Авиация СГВ
Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск Лента RSS

  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Модератор форума: Томик, Viktor7  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Лагеря XVII военного округа Германии ( Wien ) » Stalag XVII A Kaisersteinbruch » Stalag XVII A Kaisersteinbruch (Austria ( Австрия))
Stalag XVII A Kaisersteinbruch
ГеннадийДата: Вторник, 27 Марта 2018, 12.31.00 | Сообщение # 211
Группа: Эксперт
Сообщений: 24790
Статус: Отсутствует
Цитата Барыга ()
Попытался в переводчик этот текст забить,
но что-то не то он переводит.
А где этих погибших смотреть по дате?
Нашел только это: RAB = з Reihenabwurfautomat
автоматический серийный бомбосбрасыватель.

Совсем нет. RAB=Reichsautobahn. "Автомобильные дороги рейха".


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
БарыгаДата: Пятница, 18 Мая 2018, 17.44.08 | Сообщение # 212
Группа: Поиск
Сообщений: 8
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий_ ()
Совсем нет. RAB=Reichsautobahn. "Автомобильные дороги рейха".


Вот даже как. Сказывается незнание немецкого языка. Спасибо!
 
mar270966Дата: Понедельник, 18 Июня 2018, 17.13.21 | Сообщение # 213
Группа: Поиск
Сообщений: 2
Статус: Отсутствует
Александр большое спасибо, что так быстро Вы нашли где захоронен мой дедушка.
А теперь подскажите как можно попасть на магилу дедушки и хотя бы положить
родную земельку и цветы. Какие документы для этого надо собрать?
 
mar270966Дата: Понедельник, 18 Июня 2018, 17.13.31 | Сообщение # 214
Группа: Поиск
Сообщений: 2
Статус: Отсутствует
Александр, я ищу своего деда вот его данные, которые нашла

Фамилия: Чернев
Имя: Федор
Отчество: Трофимович
Дата рождения/Возраст: __.__.1905
Место рождения: Куйбышевская обл., Утевский р-н, с. Дмитриевка
Дата и место призыва: 14.08.1941 Утевский РВК, Куйбышевская обл., Утевский р-н
Воинское звание: красноармеец
Причина выбытия: пропал без вести
Дата выбытия: __.10.1941
Название источника донесения: ЦАМО
Номер фонда источника информации: 58
Номер описи источника информации: 18004
Номер дела источника информации: 820
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=60025015

Фамилия: Чернеев
Имя: Федор
Отчество: Трофимович
Дата рождения/Возраст: 05.05.1905
Место рождения: Куйбышевская обл.
Дата пленения: 27.08.1941
Место пленения: Васильки
Лагерь: шталаг VIII F (318)
Лагерный номер: 17341
Судьба: Погиб в плену
Воинское звание: красноармеец|рядовой
Дата смерти: 24.11.1941
Первичное место захоронения: Кайзерштайнбрух
Название источника донесения: ЦАМО
Номер фонда источника информации: 58
Номер описи источника информации: 977520
Номер дела источника информации: 1748
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300153723

Хочу узнать где захоронен и как попал в плен...
 
НазаровДата: Понедельник, 18 Июня 2018, 17.13.41 | Сообщение # 215
Группа: Модератор
Сообщений: 24528
Статус: Отсутствует
mar270966,
кр-ц Чернев Ф.Т. погиб и похоронен в Австрии



тема Мемориала Кайзерштайнбрух
на форуме здесь:
http://www.sgvavia.ru/forum/342-7480-1
Stalag XVII A Kaisersteinbruch
тема на форуме здесь:
http://www.sgvavia.ru/forum/787-535-1


г.Славгород-2,в\ч 69711 1974-76 осень
Николай Викторович
 
СаняДата: Понедельник, 18 Июня 2018, 17.20.26 | Сообщение # 216
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Цитата mar270966 ()
Хочу узнать где захоронен и как попал в плен...

Где захоронен написано в теме по шталагу Кайзерштайнбрух
А в плен попал в составе 786 стрелкового полка у населенного пункта Васильки.

Васильки, деревня

Васильки́ — деревня в Смоленской области России, в Ельнинском районе. Население – 19 жителей (2007 год)[1]. Расположено в юго-восточной части области в 2,5 км к юго-востоку от города Ельня, южнее железной дороги Смоленск — Сухиничи. Входит в состав Ельнинского городского поселения.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Васильки_(Смоленская_область)



Qui quaerit, reperit
 
vvs2058Дата: Суббота, 05 Января 2019, 21.13.20 | Сообщение # 217
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Доброго времени суток, уважаемые!

Сегодня наконец-то удалось разыскать данные о своем двоюродном дедушке, пропавшем на фронте:

Фамилия Планкиевич
Имя Даниил
Отчество Петрович
Дата рождения/Возраст 19.12.1904
Место рождения Краснодарский край
Дата пленения 10.10.1943
Место пленения Мелитополь
Лагерь шталаг XVII A
Лагерный номер 161061
Судьба Погиб в плену
Воинское звание ст. сержант
Дата смерти 27.06.1944
Первичное место захоронения Кайзерштайнбрух
Название источника донесения ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 2618

https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300392827

Хочу отметить, что настоящая фамилия моего двоюродного дедушки Планкевич, девичья фамилия его матери Музелева и родился он в станице Камышеватская, Краснодарского края. В этих графах немцы записали его данные с ошибками. В остальном все верно.
Из карточки военнопленного я понял, что он попал в плен 10.10.1943 под Мелитополем, в лагерь поступил раненным, но дату поступления в этот лагерь я не обнаружил.
Не понял причину смерти и где захоронен мой двоюродный дедушка.

Пожалуйста, помогите уточнить. И есть ли еще какая возможность получить какую-нибудь дополнительную информацию о нем, или эта карточка - все, что осталось от человека?

Буду очень благодарен за ответ.


Сообщение отредактировал vvs2058 - Воскресенье, 06 Января 2019, 11.17.31
 
Tatjana4799Дата: Суббота, 05 Января 2019, 21.34.02 | Сообщение # 218
Группа: Эксперт
Сообщений: 1148
Статус: Отсутствует
Цитата vvs2058 ()
Фамилия Планкиевич
Имя Даниил
Отчество Петрович


Здравствуйте. Немного вам отвечу, уважаемые коллеги дополнят.

Причина смерти туберкулёз лёгких, в карточке написано TBC. Кладбище, где похоронен ваш двоюродный дедушка http://www.sgvavia.ru/forum/787-535-125639-16-1306858719

В ОБД, по одному донесению - пропал без вести, по другому, ошибочному - погиб.
Фамилия Планкевич
Имя Даниил
Отчество Петрович
Дата рождения/Возраст __.__.1904
Место рождения Краснодарский край, Камышеватский р-н
Дата и место призыва Камышеватский РВК, Краснодарский край, Камышеватский р-н
Последнее место службы 353 сд
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 28.10.1941
Место выбытия Ростовская обл.
Название источника донесения ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 1199
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=51867756

Планкевич
Имя Данил
Отчество Петрович
Дата рождения/Возраст __.__.1904
Место рождения Краснодарский край, Камышеватский р-н
Дата и место призыва Камышеватский РВК, Краснодарский край, Камышеватский р-н
Последнее место службы 221 сд
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия убит
Дата выбытия 14.10.1943
Название источника донесения ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18001
Номер дела источника информации 1005
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=55391875

Служил в 625 сп, 221 сд.




https://pamyat-naroda.ru/documen....:drugie


Сообщение отредактировал Tatjana4799 - Суббота, 05 Января 2019, 22.30.22
 
vvs2058Дата: Воскресенье, 06 Января 2019, 00.28.54 | Сообщение # 219
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Tatjana4799, спасибо Вам большое за информацию.
Правда, вопросов не убавилось: согласно записи в карточке военнопленного, Даниил Петрович Планкевич был пленен 10.10.1943 г. под Мелитополем, в лагерь попал раненым и в то же время в журнале БД 625 сп отмечается, что с 5.00 29.09.1943 полк сдал свои позиции частям 118 сд, отведен во вторую линию и до 12.10.1943 в соприкосновение с противником не вступал.

Каким образом попал в плен 10.10.1943 года Даниил Петрович Планкевич и почему он оказался в списках безвозвратных потерь 625 сп за 14.10.1943 года - непонятно.
 
Tatjana4799Дата: Воскресенье, 06 Января 2019, 00.54.50 | Сообщение # 220
Группа: Эксперт
Сообщений: 1148
Статус: Отсутствует
Цитата vvs2058 ()
Каким образом попал в плен 10.10.1943 года Даниил Петрович Планкевич и почему он оказался в списках безвозвратных потерь 625 сп за 14.10.1943 года - непонятно.


Варианты могут быть самые разные. Гипотетически, был ранен (факт), направлен в медсанбат, по дороге пленён? Был ранен, сослуживцы увидели окровавленного, возможно без сознания, решили, что убит, доложили. Не всегда удавалось захоронить раненых, иногда оставались на поле боя. Ранен, упал в воронку, увидели, и т.п. Это только предположения, думаю, узнать невозможно. ЖБД не всегда заполнялись в тот же день, часто, это происходило значительно позже. Это касается и потерь, как бы подытожены. Поищите ещё журналы, может найдёте интересней. Я вам первое, что нашла выложила.
 
vvs2058Дата: Воскресенье, 06 Января 2019, 09.44.21 | Сообщение # 221
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Цитата Tatjana4799 ()
Поищите ещё журналы, может найдёте интересней. Я вам первое, что нашла выложила.


Спасибо, нашел еще один журнал БД - в принципе, все то же самое: "передали позиции, отведены во второй эшелон, в столкновение с противником не вступали". Видимо, как все было на самом деле, мне уже не узнать.
А как узнать, когда мой двоюродный дедушка прибыл в лагерь XVII-A?
 
Tatjana4799Дата: Воскресенье, 06 Января 2019, 12.15.04 | Сообщение # 222
Группа: Эксперт
Сообщений: 1148
Статус: Отсутствует
Цитата vvs2058 ()
А как узнать, когда мой двоюродный дедушка прибыл в лагерь XVII-A?


Напишите запрос
Русскоязычная форма запроса ВАСт

https://www.dd-wast.de/de/sovetskie-voennoplennye/forma-formular.html

Укажите правильное и как в карточке написание фио. Возможно, у них есть транзитные и лазаретные карточки.

Немного о самодоставке раненых. Из докладной записки Суркова.

Архивный документ военных лет - докладная записка в ЦК ВКП(б), датированная концом марта 1943 года.

«Буквально НА СОТНИ километров от места происходящих боев прифронтовые дороги забиваются вереницами идущих в одиночку и группами раненых, ищущих места, где бы сделали перевязку, накормили, включили в организованный поток эвакуации.
Идут люди с перебитыми руками и ключицами, ковыляют раненые в ноги, едва влача свои ослабленные потерей крови тела. Шофёры тысяч проносящихся мимо них порожняком автомашин, несмотря на жалобные, стонущие просьбы, за редким исключением, не притормозят, ни посадят..."


Сообщение отредактировал Tatjana4799 - Воскресенье, 06 Января 2019, 12.31.18
 
vvs2058Дата: Воскресенье, 06 Января 2019, 13.40.34 | Сообщение # 223
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Цитата Tatjana4799 ()
Напишите запрос


Большое спасибо за ссылку, запрос отправил, а как долго немцы их рассматривают и отвечают?

По ситуации с пленением: конечно же, я тоже считаю, что мой двоюродный дедушка не по своей воле раненый попал в плен, а по какому-то трагическому стечению обстоятельств. Тем более для него трагическому, что он уже пропадал без вести в октябре 1941 года, прошел проверку и вернулся в строй. К тому же, еще и вступил в кандидаты в члены ВКП(б).


Сообщение отредактировал vvs2058 - Воскресенье, 06 Января 2019, 13.42.43
 
Tatjana4799Дата: Воскресенье, 06 Января 2019, 13.58.50 | Сообщение # 224
Группа: Эксперт
Сообщений: 1148
Статус: Отсутствует
Цитата vvs2058 ()
как долго немцы их рассматривают и отвечают?


В лучшем случае через 3 месяца, в общем, до 6 месяцев. Крайне редко - дольше.

Скорее всего, донесение 353 сд о пропаже без вести, было в связи с ранением.Тоже, можно проверить, написав в СПб. После ранения (предполагаю) его могли перевести в 221 сд. Это только догадки.

филиал Центрального архива Министерства

обороны Российской Федерации (военно-медицинских документов)!

Все запросы направлять ТОЛЬКО ПОЧТОЙ по адресу: 191180, г. Санкт-Петербург, Лазаретный пер., д. 2
 
vvs2058Дата: Воскресенье, 06 Января 2019, 15.58.00 | Сообщение # 225
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Цитата Tatjana4799 ()
Скорее всего, донесение 353 сд о пропаже без вести, было в связи с ранением.Тоже, можно проверить, написав в СПб. После ранения (предполагаю) его могли перевести в 221 сд. Это только догадки.


Судя по записям в журнале БД 1145 стрелкового Ейского полка 353 сд за 28.10.1941 года бой был крайне тяжелый с серьезными потерями. Думается, что он был ранен или контужен и его или подобрали местные жители, или же сам спустя какое-то время вышел к своим. А там, после проверки и лечения, он был направлен в другую часть.

 
vvs2058Дата: Вторник, 08 Января 2019, 11.20.35 | Сообщение # 226
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Подскажите пожалуйста, а что за цифровая линейка по верхнему краю карточки военнопленного с выделенной цифрой 13 и цветной полоской?

https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300392827
 
СаняДата: Вторник, 08 Января 2019, 14.14.49 | Сообщение # 227
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
vvs2058,
Цитата vvs2058 ()
Подскажите пожалуйста, а что за цифровая линейка по верхнему краю карточки военнопленного с выделенной цифрой 13 и цветной полоской?

По версии многих исследователей это линейка для обозначения рабочих профессий.


Qui quaerit, reperit
 
БарыгаДата: Пятница, 25 Января 2019, 17.19.49 | Сообщение # 228
Группа: Поиск
Сообщений: 8
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
У Вас в роду какой цвет волос у мужиков, если не секрет?
Русый?


Да, в основном русые.
 
СаняДата: Суббота, 26 Января 2019, 11.32.32 | Сообщение # 229
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Барыга,
Цитата Барыга ()

Да, в основном русые.


Немцы написали цвет волос, как блондин. Но это скорее всего они так светлорусых определяли.
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300061352&p=1


Qui quaerit, reperit
 
Сергей1968Дата: Четверг, 14 Февраля 2019, 13.35.09 | Сообщение # 230
Группа: Поиск
Сообщений: 38
Статус: Отсутствует
Добрый день всем участникам форума. Помогите разобраться в вопросе. Почему в Шталаге XVII A осенью-зимой 1944 года присваивались номера советским военнопленным, которые были пленены начиная с 1941 года?

Например номера 158 тысячи присваивались прибывшим в лагерь в сентябре-октябре 1944. В ОБД 76 записей по 158* , но даты пленения с 1941 года по сентябрь 1944. Такая ситуация и с ближайшими тысячными 157, 159 и т.д.

Это перерегистрация, регистрация доставленных после побегов без жетонов или чего еще? 2 или 3 года без регистрации военнопленные не могли же быть.

Фамилия Овчинников
Имя Степан
Отчество Емельянович
Дата рождения/Возраст 25.07.1893
Дата пленения 14.08.1942
Место пленения Нижняя
Лагерь шталаг XVII A
Лагерный номер 158328
Судьба Погиб в плену
Воинское звание красноармеец|рядовой
Дата смерти 16.12.1944

https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300928176

Фамилия Хлыстов
Имя Борис
Отчество Александрович
Дата рождения/Возраст 19.06.1916
Место рождения Горький
Дата пленения 04.11.1941
Место пленения Можайск
Лагерь шталаг XVII A
Лагерный номер 158132
Судьба попал в плен
Последнее место службы пех.
Воинское звание лейтенант

https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272224273

Фамилия Куц
Имя Матвей
Отчество Николаевич
Дата рождения/Возраст 15.02.1891
Место рождения Краснодарский край, Удобная
Дата пленения 13.01.1943
Место пленения Удобная
Лагерь шталаг XVII A
Лагерный номер 158145
Судьба погиб в плену
Воинское звание лейтенант
Дата смерти 01.01.1945

https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272063456

Фамилия Беленко
Имя Михаил
Отчество Федорович
Дата рождения/Возраст 01.11.1908
Место рождения Октябрьск
Дата пленения 02.07.1944
Место пленения Яссы
Лагерь шталаг XVII A
Лагерный номер 158287
Судьба попал в плен
Последнее место службы 252 танк.
Воинское звание ст. лейтенант

https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272031520


Сообщение отредактировал Сергей1968 - Четверг, 14 Февраля 2019, 13.58.18
 
СаняДата: Пятница, 15 Февраля 2019, 19.31.28 | Сообщение # 231
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Сергей1968,
Ввезенных в Рейх немцы вообще предпочитали перерегистрировать.


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 07 Апреля 2019, 18.54.08 | Сообщение # 232
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Кайзерштейнбрух

Непоправимое случилось: нас отвозили дальше и дальше от советской границы. Опять в тех же вагонах для перевозки скота. Мы с трудом поднимались по чьей-нибудь спине и по очереди с любопытством смотрели через колючую проволоку нате места, которые проезжали. На пути Бухарест и Плоешти — здесь мы уже бывали. Пошли незнакомые города — Брашов, Сибиу, Клуж. Ехали через Карпаты, поросшие лесом. Красиво. Горы местами почти отвесные. Много туннелей. В ущельях — неширокие быстрые речки. Снег повсеместно стаял.

И надо же вновь состояться встрече двух железнодорожных составов, как это было в октябре 1941 года, — воинского и арестантского. Оба эшелона остановились опять один напротив другого. Воинский шел из Франции на Восточный фронт. Такие же платформы, забитые артиллерийскими орудиями и тягачами. Все было таким же, кроме сам их солдат. Среди них больше не было веселья; они сидели на передках орудий хмурые, подавленные и тихо пиликали что-то грустное на губных гармониках; они не кривлялись, рож не корчили, кулаками не грозили. Эти уже не рвались на совсем уже не победную войну, они начинали понимать ее суть, а прошло не более полугода, для нас — уже пол года. С другой стороны, мы сознавали, что за такое настроение немецких солдат отдали свои жизни многие тысячи наших под Москвой, Ленинградом, Тихвином и Ростовом…

Дальше на нашем пути Венгрия — сказочная страна. Запомнилась красочная «попугайная» форма жандармов на станциях и вокзалах. Необычайно красивые Буда и Пешт, мост через Дунай, знаменитая гора Геллерт — все это мы видели впервые.

Везли нас около недели. Мы проехали 700 километров по Румынии, 430 по Венгрии, 30 по Австрии. Под конец пути мы опять были еле живые, и Европа уже не смотрелась.

Высадились в 30 километрах от стыка трех европейских границ: австрийской, чехословацкой и венгерской. Наше новое пристанище — стационарный лагерь военнопленных «Шталаг 17-А» в местечке Кайзерштейнбрух, в 40 километрах к юго-востоку от столицы Австрии — Вены. Охрану лагеря несли войска вермахта — резервисты. Так случилось, что, пробыв в этом лагере с пол года, я не смог узнать ни размеров лагеря, ни расположения бараков… Знал только, что часть лагеря занимали бараки французских военнопленных. Наши иногда прорывались к проволочным ограждениям их половины лагеря, и тогда французы делились с русскими, чем могли, — они получали из дома продуктовые посылки. Питались французские военнопленные и содержались несравненно лучше нас.

На первых порах нас поместили в барак, где находились ребята из бывшей команды пильщиков. Увидев нас с Мишкой, они удивились не меньше нашего и стали загадочно улыбаться. Когда объятия и вздохи закончились, друзья хором потребовали:

— Димка, пляши, а то не получишь…

Я не поверил глазам: в руках у Коли Литвина неожиданно появились мои фотографии, которые я давно считал безвозвратно утерянными. Бывает же так! В другой стране, за 1200 километров, через полтора месяца дорогие мне фотографии вернулись! Хотел было сплясать, но не получилось — совсем ослабел. Ребята пожалели и вручили фотокарточки так.

Миша радовался вместе со мной, искрился счастьем товарища, а главное — был прощен за содействие в утере фотографий. Карточка Вани Кучеренко так же вернулась ко мне.

Радость встречи со старыми друзьями была недолгой. Нас с Мишей забрали из общего и поместили в специальный изолированный барак, отделенный от лагеря колючей проволокой, который назывался: «штрафной барак № 11». В нем мы с Мишей досиживали свой срок за побег из Будешти.

В нем я и пробыл практически все время, что находился в лагере 17-А. Сперва сидел за побег, а потом — за новые проступки. Поэтому я и не видел лагеря, сосредоточившегося для меня в одном штрафном бараке. Находясь в нем, мы не могли общаться с лагерем.

Удивились, узнав о том, что в этом лагере за побег пороли. Мы чудом избежали этой участи, поскольку бежали не отсюда. Из штрафного барака через проволоку мы наблюдали, как пороли одного русского. Весьма противная и унизительная сцена. А ведь проштрафившийся мог быть и командиром! Как же мы допускали над собой подобное действо? Или мы уже нелюди? Да, это так: мы — военнопленные! Позднее мы узнали имя того, кто порол своего. Его звали Николаем. Больше я его в лагере не видел. Такие люди, к счастью, быстро исчезали из вида. На моей памяти остались только двое, у которых рука поднялась на своих: «Бессараб» в лагере Яссы и вот теперь — Николай. Я рад, что мне за все время плена такие субъекты встретились лишь дважды, да и то на расстоянии. В противном случае я мог и не уцелеть — горячим и невыдержанным бывал порой…

Не успели мы с Михаилом привыкнуть к специфическим условиям штрафного барака, как на этот раз я серьезно заболел. В лагере Будешти мне удалось избежать сыпного тифа, а здесь, в Австрии, эта болезнь наконец настигла меня. Возможно, я подорвал остаток жизненных сил в зимнем побеге. У меня началась горячка, температура подскочила выше 40 °C, и я впал в забытье. Не знаю, где Мишка и градусник сумел достать — вроде ребята у французов позаимствовали. Что только не предпринимал Мишка, чтобы облегчить мое состояние, но тщетно. Мне становилось все хуже, и в сознание я не приходил. Впоследствии мне ребята рассказывали, как Миша упросил унтер-офицера, шефа штрафного барака, разрешить стащить меня в санитарный барак, находившийся неподалеку. В нем лежало много таких, как я. Лечить было нечем и некому. Как всегда в таких случаях, больные просто лежали на нарах и ждали конца. У кого организм сумеет победить болезнь, тот придет в сознание и останется жить, у кого не сможет — тот погибнет.

Говорили, будто старшим лицом в санитарном бараке был врач из военнопленных, вроде из Смоленска. Мишка накрутил ему, что я тоже смоленский, и просил не выкидывать меня в ров раньше времени:

— Он обязательно должен поправиться. Я в это верю…

Поместив меня в санитарный барак, Мишка через несколько дней покинул лагерь — его затолкали в рабочую команду. В те дни в лагере усиленно комплектовались такие группы из военнопленных, которые почти ежедневно отправлялись в разные концы Австрии на работу. Братва мигом сориентировалась и в этом вопросе: если требовались 100–200 человек, то все разбегались и хоть палками загоняй — никто не хотел туда, так как это наверняка на шахту или куда-то в этом роде; если же требуются 5–10 человек, то желающих хоть отбавляй.

Мишка был пронырой в хорошем смысле слова, и ему удалось, не досидев положенного срока в штрафном бараке, попасть на сельхозработы. Позднее кто-то сообщил мне — это было уже в мае, — что он успешно работает трактористом. Я всегда не переставал восхищаться Мишкиным упорством, умением не растеряться в любой обстановке, его жизнерадостностью и оптимизмом, наконец. Он никогда не унывал и сохранял твердость духа. Когда мы с ним расстались, я нередко потом в трудных ситуациях спрашивал себя: «А как бы поступил в этом случае Мишка?» — и всегда находил ответ.

Попасть в хорошую команду Мишке помог унтер-офицер штрафного барака. О нем следует сказать пару добрых слов. Он благоволил к нам, штрафникам, и своими, малозаметными для стороннего наблюдателя, действиями помогал нам, как мог. Он ко всем относился ровно, почти дружелюбно, тщательно скрывая свою симпатию к нам. Он и мне дважды помог в то лето, намекая:

— Твой друг просил за тебя… — Досужие языки говорили, будто Мишка то ли часы ему загнал, то ли сапоги подарил, но я такой информацией не располагаю. Вот таким был и остался в моей памяти Мишка…

А пока я продолжал лежать в лазарете и остался жить на этот раз лишь благодаря стараниям Миши Петрова-Теряева. Без его помощи мне не выжить тогда, в апреле 1942 года. Конечно, меня не лечили. Слава Господу, что не выкинули в ров, пока я не подавал признаков жизни. Пробыв без сознания более десяти дней, я начал понемногу приходить в себя. Научился сам вставать и передвигаться, держась руками за стенку. Обнаружил, что волосы на голове повылезали, и я превратился в ходячий скелет. Вскоре я уже мог сидеть на приступочке крыльца барака и греться на майском солнышке. Жизнь возвращалась, силы восстанавливались. В середине мая я оказался годен для включения в рабочую команду. Такой случай не замедлил представиться: требовалось около десяти человек. Так я попал в свою первую настоящую рабочую бригаду.

Нас повезли на пассажирском поезде в обычном вагоне.

Меня ожидала работа на табачной фабрике в городе Хейнбург-ам-Донау, расположенном в 30 километрах к северу от лагеря в живописном месте на самом берегу Дуная. На другой стороне реки находились Чехословакия и город Братислава.

Я включился в разгрузку барж, приходивших из Болгарии скипами табачных листьев. Мы таскали тюки с причала во двор фабрики, а затем при помощи ленточного транспортера подавали их на второй этаж — в цехи. Австрийские рабочие, работавшие на фабрике, относились к нам доброжелательной всегда делились едой, принесенной из дома.

Жили мы в специальном помещении казарменного типа, где стояли двухъярусные нары. Нас — 80 человек, все в прошлом кадровые солдаты и сержанты, мои одногодки. Близко познакомиться и подружиться я успел за пару дней только с одним из них, с которым рядом спали. Это был Вася Турбин, сержант погранвойск.

При желании на этой фабрике можно было работать и работать: работа сносная, отношение к нам хорошее, с питанием тоже все в порядке — мы не были избалованы ни до плена, ни в плену. Не зря унтер-офицер советовал мне идти в эту рабочую команду. Конечно, он неплохо знал фабрику.

Но, видно, я не очень стремился потрудиться во славу Третьего рейха, так как пробыл на фабрике весьма короткое время.

По вечерам, после работы, мы обычно валялись на нарах и делились воспоминаниями: кто где служил, кто где воевал, как попал в плен и все такое. Интересы и взгляды у всех одинаковые, и мы на фабрике — как одна большая семья, хоть сразу роту комплектуй! Нов семье не без урода: на нашу беду в команде оказался и совсем чуждый нам человек по фамилии Белка. Он был намного старше нас, родом из левого Приднестровья, и у нас с ним сразу стали возникать конфликты. Например, он как-то ошарашил нас таким заявлением:

— Мой сын самолично политрука застрелил… — такое мы услышали впервые за полгода плена и крепко задумались.

Белка мгновенно почувствовал наше враждебное отношение к нему, и все закончилось необычайно просто. На пятый день моей работы на фабрике арестовали шесть человек и поместили в бетонный бункер под лестницей — как это было знакомо! В эти шесть человек попали: Вася Турбин, ветеринарный врач — старший лейтенант, еще трое и я. Белка назвал нас организаторами задуманной акции, включавшей в себя, по его словам, поджог фабрики, расправу с ним, верным слугой фюрера, и побег. Все это несусветная чушь. Поджигать фабрику мы, естественно, не собирались, но гарантировать Белке личную безопасность во время работы в цехе возле транспортера — не могли. Он мгновенно уловил смертельную опасность и решил напасть первым. Выходило, кто первым гавкнул, тот и прав.

Отсидев в бункере три дня без еды, мы были доставлены в лагерь 17-А и помещены в ставший для меня родным — штрафной барак № 11.

Начинался июнь 1942 года. Через несколько дней мы узнали, что специально для нас в лагерь вызван следователь гестапо, и скоро нас поволокут к нему на расправу. Тогда мы слишком мало знали о гестапо, а точнее — ничего не знали. Когда-то что-то читали, но в памяти ничего не сохранилось. Сами же пока не имели «счастья» узнать, что это такое. Теперь это нам предстояло и ничего хорошего не предвещало.

На допрос повели сразу всех шестерых, посадили на скамейку в коридоре и велели входить по очереди. Первым в кабинет втолкнули Васю Турбина. Пробыв там какое-то время, он вернулся. Следующим был я.

Не успев ничего спросить у Васи, я вошел к следователю. За столом сидел человек, как это ни странно, очень похожий на моего отца. Бывают же такие совпадения! Широкоплечий, крупный мужчина, полный, широколицый, и возраст за 50. В тем ном гражданском костюме, в белой рубашке с галстуком. Лицо на удивление вполне человеческое, а не звериное, как я ожидал встретить у сотрудника гестапо. И все же такое, наверное, бывает только в сказках. Что оказалось? Передо мной сидел настоящий русский человек, да еще и земляк. Его фамилия была Борисов. Он — эмигрант. До революции жил на Петроградской стороне в доме на углу Широкой улицы — теперь улицы Ленина — и Большого проспекта, то есть недалеко от моего дома. Ко всему он окончил Петербургский университет в 1911 году, а мой отец в 1913, хотя и был старше Борисова.

Все это выяснилось в самом начале разговора, который никак не походил на допрос. Вначале Борисов предложил мне рассказать, как обстояли дела на фронте в 1941 году и почему Красная армия не сдержала натиск немцев. Борисов знал, что после разгрома немецких дивизий под Москвой в декабре 1941 года последовал очередной разгром наших армий под Харьковом в 1942 году, то есть совсем недавно. Борисова интересовали все подробности приграничных сражений до мельчайших деталей. Я понял, что Вася Турбин, попавший в плен в первые дни войны, не мог ответить на эти вопросы Борисова, который не удовлетворялся поверхностным объяснением причин. Для меня беседа явилась первым серьезным экзаменом на способность к логическому и абстрактному мышлению, к анализу происходящих событий и явлений. Это было не просто. Натрепать ерунды можно без труда, а удовлетворить не праздный интерес сведущего и эрудированного человека намного сложнее. В противном случае собеседник просто прекратил бы беседу, увидев, что имеет дело с недалеким человеком. Многому я и сам научился за время разговора. Политинформации в роте до войны было куда легче проводить, чем просвещать опытного сотрудника гестапо. А Борисов копал все глубже и глубже, не подозревая, что ровно через год в другом месте и совершенно с другим человеком у меня состоится аналогичная беседа. Только тогда оттого, как я сумею ответить на те же самые вопросы, будет зависеть моя жизнь. На этот разя справился с задачей, как смог.

Со стороны наша беседа выглядела как разговор учителя с учеником: ровно, спокойно, взаимно выдержанно и доверительно. Казалось, Борисов вполне удовлетворен моими ответами, и я сумел вселить ему надежду на обязательную победу наших. Я подчеркиваю: не моих, а наших!

Надо сказать, что всех честных людей Европы, благоволивших к нашей социалистической стране, в том числе многих русских эмигрантов, до боли в сердце беспокоил один вопрос: чем объяснить неудачи Красной армии в 1941 году и в мае 1942 года под Харьковом? Когда советские войска перестанут отступать? Что случилось с Россией? Или ей действительно не совладать с гитлеровской военной машиной? Судьбы многих из тех, кто переживал наши неудачи на фронте, зависели от исхода войны, и таких я много встречал на своем пути. Борисова это вряд ли касалось. Похоже, он преуспевал в Германии, но его подноготная была мне не известна.

Зато я точно знаю, что немцы никогда не испытывали доверия ни к бывшим белогвардейцам, ни к коммунистам, попавшим в плен и предлагавшим свои услуги. Были и такие — о них речь впереди. Ни одному русскому немцы не верили до конца, отчетливо сознавая, что в какой-то момент бывший русский захочет снова стать русским и пошлет своих благодетелей далеко-далеко. Хорошо известно, что даже генерал-лейтенанту А. А. Власову Гитлер не доверял и побаивался его.

И только в конце нашей задушевной беседы на военную тематику Борисов поинтересовался, что произошло на фабрике. Я и это объяснил ему, ничего не скрывая. Ответом он остался доволен и тепло попрощался со мной, попросив о беседе никому не рассказывать. Я это обещал. Борисов предупредил, что остальным заходить к нему не надо — ему все ясно. Я вернулся к ребятам, которые извелись в ожидании, и сказал:

— Вы не нужны, я за вас отработал. — Они не знали, о чем и подумать: мы с Борисовым проговорили полтора часа. На вопросы о содержании беседы я отвечал шуточками.

Нас отвели в штрафной барак, где предстояло отсидеть по два месяца каждому в наказание за содеянное на фабрике. Это правило Борисов отменить не мог, да и ни к чему — посидим как миленькие. Он сам был «под колпаком», и ему незачем было навлекать на себя подозрение немцев: настоящее гестапо шуток не признавало. Так благополучно окончилось мое первое и последнее знакомство с русским гестаповцем. Побольше бы таких!

Через некоторое время Борисов выехал на табачную фабрику, поговорил с военнопленными, с самим Белкой, после чего тот был отправлен в другое место, а ребята на фабрике вздохнули свободно…

В конце июня в лагере и в штрафном бараке появились новенькие, попавшие в плен в боях под Харьковом в мае 1942 года. Среди них мое внимание привлек ростовчанин Петя Шестаков, старший лейтенант. Мы с ним крепко подружились, и до конца плена наши пути-дороги неоднократно пересекались.

Петя много рассказывал мне про харьковское окружение. По его словам, эта катастрофа выглядела посерьезней, чем наши потери в приграничных боях: у нас это длилось два-три месяца, а у них все случилось за несколько дней. Результат тот же — полный разгром. Не годился тогда Сталин в полководцы. Вина за харьковское окружение лежит всецело на нем…

Еще я познакомился со старшим лейтенантом, Героем Советского Союза, летчиком, грузином по национальности. Он много рассказывал нам о фронте, собирался бежать при первом удобном случае, но пробыл у нас недолго — был отправлен в офицерский лагерь. Фамилию его я не запомнил.

Понемногу проходило лето, а в штрафном бараке не видать ни неба, ни солнца, неслышно пения птиц — они избегали невеселого места.

Но разные сведения, хотя и с запозданием, до нас доходили. Так, узнали, что старший сын Сталина Яков находится в плену и отец отказался от предложения немецкой стороны о его обмене. Мы восприняли это нормально, помня о непреклонности Тараса Бульбы в отношении сына Андрея.

Наконец мой срок отсидки в бараке № 11 кончился, и в конце августа меня перевели в общий лагерь.

В первые сентябрьские дни состоялся «невольничий рынок»: в лагерь приехали крестьяне за работниками. Они щупали наши жидкие мускулы, осматривали зубы, интересовались, кто из нас умеет пахать, ухаживать за скотом и т. д. Мне невольно вспомнились прочитанные в детстве книжки о работорговле. Я врал, как только мог, а унтер-офицер не моргнув глазом засвидетельствовал мои великие способности в сельском хозяйстве. Всего отобрали пять человек, в том числе меня, и повезли на новое место работы.

В лагерь 17-А я больше не вернулся.

Левинский Дмитрий Константинович
Мы из сорок первого… Воспоминания

https://biography.wikireading.ru/179288


Qui quaerit, reperit
 
amarkinaДата: Среда, 10 Июля 2019, 09.50.31 | Сообщение # 233
Группа: Поиск
Сообщений: 2
Статус: Отсутствует
Всем привет!

Мой прадед погиб в лагере Stalag 17A в Кайзерштайнбрухе, и я с дочками была в месте захоронения 6 июля этого года. Хочу поделиться с вами информацией о том, что мы в итоге поставили точку на гугл-картах, потому что мы очень долго искали мемориал, в деревушке Кайзерштайнбрух никто особо не знал, что нам требуется, либо отправляли непосредственно на территорию лагеря, который, конечно же, закрыт и совсем не то место. В итоге мы нашли это место случайно, по подсказке двух парней, которые гуляли с собакой в лесу. Теперь место можно найти по названию Memorial Kaisersteinbruch:

легко найти по названию Memorial Kaisersteinbruch.

Также добавила свежие фото.
 
amarkinaДата: Среда, 10 Июля 2019, 09.53.36 | Сообщение # 234
Группа: Поиск
Сообщений: 2
Статус: Отсутствует
Со своей стороны у меня вопрос - можно ли как-то определить точное место захоронения прадеда? Я видела на территории мемориала несколько индивидуальный могил, в том числе и один относительно свежий крест с отдельным именем, а на одном из общих надгробий была отдельная табличка с фамилией, что предполагает, что хоть и братское захоронение, но точно в этом месте было захоронение. Также некоторые надгробные камни на территории мемориала уже предполагаеют, что там будет указано несколько фамилий, а на некоторых видно, что надписи стерты - столбики слов.

Сообщение отредактировал amarkina - Среда, 10 Июля 2019, 09.53.53
 
СаняДата: Среда, 10 Июля 2019, 20.11.51 | Сообщение # 235
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
amarkina,
Доброго вечера!

Цитата amarkina ()
Также добавила свежие фото.

Что помешало показать фотографии у нас на форуме?


Qui quaerit, reperit
 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Лагеря XVII военного округа Германии ( Wien ) » Stalag XVII A Kaisersteinbruch » Stalag XVII A Kaisersteinbruch (Austria ( Австрия))
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2019
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика