Девятаев сидел в фильтрационном лагере.

В сентябре 1945 года Девятаева разыскал Сергей Королев, назначенный руководителем советской ракетной программы, и вызвал на Пенемюнде, где Девятаев показал советским специалистам места производства ракет и их стартовые площадки. По представлению Королева за помощь в создании первой советской ракеты Р-1 — копии «Фау-2» — Девятаев в 1957 году получил звание Героя Советского Союза. Эта информация была рассекречена лишь в 2001 году.

С 1946 года — дежурный по вокзалу в Казанском речном порту.

С 1949 года — капитан катера, затем командир судов на подводных крыльях «Ракеты» и «Метеора».

Почетный гражданин Республики Мордовия и городов Казань, Вольгаст и Цинновиц (Германия). Его именем названа улица в Казани и Казанский речной техникум.

Похоронен на Арском кладбище в Казани.

Известны еще два случая побега из немецкого плена на угнанных самолетах: Николая Лошакова, летчика-истребителя, в 1943 году, и Сергея Вандышева, летчика-штурмовика, в 1945 году.

http://www.business-gazeta.ru/article/97963/


Qui quaerit, reperit
 
NestorДата: Среда, 19 Августа 2015, 02.36.28 | Сообщение # 11
Группа: Эксперт
Сообщений: 24739
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Известны еще два случая побега из немецкого плена на угнанных самолетах

Четвертый случай был на аэродроме Шаталово в 1941 г., когда советский пленный летчик, угнав немецкий самолет, был сбит немецкими самолетами. Имел ли он боеприпасы на борту, вел ли бой с немецкими летчиками при угоне, неизвестно. Случай засвидетельствован местными жителями.


Будьте здоровы!
 
ГеннадийДата: Четверг, 20 Августа 2015, 22.50.11 | Сообщение # 12
Группа: Эксперт
Сообщений: 26116
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
В ночь перед моим прибытием сюда один из пленных — летчик Юрий Цуркан — организовал побег и увел с собой сорок человек. Это обозлило охрану. Барак в центре лагеря был тут же огорожен проволокой. Немцы заставили нас вырыть яму для отдельного туалета у нашего огороженного барака.

Через день были пойманы несколько бежавших. Их забили до смерти на глазах у остальных узников.

Фамилия Цуркан
Имя Юрий
Отчество
Дата пленения Не позднее 20.08.1943
Лагерь лагерь Хайдекруг
Судьба попал в плен
Воинское звание лейтенант
Название источника информации РГВА
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=84863531


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Четверг, 20 Августа 2015, 23.00.42 | Сообщение # 13
Группа: Эксперт
Сообщений: 26116
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Из нашего полка мне встретился Евгений Шулежко. Он также пытался бежать, но его поймали. Сильно били, отчего он болел, ослаб и уже не мечтал бежать. Однако он подбадривал меня, подарил драгоценную маленькую компасную стрелку. Ведь в случае удачного побега без нее не обойтись — идти по маршруту в пасмурные дни и ночи без компаса невозможно. Я был искренне благодарен Жене. Он подсказал, как лучше спрятать и сохранить стрелку.

Фамилия Шулешко
Имя Евгений
Отчество
Дата рождения/Возраст 24.05.1916
Место рождения Херсон
Лагерный номер 2673
Лагерь шталаг Луфтваффе 2
Судьба попал в плен
Воинское звание ст. лейтенант
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272098455
https://www.obd-memorial.ru/html....ties=19

Выжил в плену:

Фамилия Шулешко
Имя Евгений
Отчество Николаевич
Дата рождения/Возраст __.__.1916
Место рождения Украинская ССР, Одесская обл., г. Херсон
Дата и место призыва __.__.1937 Херсонский ГВК, Украинская ССР, Николаевская обл., г. Херсон
Последнее место службы 566 ап 224 ад 1 ВА
Воинское звание ст. лейтенант
Причина выбытия попал в плен (освобожден)
Дата выбытия 26.06.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер ящика Картотека ФЗСП и АЗСП
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85395973

О лагерях люфтваффе Шулешко ничего не сообщил - первым упомянул Мюльберг.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Пятница, 05 Января 2018, 13.21.21 | Сообщение # 14
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
1941 - Leutnant ВВС РККА сбит и пленен - фотография в журнале "Signal" 21 - 1941.



Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 05 Января 2018, 14.24.51 | Сообщение # 15
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
1941 - в коляске мотоцикла сбитый летчик ВВС РККА



Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Среда, 30 Октября 2019, 20.01.47 | Сообщение # 16
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Николай Власов: что стало с Героем Советского Союза в немецком плену



Имя генерала Андрея Власова на слуху у каждого: все мы знаем историю о том, как советский военачальник перешёл на сторону немцев и стал предателем Родины (за что впоследствии был казнён). Но был и другой Власов, имя которого не столь знакомо широкой публике, а меж тем этот человек был не только Героем Советского Союза, асом авиации, лично сбившим 10 самолётов противника, но и являл собой пример несгибаемого мужества, не сломленного даже перед лицом неминуемой смерти. Как пишет В.А. Митрошенков в книге «Лётчики», вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей», будущий лётчик-ас Николай Власов родился в Петрограде в семье рабочего в 1916 году. Несмотря на то, что у него явно прослеживался художественный талант, после окончания «семилетки» Николай поначалу работал вместе с отцом слесарем на заводе. Тогда же он твёрдо решил поступать в авиационную школу, которую и закончил успешно в 1936 году, став лётчиком-инструктором. Когда началась Великая Отечественная война, Николай Иванович с первых дней командовал истребительной эскадрильей на Западном фронте. В августе 1941 года, совершив таран, сбил самолёт противника, при этом сам получил тяжёлые ранения, после чего ещё год не мог летать. Чтобы не терять времени понапрасну, Власов всё это время обучал молодых пилотов, подготавливая их к боевым вылетам. Вернувшись из госпиталя, лётчик мог летать пока только на лёгких самолётах У-2. За это время он совершил 220 боевых вылетов, участвовал в 27 воздушных боях, лично сбил 10 вражеских самолётов и был в 1942 году представлен к Золотой Звезде Героя Советского Союза, которая была вручена ему в торжественной обстановке в Кремле (кроме этой награды, он также был отмечен двумя орденами Ленина и орденом Красного Знамени, совершив за всё время войны 280 боевых вылетов). В 1943 году при перелёте в родной Ленинград самолёт Власова был подбит огнем немецкой зенитной артиллерии, загорелся, а самого лётчика выбросило из кабины на территории захваченной врагом. Власов был схвачен и в бессознательном состоянии доставлен в плен. Попав в концлагерь в районе польского горда Лодзь, советский лётчик стал одним из руководителей подполья. В 1944 году за попытку побега, окончившуюся неудачей, Власов был переведён в немецкую крепость-тюрьму Вюрцбург, в истории которой ещё не было ни одного случая побега. Не увенчалась успехом и попытка Власова сбежать оттуда, и он оказался в тюрьме города Нюрнберг, откуда вскоре стал снова готовить побег. Из-за доноса предателя план лётчика провалился, а сам Власов был этапирован на этот раз в концлагерь Маутхаузен (Австрия) в блок смерти №20. Это было уже в 1945 году. Власов и тут не смирился со своей участью и вместе с другими подпольщиками стал готовить восстание, но в очередной раз был предан и после долгих пыток сожжён заживо в крематории. Однако его план всё-таки был реализован: чуть позже группа узников блока смерти (преимущественно советских военнопленных) подняла восстание, перебила охрану голыми руками, захватила пулемётные вышки и сбежала из лагеря. Это был единственный случай побега за всю историю концлагеря. Николай Власов, по иронии судьбы, оказавшийся однофамильцем известного предателя, не снимал своих наград даже в плену (и немцы их почему-то тоже не трогали — видимо, им тоже внушали уважение стойкость и мужество советского лётчика), лишь незадолго до смерти он сам снял награды, чтобы товарищ тайком передал их на Родину. Н.И. Власов, ставший символом борьбы и несломленного духа, наверное, чувствовал, что, несмотря на приближающуюся Победу, по вине изменников и предателей, дожить до великого дня ему самому уже не будет суждено. В приказе Министерства обороны СССР о Герое Советского Союза полковнике Николае Ивановиче Власове есть такая надпись: «Находясь в плену, Власов высоко держал честь и достоинство советского воина-патриота, проявлял стойкость и мужество, оказывал поддержку товарищам по плену, являлся организатором ряда побегов из плена. С презрением отвергал попытки противника заставить его изменить своей Родине… Беззаветная преданность полковника Власова Н. И. Родине, его верность воинской присяге, отвага и геройство должны служить примером для всего личного состава Вооружённых Сил СССР».

Алена Волкова

Источник: Николай Власов: что стало с Героем Советского Союза в немецком плену
© Русская Семерка russian7.ru


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Четверг, 16 Апреля 2020, 11.42.33 | Сообщение # 17
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Взгляд с другой стороны: Авиация РККА над Островом и Псковом

Советское командование отдавало себе отчёт, что главный удар на Ленинград наносится немцами с юга. Не зря прорыв немцев через Великую в Острове был на личном контроле у Сталина. В начале июля на северо-западе шли проливные дожди. К примеру, в Остров немцы вошли под аккомпанемент грозы. Ливни и грозы не очень располагали к действиям авиации. Однако 5 июля погода наладилась и в небе над Островом стало жарко в прямом и переносном смысле. На удары по подходящим к городу мотоколоннам противника были нацелены скоростные бомбардировочные полки, авиация дальнего действия, авиация Балтфлота.



7 июля с задачей уничтожить переправы через Великую в Острове вылетели бомбардировщики СБ 35-го скоростного бомбардировочного авиаполка. Полк был сформирован в апреле 1938 года на аэродроме Сиверская. Принимал участие в Польской кампании и Зимней войне. 22 июня 1941 года базировался на аэродроме в Тарту, имея в наличии 50 самолётов СБ. 22 июня 1941 года перелетел на аэродром Платоне под Митавой. С первого дня войны производил бомбардировки колонн противника, с 29 июня 1941 года участвовал в бомбардировке переправ через Даугаву в Даугавпилсе. Только 7 июля из-под Острова на аэродром не вернулись 6 машин полка.


На фото: Севший на вынужденную бомбардировщик СБ-2М-100А у шоссе севернее Острова.

Среди протоколов допросов пленных отделом I с (разведка) 1-ой танковой дивизии есть и такой (перевод Андрея Иванова):



"Командный пункт дивизии, 8.7.41, допрашивались: 1 сбитый и прыгавший с парашютом лётчик, старший лейтенант Александр Лапшин, их 35-го авиационного полка (скоростные бомбардировщики).



Старший лейтенант (лётчик), показал на допросе, что его полк 2 дня назад был перебазирован из Дорпата (Тарту, авт.) на аэродром южнее Старой Руссы (не далеко от Новгорода). Аэродром в Старой Руссе ёще раньше был сильно разрушен немецкими бомбардировщиками, и многие самолёты были уничтожены на земле. Число уничтоженных самолётов не назвал. Его воинская часть также понесла потери. О потерях в процентном соотношении он также не пожелал ничего говорить. На вопросы о месторасположении соседних аэродромов, сказал, что не знает ни одного. На наше предположение о его боевом задании, что он получил задание при боевом вылете дать информацию о враге своей части и соседним частям, старший лейтенант возразил, что его боевое задание заключалось в том, чтобы бомбардировать оккупированные немцами территории, но точной линии фронта он не знал. На вопрос о том, как в части относятся к потерям, сказал, что сейчас идёт война и он, как офицер, выполняет порученные ему задания.


На фото: На фото видно, что у самолета при посадке горел правый двигатель и баки в правом крыле.

В общем, пленный произвёл впечатление растерянного человека, часто глубоко вздыхал и мотал головой. Он родился в1908 году в Сибири, с 1932 в ВВС и в партии, с 1936 офицер. Его образование: Сельская школа и средняя школа, которую он не закончил. Ежеминутно он говорил: "Всё равно нет никакого смысла и он будет расстрелян". Сначала он был очень закрыт и недоверчив, со временем немного разговорился, однако страх быть расстрелянным, даже не смотря на переубеждение в обратном, так и не прошёл.



Его также спрашивали о моральном состоянии в его части и о шансах на победу, он отвечал, что настроения частично хорошие, частично подавленные. И что русская армия непременно победит, если русские проведут массовую мобилизацию. Его часть состояла из скоростных бомбардировщиков, максимальная загрузка одного самолёта – 600 кг. Пленный был перенаправлен далее в соседнюю авиационную часть".


На фото: Самолет сел у шоссе Остров-Псков, на северной окраине Острова. Сейчас это примерно район автозаправочной станции Сургутнефтегаз на въезде в Остров со стороны Пскова. Позади виден подбитый танк КВ-2 3-й танковой дивизии, участвовавшей в атаке на Остров 5-го июля 1941 г.


На фото: К сожалению мы пока не можем сказать, какому авиаполку принадлежал этот СБ, но вполне может быть, что это самолет 35-го СБАП. Именно такие СБ-2М-100А, цвета неокрашенного алюминия и были в этом авиаполку.

Согласно донесения о безвозвратных потерях личного состава частей 7-й смешанной авиадивизии стрелок-бомбардир, адъютант эскадрильи 35-го скоростного бомбардировочного авиационного полка старший лейтенант Лапшин Александр Капитонович, 1908 года рождения, уроженец с. Родники, Родниковского р-на, Ивановской области пропал без вести в районе Остров-Карамышево 7 июля1941 года.

8 августа 1941 года старший лейтенант Лапшин А. К. попал в Офлаг 62 в Хаммельбурге (Бавария), лагерный номер 4734. Дальнейшие его следы теряются. 3 октября 1945 года старший лейтенант Лапшин А.К. был признан погибшим и исключен из рядов Красной армии, о чем была выдана справка его жене.

https://informpskov.ru/news/116035.html


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Четверг, 16 Апреля 2020, 11.44.58 | Сообщение # 18
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Фамилия Лапшин
Имя Александр
Отчество Капитонович
Дата рождения/Возраст 07.12.1908
Место рождения Ивановская обл., Родники
Дата пленения 07.07.1941
Место пленения Остров
Лагерь офлаг XIII D (62)
Лагерный номер 4734
Судьба попал в плен
Последнее место службы 35 авп
Воинское звание ст. лейтенант
Название источника донесения ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272067307

Фамилия Лапшин
Имя Александр
Отчество Капитонович
Дата рождения/Возраст __.__.1908
Место рождения Ивановская обл., Родниковский р-н, с. Родники
Последнее место службы 7 авд
Воинское звание ст. лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 07.07.1941
Название источника донесения ЦАМО
Номер фонда источника информации 56
Номер описи источника информации 12220
Номер дела источника информации 9
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=79292369


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Понедельник, 20 Апреля 2020, 19.15.23 | Сообщение # 19
Группа: Эксперт
Сообщений: 26116
Статус: Отсутствует
Награжден медалью "За отвагу" за Зимнюю войну.
Лапшин
Александр Капитонович
ст. лейтенант
Архив ЦАМО Картотека Картотека награждений Расположение документа шкаф 50, ящик 15
https://pamyat-naroda.ru/heroes....age%3D1


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » ЛИТЕРАТУРА О ПЛЕНЕ И ПОСЛЕ ПЛЕНА » Летчики в немецком плену (Веселовский Б. В. "Скрытая биография")
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2020
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика