Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск

  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Томик, Viktor7, Назаров  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » ЛИТЕРАТУРА О ПЛЕНЕ И ПОСЛЕ ПЛЕНА » Плен. Жизнь и смерть в немецких лагерях (Олег Смыслов Плен. Жизнь и смерть в немецких лагерях)
Плен. Жизнь и смерть в немецких лагерях
ТомикДата: Воскресенье, 01 Сентября 2013, 20.51.19 | Сообщение # 61
Группа: Модератор
Сообщений: 13271
Статус: Отсутствует
Карта этого района . Возможно, что освободили шталаг 2 Д .



Tamara
 
СаняДата: Воскресенье, 01 Сентября 2013, 21.01.42 | Сообщение # 62
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Томик,
Думаю так же!
Лагерь в Старгарде Щецинском был многонациональным.Очень много было в нем французов.
В теме лагеря об этом говорили подробно.
Странно,что автор не называет города,в котором был лагерь.


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Воскресенье, 01 Сентября 2013, 22.32.19 | Сообщение # 63
Группа: Эксперт
Сообщений: 26116
Статус: Отсутствует
Цитата (Саня)
Сломив сопротивление врага на рубеже Габберт — Фалькенвальде

Фалькенвальде
17291, Германия
http://goo.gl/maps/I9lFY


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Воскресенье, 01 Сентября 2013, 22.39.17 | Сообщение # 64
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Геннадий_,
Нет,это не Германия.Далее войска двигались к Кольбергу .

Falkenwalde

Sokola Dąbrowa (ehemals Falkenwalde im Landkreis Schwerin (Warthe), Brandenburg), ein Ort in der Woiwodschaft Lebus; siehe Bledzew
Sokole (ehemals Falkenwalde im Landkreis Schlochau, Pommern), ein Ort in der polnischen Woiwodschaft Pommern; siehe Czarne
Sokoliniec (ehemals Falkenwalde im Landkreis Saatzig, Pommern), ein Ort in der Woiwodschaft Westpommern; siehe Recz
Tanowo (ehemals Falkenwalde im Landkreis Ueckermünde, Pommern), ein Ort in der Woiwodschaft Westpommern
Wierzchlas (Gryfiński) (ehemals Falkenwalde im Landkreis Königsberg (Neumark), Brandenburg), ein Ort in der Woiwodschaft Westpommern; siehe Mieszkowice
http://de.wikipedia.org/wiki/Falkenwalde


Qui quaerit, reperit
 
МікалаевічДата: Понедельник, 02 Сентября 2013, 01.16.36 | Сообщение # 65
Группа: Поиск
Сообщений: 1316
Статус: Отсутствует
Возможно, речь идет о достаточно крупной рабочей команде...

http://www.mapywig.org/m....MPG.jpg


...
 
ТомикДата: Понедельник, 02 Сентября 2013, 13.01.35 | Сообщение # 66
Группа: Модератор
Сообщений: 13271
Статус: Отсутствует
Речь идет об этом месте.
Sokole (ehemals Falkenwaldem Landkreis Schlochau, Pommern), ein Ort in der polnischen Woiwodschaft Pommern; siehe Czarne

Czarne ['ʈ͡ʂarnɛ] (deutsch Hammerstein) ist eine Kleinstadt mit Sitz einer Stadt- und Landgemeinde im Powiat Człuchowski (Kreis Schlochau) der polnischen Woiwodschaft Pommern

Хаммерштайн освободили в феврале 1945 г. В воспоминаниях события происходят в феврале -марте. Получается, что не Штаргарт, а все таки Наммерштайн.

Вот отрывок о событиях , происшедших после тех, что были описаны выше.

http://militera.lib.ru/memo/russian/katukov/18.html
Не удалось гитлеровцам в тумартовскую ночьпробиться на нашем участке. Потери при этом мы понесли самые незначительные. Выручило нас прежде всего то, что каждый офицер штаба усвоил боевую истину. Уж коли танковые войска совершают рейд по тылам противника, фронт для нас ежечасно, ежеминутно может быть не только впереди, но и вокруг, на все 360 градусов. Бдительности только не теряй...


Tamara
 
МікалаевічДата: Вторник, 03 Сентября 2013, 00.40.27 | Сообщение # 67
Группа: Поиск
Сообщений: 1316
Статус: Отсутствует
Речь идет точно не о Штаргарт и не о Хаммерштайне, поскольку 1 гв. ТА вела боевые действия достаточно далеко от этих населенных пунктов.

...
 
СаняДата: Пятница, 16 Ноября 2018, 00.27.52 | Сообщение # 68
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
ЛАГЕРЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ (ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, ДУЛАГИ)

В каждом военном округе, а позднее и на оккупированных территориях, переданных под гражданское управление, имелся «командующий военнопленными». Попавшие в плен военнослужащие изначально оказывались в дивизионных пунктах сбора пленных. Оттуда они передавались в транзитные лагеря – «дулаги» (пересыльные). Затем пленные бойцы и младшие командиры отправлялись в лагеря для нижних чинов – «шталаги» (постоянные), а офицеры – в отдельные офицерские лагеря – «офлаги». Из шталагов военнопленные могли переводиться в рабочие лагеря или штрафные лагеря.

В прифронтовой полосе и в армейском тылу пленные попадали под руководство Главного командования сухопутных сил. На его территории обычно размещались лишь пересыльные лагеря, а «шталаги» и «офлаги» находились в подчинении – Главного командования вооруженных сил, то есть в пределах границ военных округов в самой Германии.

По мере продвижения немецкой армии «дулаги» превращались в постоянные лагеря, то есть «офлаги» и «шталаги».

Если в Главном командовании сухопутных сил пленными занималась служба генерал-квартирмейстера армии (ей подчинялись несколько местных комендатур, в каждой из которой находилось несколько «дулагов»), то лагеря в системе Главного командования вооруженных сил подчинялись управлению военнопленных соответствующего военного округа.

Как напоминает Ю.В. Владимиров, «еще до войны Германия тех лет была поделена на 21 Военный округ, каждому из которых был присвоен свой номер римской цифрой. Так, цифрой I означался Кёнигсберский округ, III – Берлинский, X – Гамбурский, ХХ – Данцигский, XXI – Позенский и т.д. И в этом ряду наименований цифра IV была присвоена Дрезденскому Военному округу, на территории которого и оказался наш лагерь. Таким образом, цифра IV в слове “Шталаг IV Б” означала его принадлежность к указанному округу, а индекс “Б” – номер этого стационарного лагеря в данном округе. Кстати, в Дрезденском округе имелись также под разными городами Stalag – и IV с индексами А, С, D, E, G и LW5 (специально для военнопленных летчиков военно-воздушных сил). Были еще и лагеря специально для военнопленного офицерского состава и генералитета, носившие название Offizierlager (сокращенно Oflag – Офлаг) IV A, B, C и D, где их обитателей не заставляли работать. Кое-где были лагеря типа “Дулаг” и “Шталаг” с индексом “КМ”, предназначенные лишь для военнопленных моряков. Находились несколько лагерей Heillager (Heilag – Хайлаг, или просто индекс “Н”) для “поправления здоровья в случае болезни или ранения.” Помимо них имелись большие лазареты только для заболевших или поранившихся пленных. Существовало еще великое множество приписанных к Шталагам отдельных местных, как правило, мелких лагерей, носивших название Arbeitskommando – рабочие команды, снабженные своими собственными номерами, обозначенными арабскими цифрами. Такие лагеря, если условия труда и проживания в них были очень тяжелыми, неофициально назывались штрафными и в них немцы часто ссылали “провинившихся” военнопленных из разных других лагерей, условия пребывания в которых можно было считать терпимыми.

Рабочие команды, предназначенные специально для выполнения работ различных видов, например: команды грузчиков, землекопов, сапожников, портных, банщиков, электриков и других, имелись и внутри больших лагерей типа “Шталаг” или “Дулаг”. При этом они работали как на территории самого лагеря, так и под охраной, вне его.

Особыми были концентрационные лагеря, в которых содержались заключенные, связанные в основном с антинацистской политикой…

Всеми вопросами содержания иностранных военнопленных в Германии занимался отдел военнопленных германской армии в составе Общего управления вооруженных сил. Управлением бессменно руководил генерал Герман Рейнеке.

Отдел военнопленных возглавляли: полковник Брейер (1939 – 1941 гг.), генерал Гревениц (1942 – 1944 гг.), генерал Вестхофф (1944 г.) и обергруппенфюрер СС Бергер (1944 – 1945 гг.)».

Как сообщается в базе данных «Современная Россия. Пресса», «командование каждого военного округа должно было подготовить к приему пленных один офлаг и 3 – 4 шталага. Среднестатистический лагерь был рассчитан на 10 тыс. человек. Охраняли их специальные дивизии, реже – регулярные войска.

Режим содержания и охраны военнопленных постоянно ужесточался. Изначально они регистрировались в лагерных комендатурах, где составлялись именные списки. Затем пленным стали выдавать металлические жетоны с номерами по типу германских солдатских медальонов. В случае смерти военнопленного жетон разламывался пополам, и одна его часть закапывалась вместе с телом умершего, а вторая сдавалась в комендатуру.

В 1943 – 1944 гг. ввиду участившихся случаев подмены жетонов с номерами (таким способом, к примеру, часто скрывались побеги из лагерей) немцы приступили к поголовному фотографированию пленных в анфас и в профиль.

Такая система была нарушена в случае с советскими военнопленными.

Огромные массы солдат и офицеров не могли ни разместиться в пересыльных лагерях, ни быть вовремя отправленными в тыл. Немцам пришлось строить временные лагеря для военнопленных, а также приспосабливать для их размещения любые пригодные (и непригодные) для этой цели здания».

Контингент военнопленных был разделен на роты, зачастую по национальному признаку, и содержался в изолированных блоках (бараках и зонах).

За соблюдение внутрилагерного режима отвечали дежурные коменданты лагеря, их помощники из числа военнопленных, командиры рот из солдат батальонов охраны и лагерная полиция, создаваемая из коллаборационистов.

Как правило, администрация лагеря состояла из следующих отделов:

1А – руководство лагеря. Этот отдел отвечал за охрану лагеря, режим содержания военнопленных и составлял отчетность о деятельности лагеря.

2А – использование военнопленных на работах. Этот отдел отвечал за ведение учета заявок предприятий на рабочую силу, заключал договора с ними, распределял военнопленных на принудительные работы и представлял отчетность об использовании пленных.

2Б – учет военнопленных. Сотрудники отдела вели регистрацию лиц, прибывающих в лагерь, и следили за их перемещением. Отдел располагал картотекой фамилий и номеров, присвоенных военнопленным.

Как правило, в учетную регистрационную карту вносились следующие данные: фамилия, имя и отчество военнопленного, дата и место рождения, место жительства семьи, девичья фамилия матери, профессия пленного, наименование воинской части и его последнее звание в РККА, место и время пленения, состояние здоровья и приметы. При карточке хранились фотография и дактилоскопический оттиск указательного пальца военнопленного. Кроме того, в карточке регистрировалось перемещение военнопленного из лагеря в лагерь или в другие учреждения и его пребывание на работах. При перемещении пленного в другой лагерь карточка отсылалась вместе с ним. При направлении военнопленного в разведорганы и антисоветские формирования на карточке ставился оттиск специального штампа.

3А – контрразведка Абвера. Отдел занимался вербовкой агентуры среди военнопленных с целью выявления советских разведчиков и лиц, скрывавших принадлежность к политическому и командному составу РККА, евреев, а также враждебно настроенных к немцам и готовивших побег.

Сотрудники этого отдела допрашивали военнопленных, заподозренных в антифашистской деятельности, и передавали их в органы тайной полевой полиции (АСТ) и службы безопасности.

Кроме того, отдел вел и допросы военнопленных, способных сообщить разведывательные данные о советских вооруженных силах и промышленности, осуществлял отбор лиц, пожелавших служить в немецкой армии или оказывать другое содействие, а также выявлял военнопленных, объявленных в розыск немецкими разведорганами, производил сбор советского обмундирования, орденов и документов, которые передавались в Абвер.

Отдел руководил пропагандистами, контролировал и инструктировал лагерную охрану с целью пресечения побегов военнопленных. Его сотрудники вели картотеку учета агентуры и всех подозрительных военнопленных, составляли ежемесячные отчеты о проделанной работе, которые незамедлительно отправляли в Абверштелле (основные звенья Абвера, которые осуществляли контрразведывательную работу против СССР при каждом военном округе германских вооруженных сил).

В книге «Спецслужбы III рейха» говорится, что «вербовка внутрилагерной агентуры велась из числа пропагандистов, полицейских, старшин бараков и других пособников. Эти же лица использовались в качестве резидентов, они имели на связи 5 – 10 осведомителей. Каждый такой завербованный давал письменное или устное обязательство о сотрудничестве и неразглашении своей связи с Абвером. На таких агентов заполнялась специальная карточка с указанием биографических данных и с характеристикой. При переводе агента в другой лагерь карточка следовала за ним к месту нового назначения.

Во все лагеря для военнопленных приезжали представители АСТ, разведывательных, диверсионных команд и групп Абвера, предприятия «Цеппелин» для вербовки агентуры из военнопленных, ее обучения в спецшколах и последующей заброски в советский тыл. Аналогичную работу в лагерях выполняли представители антисоветских формирований.

Сотрудниками органов экономической разведки проводился опрос пленных-специалистов различных отраслей промышленности и экономики СССР. Часть таких пленных направлялась в органы экономической разведки для более детального допроса и использования на специальных работах.

3Б – подотдел цензуры вел проверку всей переписки военнопленных.

4А – хозяйственный и 4Б – санчасть.

https://military.wikireading.ru/63345


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 15 Марта 2020, 18.35.35 | Сообщение # 69
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Приложение к журналу № 39058/41
от 8.IX.41г.


Распоряжения об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных

I. Общие вопросы обращения с советскими военнопленными

Большевизм является смертельным врагом национал-социалистской Германиии. Впервые перед немецким солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма. Борьба с национал-социализмом привита ему в плоть и кровь. Он ведет ее всеми имеющимися в его распоряжении средствами: диверсиями, разлагающей пропагандой, поджогами, убийствами.

Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение с ним, как с честным солдатом в соответствии с Женевским соглашением. Поэтому вполне соответствует точке зрения и достоинству германских вооруженных сил, чтобы каждый немецкий солдат проводил бы резкую грань между собою и советскими военнопленными. Обращение должно быть холодным, хотя и корректным. Самым строгим образом следует избегать всякого сочувствия, а тем более поддержки. Чувство гордости и превосходства немецкого солдата, назначенного для окарауливания советских военнопленных, должно во всякое время быть заметным для окружающих.

Поэтомy предлагается безоговорочное и энергичное вмешательство при малейших признаках неповиновения, а особенно в отношении большевистских подстрекателей. Неповиновение, активное или пассивное сопротивление должны быть немедленно и полностью устранены с помощью оружия (штык, приклад и огнестрельное оружие). Правила об ограничении вооруженными силами оружия применимы лишьчастично, т. к. эти правила исходят из предпосылок общей мирной обстановки. В отношении советских военнопленных даже из дисциплинарных соображений следует весьма резко прибегать к оружию.

Подлежит наказанию всякий, кто для понуждения к выполнению своего приказа не применяет или недостаточно энергично применяет оружие.

По совершающим побег военнопленным следует стрелять немедленно, без предупредительного оклика. Не следует производить предупредительных выстрелов. Существовавшие до сих пор правила, и в особенности HDF 38/11 стр. 13 и т. д., в связи с этим отменяются. С другой стороны, запрещается всякий произвол. С военнопленным, желающим работать и проявляющим послушание, следует обращаться корректно. Вместе с тем никогда не следует упускать из виду необходимости осторожности и недоверия к военнопленному.

Применение оружия по отношению к советским военнопленным, как правило, считается правомерным.

Следует воспрепятствовать всякому общению военнопленных с гражданским населением. Это относится в особенности к оккупированным областям. И в военных округах в империи следует самым строгим образом отделять от военнопленных командный состав (офицеров и сержантов), что уже проделано в действующей армии. Следует сделать невозможным всякое общение между командным и рядовым составом, даже при помощи знаков.

Командирам следует организовать из подходящих для этой цели советских военнопленных лагерную полицию как в лагерях военнопленных, так и в больших рабочих командах, с задачей поддержания порядка и дисциплины. Для успешного выполнения своих задач лагерная полиция внутри проволочной ограды должна быть вооружена палками, кнутами и т. п.

Применять эти орудия избиения немецким солдатам безоговорочно запрещается.

Следует создать в лагере исполнительный орган из самих военнопленных, члены которого снабжаются лучшим питанием, с которыми лучше обращаются и предоставляют лучшее размещение, чем будет значительно облегчена деятельность немецких караульных команд.

II. Обращение с лицами отдельных национальностей.

В соответствии с ранее изданными приказами в тылу (в генерал-губернаторстве и в 1-м военном округе) точно так же, как в лагерях империи, уже произошло разделение военнопленных по признаку их национальной принадлежности. При этом имеются в виду следующие национальности: немцы (фольксдойче), украинцы, белорусы, поляки, литовцы, латыши, эстонцы, румыны, финны, грузины.

В тех случаях, когда это разделение из особых соображений еще не было произведено, нужно его при первой возможности произвести. Это особенно относится к новым военнопленным, попадающим в военные округа.

Лица следующих национальностей должны быть отпущены на родину; немцы (фольксдойче), украинцы, белорусы, латыши, эстонцы, литовцы, румыны, финны. О порядке роспуска этих военнопленных доследуют особые приказы.

В тех случаях, когда есть основания предполагать, что отдельные лица этих национальностей в соответствии с их убеждениями могут оказаться опасными для Германии и для национал-социализма, их следует исключить из ряда отпускаемых военнопленных и с ними следует поступить в соответствии с изложенным в разделе III.

III. Выделение гражданских лиц и политически нежелательных военнопленных, взятых в плен во время похода на Восток

1. Цель.

Вооруженные силы должны при первой возможности освободиться oт всех элементов среди военнопленных, в которых можно усматривать большевистские движущие силы. Особые условия похода на Восток требуют и особых мероприятий, которые должны быть проведены с готовностью принять на себя полную ответственность без бюрократических и административных влияний.

2. Пути к достижению цели

А. Помимо разделения в лагерях военнопленных по национальному признаку (см. раздел II) военнопленные (в том числе и националы), а также находящиеся в лагерях гражданские лица должны быть разделены следующим образом:

а) политически нежелательные,

б) политически безопасные,

в) заслуживающие особого политического доверия (которых можно использовать для восстановления оккупированных областей).

Б. Разделение военнопленных по национальным признакам, отделение командного состава и т. д, производятся силами лагерных органов. Для разделения военнопленных по их политическим убеждениям рейхсфюрер СС предоставляет оперативные команды полиции безопасности и СД. Они непосредственно подчинены начальнику полиции безопасности и СД, проходят специальную подготовку для выполнения своих особых задач и проводят свои мероприятия в рамках лагерного внутреннего распорядка в соответствии с инструкциями, получаемыми от начальника полиции безопасности и СД. Коменданты лагерей и в особенности их офицеры контрразведки обязаны теснейшим образом сотрудничать с оперативными командами.

3. Дальнейшее обращение с разделенными в соответствии с п. 2 группами

А. Военнослужащие

О судьбе выделенных в качестве политически нежелательных элементов решение принимает оперативная группа полиции безопасности и СД. В тех случаях, когда отдельные лица, считавшиеся подозрительными, в дальнейшем окажутся неподозрительными, их следует возвращать в лагеря к остальным военнопленным. Следует удовлетворять просьбы оперативных команд о выдаче дальнейших лиц.

Офицеры будут подлежать многократному отбору в качестве политически нежелательных.

К военнослужащим следует относить и тех солдат, которые были взяты а плен в гражданском платье.

Б. Гражданские л и ц а

В тех случаях, когда они не являются подозрительными, следует стремиться к их скорейшему возвращению в оккупированные области. Срок для этого указывает соответствующий командующий войсками (или начальник тыла армии) по согласованию с соответствующим начальником полиции безопасности и СД. Решающей для их возвращения является гарантированная работа на родине или в специально создаваемых рабочих организациях. За охрану во время возвращения на родину несет ответственность командующий войсками (или начальник тыла армии). По возможности лагерь выделяет команды для сопровождения. С политически нежелательными гражданскими лицами следует поступагь в соответствии с п. А.

В. Заслуживающие политического доверия лица

Должны быть привлечены к работе по отбору политически нежелательных элементов и к прочим работам по управлению лагерями (особенно следует обращать внимание на немцев (фольксдойче), но при этом следует считаться с тем, что и среди этих имеются элементы, которые должны расцениваться как политически нежелательные). Если заслуживающие доверия лица окажутся особенно подходящими для использования на работах по восстановлению оккупированных областей, то возражать против просьбы оперативной команды полиции безопасности и СД об их освобождении из лагеря допустимо только в тех случаях, когда в данном лице заинтересована контрразведка.

IV. Использование советских военнопленных на работе

1. Общие вопросы

Советские военнопленные могут быть поставлены на работу только в составе закрытых колонн, строжайшим образом изолированно от гражданских лиц и от военнопленных других национальностей (использование колоннами). Речь может идти только о таких предприятиях, где военнопленные могли бы работать под постоянной охраной караульных команд.

Изоляция от гражданских лиц и военнопленных других национальностей должна иметь место не только в общежитиях, но и на местах работы. Следует при этом считаться с тем, что присутствие третьих лиц не должно помешать караульным командам в немедленном применении оружия.

2. Особые правила для использования рабочей силы на территории империи

Наивысшим основным условием для использования советских военнопленных на территории империи является обязательная гарантия безопасности жизни и имущества немцев. За порядок использования на работе советских военнопленных здесь несут ответственность исключительно военные учреждения, ведающие предоставлением рабочей силы. Поэтому в первую очередь военнопленные должны быть использованы на работах, подведомственных вооруженным силам. Местные органы по использованию рабочей силы могут входить с предложениями об использовании военнопленных в гражданском секторе, но решение о порядке использования излишествующих военнопленных принимают военные органы. На тех гражданских предприятиях, где отсутствуют все необходимые предпосылки для обеспечения постоянной охраны и обязательной изоляции от гражданского населения, использование военнопленных разрешено быть не может. Если одна из предпосылок отпадает позднее, рабочая команда должна быть немедленно отозвана. В остальном должна самым точным образом выполняться директива № 74 ОКВ (отдел военнопленных) за № 5015/41 от 2 августа 1941 г. Всякие нарушения этой директивы должны пресекаться.

3. Охрана

Для охраны советских военнопленных должны назначаться по возможности хорошо обученные энергичные и предусмотрительные караульные команды, обучение которых должно систематически проводиться через штаб основного лагеря «М».

На каждых 10 военнопленных должен назначаться по меньшей мере один караульный. Никогда не следует посылать одного караульного: если в рабочей команде состоит менее 10 человек, то для ее охраны должны назначаться двое караульных.

Желательно, чтобы караульные команды были вооружены также ручными гранатами. Охрана более значительных колонн должна быть вооружена пулеметами или автоматами. Рабочие места должны часто проверяться соответствующими офицерами или опытными унтер-офицерами. Они должны следить за тем, чтобы точно соблюдались изданные приказы. Прилагаемая памятка должна стать предметом частого и систематического обучения.

Общежития советских военнопленных, состоящих в рабочих командах, должны постоянно охраняться и ночью и время от времени проверяться надзирающими органами.

V. Заключительные замечания

Начальники по делам военнопленных лично ответственны за то, чтобы подчиненные им подразделения в точности соблюдали вышеизложенные Распоряжения. Выполнение этой задачи ни в коем случае не может прерываться или ослабляться под предлогом смены учреждений. Поэтому все новоприбывшие учреждения и подразделения должны быть на ходу обучены содержанию настоящих Распоряжений.

http://www.battlefield.ru/instructions-to-treat-to-soviet-pows.html


Qui quaerit, reperit
 
Viktor7Дата: Воскресенье, 15 Марта 2020, 18.48.11 | Сообщение # 70
Группа: Модератор
Сообщений: 9017
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Приложение к журналу № 39058/41
от 8.IX.41г.

Распоряжения об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных

Ссылка на сам документ где-нибудь имеется? Или это тоже типа "лабаса"?


С уважением
Виктор
 
СаняДата: Воскресенье, 15 Марта 2020, 19.20.35 | Сообщение # 71
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Viktor7,
Цитата Viktor7 ()
Ссылка на сам документ где-нибудь имеется?

Орининал не встречал. Надо понимать, что документы в деле Нюрбергского процесса.


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 15 Марта 2020, 19.21.24 | Сообщение # 72
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
ОКВ номенкл. № 2473
Управл. общих дел Гл. штаба воор. сил (общий отдел по делам военнопленных) - 1-а
Берлин, Шенберг 24.3.42 Баденштрассе, 51.
Секретно
№ 389/42


Необходимость усиленного использования советских военнопленных в работах требует нового урегулирования вопроса об обращении с ними.

В связи с отменой распоряжения об обращении с советскими военнопленными в дальнейшем действует следующее:

а) обращение с военнопленными вообще.

Большевизм - смертельный враг национал-социалистской Германии. Советского солдата следует рассматривать как носителя большевизма. Поэтому в соответствии с политической необходимостью, значимостью и достоинством германской армии каждый немецкий солдат должен держаться на большом расстоянии от советских военнопленных. Чувство гордости и превосходства германского солдата, который призван патрулировать советских военнопленных, должно быть очевидным в любое время также и для общества. Рекомендуется беспощадное и энергичное вмешательство при непослушании, уклонении от работ и небрежности в работе, а особенно по отношению к подстрекателям-большевикам. Отказ или активное сопротивление следует устранять немедленно с применением оружия (штыком, прикладом, огнестрельным оружием, но не палкой).

Кто при выполнении этого приказа не пользуется оружием или пользуется им недостаточно, тот должен быть наказан.

Использование на работах и производительность труда советских военнопленных должны находиться под строжайшим контролем.
Всякое уклонение от работы следует строго наказывать.
Низкая или средняя производительность труда, не вызванная слабостью конституции, переутомлением и т. п., должны немедленно повлечь за собой соответствующие карательные меры.

Запрещается привлечение священников, не военнопленных.
Запрещается распространение религиозной литературы.

В лагерях военнопленных в отношении изоляции советских военнопленных и гражданских лиц, за исключением разделения по национальным признакам, действуют по п. IV нижеприведенные правила.
Изолировать надлежит:
а) политически неблагонадежных,
б) офицеров, в) политически неопасных,
г) политически особо благонадежных, которые могут быть использованы на восстановлении оккупированных областей.

В то время, как и поскольку возможно, согласно п. 9, первое разделение проводится самими органами лагеря, рейхсфюрер СС предоставляет в распоряжение оперативные команды полиции и службы безопасности для изоляции советских военнопленных в зависимости от их политических установок.
Они непосредственно подчиняются начальнику полиции безопасности СД, также специально обучаются согласно своим особым задачам.
Они проводят свой мероприятия до использования советских военнопленных на работах в рамках лагерного порядка по установкам, полученным от начальника полиции безопасности и СД.

Оперативные команды нуждаются и теснейшим образом связаны в своей совместной работе с комендантами, в особенности с офицерами контрразведки.

Если советские военнопленные используются на работах для скорейшего их выполнения в виде исключения без предварительной проверки, то оперативные команды полиции безопасности и СД применяют изоляцию на месте расположения рабочих команд.

Руководитель рабочей команды, а в иных случаях и предприниматель, привлекаются также для проведения изоляции. Ходатайство о выдаче советских военнопленных возбуждает оперативная команда в стационарном лагере.

Офицеры подлежат изоляции не всегда но часто как политически нежелательные.

Если советский военнопленный совершает в лагере убийство другого военнопленного, наносит смертельный удар или совершает какое-либо другое преступление, не предусмотренное германским уголовным кодексом, которое, однако, требует более строгого наказания (например, людоедство, отсутствие работоспособности, как следствие членовредительства), то преступника отдают в распоряжение тайной государственной полиции (гестапо).

При других наказуемых действиях советских военнопленных, например, при бегстве, комендант лагеря должен передать преступника тайной государственной полиции, если он не уверен в воспитательных мерах или законном наказании после переговоров судом соответствующего военного округа с целью сохранения дисциплины в лагере.

При выдаче военнопленных тайной государственной полиции, их следует отчислить из числа военнопленных и доложить о выдаче в справочный стол вооруженных сил, поскольку последует соответствующая регистрация.

б)Мероприятия в случаях бегства и и при наказуемых действиях

По убегающим советским военнопленным следует стрелять немедленно без предварительного предупреждения. Об этом следует вывесить объявление и поставив их в известность при перекличке. Предупредительных выстрелов не давать. Если патруль убивает советского военнопленного, то для соблюдения дисциплины и предотвращения неоправданной стрельбы в каждом отдельном случае следует коротко доложить командиру военнопленных об обстоятельствах дела и указать: а) что явилось поводом, б) оказалось ли необходимым вмешательство, в) будет ли представлен письменный отчет о происшедшем.

Гражданские лица, а также военнопленные других наций награждаются за привод бежавших советских военнопленных.
Начальник Верховного Командования Вооруженных Сил.

По поручению подписал Рейнеке (подпись).
Источники и литература

1. ЦГАОР СССР фонд 7021, опись 148, дело 256, листы 204-209.
2. ЦГАОР СССР фонд 7021, опись 148, дело 256, лист 299.
3. ЦГАОР СССР фонд 7021, опись 148, дело 256, лист 229-233.
4. Военно-исторический журнал №11-1991г.

http://army.armor.kiev.ua/hist/sovet-plennye.shtml


Qui quaerit, reperit
 
Viktor7Дата: Воскресенье, 15 Марта 2020, 19.47.37 | Сообщение # 73
Группа: Модератор
Сообщений: 9017
Статус: Отсутствует
Саня,
Гугл выдаёт сотни тысяч публикаций с формулой "Приложение к журналу № 39058/41 от 8.IX.41г." и всё только на русском языке! Кто, где, когда откопал и почему ни одного упоминания оригинала?

Приложение к какому "журналу"? В ОКВ издавали приказы, а не журналы... Под этим номером и от этой даты нигде в немецких анналах на скорую руку ничего не нахожу...

В принципе текст общеизвестен, но некоторые формулировки выглядят довольно непривычно...


С уважением
Виктор
 
СаняДата: Воскресенье, 15 Марта 2020, 19.54.56 | Сообщение # 74
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Viktor7,
Чем мог, как говорится.
Просьбу помочь с оригиналом оставил тут:
http://www.sgvavia.ru/forum/79-8154-777699-16-1584129843


Qui quaerit, reperit
 
Viktor7Дата: Воскресенье, 15 Марта 2020, 20.00.18 | Сообщение # 75
Группа: Модератор
Сообщений: 9017
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Приложение к журналу № 39058/41
от 8.IX.41г.

Найди ошибку:



С уважением
Виктор
 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » ЛИТЕРАТУРА О ПЛЕНЕ И ПОСЛЕ ПЛЕНА » Плен. Жизнь и смерть в немецких лагерях (Олег Смыслов Плен. Жизнь и смерть в немецких лагерях)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2020
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика