Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Томик, Viktor7, Назаров  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » ЛИТЕРАТУРА О ПЛЕНЕ И ПОСЛЕ ПЛЕНА » Тростенец. Документы и материалы.
Тростенец. Документы и материалы.
МікалаевічДата: Понедельник, 15 Апреля 2013, 00.04.34 | Сообщение # 1
Группа: Поиск
Сообщений: 1316
Статус: Отсутствует
Есть такая тонюсенькая книжка Лагерь смерти Тростенец. Документы и материалы. Мн. : Национальный архив РБ, 2003 В ней, насколько я помню, по военнопленным ничего нет. Да и документов, практически никаких не предоставлено.

...
 
МікалаевічДата: Понедельник, 15 Апреля 2013, 00.14.05 | Сообщение # 2
Группа: Поиск
Сообщений: 1316
Статус: Отсутствует
...
В деревне Малый Тростенец, что под Минском, во время фашистской оккупации находился лагерь смерти. По разным подсчетам в нем погибли от 170 тысяч до 205,5 тысяч человек. Но на этом месте массовой гибели людей до сих пор нет мемориального комплекса. Немецкий историк и писатель Пауль Коль, который 25 лет исследует историю лагеря смерти «Тростенец», считает, что причиной тому может быть нежелание белорусов говорить о коллаборационизме в годы Второй мировой войны.

-- Меня не удивляет, что в Тростенце до сих пор не стоит подобающий памятник, и что основную часть территории, на которой находился лагерь смерти, и где захоронены десятки тысяч людей, никак не обустроена, -- говорит Пауль Коль. -- Малый Тростенец в 1943 году был преобразован в так называемую оборонную деревню. Это, если можно так сказать, образцовая нацистская деревня. В Тростенце было 55 крестьянских дворов. Получается, те, кто проживал в этой деревне, не могли не быть коллаборационистами, не могли не сотрудничать с национал-социалистами.

А весь Тростенец -- и место расстрела в Благовщине, и печь в Шашковке, и лагерь в Тростенце составляли имение СС «Тростенец». До войны это был колхоз им К. Маркса. И вот как раз этот бывший колхоз был преобразован немцами в имение СС, в котором велись сельскохозяйственные работы, и которое было предназначено для обеспечения провизией сотрудников СС в Минске.

Таким образом, Тростенец был местом уничтожения, интегрированным в систему организации СС. Руководил ею оберштурмбанфюрер СС Эдуард Штраух, командир полиции безопасности и СД. Кстати, Вильгельм Кубе никоим образом не был связан с Тростенцом, поскольку он являлся главой гражданской администрации и не имел отношения к делам СС.

Штат минского подразделения СС, имеющего отношение к Тростенцу, составлял примерно около одной тысячи человек. Но из этой почти тысячи только 90 являлись по национальности немцами или австрийцами, остальные 900 человек были коллаборационисты – белорусы, украинцы, литовцы, латыши.

Соответственно, соотношение между собственно немецким штатом и, условно говоря, «местными», составляет 1 к 10. Можно утверждать, что немцы физически не были в состоянии уничтожить в Тростенце десятки тысяч людей без помощи коллаборационистов.

Свои слова о статусе Малого Тростенца как оборонной деревни и о пропорции в рядах минского СС -- 90 немцев и 900 коллаборационистов, я могу подтвердить документами. Здесь нет моих домыслов, моих предположений.

Эти 900 человек советских коллаборационистов составляли военное формирование в рамках СС, в частности, полицейские команды, так называемые охранные части полиции порядка (Schutzmannschaft). К слову, в Музее Великой Отечественной войны в Минске есть снимок, на которой запечатлена табличка-указатель, и на ней написано по-немецки «Оборонная деревня Малый Тростенец», а внизу, чуть мельче – «Полицейская команда». А эти полицейские команды всегда состояли из местного населения.

Коллаборационизм на примере оборонной деревни Малый Тростенец и коллаборационизм местного населения в рядах СС являются, пожалуй, теми двумя причинами, из-за которых территория Тростенца остается заброшенной.



-- Это спорное утверждение: ведь речь в данном случае идет об увековечивании памяти невинно погибших людей, а не о памятнике Тростенцу как таковому…

-- Совершенно верно! Те камни, которые там стоят, напоминают о жертвах, но, чтя память жертв, мы невольно вынуждены вспоминать и том, кто были преступники, которые систематически уничтожали людей. Соответственно, следующий вопрос – кто уничтожал? И ответ – в немалой степени коллаборационисты. Но поскольку в отношении Тростенца правду говорить не хотят, именно поэтому стараются придать его забвению.

-- Как вы сами узнали о Тростенце?

-- В первый раз я посетил это место 24 года назад. Я был первым немцем, кто побывал на территории Тростенца, первым немецким журналистом. В 1985 году территория выглядела точно также, как сейчас: повсюду мусор, и единственно, что изменилось за эти десятилетия, -- появились три мемориальных камня: на месте барака в лагере смерти, в деревнях Шашковке и Благовщине.

Большой обелиск, установленный в Большом Тростенце -- это полная нелепость, потому что в Большом Тростенце никакого лагеря не было. Понятно, что обелиск надо было куда-то поставить. Он хорошо виден с автострады. Однако он ничего общего не имеет с историческим Тростенцом.

-- Много ли в Беларуси было оборонных деревень?

-- Я не могу точно сказать, сколько их было, у меня есть список 1943-1944 гг., где речь идет о пяти, но их было гораздо больше.

Создание оборонных деревень было частью плана обороны против партизан. Партизаны часто проживали на территории деревень. Когда партизаны оставались в деревнях, местное население либо с энтузиазмом встречало их, будучи готовым вместе бороться против захватчиков, либо, наоборот, просило их поскорее покинуть территорию деревни, чтобы не понести наказание со стороны оккупационных властей.

И тогда немцы пришли к выводу, что они будут создавать оборонные деревни, в которых будут жить верные нацистам белорусы, которые будут немедленно докладывать, если в деревне или окрестностях появятся партизаны. И таким образом планировалось лишить партизан надежной опоры, поскольку именно опираясь на деревни, партизаны могли успешно вести действия против немцев.

Из деревень, которым предстояло стать оборонными, эвакуировали всех крестьян, которые считались ненадежными. Куда их девали, сказать не могу. В этих деревнях могли проживать только белорусы - убежденные сторонники национал-социализма. Крестьяне получали форму, винтовки, патроны и очень много водки, а также проходили военную подготовку.

Но главное – крестьяне получали в собственность землю и скот. Это очень важно, поскольку именно это стало притягательным для многих крестьян, и стимулировало их вступать в ряды населения оборонных деревень. Людям говорили, что это их частное владение. Что ты с него соберешь, останется в твоем распоряжении.

После всех историй с коллективизацией, с колхозами крестьяне были рады, наконец, получить хоть какой-то кусок земли и собственный скот. Так что, многие согласились на то, чтобы стать крестьянами оборонных деревень вовсе не по идеологическим причинам, а потому, что они думали, что наконец-то у них появится собственность.

Малый Тростенец – это один из примеров оборонных деревень. У меня есть подробное описание торжественной церемонии присвоения какой-либо деревне статуса оборонной. Организовывался праздник, на который выделялось много водки, было много музыки, приезжал специально музыкальный оркестр, крестьянам выдавали форму…

Таким образом, создание каждой оборонной деревни становилось большим праздником. Организация оборонных деревень была возложена на отдел сельского хозяйства вермахта Германии.

-- Во время своего первого приезда в СССР Вы пытались встретиться с местными жителями, расспросить их о Тростенце?

-- Да, я был в Малом Тростенце, разговаривал с крестьянами, но я никому не собирался причинять вреда и формулировал свои вопросы как можно более безобидно. Например, я спрашивал, с каких пор люди здесь живут, и некоторые отвечали, что они прожили здесь всю войну. И я интересовался, до конца ли войны они здесь оставались. Я принимал это к сведению, но для меня это было подтверждением того, что люди, которые стояли передо мной, должны были быть коллаборационистами, иначе они не могли бы остаться здесь во время войны.

-- Сколько человек по Вашим оценкам погибло в Тростенце?

-- Официальная цифра, которая была сообщена Государственной чрезвычайной комиссией по расследованию 14 августа 1944 г., составляет, как известно, 205 500 человек. Но я и другие немецкие историки убеждены, что количество жертв было меньше, приблизительно около 170 тыс. человек.

Естественно, что речь не идет о том, так ли это важно, больше жертв было или меньше, потому что и одна жертва это уже слишком много. Но речь о том, чтобы составить себе хотя бы приблизительное представление, из чего эта цифра складывается. Документально подтвердить эту цифру никак невозможно.

-- В таком случае, на чем она основывается?

-- На совершенно не пафосном подсчете. Метод подсчета, естественно, не предполагает никаких возвышенных вещей, это выглядит достаточно натуралистично, но его используют, чтобы получить какое-то представление о том, как это могло выглядеть, и исключить спекулятивный подход.

У меня есть документы Государственной чрезвычайной комиссии по расследованию, в которых говорится о 34 могилах в урочище Благовщина. И в документах комиссии даны точные данные по всем 34 ямам – длина, ширина, глубина. Соответственно мы можем посчитать объем тех ям, которые были обследованы комиссией. Приблизительный подсчет показывает, что в местах массовых захоронений может быть 140-160 тыс. жертв..

К убитым в урочище Благовщина добавляются еще сожженные в Шашковке. Там вообще нет никаких оснований для проведения подсчетов, поскольку людей сжигали, и пепел тут же развеивали.

Для проверки этих подсчетов мы ведем подсчет людей, которые были доставлены транспортом в Малый Тростенец. Подсчеты по обеим методикам дают примерно одинаковые цифры с расхождением (плюс-минус) в 10 тыс. человек.

Повторюсь, никоим образом не хочу сказать, что 170 тыс. человек -- это менее безобидная цифра, чем 205,5 тыс.

-- Посмотрите, что получается. Там цифра меньше, здесь цифра меньше, уничтожением людей занимались в основном коллаборационисты – соотношение немцев и бывших граждан СССР, по Вашим данным, составляет один к десяти. Не являются ли подсчеты такого рода стремлением уменьшить вину нацистов?

-- Я могу однозначно ответить, что все происходившее остается единоличной виной нацистов. Германское правительство экономические, финансовые круги, в целом Германия давно планировала нападение на Советский Союз. Как в германских правительственных органах, так и в военных кругах не было сомнения в том, что войне с Советским Союзом, уничтожению Советского Союза быть. Это было и намерением, и планом, и ожидали только выгодного момента для того, чтобы начать его реализовывать.

Да, в странах Восточной Европы, в Венгрии, Болгарии, Румынии были те, кто сотрудничали с нацистами, были заняты в общественном производстве, были люди, которые говорили, что они не прочь помочь Германии в войне против Советского Союза. Но это вторично. Первично -- это вина немцев и их инициатива в развязывании войны. Планы готовились с конца первой мировой войны после капитуляции Германии 1918 г. Военные круги Германии жаждали мести, они только и искали возможности взять реванш.

-- Исследования, касающиеся Тростенца, будут опубликованы?

-- Да, но это будет не роман, а сборник документов. Я вел расследование, собирая документы о Тростенце, в самых разных архивах, и мне сложно точно сказать, сколько папок с архивными документами находится у меня дома. И сейчас я как раз готовлю сборник документов, посвященный Тростенцу. Я работал и в минских архивах, но без особого успеха. Возможно, мне как иностранцу, тем более с Запада, не хотели показывать все. Около 90% моих материалов я нашел именно в немецких архивах.

Сборник выйдет примерно через два года. Материал уже собран, но мне нужно над этим еще поработать, чтобы подготовить его к печати.

И чем больше я работаю над темой Тростенца, тем менее ясной для меня она становится. Устанавливаешь два факта, оказывается, они противоречат друг другу. Ищешь выход -- он приводит тебя к следующему противоречию.

Например, кто был комендантом лагеря, и кто был комендантом имения СС? Все вместе это имение СС, часть его – это лагерь. В лагере должен быть комендант. Это тот же человек или два лица?

На территории Германии прошел ряд судебных процессов по Тростенцу. И каждый из тех, кого считают комендантом, говорил, что он был только управляющим имения. Наказывать его не за что: что такое управляющий имения? А, может быть, он был как раз комендантом трудового лагеря в этом имении? А, может, действительно он был управляющим по хозяйственным вопросам, по земледелию?

Приходится работать с массой документов, подгонять друг к другу кусочки мозаики. При этом конкретных документов, которые фиксировали бы факты, не так уж и много.

Справка «Завтра твоей страны».

Пауль Коль родился в 1937 г. в Кельне (Германия), изучал театральное дело и германистику в Кельне и Вене, работал переводчиком в Брюсселе, драматургом и режиссером в театрах Берлина. С середины 80-х гг. исследует историю германской группы армий «Центр», злодеяния вермахта и полиции на оккупированной территории Беларуси, историю Минского гетто, лагеря смерти «Тростенец».

...
http://www.zautra.by/art.php?sn_nid=4366&sn_cat=17


...
 
NestorДата: Понедельник, 15 Апреля 2013, 02.14.24 | Сообщение # 3
Группа: Эксперт
Сообщений: 24897
Статус: Отсутствует
Цитата (Мікалаевіч)
по военнопленным ничего нет.

Военнопленные упоминаются в показаниях местных жителей ЧГК, но совершенно невнятно. Может, был всего один эпизод, когда казнили небольшое количество, может, пленные были в действительности партизанами (если свидетели назвали их военнопленными неверно). Может быть, было во много раз больше военнопленных и их убивали систематически. Определеннее сказать нельзя...


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Понедельник, 15 Апреля 2013, 02.16.21
 
СерегаКДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 15.36.04 | Сообщение # 4
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует
Цитата (Саня)
Игорь уже писал в теме,что нет ничего по Тростенцу в архивах Белоруссии.


Даже фото есть.


Сергей Кудрявцев
 
СаняДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 15.39.15 | Сообщение # 5
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
СерегаК,
Цитата (СерегаК)
Даже фото есть.


Это что ли?



Qui quaerit, reperit
 
СерегаКДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 15.45.59 | Сообщение # 6
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует
Нашел в загашниках послевоенное



Запрещающий знак у входа в лагерь.
Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов. 0-133930


Сергей Кудрявцев

Сообщение отредактировал СерегаК - Вторник, 16 Апреля 2013, 18.05.13
 
СерегаКДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 15.50.26 | Сообщение # 7
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует
Цитата (Аркадий1946)
Ну, слава Богу! Процесс пошел... И первые доказательства уже всплывают...


А много не всплывет, потому что материала реально мало. Догадок больше


Сергей Кудрявцев
 
СаняДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 16.05.15 | Сообщение # 8
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Для общей информации.

ПОД НЕМЦАМИ
Воспоминания, свидетельства, документы
Историко-документальный сборник Составитель К. М. Александров
Скрипториум Санкт-Петербург 2011

Глава I. БЕЛОРУССИЯ.....................................................................................11

Е. Ф, Колубович. Оккупация Белоруссии немецкой армией

и коллаборация местного населения

Оккупация Белоруссии немедкой армией и коллаборация местного населения1

Подготовительный период на территории оккупированной Польши

Хотя подготовка к войне против Советского Союза держалась немцами в строжайшей тайне, однако для всех было ясным, что немецко-советский флирт рано или поздно окончится. Чтобы скрыть свои действительные планы, немцы в продолжение всего 1940 года усиленно поддерживали даже среди своего населения и армии иллюзию о добрососедских отношениях с большевиками2.

Только в начале 1941 года мало-помалу настроение стало меняться, и в немецкой прессе все чаще и чаще проскальзывали нотки, критикующие в очень сдержанной форме коммунистическую систему как таковую. Официально поддерживалось мнение о самых дружественных отношениях с Советским Союзом. Однако одновременно с такой официальной позицией немецкой прессы уже в конце 1940 года по линии немецкой разведки (Абвера) среди белорусской и украинской эмиграции прощупывались настроения по отношению к большевикам. Акция эта проводилась, конечно, под всякими предлогами и очень осторожно3.

В начале 1941 года положение резко изменилось. С запада на восток стали перебрасываться немецкие войска беспрестанной вереницей. Переходы обычно совершались ночью. Это не могло не обратить [на себя] внимания опытного глаза. Всем стало очевидным, что приближается момент схватки. Такое передвижение войск, однако,

10

Глава I. Белоруссия

маскировалось тем, что «это измученные воинские части с западного фронта направляются на восток для переформирования и отдыха». Параллельно, однако, с этим представители Абвера в лице майоров Герулиса4 и Козловского5 проводили среди белорусов и украинцев, находящихся на оккупированной немцами польской территории, вербовку людей (добровольцев) в разведывательные группы с целью переброски их на территорию, занятую войсками Советского Союза. Все это делалось, безусловно, в большом секрете, при помощи вполне проверенных антикоммунистов — представителей белорусских и украинских организаций. Завербованные добровольцы направлялись в район города Остроленка, недалеко от Ломжи, где была устроена немцами специальная школа разведки.

Среди белорусов были набраны три такие группы численностью по 10-12 человек каждая, которые в ночь с 20 на 21 июня 1941 года и были переправлены через так называемую «зеленую границу»6 в район города Белостока. Насколько мне известно, первые две группы были сейчас же обнаружены советской пограничной охраной и уничтожены, третья же спаслась, потеряв убитыми лишь одного человека. Фактически и эта группа впоследствии попала в руки советского НКВД к вечеру 21 июня, но была освобождена 23 июня из белосток-ской тюрьмы уже немецкой армией, занявшей город Белосток. Здесь надо, кстати, отметить, что вся эта акция проводилась немцами весьма неумело, но передать ее в руки самих украинцев и белорусов для самостоятельного проведения немцы не соглашались. В результате погибли лучшие люди, а армия не получила желательной пользы.

Во время этого подготовительного периода на немецкой стороне очутились те белорусы, которые бежали в самом начале войны перед наступлением Красной армии, так как не верили в возможность внутренней перемены большевиков, о которой в то время очень много говорилось и о которой, к сожалению, некоторые политики мечтают еще и сегодня. Позже присоединились к ним и те, которые вскоре после оккупации большевиками Западной Белоруссии, убедившись воочию в лживости советской пропаганды, бежали через «зеленую границу» на сторону немцев, испытав частично «прелести» советской действительности на своей собственной шкуре7.

Политика немцев в то время [по отношению] ко всем неполякам, находившимся на оккупированной польской территории, была вполне корректна. Русские, украинцы, белорусы, а также и другие угнетаемые большевиками (а ранее и поляками) национальные меньшинства имели возможность организовать свои национальные комитеты,

Е. Ф. Колубович. Оккупация Белоруссии немецкой армией..

11

с которыми официальные оккупационные немецкие власти вполне считались и всячески их поддерживали. Например, при выдаче продовольственных карточек все национальные меньшинства, имеющие удостоверения своих национальных комитетов, получали рацион точно такой же, как и все немцы. Поляки получали продовольственный паек значительно меньший и получали его значительно позже.

Таким образом, у русских, украинцев и белорусов не было никаких оснований жаловаться на свое положение. Оно было несравненно лучше, чем положение поляков, не говоря уже о евреях.

Белорусы, находившиеся на территории Польши, оккупированной немцами, вынуждены были из-за большевиков оставить свою родину, многие из них потеряли при этом свои семьи, которые были арестованы большевистским НКВД сейчас же по «освобождении» Западной Белоруссии «доблестной» Красной армией8. Кроме того, все время через разного рода перебежчиков наплывали сведения из Белоруссии о непрекращающемся там терроре, непрестанных депортациях в Сибирь не только интеллигенции, но и зажиточного крестьянства. Антибольшевистское, стало быть, настроение у этих людей было вполне обоснованным, определенным и принципиальным. Немцы в скором времени убедились, что в этих людях они могут иметь себе верных союзников в борьбе против Советского Союза, в чем фактически и не ошиблись.

Еще большее доверие к себе со стороны всех антикоммунистических элементов немцы сыскали своей политикой по отношению к военнопленным белорусам и украинцам, попавшим в плен вместе с солдатами польской армии. Они стали, как известно, освобождать этих военнопленных из лагерей и направлять их на всевозможные работы, приравняв их почти полностью в правах до немецких рабочих. Для этой, однако, акции необходима была помощь со стороны национальных организаций, которые могли бы установить безошибочно принадлежность военнопленного к той или иной национальной группе. В связи с этим в Берлине были организованы национальные представительства, или так называемые «фертрауэнсштелле»9, — белорусское, украинское, грузинское и другие, в обязанности которых входила и проверка освобождаемых военнопленных. Эти «фертрауэнсштелле» хотя и были по своей внутренней структуре учреждениями чисто национальными, но в связи с той функцией, которую они исполняли, они являлись по существу вспомогательными органами немецкой службы государственной безопасности и потому находились всецело на бюджете Гестапо.

12

Глава I. Белоруссия

Одновременно с этим понадобилась, конечно, и пресса для обслуживания, с одной стороны, освобождаемых военнопленных, а с другой — для пропаганды среди тех, кто еще продолжал оставаться в плену. Для этой цели, по настоянию белорусского представительства, в конце 1939 года была организована белорусская газета «Раница»10. Весь расход по печатанию этой газеты приняло на себя «Немецкое издательство» («Дойче ферлаг»), но на оплату редактора и хотя бы одного сотрудника газеты средств не было. Только после долгих усилий профессору Г. Менде", работавшему в то время в Восточном министерстве, удалось откуда-то добыть средства на оплату жалованья работникам газеты.

Таковы, в основном, некоторые мероприятия, которые были проведены немцами среди белорусов, находившихся на территории Польши, оккупированной немецкой армией.

Оккупация немецкой армией Западной Белоруссии и настроение местного населения по отношению к оккупантам в первой фазе оккупации

Испытав на себе весь гнет двадцатилетней польской оккупации, широкие белорусские массы с известного рода облегчением встречали «освобождающую» их в сентябре 1939 года советскую армию; более же левые элементы и молодежь проявляли даже неподдельный энтузиазм, надеясь на более свободную жизнь и широкие возможности для созидательной национально-государственной работы. Однако в скором времени все они горько разочаровались: вместе с освобождающей от поляков Красной армией пришло освобождающее от всего, вплоть до самой жизни, советское НКВД. Начались беспрестанные аресты не только всех так называемых врагов народа и разного рода «контрреволюционеров», но одновременно и всего сознательного белорусского актива, не исключая вполне просоветски настроенных элементов. За первой волной арестов наступали следующие — от «буржуев» и «капиталистов» НКВД постепенно переходило вниз к так называемый «кулакам», т. е. просто зажиточным крестьянам, затем к «подкулачникам» и, наконец, к «середнякам». Все эти жертвы бесцеремонным образом, без суда и следствия, грузились целыми эшелонами в товарные вагоны и вывозились в неизвестном направлении, о дальнейшей судьбе которых больше никто ничего не слышал и не знал.

После присоединения Западной Белоруссии к БССР, которое наступило уже в декабре 1939 года, советизация оккупированной

Е. Ф. Колубович. Оккупация Белоруссии немецкой армией.

13

территории начала проводиться ускоренным темпом. На собраниях и митингах стали все чаще и чаще подниматься вопросы о коллективизации крестьянских индивидуальных хозяйств12, а всякая оппозиция вызывала немедленную реакцию со стороны органов НКВД, «черные вороны» которого забирали оппозиционеров в застенки, откуда уже они не возвращались. Всюду царил полный произвол, а то, что называлось «революционным правосудием», похоже было на самый грубый бандитизм.

Все это вместе взятое, конечно, вызвало колоссальное недовольство в широких белорусских массах, и потому во время объявления германско-советской войны 22 июня 1941 года все симпатии населения Белоруссии были на стороне немцев, которых народ помнил еще с Первой мировой войны 1918 года.

Первая фаза оккупации

Пережив весь кошмар советской действительности, население Западной Белоруссии желало за всякую цену освободиться от власти ненавистного НКВД и потому с нетерпением ждало немцев. Однако действительность после занятия немцами территории Западной Белоруссии оказалась несколько иной. Фактически во многих местах на смену большевикам пришли не немцы, а вновь поляки, которым удалось удержаться на этой территории при советской власти. Немецким военным властям нужны были люди, знающие местные условия для самоуправленческого аппарата. Поляки эти условия знали и, кроме того, имели почти весь административный аппарат готовым. Большинство из них при этом происходило из Галиции, где в свое время [они] оканчивали австрийские школы и потому в совершенстве владели немецким языком. Среди немецких передовых воинских частей было очень мало людей, знающих славянские языки и разбирающихся в местных национальных соотношениях, а потому они при налаживании местного административного аппарата воспользовались поляками, которые предложили им свои услуги. Воспользовавшись своим положением, поляки, в первую очередь, приступили к сведению счетов с белорусской интеллигенцией и сознательным деревенским активом, в которых они видели своих политических врагов. Начались систематические доносы и обвинения всех белорусов в коммунизме. Расправа была очень короткой: все они либо расстреливались самой же польской полицией якобы за принадлежность к коммунистическим подпольным группировкам или за попытку к побегу, или же

14

Глава I. Белоруссия

уничтожались немецким СД на основании ложных обвинений, состряпанных польской полицией и администрацией. Таким образом, за первые два месяца оккупации немцами Западной Белоруссии погибли сотни [представителей] белорусской интеллигенции и тысячи [представителей] деревенского актива.

Положение было спасено лишь спустя два месяца приехавшими вместе с немецкой армией белорусами, ушедшими в свое время на Запад. Они заняли все административные посты в столице Белоруссии — городе Минске, власть комендатуры которого распространялась частично и на территорию Западной Белоруссии. Столкнувшись с таким печальным явлением, они приложили все усилия к тому, чтобы разъяснить немцам истинное положение вещей и прекратить польскую провокацию. Давалось это, однако, нелегко, так как за это время местные немецкие коменданты уже успели обзавестись симпатиями среди местных полек, которые и продолжали свое подлое дело. В конце концов, однако, высшее немецкое командование поняло тактику поляков и во многих местах дало возможность белорусам заменить польскую полицию и польский самоуправленческий аппарат своим, белорусским. Конечно, в таких случаях обычно происходили перегибы в другую сторону и не менее дикая расправа с поляками, среди которых [по]падали[сь] и невинные жертвы. Но это была совершенно натуральная реакция на все безобразия, чинимые поляками над невиновным белорусским населением.

Надо не забывать при этом, что бежавшие в свое время на Запад польские помещики, имея поддержку со стороны польского самоуправленческого аппарата, стали массово возвращаться обратно и, конечно, восстанавливать свои разрушенные большевиками поместья, сваливая всецело вину за разграбление на белорусских крестьян.

Дабы окончательно ликвидировать польскую провокационную деятельность, белорусский актив обратился с воззванием ко всему белорусскому населению [насколько это] возможно теснее включиться в работу с немцами, чтобы этим путем уберечься от польской и большевистской провокации.

Таким образом, на некоторое время положение было стабилизировано, и повседневная жизнь вошла в нормальнее русло.

Вторая фаза оккупации

Население было довольно, что наконец освободилось и от поляков и от большевиков, а управление перешло, хотя и не целиком, в свои белорусские руки. В скором времени весь административный и

Е. Ф. Колубович. Оккупация Белоруссии немецкой армией.

15

самоуправленческий аппарат был налажен, а немцы не чинили препятствий в развитии белорусской национальной культуры и искусства. Начали постепенно организовываться белорусские школы и всевозможные специальные курсы, амбулатории и больницы, стала работать кооперация, было восстановлено социальное страхование, пущены в ход некоторые промышленные предприятия.

Все это относится к тому короткому периоду времени, когда территория Белоруссии находилась под управлением 7-го отдела военных фельдкомендатур. Продолжалось это, однако, недолго. Через неполных три месяца военное управление вместе со своими комендатурами должно было продвигаться далее на Восток, а на его место прибыл так называемый «цивильфервальтунг»13 во главе с генеральным комиссаром Белоруссии, гауляйтером Кубе14, который в сопровождении своего многочисленного аппарата в сентябре 1941 года прибыл в столицу Белоруссии — Минск.

С этого момента вся территория Белоруссии была административно разделена на так называемые «гебиты» (округа)15, общим количеством 42 или 43, причем в это число вошли и некоторые районы Смоленской области. «Цивильфервальтунг», однако, занял только часть территории Белоруссии, а именно западную — до р. Березина. Далее на восток была уже прифронтовая полоса, которая осталась под управлением полевых комендатур. Однако такое деление Белоруссии было в скором времени нарушено. В связи с одновременной организацией генерального комиссариата16 «Украина» и назначением туда гауляйтера Коха17 произошло новое административное деление Белоруссии. Дело в том, что этому сумасброду Коху хотелось, видите ли, ездить из Кенигсберга в Киев «своей территорией», и потому он потребовал, чтобы вся полоса [территории] Белоруссии вдоль железной дороги Граево — Белосток — Брест и далее на Киев была включена в границы, подведомственные генеральному комиссариату «Украина». Это сумасбродное желание Коха было Берлином удовлетворено, и таким образом весь Белостокский округ вместе с городом Гродно был включен в состав Восточной Пруссии, а часть Брестского и Пинского округов— в состав генерального комиссариата «Украина». Таким образом, белорусская территория очутилась под административным управлением 4-х совершенно различных административных структур: гражданского управления генерального комиссариата «Белоруссия»; генерального комиссариата «Украина», возглавляемого Кохом; государственного аппарата Восточной Пруссии и военного управления, находящегося под верховным командованием обербефельсгабер геересгебит «Митте»18.

16

Глава I. Белоруссия

Перед белорусским активом стояла очень трудная задача, так как все эти административно-оккупационные аппараты, хотя и были официально подчинены Берлину, практически, на местах, пользовались неограниченными полномочиями по отношению к местному населению. Во главе гражданского управления Белоруссии и Украины, кроме того, стояли люди совершенно случайные, не знакомые не только с восточной проблемой, но и не имеющие за собой административного опыта, окруженные такими же случайными людьми из своего административного аппарата. Наибольшим, однако, злом было то, что люди эти (вчерашние кельнеры и портьеры) были заражены манией величия, они усвоили только одну аксиому из гитлеровского «талмуда», а именно ту, которая признавала их «юберменшами». Все не-немцы были, по их мнению, чем-то низшим, «унтерменшами»19, не достойными часто даже их внимания.

Во главе округов («гебитов») были поставлены часто полуграмотные вчерашние фурманы и кельнеры, а то и просто обычные немецкие мужики («бауэры»20) — это относится к Слуцку и Барановичам, — у которых от полноты власти буквально закружилась голова.

Наладить работу с такой публикой было очень трудно. Все они были слишком напыщенны и самоуверенны для того, чтобы прислушиваться к голосу местного самоуправленческого аппарата. Всякие замечания или протесты по адресу их бестолковых и преступных действий, которые делались бюргермайерами21, начальниками районов принимались как выражение нелояльности к немцам вообще. Таких людей обычно устраняли, а на их место часто выдвигались люди бесхребетные, но умевшие потворствовать всяким несуразностям гебитскомис-саров, а одновременно беспокоящиеся за свое личное благополучие и обогащающиеся за счет местного населения. Все это, конечно, способствовало нарастанию недовольства среди местного населения, которое очень умело использовалось большевистской агентурой.

Удивительно было то, что гебитскомиссары, будучи официально подчинены генеральному комиссариату, в большинстве случаев совершенно не считались с его мнением, а действовали на местах совершенно самостоятельно. Возможно, здесь была двойная игра: с одной стороны, генеральный комиссариат соглашался с логическими доводами представителей белорусских организаций и делал вид, что отдает соответствующие распоряжения своим подчиненным, а с другой стороны, молчаливо поддерживал политику своих комиссаров, видя в ней корысть или для себя лично, или для немецких интересов. Таково было положение на хозяйственном, так сказать, отрезке. Еще хуже

Е. Ф. Колубович. Оккупация Белоруссии немецкой армией.

17

обстояло дело в политическом секторе. Здесь действовали совершенно независимо [друг от друга] такие факторы, как: гебитскомиссар, отдел 1с фельдкомендантуры, СД, ГФП и жандармерия. Все эти институции хотели, в первую очередь, выслужиться перед начальством и добыть наиболее выгодное положение для себя лично, конкурируя зачастую со своими же институциями.

Таким образом, часто создавалось прямо невыносимое положение: трудно было работать и нельзя было уйти, так как пример с поляками был памятен всем. Надо было очень искусно лавировать, чтобы не впасть в немилость одному из вышеперечисленных немецких органов, так как в этом последнем случае все они уже действовали согласованно для поддержания немецкого престижа.

На совещании белорусского актива в Минске в сентябре 1941 года было постановлено всю территорию Белоруссии разделить на округа и послать в каждый округ своих представителей, которые бы были активно и тесно связаны с администрацией этого округа. Для западных областей республики не представлялось это трудным, так как здесь жизнь была уже относительно налажена, а пушечного гула и бомбежки не было слышно. В самом Минске было оставлено более всего работников во главе с доктором Ермаченко22 как председателем Белорусского комитета самопомощи, ксендзом Годлевским23 как руководителем народного образования и профессором] Ивановским24, бюргермайстером города Минска.

Барановическая область была в ведении бывшего посла польского Сейма Юрия Соболевского25; Новогрудская — в ведении бывш[его] сенатора польского Сената Василия Рагуля26; в Лидский округ был послан инж[енер] Климович; на территорию, отошедшую к Восточной Пруссии, были посланы Ф. Ильяшевич27 и Лукашин как бюргер-майстер города Белостока; в Пинском округе был М. Василевский; в Слуцком округе — Бахман и Хихлуша.

На выезд в восточные области охотников было мало, так как там фактически шли еще бои. В Борисовский округ были сперва направлены Маркевич и Вишневский, но они вскоре оттуда бежали, так как не смогли справиться с возложенной на них задачей. Затем были посланы туда С. Станкевич28, Наронский29 и Б. Щорс, которым и удалось организовать весь Борисовский округ. В Витебск были отправлены В[севолод] Родзько30 и Михаил Рагуля, в Смоленск — Островский31, Витушко32 и Касмович33. Наибольшую роль в организации административного аппарата на территории генерального комиссариата сыграл доктор Ермаченко. На востоке наибольшую организационную деятельность

18

Глава I. Белоруссия

проявил профессор] Островский, который постепенно организовал Смоленскую, Брянскую и Могилевскую области, находящиеся в сфере военного управления обербефельсгабер геересгебит «Митте».

С началом деятельности «Белорусской самопомощи»34 положение на местах стало мало-помалу налаживаться, и настроение на местах (среди местного населения) было всецело на стороне немцев. Однако уже в конце 1941 года, а в некоторых местах несколько позже, оно сильно изменилось не в пользу немцев. Этому способствовали многие факторы, важнейшими из которых [являются] следующие:

1. Оставшиеся в тылу немецкой армии военнопленные красноармейцы частично разбрелись по деревням и пристроились там одни как «зятья», другие — как рабочие-«приписники». Они, естественно, были довольны тем, что война для них уже окончилась и воевать за советский режим никто их не заставит. Но вот вдруг кому-то из немецких сумасбродов пришло в голову, что этот элемент может быть со временем опасен для немцев, и потому [они] решили всех находящихся в деревнях красноармейцев (военнопленных), не связанных с данной местностью, изъять из деревень и заключить в лагеря военнопленных. Конечно, в результате этой необдуманной акции удалось забрать очень немногих, остальные ушли в леса и положили начало столь прославившейся впоследствии партизанщине.

2. Нечеловеческое обращение немцев с советскими военнопленными, которых часто на глазах населения пристреливали по дороге35, как это имело место повсюду, где только проходили толпы конвоируемых немцами военнопленных.

3. Дикая, бесчеловечная расправа над евреями36, которые, спасая свою жизнь, также уходили в леса, где уже их ждали прятавшиеся от местного населения, не успевшие эвакуироваться коммунистические партийные работники.

4. Дикая расправа частей СС над мирным населением вплоть до сжигания деревень вместе с находящимися там жителями — стариками, женщинами и детьми — во время так называемых очисток местности от партизан37.

5. Грубое и бестактное отношение разных «крайсляндвиртов»38 и жандармерии к местному населению.

Все эти акции происходили в Белоруссии не одновременно. В одной местности они уже имели место в конце 1941 года, в других местностях — в начале 1942 года, а в некоторых значительно позднее, но все они имели место повсюду в Белоруссии и послужили главным фактором, способствовавшим развитию партизанщины и озлоблению

Е. Ф. Колубович. Оккупация Белоруссии немецкой армией.

19

мирного населения. Здесь надо объективно констатировать: партизанщину в Белоруссии создали не большевики и не НКВД39, а только и исключительно немцы.

Отношение немцев к колхозам и колхозникам

Уходящая на восток Красная армия имела задание — сжигать и взрывать фабрики, склады с запасами продовольствия, имущество колхозов и т. п. Местное же население — крестьянство, не желавшее эвакуироваться, — всячески старалось сохранить от уничтожения колхозное добро, что ему в значительной степени и удавалось.

По приходе немецкой армии крестьяне сразу же приступили к распределению сбереженного ими колхозного имущества между собой. В результате все, что было в колхозах, в кратчайший срок очутилось на крестьянских усадьбах. Немцы же посчитали колхозное имущество за военные трофеи и потому приказали колхозникам все забранное ими с колхоза возвратить на колхозный двор, чтобы впоследствии самим воспользоваться всем этим добром. Колхозники это распоряжение или исполняли неохотно, или вовсе не сочли нужным его исполнять. В ответ на это со стороны немцев последовали обыски и реквизиции, при которых вместе с колхозным добром зачастую забиралось и личное имущество колхозников. Одновременно с этим в удостоверениях, выдаваемых немецкими властями местному населению деревень (быв[шим] колхозникам), делалась отметка (напечатанная на русском и немецком языках): «Покидать пределы колхоза строго воспрещается!» Таким образом, крестьянин и здесь почувствовал, что его насильно заставляют пребывать в этом ненавистном ему колхозе, от которого он так жаждал избавиться. Желая сохранить колхозную организацию, немцы преследовали в данном случае ту же самую цель, что и большевики: держать деревню в своих руках и организованным порядком выкачивать сельскохозяйственные продукты для нужд немецкого рейха.

Структура и способ организации административно-самоуправленческого аппарата во время немецкой оккупации Белоруссии

Структура и способ организации административного аппарата в Белоруссии во время немецкой оккупации был не везде одинаков. Наибольшая разница была между структурой генерального комиссариата под управлением немецкого «цивильфервальтунга» и военным управлением геересгебит «Митте».

20

Глава I. Белоруссия

Каким был немецкий план организации административных учреждений на оккупируемой ими территории, мне не известно, но я уверен, что если Берлин в свое время, приготовляясь к войне против СССР, и разработал какой-то план, то впоследствии на местах его пришлось значительно изменить. Дело в том, что, как известно, первые административные местные учреждения организовывались всюду военным управлением армии (так называемыми 7-ми отделами фельд-комендатур) одновременно с занятием данной территории войсками немецкой армии.

Гражданское управление, или так называемый «цивильфервалыунг», пришло на эту территорию лишь спустя три месяца, когда было уже все организовано по известному шаблону, установленному белорусским активом. Прежнее советское административное деление целиком сохранить не удалось, так как территория военных фельдкомендатур (дивизий) не соответствовала в административном отношении гражданскому делению. Советы, как известно, в 1940 году разделили всю территорию Белоруссии на 10 областей, а каждую область на 15-20 районов, с 17-25 сельсоветами (волостями) в каждом районе. Прежнее польское административное деление в Западной Белоруссии— на воеводства (округа), поветы (уезды) и гмины (волости) — нигде во время немецкой оккупации восстановлено не было, так [как] советское было более удобным и целесообразным. Польское административное деление было более крупным, и отдельные местности были расположены иногда на значительном расстоянии — до 40 километров — от ближайшего административного центра (повета); советские же районные центры были расположены так, что расстояние каждого населенного пункта от районного центра не превышало 20-ти километров. Областное, однако, деление восстановить было невозможно, так как во время войны оккупируемая территория делилась на административные округа, соответствующие военным соединениям — полкам, дивизиям, корпусам.

Таким образом, во время военного управления территория была поделена фактически на военные округа («бецирки»40), которые не совпадали ни с прежними польскими границами воеводств, ни с советскими областными границами, ни, в конце концов, с немецкими «гебитами» позднейшего гражданского управления. Осталось зато ненарушенным районное и волостное (сельсоветское) деление, что значительно облегчило организацию всего административного аппарата.

Первым таким округом («бецирком»), с площадью равной приблизительно советской области, был Минский округ, организованный в то время управляющим этого округа — профессором] Р. Островским.

Е. Ф. Колубович. Оккупация Белоруссии немецкой армией.

21

Для первоначальной быстрой организации всей этой территории, занимавшей 21 район с 395-ю сельсоветами (волостями) в них, Островский воспользовался своими прежними связями в городе Минске, сохранившимися еще со времен Первой мировой войны. Из этих людей, а частично из привезенных с собой из Западной Белоруссии, и были Островским организованы кадры начальников районов. Понадобился, таким образом, всего лишь 21 человек, который был в один день развезен на автомашинах во все районы данного округа. В обязанности начальников районов, знающих местные условия и людей, входило организовать в течение одной недели все волости района и сделать все необходимое для создания условий для нормальной жизни местному населению. После того как районные и волостные управления были сформированы, все руководители районов и волостей были созваны в Минск на совещание, где и были разработаны инструкции для линии деятельности в соответствии с новыми военными условиями.

Окружное и районные управления состояли из отделов по специальностям: административный отдел; отдел общественной безопасности (полиция), состоящий из трех подотделов — уголовного, политического и службы порядка; продовольственный отдел; отдел здравоохранения; культурно-просветительный [отдел] с подотделом народного образования; дорожно-строительный и транспортный отдел; финансовый [отдел]; сельскохозяйственный [отдел] с подотделом ветеринарным; [отдел] регистрации населения и записей актов гражданского состояния; земельный отдел; строительно-архитектурный [отдел] и учетно-статистический отдел. Специалистов, за исключением администраторов и полицейских, для всех этих отделов на местах нашлось вполне достаточно. Причем некоторые ответственные должности в окружном и районных управлениях были заполнены бывшими членами компартии, изъявившими согласие работать в новой системе, если о них имелись хорошие отзывы со стороны местного населения. И надо отдать [им] справедливость: почти все бывшие члены компартии в новой системе работали вполне честно и принесли большую пользу. Во вторую очередь, после организации административного аппарата, были организованы Белорусский банк, кооперативный союз, а также окружная и городские кассы.

Институт судей временно не был восстановлен. Судебные функции по уголовным делам исполнялись административными органами и криминальной полицией как первой инстанцией и аналогичными органами в окружном управлении как высшей инстанцией, решения которой утверждались военной немецкой комендатурой или военно-полевым судьей. Все гражданские дела были временно приостановлены.

22

Глава I. Белоруссия

Во всей этой довольно удовлетворительно функционировавшей административной системе наибольшую трудность представляло отсутствие опытных, политически проверенных администраторов, т. е. начальников районов и начальников полицейских учреждений. Второй не меньшей трудностью было отсутствие административных и полицейских законов, а также закона о семейном праве. Все советские законы, конечно, [были] абсолютно не применимы в условиях новой системы; немецкие же законы также не всегда соответствовали местным условиям и обычаям, а вдобавок их не было в белорусском или русском переводе. Вполне понятно поэтому, что отсутствие таких законов создавало трудности в работе опытных администраторов и полицейских, не говоря уже о тех, кто впервые выполнял эти функции временно, по необходимости.

Такая административная система (структура) была заведена впервые только на территории Минской фельдкомендатуры, а на территориях других фельдкомендатур — как на восток, так и на запад — окружных управлений организовано не было. Там каждая ортскомендатура организовывала местное управление по-своему. В одной местности была введена прусская система, в иной баварская — в зависимости от того, из какой местности происходил ортскомендант. В иных работали по старой советской или по старой польской системе.

В таком положении административный аппарат находился во время передачи его военными фельдкомендатурами немецкому гражданскому управлению («цивильфервальтунг») в сентябре 1941 года. Гражданское немецкое управление приехало на территорию Белоруссии с готовым административным аппаратом и совершенно иным административным делением. Вся территория Белоруссии, как известно, была разделена на так называемые «гебиты» — несравнимо меньшие, чем бывшие области, и большие, чем польские уезды. Без изменения осталось лишь районное и волостное распределение, и поэтому новая система не внесла больших изменений в уже существующую; так основное деление на районы и волости осталось прежним.

На первых порах в состав генерального комиссариата «Белоруссия» вошли только следующие «гебиты»: Минск, Слуцк, Барановичи, Новогрудок, Слоним, Лида, Вилейка, Глубокое и Ганцевичи. Во главе этих «гебитов» и стали немецкие гебитскомиссары со своим административным персоналом. В сфере влияния военного управления гее-ресгебит «Митте» заведенная административная структура фактически осталась та же, за незначительным изменением: в каждом районе были введены так называемые «крайсляндвирты», в задание которых


Qui quaerit, reperit
 
СерегаКДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 16.12.35 | Сообщение # 9
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует
Цитата (Саня)
Игорь уже писал в теме,что нет ничего по Тростенцу в архивах Белоруссии.


Ха. В Нацархиве в фонде 1450 есть минимум два дела, где есть документы по лагерю. Но часть материалов-точно копия из ГАРФа


Сергей Кудрявцев

Сообщение отредактировал СерегаК - Вторник, 16 Апреля 2013, 16.12.51
 
СерегаКДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 16.15.46 | Сообщение # 10
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует


Члены Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию и установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков во время осмотра трупов в лагере смерти Тростенец.
Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов. 0-133938


Сергей Кудрявцев

Сообщение отредактировал СерегаК - Вторник, 16 Апреля 2013, 18.06.37
 
СерегаКДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 16.18.53 | Сообщение # 11
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует


Из справки начальника разведотдела БШПД полковника Н.А. Скрынника о преступлениях гитлеровцев в лагере смерти Тростенец.
НАРБ, ф. 1450, оп. 3, д. 39, л. 29об.


Сергей Кудрявцев
 
СерегаКДата: Вторник, 16 Апреля 2013, 16.20.46 | Сообщение # 12
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует
Где то еще лежали показания служащего полицейского батальона о преступлениях в лагере

Сергей Кудрявцев
 
СаняДата: Среда, 17 Апреля 2013, 01.01.42 | Сообщение # 13
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
СерегаК,
Цитата (СерегаК)
Где то еще лежали показания служащего полицейского батальона о преступлениях в лагере


Не мешало бы найти.


Qui quaerit, reperit
 
СерегаКДата: Среда, 17 Апреля 2013, 14.33.28 | Сообщение # 14
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует
Качество фиговое, но если сохранить и чуть увеличить-читаемо более-менее

Из показаний служащего 46-го полицейского батальона М.И. Брейтмана о преступлениях, совершенных в лагере смерти Тростенец.
13 апреля 1943 г.
Национальный архив Республики Беларусь, ф. 1450, оп. 2, д. 8, л. 279



Сергей Кудрявцев
 
СерегаКДата: Среда, 17 Апреля 2013, 14.34.49 | Сообщение # 15
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует
Из показаний служащего 46-го полицейского батальона М.И. Брейтмана о преступлениях, совершенных в лагере смерти Тростенец.
13 апреля 1943 г.
Национальный архив Республики Беларусь, ф. 1450, оп. 2, д. 8, л. 280



Сергей Кудрявцев
 
СерегаКДата: Среда, 17 Апреля 2013, 14.36.09 | Сообщение # 16
Группа: Поиск
Сообщений: 1852
Статус: Отсутствует
Из показаний служащего 46-го полицейского батальона М.И. Брейтмана о преступлениях, совершенных в лагере смерти Тростенец.
13 апреля 1943 г.
Национальный архив Республики Беларусь, ф. 1450, оп. 2, д. 8, л. 284



Сергей Кудрявцев
 
NestorДата: Четверг, 18 Апреля 2013, 17.54.49 | Сообщение # 17
Группа: Эксперт
Сообщений: 24897
Статус: Отсутствует
The following text was translated from Christian Gerlach, Kalkulierte Morde, pages 834 and following. The numerous source notes in the original were left out.

Open Mass Murder of Prisoners of War

b) The Annihilation on Marches and Transports

At the end of November 1941 200 men were shot as Base Camp 351 (Glebokie) for allegedly having attacked the guards.

В конце ноября 1941 г. 200 пленных шталага 351 (Глубокое) были застрелены охраной, которой показалось, что они на нее нападают.

c) Mass Executions of Soviet Prisoners of War

Table 18: Examples of Mass Executions of Soviet Prisoners of War in Belorussia
Таблица 18 Примеры массовых казней советских военнопленных в Белоруссии

Time; Site; Number of Victims; Remarks
Время Место Число жертв Примечания

10.8.1941; Pukhovichi; 32; perpetrators were detachment of military police (GFP)?

October 1941; Usda; 48; perpetrators were an SS detachment

October 1941; near Base Camp 352 (Minsk); 2,000 - 8000; lasted three days

around 23.10.1941; Nevish; roughly 3,000; about at the same time as annihilation of Jews by 707th Infantry Division

25.10.1941; Pukhovichi; 60; perpetrators as on 10.8

December 1941; Marina Gorka; 300; victims were burned

February 1942; Base Camp 352 (Minsk); 550 and 375; perpetrators Wehrmacht

11./12.4.1942; Slonim; 690

10.7.1942; Pukhovichi; 90; perpetrators as on 10.8.41

August 1942; Base Camp 352 (Minsk); 600

1942; Hansevichi; at least 60; perpetrators: local commandants office

10.8.1943; Bolshije, Tshutshevichi, R. Luniniez; 146; 84 civilians were shot at the same time.

Table 18: Examples of Mass Executions of Soviet Prisoners of War in Belorussia

Time; Site; Number of Victims; Remarks

10.8.1941; Pukhovichi; 32; perpetrators were detachment of military police (GFP)?

October 1941; Usda; 48; perpetrators were an SS detachment

October 1941; near Base Camp 352 (Minsk); 2,000 - 8000; lasted three days

around 23.10.1941; Nevish; roughly 3,000; about at the same time as annihilation of Jews by 707th Infantry Division

25.10.1941; Pukhovichi; 60; perpetrators as on 10.8

December 1941; Marina Gorka; 300; victims were burned

February 1942; Base Camp 352 (Minsk); 550 and 375; perpetrators Wehrmacht

11./12.4.1942; Slonim; 690

10.7.1942; Pukhovichi; 90; perpetrators as on 10.8.41

August 1942; Base Camp 352 (Minsk); 600

1942; Hansevichi; at least 60; perpetrators: local commandants office

10.8.1943; Bolshije, Tshutshevichi, R. Luniniez; 146; 84 civilians were shot at the same time.

unknown; Glebokie; ?; with machine guns
Неизвестно Глубокое ? Из автоматов

unknown; Lojev; 404

The Total Number of Victims and the Significance of the Mass Murder of Soviet Prisoners of War
Общее количество жертв и места массовых убийств советских военнопленных

According to official statements 790,596 Soviet prisoners of war were murdered on the territory of this republic. In regard to the biggest camps the Belorussian authorities give the following numbers, which as a rule are supported by verifiable calculations on hand of the size of the mass graves:

Советские данные, перепроверены с помощью верифицируемых вычислений по размерам массовых могил

Camp; Number of Victims

Лагерь Число жертв

Bobruisk; 40,000 (until 20.11.1941: 14,777)

Borissow; 10,052

Glebokie; 27,000

Глубокое 27 тыс.

Gomel; 100,000

Grodno; 14 - 20,000

Kritshev; 18,000 ?

Lesnaja near Baranovichi; 88,407

Minsk; 109,500

Mogilev; 40,000

Molodetshno; 33,000

Orsha; 14,000

Polozk; 20,000 (more than 100,000?)

Vitebsk; 120,000

Volkovysk; 10,000

Total; at least 633,000

http://rodohforum.yuku.com/forum/viewtopic/id/2452


Будьте здоровы!
 
NestorДата: Четверг, 18 Апреля 2013, 18.04.23 | Сообщение # 18
Группа: Эксперт
Сообщений: 24897
Статус: Отсутствует
Цитата (СерегаК)
служащего 46-го полицейского батальона М.И. Брейтмана

Михаила Иосифовича? Еврейское фио бтв.


Будьте здоровы!
 
NestorДата: Вторник, 07 Мая 2013, 01.58.26 | Сообщение # 19
Группа: Эксперт
Сообщений: 24897
Статус: Отсутствует
Цитата (Мікалаевіч)
Есть такая тонюсенькая книжка Лагерь смерти Тростенец. Документы и материалы. Мн. : Национальный архив РБ, 2003 В ней, насколько я помню, по военнопленным ничего нет. Да и документов, практически никаких не предоставлено.


Лагерь смерти Тростенец.
Документы и материалы
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Лагерь смерти Тростенец. Документы и материалы.— Мн.: НАРБ, 2003.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/docs/da/trostenetz/index.html
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
Лагерь смерти Тростенец. Документы и материалы. / Сост. В. И. Адамушко, Г. Д. Кнатько, Н. Е. Калесник, В. Д. Селеменев, H. A. Яцкевич. Под ред. Г. Д. Кнатько. — Мн.: НАРБ, 2003. — 292 с. — Тираж 1000 экз. — ISBN 985-6372-30-5
Аннотация издательства: В сборник включены документы и материалы о преступлениях немецко-фашистских оккупантов в районе деревни Малый Тростенец Минского района.

doc+

http://militera.lib.ru/docs/da/trostenetz/index.html

Эта? Впрочем, почти 300 страниц и 2003 г. изд. Тут уж наверняка вся правда сказана про то, что немцы там вообще никого не казнили, там только жертвы сталинских сатрапов. :) Шучу. Иоффе этого допустить не мог.

Как мы с Вами лучше договоримся: Вы напишете Олли Hoaxer'у, чтоб он ссылку поправил, абы сделать доступным текст, или я?


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Вторник, 07 Мая 2013, 06.22.23
 
МікалаевічДата: Четверг, 09 Мая 2013, 14.34.11 | Сообщение # 20
Группа: Поиск
Сообщений: 1316
Статус: Отсутствует
Поскольку в свое время книга меня не заинтересовала , карты Вам в руки, пишите...

...
 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » ЛИТЕРАТУРА О ПЛЕНЕ И ПОСЛЕ ПЛЕНА » Тростенец. Документы и материалы.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2021
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика