Авиация СГВ
Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск Лента RSS

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Назаров, Валентин, доброхот, Tatjana4799  
Авиация СГВ » МЕМОРИАЛЫ И ЗАХОРОНЕНИЯ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ » ПОИСК ПО ВСЕМ СТРАНАМ » Общая информация » Медицинское обеспечение в годы Великой Отечественной войны
Медицинское обеспечение в годы Великой Отечественной войны
СаняДата: Среда, 20 Марта 2019, 23.15.25 | Сообщение # 1
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Медицинское обеспечение в годы Великой Отечественной войны

С первых же дней войны перед медицинской службой Советской Армии встали исключительно сложные и ответственные задачи. В обстановке ожесточенных оборонительных боев с наступающим противником от всех ее звеньев требовалась особая оперативность в работе по оказанию помощи раненым и эвакуации их из угрожаемых районов. Необходимо было также в крайне ограниченные сроки развернуть медицинскую службу частей и соединений, армий и фронтов по штатам военного времени, наладить четкую работу всех медицинских частей и учреждений.

Положение осложнялось еще и тем, что многие госпитали, медицинские склады и другие медицинские учреждения, в том число и вновь сформированные, были уничтожены, выведены из строя или захвачены противником.


Главное военно-санитарное управление (ГВСУ, начальник генерал-лейтенант медицинской службы Е. И. Смирнов) принимало энергичные меры к восполнению понесенных потерь и к удовлетворению возраставших запросов фронтов в медицинских силах и средствах. Если к началу войны в гарнизонных и эвакуационных госпиталях было развернуто 35 540 коек, то к 1 июля 1941 г. в действующей армии число госпитальных коек было доведено до 122 тыс., а к 1 августа 1942 г. — до 658 тыс.388



Однако действующая армия продолжала ощущать острый недостаток в госпиталях, санитарном транспорте, медицинском имуществе. К 16 июля 1941 г. Западный фронт имел всего лишь 17 тыс. коек. К началу Смоленского оборонительного сражения (июль — август 1941 г.) в армиях этого фронта имелось менее одной трети необходимых им медицинских частей и учреждений. В армиях Северо-Западного фронта примерно в тот же период насчитывалось в среднем по 700–800 коек и по 1000 мест в эвакоприемниках, а в госпитальной базе фронта — всего лишь 1800 коек. В армиях Западного и Калининского фронтов к началу контрнаступления под Москвой было в среднем развернуто по 2500—300 коек389.

Создавшаяся обстановка в немалой степени объяснялась тем, что значительная часть отмобилизованных лечебных учреждений в это время перебазировалась с запада на восток.

Вследствие эвакуации предприятий химико-фармацевтической промышленности резко уменьшилось или вовсе прекратилось производство, а следовательно, и поступление в войска многих видов медико-санитарного имущества и медикаментов. В начале войны потребность Северо-Западного фронта в палатках дивизионных медицинских пунктов (ДМП) в среднем была удовлетворена только на 20 процентов. Некоторые медико-санитарные учреждения призывали на фронт, не имея в достаточном количестве самого необходимого медицинского имущества.

Не совсем благополучно обстояло дело и с медицинскими кадрами. На Западном фронте на 12 июля 1941 г. имелась лишь половина штатной численности врачей. Исключительно тяжелым было положение с санитарами, санитарами-носильщиками и санитарными инструкторами.

Чтобы исправить положение, ГКО и Главное военно-санитарное управление в течение летне-осенней кампании 1941 г. и зимней кампании 1941/42 г. провели ряд важных организационных мероприятий. Некоторые учреждения, части и органы управления медицинской службы были упразднены, часть их подверглась серьезной реорганизации. Значительно сократились штаты и табели медико-санитарного имущества. Вместо трех типов полевых подвижных госпиталей (корпусные, войсковые и армейские) был создан один, произошло слияние Управления эвакуационного пункта и Управления госпитальной базы фронта. В результате органы управления медицинской службы стали более гибкими, а учреждения — менее громоздкими.

Главное внимание медицинской службы в период вынужденного отхода наших войск сосредоточивалось на обеспечении быстрого выноса и вывоза раненых с поля боя, оказании им квалифицированной медицинской помощи и дальнейшей эвакуации. Центральный Комитет партии и Советское правительство в августе 1941 г. приняли решение о представлении к правительственным наградам военных санитаров и носильщиков за вынос с поля боя раненых с их оружием или ручными пулеметами, расценивая их спасение как проявление высокой воинской доблести.

Летом и осенью 1941 г. на всей территории страны, в городах и рабочих поселках, санаториях и домах отдыха, была создана широкая сеть военных госпиталей, оборудованных необходимой аппаратурой и инструментарием, обеспеченных медицинским персоналом и медикаментами, вещевым имуществом и продовольствием. В целях улучшения медицинского обслуживания раненых и больных воинов были мобилизованы гражданские врачи и организована широкая подготовка среднего медицинского персонала. Раненых, поступающих с фронта, в госпиталях окружали большим вниманием и заботой. Врачи и сестры делали все необходимое для того, чтобы они снова быстро стали в строй. Советские люди становились донорами. Созданный в начале войны при ЦК ВКП(б) Всесоюзный комитет по обслуживанию раненых и больных бойцов и командиров Советской Армии объединил усилия ряда ведомств и организаций (Наркомздрав, ВЦСПС, ВЛКСМ, Исполком Красного Креста и Красного Полумесяца и других) по созданию и благоустройству госпиталей, улучшению организации питания раненых, сбору подарков для них и культурному обслуживанию390.

Государственный Комитет Обороны постановлением от 22 сентября 1941 г. возложил ответственность за медицинское обеспечение раненых на территории страны на Наркомат здравоохранения СССР, а в тыловых районах фронтов и армий — на Главное военно-санитарное управление Советской Армии. Все эвакогоспитали, сформированные в военное время, были переданы в подчинение Наркомздрава СССР, а эвакопункты — Главного военно-санитарного управления Советской Армии. При этом за управлением оставалось право контроля работы эвакогоспиталей Наркомздрава СССР. Было организовано лечение легкораненых непосредственно в тыловых районах дивизий и армий, что позволило резко сократить эвакуацию в глубокий тыл и ускорить возвращение воинов в свои части. В каждой армии были сформированы батальоны выздоравливающих легкораненых воинов (500 человек), а в стрелковой дивизии (при медико-санитарных батальонах) — команды выздоравливающих легкораненых (100 человек), требующих госпитального лечения не свыше 10–12 дней.

В ходе оборонительного сражения и контрнаступления советских войск под Москвой в октябре 1941 г. — январе 1942 г. медицинская служба приобрела исключительно ценный опыт, успешно использованный в последующем при организации и осуществлении медицинского обеспечения войск фронтов в крупных наступательных операциях второго и третьего периодов войны.

Деятельность медицинской службы в битве под Москвой протекала в своеобразных условиях. Тяжелые сдерживающие оборонительные бои, отход на новые рубежи обусловили большие санитарные потери; фронты имели относительно небольшую глубину армейских и фронтовых тыловых районов, ограниченное количество медицинских сил и средств. Значительные затруднения в медицинском обеспечении войск были связаны с довольно суровой зимой.

Сложное положение создалось в медицинской службе Западного фронта, которая потеряла много сил и средств и к началу оборонительного сражения под Москвой была укомплектована медицинскими частями и учреждениями далеко не полностью. Недоставало коек в госпиталях, санитарно-эвакуационного транспорта. На 2 ноября 1941 г. в 5-й армии Западного фронта насчитывалось всего четыре полевых госпиталя на 800 коек, в 16-й армии — два госпиталя на 400 коек и в 33-й армии — три госпиталя на 600 коек. Остальные армии этого фронта были укомплектованы госпиталями несколько лучше. Войсковая медицинская служба делала все возможное, чтобы обеспечить своевременный розыск, сбор и вынос раненых с поля боя. Ранняя суровая зима обострила проблему обогрева раненых на путях эвакуации. В условиях бездорожья и глубокого снежного покрова малочисленный автосанитарный транспорт не справлялся с эвакуацией раненых. Срочно сформированные вначале на Западном, а затем и на других фронтах конно-санитарные роты помогли решить этот вопрос.

Особенно большая нагрузка легла на медико-санитарные батальоны. В дни напряженных оборонительных боев в дивизионные медицинские пункты (ДМП) поступало до 500–600 раненых. Ввиду этого пришлось пойти на сокращение объема хирургической помощи. В отдельных медсанбатах оперировалось только 12–14 процентов раненых, требовавших хирургического вмешательства. После оказания квалифицированной помощи раненым на этих пунктах они эвакуировались в медицинские учреждения армий и фронтов.

Учитывая малочисленность армейских сил и средств и сложность обстановки, руководство медицинской службы Западного фронта перенесло центр тяжести лечебно-эвакуационных мероприятий на фронтовые госпитали. Они были выдвинуты в армейские тыловые районы и принимали основной поток раненых непосредственно из войск (ДМП). Основная часть лечебных учреждений первого эшелона фронтовой госпитальной базы развернулась в Москве и ее пригородах, что несколько облегчало положение. Второй эшелон этой базы находился в городах, расположенных северо-восточнее и восточнее столицы.

На протяжении всего оборонительного сражения под Москвой, осуществляя эвакуацию и лечение раненых, медицинская служба Центра, фронтов и армий в то же время наращивала силы и средства, готовила их к медицинскому обеспечению войск в ходе контрнаступления. К началу декабря 1941 г. заметно улучшилась обеспеченность армий и фронтов госпиталями и другими медицинскими учреждениями. В армиях Западного фронта уже имелось в среднем по 12 тыс. госпитальных коек, а во фронте — около 71 тыс.

С началом контрнаступления под Москвой медицинская служба Западного, Калининского и других фронтов основное внимание сосредоточила на осуществлении бесперебойной эвакуации раненых из войск в армейские и фронтовые лечебные учреждения. В первые же дни наступления загруженность армейских госпиталей в несколько раз превысила штатные возможности. Органы медицинской службы Западного и других фронтов прибегали к эффективному маневру силами и средствами, имевшимися в их распоряжении. Эвакуировав раненых из части медицинских учреждений госпитальной базы фронтов в глубь страны, они выдвинули их в армейские тыловые районы. На Западном фронте до конца контрнаступления на главных операционных направлениях были перемещены за наступающими армиями и развернуты три полевых эвакуационных пункта с их лечебно-эвакуационными учреждениями. Значительная часть госпиталей фронта развернулась в Москве. Четкая организация сортировки и распределения раненых по соответствующим лечебным учреждениям позволила эффективно использовать имеющиеся госпитальные силы и средства, хорошо поставить лечебную работу. Второй эшелон госпитальной базы Западного фронта размещался в Иванове, Владимире, Муроме, Сасово. Увеличение его коечной емкости позволило переключить сюда значительный поток раненых из армий, создать условия для разгрузки госпиталей первого эшелона госпитальной базы фронта и последующего маневра фронтовыми госпиталями.

Опыт организации медицинского обеспечения войск в битве под Москвой, особенно в период контрнаступления, показал исключительную важность рационального и эффективного использования имеющихся сил и средств, осуществления смелого маневра ими, тесного взаимодействия армейского и фронтового звеньев медицинской службы. Стало очевидным также и огромное значение подвижности, маневренности частей и учреждений медицинской службы, способности безотрывно продвигаться за наступающими войсками в условиях значительных санитарных потерь. Этих качеств медицинской службе фронтов, армий и соединений в то время еще недоставало.

Кроме того, в ходе контрнаступления под Москвой выявилось и решающее значение для успешной организации и осуществления медицинского обеспечения наличия в любой, даже самой напряженной обстановке во фронтах резерва сил и средств медицинской службы.

К началу второго периода Великой Отечественной войны медицинская служба накопила значительный опыт. В проведении лечебно-эвакуационных мероприятий утверждались единые принципы, работа медицинских частей и учреждений строилась более четко, организованно, эффективно. Этому способствовало укрепление медицинской службы, расширение коечной емкости лечебных учреждений, более целесообразное распределение коечной сети между фронтами, армиями и глубоким тылом. К 1 января 1943 г. число госпитальных коек в действующей армии увеличилось по сравнению с тем же периодом 1942 г. на 21,2 процента391.

Изменилось и соотношение госпитальных средств различного назначения. На 1 августа 1941 г. основная часть коечной емкости (68,1 процента) была сосредоточена в глубоком тылу, 22,8 процента ее находилось во фронтовом тылу и лишь 9,1 процента — в армейском тылу392. К началу 1942 г. положение почти не изменилось. Это вызывало большие трудности в организации и осуществлении медицинского обеспечения, резко сокращало возможности армейского звена медицинской службы, вынуждало эвакуировать большое количество раненых и больных в глубинные районы страны. Если в первые месяцы войны сложившееся положение в какой-то мере отвечало условиям боевой обстановки, то в последующем, со стабилизацией стратегической обороны наших войск и проведением крупных наступательных операций, оно лишь создавало трудности в медицинском обеспечении войск фронтов. Были приняты меры к перемещению основной части коечной сети во фронтовые и армейские тыловые районы. В сентябре 1942 г. число госпитальных коек в глубоком тылу составило 48,3 процента, во фронтах — 35,3 и в армиях — 16,4 процента общей коечной емкости, а к январю 1943 г. — соответственно 44,9 и 27,5 процента393.

Не менее важным мероприятием явилось значительное повышение обеспеченности медицинской службы действующей армии полевыми подвижными госпиталями. На 1 января 1942 г. количество коек в полевых подвижных госпиталях составляло всего лишь 9,1 процента общей коечной емкости госпитальных баз фронтов и армий. Во втором периоде войны количество этих коек значительно возросло и на 1 января 1943 г. составило 27,6 процента394.

Значительно улучшилась укомплектованность медицинских частей и учреждений действующей армии медицинскими кадрами. По состоянию на 1 мая 1943 г. медицинская служба фронтов, армий, соединений и частей была укомплектована врачами на 92 процента, фельдшерами — на 92,9 процента. Улучшилась обеспеченность действующей армии и врачами-специалистами395. Все это позволило внести серьезные изменения в организацию лечебно-эвакуационных мероприятий, улучшить работу лечебных учреждений, более целесообразно решать многие вопросы медицинского обеспечения войск фронтов в ходе проводимых операций. Это проявилось прежде всего в повышении роли армейских и фронтовых госпитальных баз, в резком увеличении контингентов раненых, завершавших лечение в медицинских учреждениях армий и фронтов и возвращавшихся в строй. Если в период битвы под Москвой за пределы тыловых районов фронтов было эвакуировано 70 процентов раненых, то в Сталинградской битве — 53,8 процента. В битве под Курском из лечебных учреждений госпитальной базы Воронежского фронта было эвакуировано 17,6 процента, Брянского фронта — 28, Степного фронта — 7,5 процента всех раненых. В целом из госпитальных баз четырех фронтов, участвовавших в битве под Курском, было эвакуировано лишь 22,9 процента раненых. В пределах тыловых районов фронтов лечилось и подавляющее количество больных. В глубинные районы страны в этой операции было направлено лишь 8,9 процента больных (под Москвой — 46 процентов)396. Рост коечной сети в действующей армии, укрепление госпиталями различного профиля госпитальных баз армий и фронтов, особенно действующих на важнейших оперативно-стратегических направлениях, создавали более благоприятные условия для успешного осуществления лечебно-эвакуационных мероприятий, чем в первом периоде войны.

Исключительно важное значение для повышения качества работы медицинской службы и улучшения результатов лечения раненых и больных имело и то обстоятельство, что в этот период была успешно решена, по существу впервые в истории отечественной военной медицины, проблема организации и осуществления специализированной медицинской помощи. Оказание специализированной медицинской помощи раненым и больным в лечебных учреждениях армейских и фронтовых госпитальных баз регламентировалось системой этапного лечения с эвакуацией по назначению и являлось одной из важнейших ее особенностей. Однако в первые годы войны реализовать это положение не удалось. И хотя элементы специализации лечебных учреждений фронтовых госпитальных баз (и в меньшей степени армейских) отмечались на ряде фронтов еще в 1941 г., тяжелое положение с коечной емкостью, нехватка медицинских кадров, прежде всего врачей-специалистов, необходимого инструментария, оснащения и другие обстоятельства не позволяли развернуть специализированную медицинскую помощь в необходимом объеме. Она осуществлялась в этот период лишь в лечебных учреждениях глубокого тыла.

Во втором периоде войны благодаря всесторонней помощи, оказываемой медицинской службе Коммунистической партией, Советским правительством, Ставкой Верховного Главнокомандования и командованием Тыла Советской Армии, были созданы соответствующие материальные и организационные предпосылки для широкого развертывания специализированной медицинской помощи раненым и больным, начиная с лечебных учреждений армейских госпитальных баз. Специализация полевых госпиталей, входящих в состав армейских и фронтовых госпитальных баз, осуществлялась за счет придания им специализированных групп из отдельных рот медицинского усиления (ОРМУ). Наряду с этим в госпитальные базы фронтов, а в ряде случаев и в армейские госпитальные базы включались специализированные эвакуационные госпитали (хирургические, терапевтические, психоневрологические и другие). В целом коечная сеть госпитальных баз профилировалась по 10–12 и более специальностям. Это позволяло при тяжелых и сложных ранениях или заболеваниях личного состава войск обеспечить помощь высококвалифицированных врачей-специалистов в достаточно ранние сроки. Несмотря на сложные условия, в которых приходилось работать медицинской службе во втором периоде войны, показатели исходов лечения раненых и больных по сравнению с предшествующим периодом войны заметно улучшились. По данным Главного военно-санитарного управления Советской Армии, в 1942 г. из полевых лечебных учреждений и эвакуационных госпиталей фронтов было возвращено в строй 52,6 процента общего количества раненых и больных с определившимися исходами. В 1943 г. этот показатель повысился до 65 процентов397.


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Среда, 20 Марта 2019, 23.15.39 | Сообщение # 2
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Наряду с улучшением качества работы лечебных учреждений армейских и фронтовых госпитальных баз возросшая эффективность лечения раненых и больных была обусловлена также значительным повышением уровня работы войскового звена медицинской службы, более четкой организацией и осуществлением выноса и вывоза раненых с поля боя и расширением активности хирургической работы на дивизионных медицинских пунктах. Во втором периоде войны дивизионные медицинские пункты стали центром квалифицированной хирургической помощи раненым в войсковом тылу. Если в первый год войны, в обстановке вынужденного отхода наших войск и усиленной эвакуации раненых в глубокий тыл, хирургическая помощь на дивизионных медицинских пунктах составляла в среднем 26,7 процента поступивших раненых, то в последующие годы положение существенно изменилось. Хирургическая помощь на дивизионных медицинских пунктах в период уничтожения окруженной группировки немецко-фашистских войск под Сталинградом составляла 42,8 процента, во время Курской битвы — 48,7, в Белорусской операции — 62,1 процента398. Высокие показатели оказания квалифицированной медицинской помощи на этих пунктах отмечались и в последующих наступательных операциях.

На ДМП осуществлялась основная масса первичных хирургических обработок ран. Там же производились и серьезные хирургические вмешательства по поводу проникающих ранений груди, живота. По обобщенным данным, на ДМП было оперировано 72,6 процента раненых, получивших первичную хирургическую обработку, в хирургических полевых подвижных госпиталях (ХППГ) — 18,8, в госпитальных базах армий — 7 и в госпитальных базах фронтов — 0,9 процента. Таким образом, подавляющее большинство раненых было оперировано на ДМП399. Не случайно дивизионные медицинские пункты получили название «главной операционной».

Следует подчеркнуть, что хирургическая активность на дивизионных медицинских пунктах способствовала приближению хирургической помощи к раненому, возможно раннему выполнению необходимых операций. Выполнение основного объема первичных хирургических обработок и оперативных вмешательств на ДМП позволило сосредоточить усилия лечебных учреждений госпитальных баз армий и фронтов на оказании специализированной медицинской помощи раненым, на выполнении сложных операций, требующих участия высококвалифицированных врачей-специалистов, соответствующего оснащения и условий.

Во втором периоде войны важное значение приобрело внедрение в практику медицинского обеспечения войск действующей армии и работы медицинских учреждений в глубине территории страны эффективных методов лечения раненых и больных, позволяющих добиваться наилучших результатов в возможно более короткие сроки. Предупреждение различных осложнений, снижение продолжительности лечения означало быстрый возврат в строй многих сотен воинов.

Изучением опыта работы лечебных учреждений, анализом исходов лечения, поиском новых эффективных методов хирургического лечения ранений и их осложнений занимались ведущие ученые нашей страны. Для разработки действенных средств борьбы с шоком — тяжелейшим осложнением огнестрельных ранений — по инициативе Н. Н. Бурденко были созданы специальные врачебные бригады, в состав которых входили опытные специалисты. Эти бригады выезжали в действующую армию, на передовые этапы медицинской эвакуации и там испытывали новые методы лечения, определяли наиболее эффективные и надежные средства. Полученный опыт обобщался и становился достоянием всего медицинского состава. Методические письма, специальные указания Главного военно-санитарного управления и главных специалистов разъясняли порядок применения новых методов и средств лечения, помогали войсковым врачам быстрее освоить их.

Настойчиво решалась во втором периоде войны еще одна исключительно важная задача — внедрение в медицинское обеспечение войск фронтов, в работу всех лечебных учреждений единых принципов оказания медицинской помощи и лечения раненых и больных. Призыв в Вооруженные Силы большого числа гражданских врачей, имевших различную квалификацию и опыт практической работы, принадлежавших к различным научным школам и направлениям, мог привести к тому, что на различных этапах медицинской эвакуации врачи пользовались бы различными методами лечения раненых и больных.

В условиях мирного времени, в гражданских лечебных учреждениях, где больной, как правило, лечится до конечного исхода, такой подход вполне правомерен, так как он положительно сказывается на состоянии здоровья больного. В условиях военного времени, когда каждый раненый и больной вынужден проходить значительное число этапов медицинской эвакуации, а мероприятия, проводившиеся на каждом из них, последовательно дополнялись и расширялись, отсутствие единого метода лечения, единого подхода к ранению или заболеванию могло быть чревато самыми тяжелыми последствиями. Наиболее отчетливо необходимость такой единой врачебной тактики проявилась в отношении к наложению первичного шва на огнестрельную рану. Призванные в армию гражданские врачи, привыкшие к работе в мирных условиях, поначалу стремились после хирургической обработки зашивать рану наглухо, надеясь на быстрое и гладкое заживание. Однако после такой обработки на последующие этапы раненые поступали с явлениями воспаления. Врачи были вынуждены снова снимать швы и бороться с развившимися осложнениями. Вот почему вопросы применения единых преемственных, наиболее эффективных методов лечения, позволявших превратить весь лечебно-эвакуационный процесс в единое неразрывное целое, всегда находились в центре внимания руководства медицинской службы Советской Армии.

В декабре 1942 г. начальником Главного военно-санитарного управления была дана директива всем начальникам санитарных управлений фронтов, в которой говорилось: «Имею сведения, что главные хирурги фронтов применяют методы лечения раненых, которые не предусмотрены нашими указаниями. Предлагаю: 1) запретить отсебятину в военно-полевой хирургии; 2) всякое нововведение должно проводиться только с разрешения Главвоенсанупра».

Главное военно-санитарное управление настойчиво и последовательно внедряло в практику деятельности медицинской службы единое понимание принципов медицинского обеспечения войск и методов оказания квалифицированной и специализированной медицинской помощи и лечения раненых и больных. Оно принимало энергичные меры по внедрению научно обоснованных методов лечения раненых и больных в тыловых районах армий и фронтов, а также в глубине страны. Центральные органы военно-медицинской службы издавали большое количество директив, руководств, служебных писем, имевших важное значение для улучшения медицинского обеспечения войск действующей армии. Большую организационную и методическую работу проводили на местах ведущие специалисты военно-медицинской службы. Все это способствовало тому, что во втором периоде войны единые положения и принципы медицинского обеспечения войск действующей армии стали достоянием всего врачебного состава армии и флота и легли в основу его практической деятельности.

Исключительно важной в этом отношении была роль ученого медицинского совета при начальнике Главного военно-санитарного управления, в состав которого входили видные ученые-медики нашей страны. За годы войны было созвано несколько пленумов ученого медицинского совета, на которых обсуждались важнейшие вопросы организации медицинского обеспечения войск фронтов, анализировались итоги деятельности медицинской службы армии и флота, рассматривались методы лечения различных ранений и заболеваний. В их работе большое внимание уделялось обобщению, утверждению и внедрению в практику медицинского обеспечения войск единых принципов и методов работы медицинской службы действующей армии и глубокого тыла.

Материалы пленумов ученого медицинского совета, как правило, становились своего рода программой совершенствования медицинского обеспечения войск фронтов и сил флотов, неуклонного повышения уровня лечебной работы. В них содержались научно обоснованные рекомендации, основывающиеся на опыте и возможностях медицинской науки и практики. Об актуальности вопросов, выносившихся на обсуждение этих пленумов, свидетельствует уже одно их перечисление. Так, на VI пленум ученого медицинского совета, состоявшийся в августе 1942 г., были вынесены вопросы диагностики и лечения шока, организации неврологической помощи раненым с огнестрельными повреждениями периферической нервной системы, лечения нарушений общего питания и авитаминозов и другие проблемы. В апреле 1943 г. VII пленум ученого медицинского совета обсудил вопросы восстановительной хирургии, огнестрельных ранений суставов, ампутации, вторичного шва, вопросы военно-полевой терапии и, в частности, диагностики и лечения нефритов военного времени и пневмоний у раненых. С докладами по указанным проблемам выступали ведущие специалисты и руководители военно-медицинской службы Советской Армии Е. И. Смирнов, Н. Н. Бурденко, С. С. Гирголав, М. С. Вовси, П. И. Егоров и другие.

В результате принятых мер качество лечебной работы в медицинских учреждениях действующей армии и в глубине страны постоянно повышалось. Серьезные успехи были достигнуты в лечении таких тяжелых осложнений, как шок и анаэробная инфекция. Широкое развитие получило переливание крови раненым. Как известно, основной причиной гибели раненых при всех ранениях, кроме черепных, в годы войны являлись шок и потеря крови. По данным специальных разработок, шок в сочетании с потерей крови и в изолированном виде отмечался у погибших при проникающих ранениях груди в 68,4 процента, живота — в 42,3 процента, при огнестрельных переломах бедра — в 59,7 процента случаев. Понятно, что применение целого комплекса противошоковых мероприятий, и прежде всего переливание крови, сыграло огромную роль в борьбе за спасение жизни раненых. Вследствие постоянного совершенствования службы крови количество переливаний в годы войны все время увеличивалось. В 1943 г. переливание крови было произведено 13,4 процента всех раненых, в 1944 г. — 26,1, в 1945 г. — 28,6 процента400. Широко развернувшееся в стране донорство позволило снабжать медицинскую службу консервированной кровью в достаточном количестве. Только в 1942 г. в действующую армию было отправлено 140 тыс. литров консервированной крови, а в 1943 г. — 250 тыс. литров401.

Успешно осуществлялось также лечение больных солдат и офицеров. Перед военными терапевтами встала задача разработки системы профилактики и лечения заболеваний, связанных со специфическими условиями ведения войны, с географическими особенностями театров военных действий. В трудной обстановке оборонительных операций, таких, как защита блокированного Ленинграда, оборона Севастополя и Одессы, получили распространение болезни нарушения питания, авитаминозы и другие. Терапевты в содружестве с гигиенистами разработали целый комплекс мероприятий, направленных на предупреждение заболеваний личного состава войск действующей армии и сил флота. Несмотря на исключительно тяжелые условия, оказание медицинской помощи и лечение больных было организовано на должном уровне. Терапевты сыграли важную роль в организации лечения раненых в послеоперационный период. Тщательный анализ причин и характера осложнений, возникающих после операций по поводу ранений груди, живота, конечностей, позволил выработать ряд мер по их предупреждению. Наиболее важное место занимало предупреждение и лечение пневмонии — частого осложнения огнестрельных ранений.

Во втором периоде войны медицинская служба решала серьезные задачи санитарно-гигиенического и противоэпидемического обеспечения войск. Санитарно-эпидемическое состояние действующей армии в этот период ухудшилось. На ряде фронтов отмечалось повышение заболеваемости дизентерией, сыпным и брюшным тифом. На Западном и Донском фронтах возникла серьезная вспышка туляремии. Опасным для войск являлось состояние освобожденных от фашистской оккупации районов советской территории. Чрезвычайно тяжелые жилищно-бытовые условия, в которых находилось местное население, голод, отсутствие медицинской помощи приводили к широкому распространению инфекционных болезней. Возникла угроза заноса этих болезней в войска. Требовались широкие предупредительные мероприятия в войсках и среди местного населения.

Медицинская служба выполнила в этот период и в последующие годы огромный объем работы в этой области. Проводились массовые профилактические прививки среди личного состава войск, осуществлялся строгий контроль за водоснабжением, исключались контакты личного состава с населением в неблагополучных в санитарно-гигиеническом и эпидемическом отношении районах. Широкие оздоровительные мероприятия проводились среди местного населения. Так, в 1943 г. силами и средствами медицинской службы фронтов и армий было подвергнуто санитарной обработке только в эпидемических очагах более 1,5 млн. человек гражданского населения и продезинфицировано 1,7 млн. комплектов одежды402. Благодаря четкой организации и успешному проведению широкого комплекса противоэпидемических мероприятий войска действующей армии были ограждены от распространения инфекционных болезней и возникновения массовых эпидемий.

Медицинская служба действующей армии оказала огромную помощь гражданскому здравоохранению, помогая восстановить на освобождаемых территориях систему медицинского обслуживания населения. Этой стороне деятельности военно-медицинской службы уделялось огромное внимание и в последующие годы войны, особенно в период изгнания немецко-фашистских войск с советской земли и освобождения порабощенных фашистской Германией народов европейских государств. Помимо обширной противоэпидемической работы в войсках больших усилий требовало оказание медицинской помощи гражданскому населению. В январе — марте 1944 г. только госпитали 1-го Белорусского фронта приняли на лечение свыше 10 тыс. больных сыпным тифом.

В ходе операций второго периода войны медицинской службе пришлось столкнуться с рядом особенностей и серьезных трудностей. Во время контрнаступления под Сталинградом лечебно-эвакуационное обеспечение войск осуществлялось крайне ограниченными силами и средствами. Ввиду этого лечебные учреждения госпитальных баз армий и фронтов были заполнены ранеными и больными на 80–90 процентов. Между тем резервными средствами медицинская служба не располагала. Для приема раненых из войск армейские и фронтовые госпитали развертывались на 150–200 процентов сверх штатной емкости. Вследствие большого удаления армейских и фронтовых госпитальных баз от линии фронта, недостатка санитарного автотранспорта серьезные трудности возникли при организации и осуществлении эвакуации раненых и больных. Но относительно невысокий уровень санитарных потерь, сравнительно небольшая глубина наступления позволили обеспечить эвакуацию и лечение раненых имеющимися силами и средствами.

На основе опыта, приобретенного в Сталинградской битве, в ходе контрнаступления под Курском был осуществлен смелый и эффективный маневр силами и средствами медицинской службы. Приближение первого эшелона госпитальной базы Центрального фронта к армиям позволило сохранить госпитальные базы армий для медицинского обеспечения в наиболее напряженный период наступательных действий. Развертывание первых эшелонов фронтовых госпитальных баз в армейских тыловых районах в последующих наступательных операциях стало эффективным и распространенным видом маневра силами и средствами медицинской службы, создавшим условия для оптимального использования армейских лечебных учреждений в ходе наступления.

В битве под Курском только в лечебных учреждениях Брянского фронта было произведено 67 073 оперативных вмешательства, 15 634 переливания крови, свыше 90 тыс. иммобилизаций403. Медицинская служба этого же фронта возвратила в строй к концу операции около 34 тыс. раненых и больных404.

Большую роль сыграли госпитали для легкораненых (ГЛР), которые были официально введены в штат армий и фронтов в конце 1941 — начале 1942 г. В одном только 2603-м госпитале за шесть месяцев 1943 г. было излечено и возвращено в строй 7840 воинов405.

В завершающем периоде войны, в ходе осуществления таких крупных наступательных операций, как Корсунь-Шевченковская, Белорусская, Львовско-Сандомирская, Ясско-Кишиневская, Восточно-Прусская, Висло-Одерская, Берлинская, от медицинской службы требовалась исключительно напряженная работа, широкое применение новых форм и методов организации и осуществления медицинского обеспечения. Решающими условиями успеха медицинского обеспечения войск фронтов в этот период стали способность органов управления медицинской службы фронтов и армий осуществлять быструю перегруппировку своих сил и средств в целях обеспечения стремительно наступающих войск, умение сосредоточить основные усилия службы на направлении главных ударов, своевременно осуществить необходимый маневр силами и средствами в ходе развития операций.

Решительность целей в наступательных операциях, участие в них огромных масс живой силы, боевой техники и вооружения предопределяли напряженность и ожесточенность боевых действий, а следовательно, и большие санитарные потери. Медицинское обеспечение войск, участвующих в этих операциях, требовало решения исключительно сложных и трудных задач по немедленному выносу (вывозу) раненых с поля боя, своевременному оказанию им квалифицированной медицинской помощи, быстрой эвакуации в армейские и фронтовые госпитали и последующего лечения их. Например, в Висло-Одерской наступательной операции в 8-й гвардейской армии 28,3 процента всех раненых были доставлены на полковые медицинские пункты в течение часа после ранения, 32 процента — одного-двух часов и 23,3 процента — двух-трех часов, то есть более 83 процентов раненых поступило на полковые медицинские пункты (ПМП) в первые три часа после ранения406. Такие сроки обеспечивали своевременное оказание раненым необходимой медицинской помощи.

В третьем периоде войны медицинская служба располагала гораздо большими силами и средствами, чем в первом и во втором периодах. Значительно возросла ее коечная емкость. Увеличилось количество полевых подвижных госпиталей в армиях и во фронтах. Более совершенной стала организационно-штатная структура всех звеньев службы, улучшились оснащенность медицинских частей и учреждений техническими средствами, обеспечение медикаментами и медицинским имуществом.

К началу операций завершающего периода войны органам управления медицинской службы удавалось создать достаточно мощную группировку лечебных учреждений в составе госпитальных баз армий и фронтов. Тем не менее в периоды наиболее напряженных боевых действий, особенно на направлениях главных ударов, армейские и фронтовые госпитали работали со значительной перегрузкой. Но в целом обеспеченность оперативных объединений госпитальными койками была вполне удовлетворительной. В Берлинской наступательной операции только в лечебных учреждениях 1-го Украинского фронта насчитывалось 141,6 тыс. коек, в том числе свыше 60 тыс. в армиях407.

Для того чтобы квалифицированная медицинская помощь была максимально приближена к наступавшим войскам, — а этот принцип был в работе медицинской службы ведущим на протяжении всей войны, — медицинские части и учреждения должны были в условиях высоких темпов наступления войск неоднократно перемещаться в ходе операции, продвигаться за наступающими соединениями. Особенно частыми были перемещения полковых и дивизионных медицинских пунктов. В осуществлении такого рода маневра медицинскими силами и средствами был накоплен уже достаточный опыт. Широко использовался резерв медицинских частей и учреждений, созданный военно-санитарными управлениями фронтов в период подготовки и в ходе операций.

Однако следует отмстить, что в наступательных операциях завершающего периода войны медицинская служба нередко с большим трудом справлялась с задачами быстрой перегруппировки госпиталей и других медицинских учреждений на большие расстояния, с продвижением их за наступающими войсками, особенно в тяжелых условиях весенней распутицы. Характер боевых действий и сложившаяся обстановка часто требовали более совершенного технического оснащения медицинских частей и учреждений. В целом же четкое планирование организации медицинского обеспечения, применение эффективных форм и методов работы, смелый и оперативный маневр имеющимися силами и средствами, создание достаточно мощного резерва медицинских частей и учреждений в распоряжении начальников военно-санитарных управлений фронтов и правильное его использование обеспечивали успешное решение всех задач. Как правило, вынос (вывоз) раненых с поля боя и оказание им первой медицинской помощи осуществлялись в крайне сжатые сроки. В ходе Берлинской операции на полковые медицинские пункты поступило 74,5 процента всех раненых в первые четыре часа после ранения. Некоторые категории раненых, и прежде всего тяжелораненые, оперировались в основном на дивизионных медицинских пунктах. На 3-м Белорусском фронте в Восточно-Прусской операции раненных в грудь с проникающими ранениями и открытым пневмотораксом на дивизионных медицинских пунктах было оперировано 93,8 процента, без открытого пневмоторакса — 73,7, раненных в живот с проникающими ранениями — 76,8, раненных в бедро с повреждениями кости — 94,2 процента408. Наряду с этим заметно улучшилась организация специализированной медицинской помощи. В лечебных учреждениях армейских и фронтовых госпитальных баз она оказывалась в ранние сроки, что повышало ее эффективность и обеспечивало высокие результаты лечения. Значительно повысилась ее дифференциация. В госпитальных базах армий специализированная медицинская помощь оказывалась раненым и больным по 10–12, в госпитальных базах фронта — по 20–24 профилям.

Повысились квалификация и практический опыт всего медицинского состава, его подготовленность к работе в трудных условиях обстановки, умение успешно решать сложные масштабные задачи организации и осуществления медицинского обеспечения крупных наступательных операций.

Четкая и эффективная организация работы медицинской службы в годы Великой Отечественной войны позволила достичь высоких результатов в лечении раненых и больных. Медицинская служба 1-го Украинского фронта, например, только за первое полугодие 1944 г. возвратила в строй свыше 286 тыс. раненых и больных воинов. Этого личного состава было достаточно для укомплектования почти 50 дивизий того времени. Медицинская служба 2-го Украинского фронта за последние два года войны вернула в войска 1 055 тыс. воинов409.

Военно-медицинская служба возвратила в строй за годы минувшей войны 72,3 процента раненых и 90,6 процента больных. На протяжении всей войны личный состав Советских Вооруженных Сил был надежно защищен от массовых эпидемий — неизбежного и страшного спутника прошлых войн. Столь высоких результатов в медицинском обеспечении войск действующей армии не удавалось достичь ни одной армии капиталистических стран как в ходе второй мировой войны, так и в предыдущих войнах.

В сложных и трудных условиях приходилось действовать военным медикам — на переднем крае под огнем противника, в партизанских отрядах, в осажденных городах, в штурмовых группах и десантных отрядах, на Крайнем Севере, в горах Кавказа и на Карпатах, в лесисто-болотистой и пустынной местности. И всюду военные медики умело и самоотверженно выполняли свой благородный и гуманный долг. Множество примеров высокого мужества и героизма, проявленного военными медиками, хранит история Великой Отечественной войны.

В бою под селом Вербовье Запорожской области санинструктор 907-го стрелкового полка 244-й стрелковой дивизии В. Гнаровская, защищая раненых, ожидавших эвакуации в тыл, от прорвавшихся фашистов, подорвала связкой гранат вражеский танк и ценой своей жизни спасла раненых. Ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

При форсировании Керченского пролива и захвате плацдарма на Керченском полуострове в числе первых высадился на побережье в районе Эльтигена старшина медицинской службы С. Абдуллаев. Под сильным огнем противника он оказывал медицинскую помощь раненым и выносил их в укрытие. Защищая раненых от наседавшего врага, в рукопашной схватке уничтожил пять фашистов, но и сам был тяжело ранен. Старшине медицинской службы С. Абдуллаеву присвоено звание Героя Советского Союза. Летом 1944 г. он погиб смертью храбрых.

Полным кавалером ордена Славы стал санитарный инструктор танковой части В. Гапонов. Особое мужество и бесстрашие проявил Гапонов при форсировании Вислы. Он вытащил из горящих танков 27 раненых, вынес их с поля боя и оказал первую медицинскую помощь. Подобных примеров можно привести очень много.

Массовый героизм военных медиков, их самоотверженный труд был высоко оценен Коммунистической партией и Советским правительством. 44 медицинских работника удостоены звания Героя Советского Союза, более 115 тыс. награждены орденами и медалями, из них орденом Ленина — 285 человек.

Успешно справиться со сложными и трудными проблемами организации и осуществления медицинского обеспечения войск действующей армии в годы Великой Отечественной войны удалось прежде всего благодаря тому, что военно-медицинская служба Советской Армии опиралась в своей работе на передовые научные принципы. В годы войны ею была успешно реализована научно обоснованная эффективная система этапного лечения раненых и больных в сочетании с эвакуацией по медицинским показаниям. В ходе войны были выработаны целесообразные организационные формы, методы и способы лечебно-эвакуационного, санитарно-гигиенического и противоэпидемического обеспечения войск действующей армии. Высокий научный уровень лечебно-эвакуационных мероприятий, глубокий анализ и обобщение опыта работы медицинской службы в различных условиях обстановки, применение наиболее передовых и эффективных методов лечения, стремление к широкому использованию новейших достижений медицинской науки и практики способствовали постоянному повышению уровня медицинского обеспечения войск.

Успешные результаты деятельности военно-медицинской службы в годы войны были обеспечены также и тем, что она располагала опытными, высокоподготовленными, беззаветно преданными Коммунистической партии и социалистической Родине медицинскими кадрами. В действующей армии, на многочисленных фронтах вместе с рядовыми врачами работали крупнейшие ученые, известные всей стране специалисты. Среди личного состава военно-медицинской службы в годы войны было 4 академика, 22 заслуженных деятеля наук, 275 профессоров, 308 докторов наук, 558 доцентов и 2000 кандидатов наук410. Высокой профессиональной подготовкой отличались также войсковые врачи и специалисты лечебных учреждений. Большую роль в подготовке военно-медицинских кадров в предвоенные годы и в годы войны сыграла Военно-медицинская академия имени С. М. Кирова и другие учебные заведения.

Талантливыми, умелыми руководителями медицинской службы и организаторами медицинского обеспечения войск действующей армии проявили себя в годы войны многие офицеры и генералы медицинской службы, возглавлявшие деятельность личного состава органов управления, медицинских частей и учреждений. Им принадлежит немалая заслуга в эффективной организации и успешном осуществлении медицинского обеспечения войск фронтов в ряде крупных оборонительных и особенно наступательных операций советских войск. Не случайно многие из этих генералов и офицеров были награждены полководческими орденами, в том числе М. Н. Ахутин, А. Я. Барабанов, Е. И. Смирнов, Н. Н. Еланский и другие. Н. Н. Бурденко, Ю. Ю. Джанелидзе, Л. А. Орбели было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Военно-медицинская служба в годы войны в своей повседневной деятельности опиралась на всемерную помощь и поддержку Центрального Комитета Коммунистической партии, Государственного Комитета Обороны, Советского правительства, Ставки Верховного Главнокомандования, командования Тыла Советской Армии, всего советского народа. В оказании помощи военным медикам, в уходе за ранеными и больными участвовало свыше 25 тыс. санитарных дружинниц и около 200 тыс. активисток, подготовленных организациями Красного Креста и Красного Полумесяца. В период войны в стране было 5,5 млн. доноров. Они дали фронту свыше 1,7 млн. литров крови и помогли спасти жизнь тысячам раненых воинов411.

В годы Великой Отечественной войны личный состав медицинской службы успешно справился со своими задачами, внес достойный вклад в дело победы над врагом. Он приобрел бесценный опыт организации и осуществления медицинского обеспечения войск действующей армии.

http://www.oboznik.ru/?p=11529


Qui quaerit, reperit
 
Авиация СГВ » МЕМОРИАЛЫ И ЗАХОРОНЕНИЯ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ » ПОИСК ПО ВСЕМ СТРАНАМ » Общая информация » Медицинское обеспечение в годы Великой Отечественной войны
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2019
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика