Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Томик, Viktor7, Назаров  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » ЛИТЕРАТУРА О ПЛЕНЕ И ПОСЛЕ ПЛЕНА » От Сталинграда до Люксембурга. ч. 5 Дорога в ад (Николай Бичехвост)
От Сталинграда до Люксембурга. ч. 5 Дорога в ад
ГеннадийДата: Понедельник, 14 Ноября 2016, 00.47.25 | Сообщение # 1
Группа: Эксперт
Сообщений: 26134
Статус: Отсутствует
http://www.proza.ru/2011/11/01/1287

ПРЕИСПОДНЯЯ...

- Schneller! Schneller! – подгонял конвой.
Обессилевшие люди спотыкались, падали, едва поднимались и снова продолжали идти. Недвижимых раненых и больных охрана добивала выстрелами в упор в дорожной пыли. Затихали вдали предсмертные крики. Марш смерти был усеян телами умерших и убитых. Их жара уже не беспокоила… С трудом взлетало от раздутых трупов отяжелевшее воронье.
Для тысяч-тысячей военнопленных, оборонявших подступы к Сталинграду, и которым удалось выбраться живыми из этой бойни, начались мучительные скитания по лагерям смерти.

Мрачные времена в той войне наступили для 5,4 миллионов советских военнопленных! Они были брошены в нацистские лагеря. Сожжено в печах крематориев, скончались от голода, бесчеловечных медицинских экспериментов, непосильной работы и убито из них свыше 3-х миллионов человек.
Из двух миллионов выживших и не сломленных военнопленных был Федор Бичехвост. Впереди его ждали годы тяжелых испытаний.

С покрасневшими глазами, задыхаясь от зноя, ступает он по донским степям в нескончаемой колонне. Муторно на душе… Господи, в плену-то на родной земле.
Шагает среди обессиленных, подавленных, под палящим солнцем, без капли воды в тридцатиградусную жару.Рот пересох,губы обветрились и кровоточили. Их гнали и гнали по бескрайним пустошам… Куда-то в сторону г. Миллерово, в глубину донского казачьего края.
Шли, тянулись, опустив головы и плечи, еле передвигая ноги разбитые части нашей армии, недавно таких бодрые и несокрушимые, какими они себе казалось. Теперь же в любую минуту мог прогреметь выстрел конвоира, который мог стать для тебя последним.
Шла, плелась вдали от сел и деревень, длиннющая вереница бывших бойцов 33-й дивизии, тарахтели по бокам мотоциклисты с жерлами пулеметов.

Федор глянул по сторонам. Серые лица людей со струйками пота, впалые щеки заросли многодневной щетиной; волосы, одежда, все пропиталось пылью. Сквозь порванные гимнастерки и брюки видны голые, оцарапанные колени и локти. Головы от пекла прикрывали напяленные пилотки с сорванными звездочками.
Он заметил, что одни шагали понурые, другие озлобленные на весь белый свет. Кое-где здоровые подсобляли, в засохшей крови, раненым. Через плечо у одних болтались сумки от противогазов, у других в руках пустые котелки. Жевали, что находили на стоянках в полях, на привалах.
Муки голода превращали слабых людей в зверей. В первые дни плена фашисты практически не кормили. Когда же к ним затащили убитую лошадь, то от нее не оставалось ничего, даже шкуры и копыт. Голодные до безумия люди поедали все.
"Конские трупы будут служить пищей для русских военнопленных. Подобные пункты (свалки конских трупов) отмечаются указателями. Они имеются вдоль шоссе...", указывается в приказе немецкого штаба.
Сколько так можно протянуть? День, два, три… - закрадывалось в обессиленные тела и души.

- Господи, сколько нашего брата помирает! - думал Федор Бичехвост, глядя по утрам на закоченевшие за ночь, брошенные посиневшие тела однополчан.
Ему мерещились тысячи тел солдат, которым были усеяны лощины, окрестности хуторов и станиц в этих широких степных краях. Он видел такое после боев…
Погибшие на полях сражений, бессловесные, они потом всю осень и зиму лежали, ждали, может их захоронят в воронки и траншеи, обливаясь слезами, чьи-то матери и жены...

Колонна пленных подходила к городку Суровикино, подвигалась по балке. Идущий рядом с Бичехвостом солдат споткнулся. Присмотрелись - из земли торчала присыпанная землей детская ручонка, сжимавшую тряпичную куколку, дальше закиданные землей детские трупики. Вокруг валялись раздавленные, игрушки, ботиночки…
- Вот изверги, не иначе детвору вывезли из интерната и уничтожили, закопали, - сокрушались пленные.
Один солдат, воевавший под Керчью, шмыгая носом, сказал, что гитлеровцы и там не щадили малую детвору. Неподалеку от деревни Багарево немцы три дня на машинах свозили семьи и расстреливали их. Там весь ров, километровой длины, шириной метра в четыре и глубиной два, был завален трупами женщин с детьми да стариков. Возле рва, в лужах крови, валялись детские шапочки, галоши, бутылочки с сосками, игрушки.

…Сегодня на равнинах и опушках былых сражений поисковые отряды энтузиастов-добровольцев извлекают бережно кости безымянных солдат.
Около двадцати тысяч павших защитников Сталинграда обнаружила и перезахоронила молодежная организация «Поиск», установила сотни и сотни имен усопших воинов.

Но задумаемся с вами… Почему на государственном уровне ничтожно мало делается по розыску и захоронению бойцов, полегших в боях за Отечество? Почему останки миллионов солдат до сих пор валяются в засыпанных, заросших бурьяном траншеях и оврагах, на бескрайних степях?..
Страшно представить,но на Сталинградском, 1-го формирования, и Донском фронтах пропало без вести, убито и попало в плен почти 3 миллиона бойцов!
Это же ушло в небытие три сегодняшних населенных Волгограда! Это около 40% от всех потерь за время Сталинградской битвы. Читатель, кто они,и где они, наши павшие защитники, наши сородичи?
Странно, что в Волгограде, этом городе-герое, власти нашли деньги немалые, народные, на возведение памятника то мифическому ангелу, то Александру Невскому, который к Царицыну вовек никакого отношения не имел… Вышвыриваются огромные финансовые средства на проведение помпезных карнавалов, надуманных презентаций… Но похоронить достойно своих сыновей со степей и полей, упокоить груды солдатских костей, выворачиваемые при пахоте рычащими бульдозерами да железными лемехами почему-то у властей желания и денег не находится… Город-герой?.. И разве он один такой?! Стыд и позор для всей матушки… России.

...На одной из ночевок пленных в степи под Суровикино, боец в замасленной гимнастерке хрипло рассказывал Федору Бичехвосту:
- Недалече наш танкист подбил, раз за разом, пару немецких танкеток и уложил кучу автоматчиков. Фрицы подстрели его танк, а самого прикрутили тросами к танкам, рванули в разные стороны - и растерзали на части. А других раненых танкистов немцы обдали горючим и сожгли, спалили бедолаг…
В пути колонну пленных загнали в развалины разбомбленного, разрушенного зернохранилища. Вместе со всеми Бичехвост кинулся хватать горстями и пожирать горелое, прелое зерно. Оно застревало в горле, а воды не было ни капли, потом долго все мучились животами, запорами. Многие скорчивались от боли и больше не вставали. Крупные мухи ползали по лицам позеленевших мертвецов, роились над лужами зловонного поноса.
Сколько обугленных,загаженных скотных дворов, птичников, складов пришлось им пройти. На пленниках кишели вши, их раздирала чесотка, мучила кровавая дизентерия.
Удручали гниющие ранения, травмы. Есть хотелось все время! Немцы таким образом проводили жесткий отбор на выживаемость. Германии нужны были рабы, но рабы крепкие…

Колонна с Федором Бичехвостом влилась в огромное скопление в несколько тысяч человек, таких же злополучных.
Он наблюдал, как немцы обвели стоянку веревкой, по периметру поставили пулеметы. Предупредили, кто прикоснется к веревке, то откроют стрельбу!
Для потехи бросали в толпу одну-две корки хлеба – пленные кидались на них! Устраивалась куча мала, все вопили, и кто-то задевал веревку. Тут же начиналась пальба из автоматов.
- Руссише швайн! Ха-ха-ха! – ржали крепкие охранники, и заставляли растаскивать кровоточащие, вздрагивающие трупы.
Слышались злобные выкрики:
- Передохнем тута все, не жрамши!

«Да это ж ад кромешный, надо бежать…», скрипел зубами Бичехвост.
Из его послевоенных документов, протокола допроса сотрудниками «СМЕРШа» хранящихся в подвалах архивов Федеральной Службы Безопасности.
«В пути следования в Миллерово 14 августа в районе хутора Киевский я бежал из-под охраны, но попытка не увенчалась успехом, сразу же был пойман немецкими солдатами и направлен в Миллерово. Сюда прибыли 18 августа, где были помещены в лагерь военнопленных».
Это называлось из огня да в полымя.

ДУЛАГ №125 ИЛИ МИЛЛЕРОВСКАЯ ЯМА

Лагерь этот располагался в городе Миллерове Ростовской области. Это был дулаг № 125 или пересыльно-сортировочный лагерь для военнопленных.
Отец почти не рассказывал нам, малым детям, о своем пребывании в фашистских лагерях, о перенесенных им нечеловеческих мучениях.
Вникая в воспоминания очевидцев только о Миллеровском лагере, одном из прошедших им смертных лагерей, теперь я понимаю, почему он молчал…

«Захватчики организовали в природной впадине реки Глубокая огромный лагерь «Дулаг-125» или Миллеровская яма. Я был живым свидетелем, 12-м мальчуганом, видевшим всю эту страшную трагедию, все издевательства фашистов над военнопленными. Сейчас мне более 70 лет», - вспоминает очевидец-мальчишка того времени, ныне профессор.
«Я собственными глазами видел, что в плену были русские, украинцы, кавказцы, представители Средней Азии и других народов СССР. Ведь там был поистине ад! Этот ад длился несколько летних и осенних месяцев, когда голод, испражнения и смрад приводили к массовым заболеваниям и смертности.
Один раз в 6-7 дней узники концлагеря получали котелок на троих горелой пшеницы. По контуру лагеря стояли эсесовцы с собаками и автоматами. Мы, мальчишки, нарвав яблок в садах местного техникума, скатывали их по склону горы для наших, а они, бедняги, хватали их и кричали: «Уходите, вас постреляют!». Автоматная очередь тут же подтверждала их слова.
По рассказам наших матерей, вместе с детьми, когда они на возвышенности над ямой высматривали своих родных среди пленных, фашисты часто выхватывали симпатичных молодых женщин и девушек, бросали в лагерь, и они пропадали бесследно…
Пленных было столько, что они почти выпили речушку Глубокая, съели всю растительность в округе, в том числе терновники с корнями. Некоторые пытались бежать из лагеря, и тогда по ночам слышались автоматные очереди и лай собак.
Сколько из советских людей погибло в лагере - никто не знает. Но по рассказам окрестных жителей ежедневно ранним утром в обрыв сбрасывали множество трупов, которые потом засыпали песком. В настоящее время этот ров обнаружен – там сплошные человеческие кости… Сделали шурф глубиной 6 метров - и все только кости… Гитлеровцы к зиме старались убрать следы своего преступления, приближался Сталинград.
Лагерь был под открытым небом, одновременно в нем могли поместиться 40-50 тысяч человек.Контингент военнопленных постоянно менялся по выражению фашистов «перерабатывался» - пребывали все новые партии, и многих, ещё работоспособных, увозили по железной дороге на Запад, истощенных вывозили куда-то недалеко, и они тоже навсегда исчезали».

Женщины города, в скорбной надежде отыскать мужей и сыновей, братьев подходили к проволоке и выспрашивали у военнопленных о своих родных.
Самые находчивые казачки исхитрялись – и спасали узников. У некоторых пленных были с собой семейные фотографии, они заворачивали в них камешки и, улучив момент, выбрасывали за ограждение. Бабы побойчее подбирали их и прятали за пазуху. Приходили к коменданту, плача показывали то фото, падали в ноги и просили отпустить «своего» мужа, брата, отца. Фактически, такими пленные и были для них. И этих военнопленных поначалу отпускали. Но только на первых порах…
Пока кто-то из предателей не заложил.
Та раковая опухоль предательства своими - своих, уже пускала миазмы-ростки.
Здесь, в Миллерово, один предатель указал на политрука. Тогда полицаи, получив у коменданта разрешение сорвали с политрука форму, привязали к столбу посредине лагеря. На глазах у всех облили бензином и подожгли, в огне тело корчилось и обугливалось... Тех из военнопленных, кто отворачивался и не желал смотреть на живой факел, полицаи били дубинками и нагайками по лицу.
- Чего харю воротишь, падла, тоже, небось, коммуняка...

Одна из сердобольных женщин улучила момент и предлагала Федору перебросить одежду мужа, переодеться и бежать.
Она бы его спрятала, приняла. Он колебался. И не рискнул подставлять ее, сомневался, так как при неудаче немцы могли убить её. Он слышал, что некоторые женщины выкупали пленных за свои семейные ценности, серебряные цепочки, крестики…
Через колючую ограду они бросали заключенным картошку и хлеб. Конвоиры выстрелами отпугивали их, травили овчарками, гнали прикладами.

Ночью истомленных жарой заключенных обвевал ветерок, сверху равнодушно взирали яркие созвездия. Кузнечики не звенели, а если где-то и пробовали застрекотать, то их заглушали стоны и проклятия измученных людей.
Отец как-то обмолвился, что в лагере установился жестокий режим и страшный голод. Узники для поддержания жизни ловили тайком и жарили лягушек и крыс, за что карались.

Пользуясь обстановкой безысходности, немцы проводили среди пленных вербовку в казачьи формирования вермахта для борьбы с Красной Армией.
Не всем известно, что на Сталинградском фронте против своих же русских воевали и служили предано немцам донские и кубанские казаки.
Так, при занятии советскими войсками хутора Голубинского в здании комендатуры были обнаружены пачки неотправленных письм к женам и родственникам в Ростовскую область и Краснодарский край.
«Имею право гордиться, что нахожусь в германской армии солдатом, числюсь, как донской казак. По мобилизации не воевал, сразу пошел на сторону германской армии. Вообще у красных не воевал ни одной минуты, а пошел в германскую армию», писал в станицу Егорлыкскую своему отцу доброволец Семен Ларин.

Воевавший в той же 33-й стрелковой дивизии Григорий Чухрай, ставший известным кинорежиссером, вспоминал такое.
"Отходящие с немцами казаки - «красновцы» вырезали под станицей Раздорской части 1-го гвардейского корпуса. Туда направили 33-ю дивизию под командой Александра Утвенко. Однако в Раздорской солдатам перекрыли дорогу казаки с женами, детворой, стариками. И, очевидно, чтобы задержать преследование и расправу над «красновцами», среди которых были их станичники-родичи, заявили: «Не дадим станицу на поруганье, не пропустим вас, нехристей! Хватит крови за всю войну!..»
Взвинченный комдив Утвенко докладывал по рации командованию: «Не могу я… понимаю, что задерживаю операцию… Не могу стрелять в женщин и детей! Снимайте, но не могу!..»
Тогда штаб фронта прислал установки «катюши». Те дали ракитный залп – и станица заполыхала… Когда же солдаты расположились на ночь в уцелевших хатах, кто-то в отместку бросил в окно гранату – и заполыхала хата… Отступавший по степям обоз казаков - «красновцев», человек под тысяч пятнадцать, попал вокружение с немецкими частями, но яростно сумел прорваться…

Возвращаемся к нашим пленным в Миллерово.
«Господи, фашисты превращают нас в бессловестную скотину, терпение лопается», думал батя. И рискнул еще раз…
«Из лагеря в Миллерово 23 августа вторично бежал. Также был задержан километрах в 20-и от станции Миллерово, - показывает отец на допросе сотрудникам «Смерша»,- потом находился в лагере до 23 сентября 1942 года».
Долго в ушах его звучало:- Хальт! Цурюк! - и просвистевшая над головой очередь.
Эх, далеко ли удерешь на своих двоих от конвоиров со злющими овчарками и мотоциклистов с автоматами… Ему еще повезло, что догнавшие и схватившие его оказались полицаи-украинцы. Они с матерщиной мутузили, лупцевали по чем попадя. Он, с разбитым в кровь лицом, вертелся под ударами сапог, закрывал руками голову, - остаться бы в живых.
Может, не добили его, еще крепкого молодого мужика и потому, что немцы в то время из-за немалых потерь на фронте нацелились на массовое применение труда военнопленных. А неспособных к работе, истощенных и квелых просто уничтожали.

Летом в Миллерово, в этот дулаг прибыл с инспекторской проверкой генерал-лейтенант фон Остеррайх. Послушаем его.
«Комендант лагеря на мой вопрос о том, как он поступает с нетрудоспособными русским военнопленными, доложил, что в течение последних восьми дней им было расстреляно по вышеуказанным мотивам около 400 русских военнопленных».
А что же думает простой немецкий рядовой?
Взгляд немецкого солдата.
"Для меня было невыносимо смотреть на эти колонны, не хотелось когда-то это пережить. Но с другой стороны, у меня было чувство: «Бедные парни…», рассказывал Ханс Шюнбек.
В Миллеровском лагере немцами было умерщвлено около 120 тысяч военнопленных. Вдумаемся, читатель… 120 тысяч полноценных и неповторимых жизней!

Кто оставался в живых, тех увозили эшелонами товарняка по железной дороге, Дальше... и дальше…, отстукивали колеса им, пока еще живым.
- Эти скоты нужны Германии, - переговаривались, отсмаркиваясь, конвойные эшелона, - они заменят тех наших рабочих, которых отправят воевать на этот ужасный Восточный фронт.
- А может, кто–то попадет воевать в Африку… Вот бы туда… Пальмы–финики, выпивки вдосталь, жгучие негритянки…
Мотает из стороны в сторону поезд с товарными вагонами, набитыми вместо скота военнопленными.
Сквозь щели вагона перед Федором Бичехвостом мелькают почерневшие от огня и копоти разбомбленные, разрушенные хутора, станции и города Украины.
По дороге конвойные кидали им в вагон черствые буханки хлеба. Но так мало… В На остановках в глухой степи их выгоняли из вагонов, и каждый старался побыстрее справить нужду, кто-то хватал тощие кустики травы и тащил в рот, и никому не было дела до остальных…

Взгляд немецкого офицера.
«Я был как-то участником такой переброски военнопленных… На станциях русские выглядывали из узеньких окошек вагонов и как звери орали по-русски к русским жителям, стоявшим там: «Хлеба! Господь вас благословит!» К ним подходили дети и давали тыкву. Тыкву забрасывали внутрь, и после этого в вагоне были слышны ругань и животное рычание, тогда они друг друга убивали из-за еды», вспоминает полковник Ханс Рейман.

В пути бывший командир Бичехвост многое передумал, и что же стало с его 91-м полком и 33-й его дивизией?
Как было знать ему, что к этому сентябрю в дивизии осталось самая малость - около 3 тысяч человек, поди, из 12 тысяч. Еще сохранилось 13 легких танков да 12 орудий. Не густо…
Но дивизия была доукомплектован, восстановлена и продолжала сражаться в Сталинграде на высотах Мамаева кургана. Участвовала в Котельниковской операции. Зимой вступила в бой у станицы Верхнее-Курмоярской, по льду форсировал Дон, и внезапным ударом выбила опешивших немцев из многих хуторов.
Когда дивизия освобождала Ростовскую область, тут его родной 91-й стрелковый полк попал в окружение в хуторах Круглик и Зевин - и понес огромные потери.Остался бы жив тогда батя, избежав вот этого пленения своего. Как знать..
Дивизия будет биться на полях Украины и в перелесках Литвы. Она войдет победно на земли Восточной Пруссии, возьмет штурмом старинный, весь в бетонных дотах Кенигсберг, в котором по воле судьбы служил автор этих строк…

Порою думаю я, а как бы сложилась судьба отца, если бы немцы не угнали его вглубь Германии, а кинули в один из 40 концлагерей, размещенных на обожженной Сталинградской земле?
Что ожидало его там? Может маленько болегче было бы... Допустим, в лагере военнопленных у села Алексеевка под обугленным Сталинградом…

ОБРЕЧЕННЫЕ УЗНИКИ… РУССКИЕ

Предо мною лежит докладная записка под грифом «Совершенно секретно», Главного управления контрразведки «Смерш» в Совнарком Союза ССР. Читаем выдержки.
«…Наши войска захватили находящийся у села Алексеевка под Сталинградом пересыльный лагерь военнопленных, так называемый «Дулаг-205».
На территории лагеря и близ него были обнаружены тысячи трупов военнопленных красноармейцев и командиров, умерших от истощения и холода.(Полторы тысячи трупов валялись на территории лагеря в трех ямах. Было насчитано более 2,5 тысяч умерших и убитых, Н.Б.)А также освобождено несколько сот истерзанных, истощенных от голода и до крайности измученных быв. военнослужащих Красной Армии.
…Выявлено, что немецкие офицеры и солдаты, выполняя установки германского командования, относились к военнопленным издевательски, зверски истребляли их путем массовых избиений и расстрелов, создавали невыносимые условия содержания в лагере и морили голодом.
…Военнопленные были размещены в невероятной тесноте. Они лишены были совершенно возможности лежать, и спали сидя.
В лагере была большая смертность.. вовсе не выдавалось хлеба, воды… Вместо воды выгребали грязный окровавленный снег в зоне лагеря, после чего были массовые заболевания военнопленных.
С 5 декабря 1942 года среди военнопленных начался настоящий голод, на почве чего среди них наступила большая смертность.
…Валенки и теплую одежду у военнопленных отбирали, взамен давали рваную обувь и одежду, снятую с убитых и умерших.
Многие военнопленные, не перенося ужасов обстановки, сошли с ума.
Умирало в день по 150 человек…
Трупы военнопленных, умерших за ночь, ежедневно утром выбрасывались из землянок, увозились за пределы лагеря и закапывались». Их вывозили будущие смертники, запряженные в телеги с телами мертвецов.
Приблизился пленный к проволоке ограждения - расстрел, высунулся из землянки без разрешения - расстрел… Упал от истощения на строительстве дороги, блиндажа – тоже расстрел… Еда - жидкий суп без соли, мясо павших лошадей. Для варева из падали и отбросов пленные разводили костерки из стащенной с трупов лохмотьев, а то и своей одежды».
«Свыше 3000 человек, которые могли в связи с разгромом 6-й германской армии выйти на свободу - нами были истреблены. Я думаю, что и те немногие военнопленные, что остались живы, никогда не могут восстановить своего здоровья и останутся калеками на всю жизнь, - так заявил сотрудникам «Смерш» плененный офицер 6-й армии Куновский об участи узников этого лагеря.

Страшную участь претерпели узники и других лагерей на сталинградской земле.
«Во время освобождения хутора Питомник, - свидетельствуют архивы, - в лагере, где находились военнопленные, было обнаружено 230 настолько исхудавших людей, что большинство из них были похожи на мертвецов и вскоре умерли от голода. Часть военнопленных найдена с распоротыми животами, без внутренностей. Почки, сердце, легкие были взяты на съедение самими военнопленными, а у части трупов отсутствовали мягкие части тела».
Поскольку с декабря 1942 года во многих лагерях вообще прекратилась выдача мизерной пищи (вокруг немцев стягивалось Сталинградское кольцо), то поедание трупов в них стало массовым явлением.

В нацистских лагерях на сталинградской земле погибло, по скромным подсчетам, более 33 тысяч россиян.
Кто эти погибшие узники, мы вряд ли когда сможем узнать. Известно одно, это наши дважды погибшие бойцы: один раз – в тех лагерях, а второй раз – в бездушных чиновничьих организациях и в нашей убогой памяти.

В тех лагерях под Сталинградом, кто из советских военнопленных оказался хилый духом, либо не выдерживал мук голодом и стужей, или имел скрытую неприязнь к коммунистам и Советам, тот переходил на службу к немцам.
В тылу и на передовой, они, одетые в старую немецкую форму, крутили на машинах баранку, санитарили в лазаретах и кухарничали, подносили боеприпасы к передовой, строили блиндажи и расчищали от завалов дороги для прохождения техники.
Одним словом, подсобляли немцам калечить-убивать своих же однополчан и земляков.
Невероятно, но в составе 6-й армии Паулюса подд Сталинградом находилось более 50 тысяч русского вспомогательного персонала, так называемых "хиви". Всего таковых под знаменами вермахта служило 400 тысяч россиян.

И кто им судья? Наше сегодняшнее суматошное и далеко не правовое, но насквозь коррумпированное государство?! Ученые и юристы до сих пор затрудняются дать тому сумрачному феномену единую оценку.
Заметим, что в Советской армии мы не найдем подобного количества немецких солдат, которые перешли бы в нее, на службу своему противнику.

ОБРЕЧЕННЫЕ УЗНИКИ… ТЕПЕРЬ НЕМЕЦКИЕ

Скажем честно. Если одна сторона тернового венца о советских пленных в фашистских лагерях хорошо ли плох ли нам известна, то вторая - о несчастьях немецких пленных в советских лагерях практически неведома.
О пленных гитлеровцах, попавших в трагическое окружение под Сталинградом зимой 1943 года, имеются единицы наших научных трудов. Они изданы малыми тиражами, и недоступны широкому кругу пытливых читателей. Почему?..
На протяжении полувека эта тема оставалась запретной. Огромная масса документов по ней с грифом «Совершенно секретно» таилась в закрытых фондах государственных и ведомственных архивов МВД и ФСБ. И только свежий ветер перемен в стране приоткрыл двери этих архивов.
Впечатляют, бьют не в бровь, а в глаз, откровенные выкладки историка С.Г. Сидорова «Лагеря военнопленных на территории Сталинградской области в 1943-1954 гг.».
Итак, речь идет именно о немецких военнопленных. Задумаемся…
«На 22 февраля (1943 года) в районе Сталинграда находилось тринадцать лагерей-распределителей, многие из которых были в очень тяжелом состоянии…
По состоянию на 10 июня 1943 года из 91545 военнопленных умерло в лагерях и спецгоспиталях 27078, госпитализировано 35099 и отправлено в другие лагеря лишь 28098 чел.
…Столь высокая смертность среди военнопленных объясняется большим количеством среди поступивших в лагеря больных, раненых и истощенных вследствие нахождения в окружении.
Но данная причина была не единственной. Дело в том, что советское командование, органы НКВД СССР оказались не готовыми к приему такого количества военнопленных. Создаваемые наспех пункты приема были мало пригодными для жилья в зимних условиях.
Вместе с тем на положение пленных, несомненно, оказала влияние и ненависть к захватчикам, даже плененным, среди военнослужащих Красной Армии и населения, многие из которых лишились друзей и близких, родного очага.
Особенно тяжелым положение военнопленных было в первые дни.
Так, на приемном пункте станции Воробьевка, где на 12 февраля находилось 5400 пленных, вследствие холода в помещениях и отсутствия регулярного питания среди военнопленных отмечалась смертность до 20-30%, имелись случаи людоедства. В лагере военнопленных №41 на станции Хреновое также из-за отсутствия питания усилилось людоедство.
На приемном пункте № 48 на станции Новокасторное… находилось 3500 пленных. В течение 13 дней пленные не получали ни хлеб, ни сухарей. Лишь с 28 февраля им стали выдавать вместо хлеба на обед мороженную картошку в вареном виде по 5оо граммов на человека…"
Но вернемся к изложению нашей истории.

на фото. Август 1942 год. Советские военнопленные

Продолжение здесь: http://www.proza.ru/2011/11/01/1742


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » ЛИТЕРАТУРА О ПЛЕНЕ И ПОСЛЕ ПЛЕНА » От Сталинграда до Люксембурга. ч. 5 Дорога в ад (Николай Бичехвост)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2021
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика