Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Томик, Viktor7, Назаров, Геннадий  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Общая информация по плену » Кристиан Герлах Уничтожение советских военнопленных на земле
Кристиан Герлах Уничтожение советских военнопленных на земле
NestorДата: Четверг, 04 Марта 2021, 16.03.37 | Сообщение # 1
Группа: Эксперт
Сообщений: 25070
Статус: Отсутствует
Кристиан Герлах "Просчитанные убийства"

Christian Gerlach: Kalkulierte Morde. Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weißrußland 1941-1944. Hamburger Edition, Hamburg 1999

8. Уничтожение советских военнопленных на земле Белоруссии

8.1 Преступления немецких фронтовых частей на поле боя летом 1941 года

Массовые преступления против военнослужащих Красной Армии начинались не в лагерях военнопленных, а прямо в бою или вскоре после. Эти убийства и нарушения военного и международного права, о которых исследования до сих пор почти не упоминали, могут быть представлены здесь только на основе некоторых основополагающих приказов и выборочных исследований источников. Они подходят для того, чтобы представить в новом свете действия немецких фронтовых частей – простых солдат, низшего офицерского корпуса и командования. С первых дней войны многие части группы армий «Центр» начали расстрелы советских солдат, которые сдавались с поднятыми руками или хотели перейти на сторону немцев, не были способны вести боевые действия или уже были взяты в плен.

Командующий XXXXVII. Танковым корпусом генерал Йоахим Лемельзен в своем приказе от 25 июня осудил бессмысленные расстрелы военнопленных и гражданских, которые сам неоднократно наблюдал. Он дал указание покончить с этим, но специально сделал исключение для расстрела комиссаров и партизан. Пять дней спустя Лемельзен снова разъяснял в воззвании: «Несмотря на мое распоряжение от 25 июня 1941 года, которое, похоже, не дошло до рот, снова подтверждаются многочисленные случаи расстрелов пленных, перебежчиков и дезертиров, которые производятся в безответственной, бездумной и преступной манере. Это убийство! […] однако в войсках противника быстро станет узнаваемым образ многочисленных лежащих вдоль дорог солдатских трупов, которые без оружия и с поднятыми руками были явно убиты выстрелами в голову с близкого расстояния. Рассеянный нами противник будет продолжать прятаться в полях и лесах, будет продолжать сражаться из страха и мы потеряем бессчётное количество товарищей.»

Евреи из города Слонима, которых заставили убирать эти трупы, засвидетельствовали это – как и унтер-офицер Роберт Ропп в районе Минска, который в своём дневнике записал: «Многие расстрелянные, которых я видел, лежали с поднятыми руками, без оружия и даже без снаряжения. Таких я видел не менее сотни. Рассказывают, что даже парламентер, который пришел с белым флагом, был срезан очередью! […] Раненых тоже расстреливают.» Во многих местах немецкие части «пленных не брали». Частично это оправдывалось военными преступлениями Советов. 25 июня 1941 года 9-й пехотный полк 23-й пехотной дивизии доложил об инциденте в третьем батальоне в районе Белостока. Советские солдаты, притворно использовав белый флаг, убили шесть солдат вермахта. После этого командир дивизии, генерал-майор Гейнц Хелльмих – позже генерал «восточных войск» – отдал приказ более на участке дивизии не принимать сдачу с белым флагом: «Пардон не давать!» Генерал Фармбахер в приказе того же дня расширил действие этого правила на всю полосу наступления VII. Армейского корпуса. 28 июня 9-й пехотный полк снова «не брал пленных» в связи с якобы имевшими место пытками немецких пленных. В первые восемь дней это, по данным дивизии, происходило «часто», в результате чего число пленных было «сравнительно мало», всего 1507 – то есть сотни, которые сдались, были убиты.

После этого 28 июня были приняты кое-какие контрмеры. Дневник обер-лейтенанта Фрица-Дитлофа графа фон дер Шуленбурга демонстрирует соображения в офицерском корпусе. Запись от 28 июня: «Несомненно […] здесь есть опасность падения дисциплины, если наши люди начнут всех «валить» по своему усмотрению. Если мы такое позволим, то опустимся до уровня СС. Несомненно, русские после [своих] методов ведения боя никакой пощады не заслуживают. Но расстреливать их нужно в бою или только по приказу офицеров. Все остальное в худшем случае устраняет все запреты и больше не оставляет возможности снова вернуть их к дисциплине.» 29 июня по поводу нового приказа: «Расстреливать можно только тех, кто сражается с оружием в руках, кто стреляет из засады, кто сопротивляется или бежит из плена. В остальных случаях [!] только по приказу ответственного офицера.» Таким образом, советский военнопленный должен был быть расстрелян совершенно беспричинно, правда, в рамках воинской дисциплины, по приказу офицера, что также делает очевидным: делалось это отнюдь не только в связи с нарушениями правил ведения войны советской стороной. В том, что обоснования для расстрела были в высшей степени растяжимые (например, неподчинение), можно не сомневаться.

Донесения об убийствах, идущие со всех сторон, достигли главнокомандующего группой армий «Центр» фон Бока не позднее 30 июня. Ни о каких контрмерах Бок ничего не пишет. Наоборот, его внимание скорее привлекали мнимые советские военные преступления. А командующий 4-й Армией фон Клюге посчитал нужным 1 июля издать характерным образом сформулированный контрприказ, который был также повторен VII. Армейским корпусом:

«Русский, как тупой полуазиат, верит россказням своих комиссаров, что в плену он будет расстрелян. [...] Для того, чтобы наша пропаганда [немецкие листовки для перебежчиков] возымела действие, надо в них показать солдат, которые сдаются и, возможно, показать, как военнопленных лечат. Необходимые расстрелы в целом должны проводиться таким образом, чтобы гражданские лица и другие пленные ничего не замечали.»

Явной причиной для приказа Клюге, как и для сантиментов Лемельзена и прочих корректирующих приказов такого типа, вплоть до главкома сухопутных войск фон Браухича, был тот факт, что советское сопротивление в котле Минск-Белосток возрастало и выросло до уровня оперативной проблемы для всего стратегического наступления немцев.

Приказ фон Клюге, похоже, в тот же день был направлен в части. Несмотря на это, убийства продолжились. 11 августа группа армий «Центр» была вынуждена упомянуть в отчёте, что «везде после окончания боевых действий лежат трупы солдат без оружия с поднятыми руками и следами добивания выстрелами». К этому времени взятые в плен красноармейцы реагировали с облегчением на слова немецких офицеров, что их не расстреляют. Это касалось не отдельных происшествий или же части только одной армии. Эти случаи в большой степени доказаны и для Латвии. Сам Гитлер подчеркивал перед иностранными дипломатами массовый характер убийств беззащитных противников: обычное соотношение чисел между пленными и павшими у противника тем самым существенно менялось. Это было трусливое убийство выстрелом в упор, а не убийство с большего расстояния, чтобы избежать любой засады. Как правило, убийства не носили характер мести.

И убийства не ограничивались первыми днями войны, потому что в более поздних записях о них все еще упоминали как о деле, с которым нужно разобраться. Приказы об этих расстрелах до сих пор обнаруживаются на уровне взвода, роты, полка, дивизии и армейского корпуса. Выглядит так, что отдельные солдаты реже ударялись в крайности; приказы в первую очередь исходили со среднего и высокого уровня. Особую ненависть вызывали женщины-военнослужащие РККА. О том, чтобы убивать их всех, был даже армейский приказ – как минимум один. 29 июня 1941 года генерал-фельдмаршал фон Клюге издал подписанное им лично приказание, которое гласило: «Женщины в униформе подлежат расстрелу.» То есть фон Клюге одновременно высказывался против массовых расстрелов, а в этом приказе он требовал расстреливать больше!

Этот приказ был в тот же день повторён VII. армейским корпусом и спущен дальше; так, в 286-ю охранную дивизию он прибыл 1 июля, и 2 июля был дивизией подтверждён. 3 июля в 286-ю охранную дивизию прибыл контрприказ ОКХ, в котором говорилось о том, что женщины в униформе, с оружием или без, должны рассматриваться как военнопленные. Но даже после этого ненависть немецких фронтовиков к так называемым «бабам с ружьём» (Flintenweib) часто ни в чем не уступала первоначальным приказам сверху, и они продолжали биться против них с безудержной жестокостью или убивать их после боя. Выпускались и новые приказы убивать всех женщин в форме Красной Армии, так, в июле 1941 года – в 167-м пехотном полку в полосе группы армий «Центр», и в октябре 1941 года в 75-й пехотной дивизии на Украине. И даже 6 марта 1944 года вышел приказ ОКВ рассматривать пленных женщин Красной Армии как так называемые «неблагонадёжные элементы» и передавать в полицию безопасности и СД. В Белоруссии были специальные женские лагеря военнопленных под Бобруйском и Барановичами.

Любые действия красноармейцев немцы толковали как преступление, достойное смерти, в том числе и самое само собой разумеющееся, а именно то, что они воевали против немцев.

https://vk.com/wall-10647262_56461


Будьте здоровы!
 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Общая информация по плену » Кристиан Герлах Уничтожение советских военнопленных на земле
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2021
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank