Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск

  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Фадлан, doc_by, Viktor7, Назаров  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Лагеря и лазареты на территории Украины » Stalag 338 Kriwoj Rog (Кривой Рог (Украина))
Stalag 338 Kriwoj Rog
СаняДата: Среда, 27 Октября 2010, 15.37.38 | Сообщение # 1
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Stalag 338 Kriwoj Rog


Криво́й Рог — город в Днепропетровской области Украины. Административный центр Криворожского городского совета и Криворожского района, в состав которого не входит.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Кривой_Рог





Фотография сделана в г. Кривой Рог, сентябрь 1941 г.

Фотограф: Ланге (Lange).


Фотография взята здесь



Фотография сделана 15 сентября 1941 года.
Фотохроника ТАСС.
Источник: РГАКФД.


Фотография взята здесь


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Суббота, 28 Января 2012, 16.05.28 | Сообщение # 2
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует


Stalag (Stammlager) - Лагерь для военнопленных солдат и сержантов размещался на территории воинской части (это были старые конюшни) и частично на территории завода. Кривой Рог был освобожден 22 февраля 1944 г. войсками 3-го Украинского фронта в ходе Никопольско-Криворожской операции. Конюшни в которых находились военнопленные не сохранились, остались только кирпичные фундаменты.



Лагерь всегда был переполнен пленными и периодически фашисты водили их на отстрел. К склону горы, где и было место растрела, многие пленные не доходили. Голод и ранения забирал все силы, и пленные пройти 2 км не могли. Один массовый расстрел произошел на пол пути. Сейчас на этом месте установили памятник.



На плите есть фамилии погибших (Абийдулин Т.И, Бердешев И.А, Бендибердин С.А, Виселов П.М, Губенко М.С, Кожен С.И, Мищенко И.С, Серый В.М, Шаюхин П.И), но это не весь список, только тех кого удалось вспомнить. На склоне где расстреливали пленных тоже установлен памятный знак.



Информациявзята здесь


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Пятница, 03 Февраля 2012, 22.41.12 | Сообщение # 3
Группа: Модератор
Сообщений: 25813
Статус: Отсутствует
http://militera.lib.ru/memo/russian/dolnikov/07.html

"Еще при выезде с аэродрома по придорожным указателям я понял, что меня везут в Кривой Рог. Как и Каховка, Кривой Рог оказался унылым, грязным, сильно разрушенным городом, забитым фашистскими войсками.

Машина остановилась перед большими черными воротами, которые долго не открывались. Вправо и влево от ворот тянулись заграждения из колючей проволоки в три ряда, а подальше, за заграждениями, виднелись какие-то склады. Наконец ворота открылись, мы въехали и остановились у одного из складов. Снова втолкнули в помещение — грубо, с окриками, как бездомного пса. Я упал на цементный пол.

Темновато, но вдали по углам и вдоль стен можно [87] было различить силуэты людей. Вдруг среди полной тишины начали раздаваться с разных мест возгласы:

— Ну что, стерва большевистская, попался!

— На кого работаешь, сталинский сокол?

— Небось продался, сука?..

Сначала я никак не мог понять, куда и зачем меня привезли. Но потом чувство страха начало подсказывать, что живым отсюда не выйти — бросили, видимо, к предателям. Молча стоял в нерешительности: что делать? И вдруг в этой тягостной, напряженной обстановке раздались совсем другие голоса:

— Ну ладно, браток. Ты кто, с какого фронта?

— Сколько дней, как взяли? Какие новости? Далеко ли наши?

И тут же подошли несколько человек, здороваясь, провели в центр помещения. Извинились за встречу. Объяснили, что это проверка, испытание перед такими же военнопленными, как я. Увидев Крещука, я окончательно убедился, что здесь свои, и кратко рассказал о себе, о том, как попал к немцам.

Фамилию свою я решил скрыть, назвался Соколовым Григорием, как говорил везде и всем с первого дня плена. Услышав это, Крещук тут же тихо спросил:

— Ты что же, и перед своими фамилию скрываешь?

— Видишь ли, Ивановых и Соколовых на Руси много, моя же фамилия редкая. У немцев я прохожу как Соколов, так пусть и среди своих пока буду Соколовым.

— Да, но я о тебе уже рассказал, не мог не рассказать. Ведь нас вместе везли, — внес ясность Крещук.

Тут к нам подошел уже немолодой человек высокого роста, стройный, со шрамом на лице.

— Что вы тут шепчетесь, однополчане? — спросил и представился: — Я Степан Иванович Иванов, капитан. Будем знакомы.

— А мы вот встретились... — хотел было замять тему разговора Крещук.

— Видим, что встретились. Только конспираторы из вас плохие. Уж если врать, то в одну ноздрю, а то не поймешь, кто же среди нас — Соколов или Дольников? — спокойно резюмировал Иванов.

— Кому надо — разберутся, — запальчиво отвечал я.

— А ты молодой, да строптивый больно. Они-то уж разберутся, а наша задача, чтобы как раз и не разобрались. [88] Для фашистов рты должны быть на крепком замке, — поучительным тоном подчеркнул Иванов.

В это время все вокруг засуетились. Оказалось, принесли обед. Он состоял из двух блюд: на первое — суп, на второе — чай. Нет слов, чтобы выразить, как сильно мне хотелось есть. Но даже при этом меня едва не стошнило, когда в железную миску налили какой-то темной жижи, в которой плавали несколько белых червей.

— Что же это делается, братцы? — возмутился я громко.

— Э, да ты, новичок, видать, не совсем еще голодный! Выкинь эту тварь из миски и хлебай супчик, — спокойно посоветовал мне сидевший рядом и уже успевший съесть свою порцию похлебки здоровенный пилот с пышной черной шевелюрой — младший лейтенант Николай Мусиенко.

И все же, как ни хотелось есть, в тот день суп я не съел. На второе в эту же миску налили черпак чая, или, как его чаще называли, кофе — какую-то непонятную жидкость. Вместо хлеба нам подали жмых. Все это делилось поровну.

После такого вот обеда Николай Мусиенко пригласил меня на свободное место, рядом с ним. На цементном полу вдоль стен была набросана солома, на которой и устраивали свои постели военнопленные. К вечеру я уже многое знал о рядом лежавших людях, которые рассказали мне все, что знали сами, о нашем лагере.

Лагерь этот немцы создали совсем недавно специально для советских летчиков. Режим здесь был строгий. Помещение, где мы располагались, по-видимому, до войны служило складом: широкие массивные двери, цементный пол, маленькие под самой крышей окна. Небольшая территория лагеря была ограждена колючей проволокой в три ряда. Рассказывали, что до нас здесь было несколько попыток бегства ночью под проволоку, но оказалось, что через нее пропущен электрический ток, и все попытки бежать окончились гибелью пленных.

Распорядок дня был однообразным. Три раза в день под усиленной охраной эсэсовцев выводили небольшими группами в туалет. Утром и вечером давали по черпаку чая, днем еще и суп. При такой пище постепенно терялись физические силы. Просили выводить на работу, как других военнопленных, рассчитывая, что тогда будет проще организовать побег. Но ответ получали один и тот же:

— Летчик есть интеллигент и работать не должен. На [89] работе русский летчик будет драп-драп и его надо много охранять!

Действительно, всего несколько дней назад из нашего лагеря поездом отправили в Германию группу пилотов, которые, по слухам, разбежались в пути. Поэтому всех остальных якобы решили отправлять в Германию пешком под конвоем, что и подтвердилось в дальнейшем.

Несмотря на жесткие, изнурительные условия, жизнь в лагере постепенно стала организовываться. Сначала среди отдельных товарищей, затем среди небольших групп и, наконец, между всеми военнопленными установилось полное доверие. Как-то само собой получилось, что руководителем нашим оказался Степан Иванов, и внешний вид, и воинское звание, и рассуждения которого внушали уважение. Конечно же каждого в отдельности и всех вместе волновал вопрос, как вырваться из плена, причем как можно быстрее, пока еще есть силы и пока мы на родной земле. Всем было ясно, что впоследствии сделать это будет гораздо сложнее.

Через несколько дней состоялось общее собрание нашей группы военнопленных, на котором было решено избрать для организации побега оргкомитет. В него вошли семь человек: Степан Иванов, Николай Мусиенко, Василий Скробов, Павел Кулик, Николай Васильев, Петр Крючков и я.

Кандидатуру каждого тщательно изучали, заслушивали его подробную автобиографию, после чего избираемый заверял общее собрание в честном и добросовестном выполнении поручений собрания и оргкомитета. Затем происходило открытое голосование.

На отдельном совещании оргкомитет избрал председателя. Им стал Степан Иванов, опытный летчик-истребитель, храбро воевавший еще в небе Испании, за что был награжден двумя орденами Красного Знамени, рассудительный, смелый, требовательный к себе и к другим.

Николай Мусиенко, молодой летчик-штурмовик, был командиром знаменитого Ил-2. Крепко сложенный, находчивый, веселый, Николай сразу полюбился нам всем. Василий Скробов и Павел Кулик — оба морские летчики. Николай Васильев, ничем не приметный с виду, представился капитаном, летчиком-истребителем. Молчаливый Петр Крючков не помню уж на каких самолетах летал, но всегда и во всем соглашался с большинством. Меня товарищи по несчастью характеризовали как молодого, постоянно [90] конфликтующего с охраной, но надежного и преданного человека. Такой вот получился оргкомитет по побегу из плена.

Ежедневно мы собирались и решали различные вопросы повседневной нашей жизни: очередность разлива и получения чая и похлебки, очередность выходящих в туалет, очередность ухода за ранеными (таких у нас было несколько), распределение мест отдыха... Главной же проблемой, ежедневно обсуждаемой, оставался вопрос о побеге.

Предлагались и прорабатывались множество вариантов, но, когда дело доходило до осуществления задуманного, всегда что-то мешало: или чего-то не хватало, или вариант оказывался нереальным. Было и так, что в ответ на наши приготовления немецкая охрана предпринимала контрмеры. Создавалось впечатление, что о наших планах гитлеровцы каким-то образом узнавали.

Все наиболее важные решения оргкомитета подлежало утверждать на общем собрании. Но из состава комитета была создана партийная группа из трех коммунистов, и решения этой тройки были обязательны не только для всей семерки комитетчиков, но и для общего собрания. В целях конспирации о составе тройки никто не знал — решения ее до всех доводил Степан Иванов.

Помню одно из таких решений — обязательное ежедневное пение советских патриотических песен. Цель этого мероприятия — показать, что мы живем и боремся, любим свою Родину и ненавидим врага. К таким песням, как «Катюша», «Синий платочек», «Темная ночь», немецкая охрана относилась спокойно. Но стоило пропеть «Закаляйся, как сталь» или что-нибудь другое, созвучное имени «Сталин», как гитлеровская охрана врывалась в помещение и с дикой руганью, с автоматными очередями в потолок требовала прекратить всякое пение. В случае неповиновения нас били прикладами или резиновыми плетями...

Вскоре все мы обовшивели. Говорят, где горе, там и вши. Но мы крепились, старались не отчаиваться. Случайно в группе оказалось две или три колоды карт: играли в «дурака», в «девятку», научились в преферанс. Игры эти проходили азартно, в громких спорах, что вызывало повышенный интерес со стороны охраны. И немцы по двое, по трое заходили к нам и, подсев к играющим, наблюдали за ними. Было решено отучить их от ненужных визитов. [91]

И вот в очередной раз, когда два рыжих, особенно ненавистных охранника пристроились к играющим, штурман Виктор, стоя сзади них, в считанные секунды набросал каждому за шиворот не менее десятка вшей.

Вначале немцы остервенело почесывались. Но затем догадались, в чем дело.

— Партизан! Шайзе!

— Русиш швайн! — дико кричали охранники, хватаясь за автоматы.

«Дружеские» визиты к нам прекратились.

А в середине октября к нам прибыло пополнение. Пленный назвался лейтенантом Чулковым, рассказал, что он летчик-бомбардировщик, сбит зениткой неделю назад в Крыму. Экипаж погиб, а он чудом уцелел, не получив даже царапины. Рыжий веселый лейтенант как-то быстро завоевал наше доверие, смело предъявлял он претензии к охране, нередко получая при этом оплеухи, чем укрепил общие симпатии к себе. На допросы его возили почему-то чаще других, откуда он возвращался и докладывал Степану Иванову, что незаметно для немцев говорил с русскими девушками, работавшими уборщицами при штабе, что они имеют якобы связь с подпольем и обещали помочь нам организовать побег.

Чулкова приглашали на закрытые совещания оргкомитета, где он активно поддерживал или сам предлагал варианты побега. Один из них заключался в следующем. Глубокой ночью, ближе к рассвету, вылезти через единственное не закрытое железной решеткой окошко, расположенное у самой крыши, затем перерезать колючую проволоку, пользуясь резиновыми перчатками и специальными ножницами, которые обещал достать Чулков, и таким образом выбраться из лагеря. Потом местное подполье должно было встретить нас и помочь скрыться.

План прост и, казалось, легко осуществим. Готовились мы с большой надеждой на успех. Назначили уже день и час побега — о нем знали только члены оргкомитета. И вдруг накануне побега на наше заветное окошко немцы поставили с наружной стороны мощную железную решетку, укрепили они решетки и на других окнах. Мы были поражены, недоумевали: так скрытно готовились, и вот...

Во второй половине октября в бараке набралось уже более 50 человек. Последние прибывшие товарищи рассказывали о мощном наступлении советских войск на всех фронтах, в частности на криворожском направлении. До [92] нас все чаще доносилась отдаленная артиллерийская канонада. Изменилось и поведение охранников — они стали злее. А усилившееся движение отступавшей немецкой армии по дорогам, близким к лагерю, мы слышали сами и каждую минуту ждали отправки в Германию, втайне надеясь на чудо. Надеялись, что город быстро захватят наши войска или высадится большой десант, что партизаны перейдут в наступление и освободят нас. Но чуда не произошло...

В ночь на 23 октября мы не спали. Артиллерийская канонада и даже пулеметные очереди, не говоря уже о рокоте авиационных моторов, казались нам необычайно близкими. Сквозь зарешеченные окна у самой крыши мы наблюдали яркие вспышки разноцветных пулеметных трасс. По небу блуждали лучи прожекторов. Все невольно столпились у дверей, считая, что наши совсем рядом, и ожидая мощного русского «ура». От волнения перехватывало горло, мы обнимались. Кто-то предложил расшатать и сломать дверь, так как охрана, судя по всему, уже разбежалась.

Но о нас не забыли. Еще до рассвета куда-то внезапно увели Чулкова. Утром мы услышали за дверями шум машин и характерную немецкую речь. Двери открылись, и нам было приказано подобрать себе одежду в куче сваленного тряпья, привезенного на машинах. Там была поношенная французская, румынская, итальянская военная форма. Я отыскал среди этого тряпья добротные шерстяные штаны темного цвета и еще довольно крепкую шелковую зеленую рубашку румынского производства. Прихватил и синюю французскую шинель.

Нас торопили. Охрана бегала по лагерю, суетилась, бестолково натыкаясь друг на друга. Но вот ворота открылись, въехала черная закрытая машина, из нее вышли несколько щеголевато одетых фашистских офицеров, среди которых мы с превеликим удивлением узнали Чулкова. Он надменно стоял в наполеоновской позе, держа одну руку на раскрытой кобуре. В другой дымилась сигарета. Кто-то из наших кинулся было в сторону Чулкова, но охранники тут же загородили предателя.

— До встречи в великой Германии, господа советские летчики! — пятясь к машине, с ехидством крикнул он и скрылся в ней вместе с приехавшими офицерами.

Теперь нам стало ясно, почему провалились все наши [93] планы побега. Оказывается, фашисты охраняли не только с помощью колючей проволоки и решеток на окнах...

Построив и окружив со всех сторон усиленной охраной, нас повели на запад. Дороги были забиты отступавшими войсками, техникой. Позади совсем близко слышалась трескотня пулеметов и автоматов. Над нами прошли несколько групп самолетов на запад — наши... Невольная горечь охватывала сердце.

Мы шли вместе со смешанными колоннами отступавших фашистов — дорога разбита, липкая грязь, идти трудно. Как только оказались за пределами города, все движение остановилось, в том числе и наша колонна. Впереди крики, невообразимый шум. Несколько наших товарищей, немного знавших немецкий язык, поняли, что где-то в авангарде прямо посередине дороги с буксируемого прицепа сполз бронетранспортер. Старший колонны потребовал от старшего по сопровождению и охране, чтобы мы, военнопленные летчики, помогли поставить бронетранспортер на прицеп. После долгих препирательств нас повели в обход колонн к сползшему бронетранспортеру и поставили вокруг него плотно, одного к другому. По команде мы должны были толкать наполовину съехавшую с платформы бронемашину на прежнее место.

Гитлеровец что-то отчаянно командовал, мы в свою очередь отчаянно толкали бронетранспортер — только не вперед, а назад. Фашисты заметили нашу махинацию, и каждому достался удар прикладом автомата. Но после этого, поняв, что толку от пленных не будет, злобно крича и свирепо работая кулаками, немцы отогнали нас в сторону, пересчитали и повели по обочине дороги дальше на запад. Шли мы уже несколько часов подряд. Голодные, обессиленные, передвигались молча. Раненный в руки Щербаков и обгоревший Вернигора постоянно отставали. Немцы предупредили, что, если дальше они идти не смогут, их пристрелят. По очереди мы помогали нашим товарищам. А идти с каждым шагом становилось все труднее.

И вот в эти тягостные минуты кто-то запел:

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор...

Это был популярный марш летчиков. Все сразу как-то приободрились, подтянулись и дружно подхватили:

Все выше, и выше, и выше... [94]

Немцы-охранники, а их, как мы подсчитали, было 28 человек, ошалело смотрели на нас, не зная, что предпринять."


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Суббота, 04 Февраля 2012, 00.23.47 | Сообщение # 4
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Геннадий_,
У летчиков скорее всего было отделение в лагере свое и их там было не очень много.
Нет фамилий в ОБД погибших в лагере,правда он и существовал год,но все же...


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Суббота, 04 Февраля 2012, 01.21.17 | Сообщение # 5
Группа: Модератор
Сообщений: 25813
Статус: Отсутствует
Quote (Саня)
Нет фамилий в ОБД погибших в лагере

Это ни о чем не говорит, кроме плохой сохранности документов, я думаю. Достаточно "выстроить по ранжиру", сколько карт этого шталага введено операторами в ОБД и сравнить с максимальным номером регистрации. Тогда будет картина. Не думаю, что в этом шталаге был санаторий.
По шталагу 363 Холодная Гора ещё хуже - вообще ни одной карты регистрации, лишь записи на обороте об этапе оттуда.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Суббота, 04 Февраля 2012, 01.33.46 | Сообщение # 6
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Геннадий_,
Понимаю,но кроме могилы расстрелянных в городе нет больше захоронений пленных,да и расстрелянные по плену не проходят,видимо еще были не оформленные.


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Суббота, 04 Февраля 2012, 01.40.22 | Сообщение # 7
Группа: Модератор
Сообщений: 25813
Статус: Отсутствует
Саня, остается предположить, что:
а) раненых и больных там не было;
б) кормили всех пленных "на убой";
в) умирали все в рабочих командах ВНЕ города.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Суббота, 04 Февраля 2012, 01.53.26 | Сообщение # 8
Группа: Модератор
Сообщений: 25813
Статус: Отсутствует
Поищем-ка, что за рабочая команда:
Номер записи 300476809
Фамилия Филин
Имя Михаил
Отчество Васильевич
Дата рождения 17.12.1920
Место рождения Уфимская обл.
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 9799
Дата пленения 16.05.1942
Место пленения Керчь
Лагерь шталаг 338
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 26.10.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 2939
http://obd-memorial.ru/Image2....396ddc8
http://obd-memorial.ru/Image2....11d36eb


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Суббота, 04 Февраля 2012, 01.57.50 | Сообщение # 9
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Геннадий_,
Quote (Геннадий_)
Саня, остается предположить, что:
а) раненых и больных там не было;
б) кормили всех пленных "на убой";
в) умирали все в рабочих командах ВНЕ города.

Так не бывает по общей статистике!Скорее лагерь выполнял функцию транзитного ,а для постоянного состава пленных были рабочие команды,или лагеря по тем же шахтам или умирали в лазарете,который был где то в другом населенном пункте.


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Суббота, 04 Февраля 2012, 02.06.26 | Сообщение # 10
Группа: Модератор
Сообщений: 25813
Статус: Отсутствует
Quote (Геннадий_)
Поищем-ка, что за рабочая команда

Вот нашёл: село Новоюльевка (как в карте пленного)
http://ukrainica.org.ua/ukr/projects/dnipropetrovska/2477
Новоюльевка (укр. Новоюлівка) — село, Новоюльевский сельский совет, Софиевский район, Днепропетровская область, Украина.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Суббота, 04 Февраля 2012, 02.14.02 | Сообщение # 11
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Геннадий_,
Филин 3.09.42 отправлен из лазарета в лагерь.Прибыл в лагерь 16.09.42 далее умер 26.10.42
Должно быть в Кривом Роге захоронение!


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 09 Марта 2012, 00.14.56 | Сообщение # 12
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Интересную карточку Тамара нашла,в ней и лагерь 338 и лагерь Днепро и люфтваффе батальон :

Номер записи 300725783
Фамилия Рыбинский
Имя Максим
Отчество Степанович
Дата рождения __.__.1896
Место рождения Тамбовская обл., Лысогорский
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 217
Дата пленения 22.07.1942
Место пленения Ростов
Лагерь стройбат Луфтваффе 107
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 10.02.1945
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 1747

http://obd-memorial.ru/Image2....d3d8278

http://obd-memorial.ru/Image2....85fb7c6









Qui quaerit, reperit
 
ГостьДата: Воскресенье, 08 Апреля 2012, 18.50.46 | Сообщение # 13
Группа: Прохожий





Здравствуйте Саня.Вы пишите,что лагерь 338 находился в Кривом Роге до февраля 1943 года,но ГСС генерал-полковник долников Г.У. попал в него после 30 сентября 1943 года,значит лагерь еще был?
 
СаняДата: Воскресенье, 08 Апреля 2012, 22.34.37 | Сообщение # 14
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Гость,
А где на Дольникова документ можно посмотреть с датами?


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Воскресенье, 08 Апреля 2012, 23.43.33 | Сообщение # 15
Группа: Модератор
Сообщений: 25813
Статус: Отсутствует
Номер записи 555261463
Фамилия Дольников
Имя Григорий
Отчество Устинович
Дата рождения __.__.1921
Место рождения Белорусская ССР, Могилевская обл., Горецкий р-н, Панкратовский с/с, д. Сахаровка
Последнее место службы 100 Гв. ИАП 9 Гв. ИАД
Воинское звание гв. мл. лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 30.09.1943
Источники информации ЦАМО
http://obd-memorial.ru/Image2....41f5f11
Номер записи 74697557
Фамилия Дольников
Имя Григорий
Отчество Устинович
Дата рождения __.__.1921
Последнее место службы 100 Гв. истр. ав. полк 9 Гв. истр. ав. див.
Воинское звание мл. лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 30.09.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 71
http://obd-memorial.ru/Image2....6975f50

Quote (Гость)
ГСС генерал-полковник долников Г.У.

Гость,
у Вас есть информация о его побеге из плена (кроме той, что описана в книге)?


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГостьДата: Пятница, 04 Мая 2012, 19.17.32 | Сообщение # 16
Группа: Прохожий





ГСС генерал-майор авиации Дольников Г.У. в 1970 году командовал группой советских ВВС в Египте.
 
Oksana6565Дата: Суббота, 02 Февраля 2013, 16.29.49 | Сообщение # 17
Группа: Поиск
Сообщений: 2
Статус: Отсутствует
Александр, откуда у Вас данные о памятниках??? Мемориал "Скорбящая мать" установлен погибшим которые шли на освобождение военнопленных.
 
СаняДата: Суббота, 02 Февраля 2013, 16.58.29 | Сообщение # 18
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Oksana6565,
Там же ссылка есть.
Делитесь своими данными,что имеете!


Qui quaerit, reperit
 
Oksana6565Дата: Суббота, 02 Февраля 2013, 21.46.31 | Сообщение # 19
Группа: Поиск
Сообщений: 2
Статус: Отсутствует
В лютому 1944 року тут ховали загиблих воїнів, які йшли визволяти в’язнів концтабору №338, та натрапили на велике угруповання фашистських військ, що базувалися на території мікрорайону цегельного заводу.
В цьому місці річка затиснута кручами та виходом скельних порід, тому переправлятися через Інгулець було дуже важко, враховуючи те, що фашисти зустрічали кулеметним вогнем. В цій братській могилі поховано 37 чоловік. І тільки 9 імен відомі.
При співпраці нашого волонтерів школи з керівниками воєнно-патріотичного об’єднання «Пошук», що діє на базі Міжрегіонального центру перепідготовки військовослужбовців, стало відомо, що під час того бою загинули більше двохсот радянських воїнів, імена яких з’ясовується ще й до сьогодні.
У 1956 році над братською могилою піднялася тумба з цегли. Роки йшли, пам’ятник був частково зруйнований часом. З ініціативи мешканців Центрально-Міського району почалася підготовка до реконструкції пам ятника. Проект виконав скульптор К. Козловський. В 1994 році пам’ятник прийняв зовсім інший вигляд. Над прахом в скорботі схилилася жінка. Скільки таких як вона війна зробила вдовами, матерями, навіки втративши своїх дітей.
Коли ми приходимо до цього місця, низько вклоняємося пам яті загиблих воїнів, які віддали своє життя визволяючи наше місто від фашистської окупації.


Сообщение отредактировал Oksana6565 - Суббота, 02 Февраля 2013, 21.49.28
 
СаняДата: Суббота, 18 Мая 2013, 13.13.56 | Сообщение # 20
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
В лагере Кривого Рога (Украина), где я оказался в ноябре 1941 года, было около 12 тыс. пленных и гражданских лиц.

Рацион был рассчитан так, чтобы самый сильный человек умер в течение 1-1,5 месяца. За сутки умирали по 120-150 человек.

Из каменного сарая без окон и дверей, пол которого был залит замершими испражнениями, мертвецов выносили так называемые лагерные санитары (как теперь говорят у нас, лица кавказской национальности) и грузили на телегу в ящик (без дна и крыши). Чтобы мертвецов уложить поплотнее, один из санитаров забирался на телегу и ломом перебивал мертвецам руки и ноги. Мертвецов сваливали в противотанковый ров голыми. „Хлопцы, куды вы мэнэ вэзэтэ“ - раздался с телеги слабый голос. У „хлопцев“ под шапкой волосы встали дыбом. И было от чего. На телеге, на мертвецах, сидел голый, на морозе оживший мертвец. Я спросил санитара: „И куда Вы его дели?“ „Куда, куда... - ответил тот, - свалили в ров вместе с другими мертвецами“.

Вот это страшно, господа.

Страшнее собственной смерти.

В марте-апреле 1942 года Криворожский лагерь военнопленных ликвидировался. Из тысяч – в живых, ходячих и ползающих, осталось две-три сотни.

Перед расформированием был проведен „медосмотр“. Дядя в офицерской форме с накинутым на плечи белым халатом сидел у окна в длинной узкой комнате, похожей на мышеловку. „Осматриваемый“, обнаженный по пояс, входил в эту комнату и останавливался у порога в центре круга, начерченного мелом. До врача было метра 3-4. Он задал мне один единственный вопрос: „Балной?“ Признать себя больным означало подписать собственноручно смертный приговор. Поэтому я поспешно сказал: „Nein, nein! Ich bin gesund, ganz gesund!“ Хотя на здорового человека был похож крайне мало. Я представлял собой скелет, обтянутый иссиня-желтой кожей, изъеденной вшами.

В Германии

Через какое-то время нас, „здоровых людей“, в телячьих вагонах повезли в Германию. Ехали мы долго. Стояли в тупиках. Мимо нас катили какие-то бочки, на огромной скорости проносились составы, на платформах которых под брезентом стояли танки, пушки, самоходки.

Наконец, на какой-то станции открылись двери вагонов, и я услышал команду: „Rus, raus!“ Ну, значит, приехали.

До лагеря шли пешком. Видя, что мы разучились ходить, конвоиры делали частые привалы.

В лагере мы смыли остатки криворожской грязи. Нас одели в латанное-перелатанное нижнее и верхнее белье, но чистое, пахнущее свежестью. На ужин дали по куску черного хлеба, сдобренного древесными опилками. Больше нигде и никогда я не ел такого вкусного хлеба.

В лагере приезжали „покупатели“. Один оказался оптовым. Сразу взял 200 человек. Ему были нужны термисты, токари, слесари, сверловщики, фрезеровщики, шлифовальщики и т.д. для работы на заводе „Süd-Deutsche Bremsen“ (г. Мюнхен).


Платонов, Евгений Михайлович
Россия
Владимирская область
Июнь-август 2010 г.
http://www.kontakte-kontakty.de/russisch/pismasowwoenplen.htm


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 30 Декабря 2013, 14.31.57 | Сообщение # 21
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Протокол допроса М. Назина,
рядового 217 го стрелкового полка 80 й гвардейской стрелковой дивизии,
в отделе контрразведки «Смерш» спецлагеря № 048

Вопрос: Каким образом вы попали в плен к противнику?

Ответ: Будучи в 80-й гвар. стр. див. в 217-м полку, я в числе 15 человек, вооруженных автоматами и винтовками, был послан в разведку в хутор Вотненский. Ночью, когда мы подошли к передовой линии противника, меня с одним бойцом ком. разведки послал в немецкий блиндаж для захвата «языка». Когда мы подползли к блиндажу и были в 10 метрах, противник открыл огонь и стал пускать ракеты, в силу чего мы стали ползти назад, но нас немецкие солдаты окружили и забрали в плен. Сопротивления мы никакого не оказали, так как их было много с автоматами, а у меня была винтовка, у товарища был автомат, но он тоже не стрелял. Это было 5/I-1944 г.

^ Вопрос: Что последовало с Вами, когда забрали в плен Вас немцы?

Ответ: Нас привели в штаб немецкой части; вернее, меня привели одного, так как товарищ мой оказался убитым. Когда завели меня в комнату, немецкий переводчик предложил мне сесть. Я сел на скамью метра полтора от стола, за которым сидел немецкий офицер. В комнате были кроме переводчика и офицера еще человека 2 солдат, которые меня привели. Офицер через переводчика спросил у меня: «В какой [воевали] части, какой дивизии, полку, какая численность части, какое вооружение, сколько танков, орудий, пулеметов и людей?» На эти вопросы я ответил, в какой [служил] части; на остальные вопросы ответил, что я этого не знаю. Мои показания офицер записал. Мне [их] не читали, расписываться не давали. Других вопросов не задавали, допрашивали меня минут 10-15. После допроса с конвоиром посадили в грузовую автомашину и привезли в ст. Долинская на сборный пункт. Со сборного пункта дней через 8-9 отправили в город Кривой Рог, где вселили в лагерь военнопленных. Это было 15/I 1944 г.

^ Вопрос: Вы следствию говорите неправду. Почему у Вас на допросах не спрашивали Вашу фамилию и имя?

Ответ: Нет. Я говорю следствию только правду. На допросе [у] меня никто фамилии и имя не спрашивал, а также не спрашивал и моих других биографических данных.

^ Вопрос: Сколько содержались в лагере в/пленных и чем занимались?

Ответ: В г. Кривой Рог вселили в лагерь меня 15/I 1944 г., где я был до марта 1944 г. Я ничем не занимался и на работу не ходил; другие ходили, но мало. Занятий никаких с нами не проводили. В марте месяце немцы стали отступать. Меня в числе 100 человек взяли из лагеря в немецкий рабочий батальон, в котором я был с марта по 23/VIII-1944 г.

^ Вопрос: Где вы были с этим батальоном, чем занимались и участвовали ли в боях?

Ответ: С этим батальоном я был в разных населенных пунктах оккупированной территории. Строили дороги, мосты, копали окопы и противотанковые рвы. Все время находились от передовой линии километров [в] 10-15. В боях против Красной Армии наш батальон, в том числе и я, не участвовал, оружия у нас никакого не было. Было нас 100 человек и над нами была охрана человек десять немецких солдат, вооруженных автоматами и винтовками. По мере приближения фронта я отступил с этим батальоном до Бессарабии. В Бессарабии при отступлении через лес ночью 23/VIII-1944 г. я попросился остановиться. Воспользовавшись темнотой ночи и дождем, я убежал и спрятался в лесу, где пробыл до вечера. А вечером 24/VIII 1944 г. вышел из леса и пошел к приближающейся линии фронта Красной Армии. Так как перестрелка была через ту местность, где я находился, т.е. снаряды перелетали, и я находился между линиями фронтов. Прошел я с полкилометра и встретился с частями Красной Армии. Меня направили в контрразведку, откуда на сборный пункт. [Дальше я] шел за линией фронта до гор. Русе (Болгария), откуда [был] направлен в гор. Шахты в с/л 048, куда прибыл 3/XI-1944 года.
http://rudocs.exdat.com/docs/index-354404.html?page=76


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 07 Февраля 2014, 00.26.46 | Сообщение # 22
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Был в шталаге 338, отправлен в Герлитц 16.10.42

Фамилия Козицкий
Имя Александр
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст 27.01.1915
Место рождения Житомирская обл., Станишевский Порог
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=301162090&page=2


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Вторник, 29 Июля 2014, 22.56.00 | Сообщение # 23
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Захоронение 173 жертв "Stalag 338 Kriwoj Rog"



http://reibert.info/threads.....442582


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Среда, 30 Июля 2014, 19.00.30 | Сообщение # 24
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Цитата Аркадий1946 ()
Эти показания считаю близкими к достоверными: есть ПК, согласно которым 07.02.44г. пленных переводили из шталага 338 в шталаг 367

Кривой Рог освободили 22 февраля 1944 года.

Никопольско-Криворожская операция. В конце января 1944 г. войска 3-го и 4-го Украинских фронтов развернули наступление на Никопольско-Криворожском направлении. Гитлеровское командование придавало большое значение сохранению под своим контролем Никополя, Кривого Рога и прилегающих территорий - районов, богатых марганцевыми и железными рудами, которые гитлеровская Германия использовала для своих нужд. Войска 3-го и 4-го Украинских фронтов под командованием Р. Малиновского и Ф. Толбухина внезапными ударами прорвали оборону гитлеровцев и, преследуя отступающие части вермахта, освободили Никополь (8 февраля) и Кривой Рог (22 февраля)
http://histua.com/ru....tchikov


Qui quaerit, reperit
 
Д-трийДата: Суббота, 09 Августа 2014, 15.14.38 | Сообщение # 25
Группа: Эксперт
Сообщений: 805
Статус: Отсутствует


Медальон найден на территории лагеря в Жагани. Как установить владельца?


Сообщение отредактировал Д-трий - Суббота, 09 Августа 2014, 15.16.45
 
СаняДата: Воскресенье, 10 Августа 2014, 01.01.00 | Сообщение # 26
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Цитата Д-трий ()
Как установить

пленного в базе нет.
По медальонам запрос так пишется в ОБД:
шталаг 338 ,19411


Qui quaerit, reperit
 
Д-трийДата: Воскресенье, 10 Августа 2014, 09.26.27 | Сообщение # 27
Группа: Эксперт
Сообщений: 805
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
По медальонам запрос так пишется в ОБД:
шталаг 338 ,19411


Это я знаю. Думал какой то еще может способ хитрый быть, через Жагань как нибудь.

Цитата Аркадий1946 ()
именно эта цепочка была на жетоне в момент его обнаружения?


Точно не знаю, но мне кажется нет.


Сообщение отредактировал Д-трий - Воскресенье, 10 Августа 2014, 11.53.07
 
СаняДата: Вторник, 03 Ноября 2015, 12.45.34 | Сообщение # 28
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Порой гибли искуснейшие и благополучно выходили из сложнейших ситуаций едва оперившиеся птенцы.

Алексей Смирнов родился в Костромской области. Прибыл в наш штурмовой полк в июне 1943 года, участвовал в боях под Белгородом и Курском. При очередном боевом вылете 14 октября за Днепром в районе Днепродзержинска был сбит огнем зенитной артиллерии. У него заклинило управление самолетом при выходе из пикирования, и он вынужден был выброситься с парашютом, его стрелок погиб. Он приземлился в районе немецких зенитных батарей.

Под конвоем двух солдат летчика отправили во вражеский тыл. Во время ночевки в одном селе Алексей пытался бежать, но был снова схвачен. Ему удалось только зарыть в шалаше, где его держали, сохранившиеся под комбинезоном комсомольский билет, орден Красного Знамени и орден Отечественной войны.

На третий день Смирнова привели на допрос. Вел его немецкий офицер, но называл себя русским. Видимо, так оно и было — изменник в мундире врага. Не случайно он сразу задал вопрос:

— Будешь служить в «русской освободительной армии»?

— Это у власовцев? Не имею желания.

— Тогда пойдешь в лагерь военнопленных. А оттуда — или в небо через крематорий, или пуля в лоб. Я знаю: ты летчик-штурмовик Рязановского корпуса.

Алексея этапировали в лагерь военнопленных, размещенный в Кривом Роге. Там он познакомился с одним, раненным в ногу, летчиком Сергеем Степаренко из соседнего с нами истребительного полка. Через тройку дней военнопленные узнали, что к городу подходят советские войска и что ночью лагерь будут эвакуировать. Смирнов и Степаренко договорились бежать. Ночью они спрятались под лестничной клеткой. Утром, часа в четыре, немцы подняли лагерь и, не считая узников, погнали их из города. Несколько дней летчики просидели в своем убежище, потом, пока в городе находились фашисты, скрывались у местных жителей. Продолжалось это около месяца. Затем их переправили в партизанский отряд.

http://militera.lib.ru/memo/russian/devyatyarov_aa/01.html


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 19 Октября 2018, 23.39.55 | Сообщение # 29
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
В Кривом Рогу нас поместили в казармах Советской Армии, командиров - в большой комнате первого этажа одного здания, а красноармейцев-украинцев - в остальных этажах, а русских - во втором здании. Евреев поместили в отдельном небольшом доме.
На следующий день по прибытии всех пленных выстроили на плацу казарм. Комендант произнес речь, а пленный, одесский караим, переводил ее на русский язык.
- В нашей армии нет ни одного еврея, наша армия чиста, а у вас из 3000 человек 875 евреев. Это черт знает что такое, - сказал он в конце речи.
Сортировка пленных производилась перед построением с утра.
В лагерь пришли как-то два командира и заявили коменданту, чтобы он принял их в число пленных. Пленным же они говорили, что в селениях они обращались как к местным властям, так и к жителям с просьбой принять их, а им отказывали, говоря: "Йдiть краще до полону, а то i нам буде бiда".
Кормили пленных один раз в день. Для этого выгоняли их за здания и строили по 4 в ряд. Когда вое построятся, то колонна подходила к окну кухни, из окна которой идущему в первом ряду давали 1/2 разрезанной 2-килограммовой буханки черного хлеба, надрезанной на 4 части. Получивший хлеб брал себе одну часть, а остальные передавал идущим с ним рядом. Идущие в первом ряду име­ли возможность выбрать себе большую часть. Вследствие этого при построении большинство старалось занять место в первой линии, создавая беспорядок в построении колонны. Фельдфебель ходил около колонны и кричал, восстанавливая порядок в строю палкой.
Затем пленные, получив хлеб, брали железные формы, в которых выпекали хлеб, и подставляли их раздатчикам супа, который, в большинстве случаев, был из пшена. Командному составу давали каждому в отдельности, а рядовому наливали в одну форму на 4-х человек.
Первыми получали командиры, вторыми - красноармейцы, а в последнюю очередь евреи, которых конвоиры, следившие, чтобы они не смешались с другими пленными, били палками. Иногда формы с супом выпадали у них из рук, и они оставались без супа.
Через несколько дней всех евреев построили около казармы, заставили снять шинели, сложить их к стенке корпуса, и повели в один из заброшенных рудников.
Потом говорили, что их там расстреляли.
Украинских красноармейцев заставляли группироваться по селе­ниям, а потом собирали их по 200 человек, выписывали им какие-то справки и выпускали за ворота лагеря. Однако народ был голодный и, выходя из лагеря, делал налеты на мирное население, требуя от них еды, а иногда и насильно отнимая. Поэтому начали отпускать пленных мелкими группами.
Отпустили и писаря финчасти, который был украинец и родом из Одессы. Я дал ему на дорогу 60 рублей.
Постепенно к пленным украинцам приходило вое больше и больше родственников, которые приносили им передачи о продовольствием и табаком. В лагере развилась бойкая торговля. Предприимчивые на­живали крупные суммы денег и передавали их тем, кто их снабжал.
Капитан Бондаренко со своим другом достал игральные карты и организовал азартную игру в очко и стукалку. Одни игроки выигры­вали, а другие - проигрывали, а у него дело было верное - он брал 10 % с сорванного банка.
Деньги у пленных были, так как им только в конце сентября выплатили денежное довольствие, а командному составу и подъемные.
После ноябрьских праздников всех пленных построили перед зданиями по национальностям и начали подсчитывать. Оказалось, что происходила смена комендантов.
Новый комендант отказался принимать от старого евреев, кото­рых накопилось около 20 человек. Тогда старый вызвал конвой и евреев куда-то увели. Говорили, что их расстреляли, так как за ними следом пошел взвод вооруженных немецких солдат.
В лагерь каждый день приходил какой-то молодой немецкий ун­тер и старался заговорить с молодыми пленными командирами-украин­цами.
Этот так называемый зондерфюрер, рассказывал молодым команди­рам разные небылицы про жизнь в Советском Союзе, например, про какого-то крестьянина Павлоградского уезда, у которого было конфисковано 4 коровы и 3 хаты. В 1917 году во время революции 2 ко­ровы и хату, в 1929 году при раскулачивании корову и хату, и в 1937 году при аресте и ссылке в лагерь исправительных трудовых лагерей - еще одну корову и хату. Находил с ними общий язык и Дружбу. Водил их без конвоя в город. Спрашивал их, не пострадали - ли их родственники, или родители.
Его группа постепенно увеличивалась и скоро их набралось уже около 20 человек. Эту группу возглавлял бывший командир полковой артиллерии, имевший звание мл.лейтенанта, фамилию которого я забыл. Первоначально эту должность занимал молодой лейтенант, окон­чивший арт.училище, но потом был заменен мл.лейтенантом, которому больше доверяли, как партийному.
В эту группу все время добивался вступить ветеринарный врач Кобылянский, но ему отказывали, так как он был русский.
Его желание было настолько сильным, что он добился своего и был назначен в эту группу. Всю группу расконвоировали и пере­вели за проволоку в одно из зданий казарм. Перед освобождением им всем было выдано какое-то дополнительное обмундирование, а также по второй новой русской шинели. Скоро их всех посадили на лошадей и куда-то отправили. Говорили, что они должны были выполнять какие-то охранные функции.
Позже появились слухи, что они остановились в каком-то селении, перепились и были ликвидированы советскими партизанами. Это были слухи, и за достоверность их я не ручаюсь.
Пленные сильно ослабели и часто ночью вынуждены были выходить из казарм для отправления естественных потребностей. Они выбегали на плац, но делали это не в туалете, который находился очень дале­ко, а в шагах 25-30 от выхода из казарм.
Посредине двора вырыли большую яму, застелили ее досками, оста­вив щель шириной в полметра. С одной стороны щели сделали забор высотой со стул, хорошо отполировав его верхнюю сторону, а с другой стороны - стену высотой с рост человека, накрыли крышей, а с боковой - сделали вход. Объявили, что это есть специальная постройка и пачкать плац запрещается.
Некоторые пленные становились ногами на низкий забор, а конвои­ры стали развлекаться. Стоя сзади высокого забора, они, как только замечали высунувшиеся головы, били по ней палкой.
Некоторые пленные не доходили до туалета, и охрана начала стрелять в нарушителей с вышек. В первую же ночь были ранены несколь­ко человек. И это повторялось часто.
Однажды в комнату, где спали командиры, вслед за вошедшими пленными ворвались два конвоира и, крича "юд", "юд", начали его избивать. Когда окружающим пленным удалось успокоить конвоиров, выяснилось, что пленный приобрел у кого-то шинель, на спине которой была сделана краской шестиконечная звезда.
В конце ноября стали поговаривать, что командный состав скоро будут отправлять в более крупные лагеря.
В конце ноября стали поговаривать, что командный состав скоро будут отправлять в более крупные лагеря.
И действительно, в начале декабря 1941 года весь командный состав переели в какой-то подвал и начали всех обыскивать. Что они искали, я не знаю, но деньги и часы у меня не отобрали. Капи­тан Бондаренко деньги, вырученные от игорно-карточного предприя­тия, вложил все в скупку часов, которых у него набралось около 5 - 6 штук, и зашил их все в шинель.
После обыска под охраной нас повели в Криворожскую баню. В бане было очень холодно, мы разделись и сдали все вещи в дезинсек­ционную камеру, но когда перешли в моечное отделение, то оказа­лось, что воды нет. Баня не отапливалась и мы продрогли голыми около часа.
Получив свои вещи, мы оделись и нас повели на железнодорожное полотно, где стояли товарные вагоны, в который нас и погрузили, заперев их с наружной стороны.
Для того, чтобы согреться, мы легли, прижавшись друг к другу, и: только к вечеру почувствовали, что мы едем. Ехали почти двое суток, так как были иногда продолжительные остановки, на которых нас снабжали водой и под конвоем водили выполнять естественные надобности. Поезд прибыл в город Владимир-Волынский.

http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=342


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Четверг, 12 Сентября 2019, 22.50.53 | Сообщение # 30
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
В лагере Кривого Рога (Украина), где я оказался в ноябре 1941 года, было около 12 тыс. пленных и гражданских лиц.

Рацион был рассчитан так, чтобы самый сильный человек умер в течение 1-1,5 месяца. За сутки умирали по 120-150 человек.

Из каменного сарая без окон и дверей, пол которого был залит замершими испражнениями, мертвецов выносили так называемые лагерные санитары (как теперь говорят у нас, лица кавказской национальности) и грузили на телегу в ящик (без дна и крыши). Чтобы мертвецов уложить поплотнее, один из санитаров забирался на телегу и ломом перебивал мертвецам руки и ноги. Мертвецов сваливали в противотанковый ров голыми. „Хлопцы, куды вы мэнэ вэзэтэ“ - раздался с телеги слабый голос. У „хлопцев“ под шапкой волосы встали дыбом. И было от чего. На телеге, на мертвецах, сидел голый, на морозе оживший мертвец. Я спросил санитара: „И куда Вы его дели?“ „Куда, куда... - ответил тот, - свалили в ров вместе с другими мертвецами“.

Вот это страшно, господа.

Страшнее собственной смерти.

В марте-апреле 1942 года Криворожский лагерь военнопленных ликвидировался. Из тысяч – в живых, ходячих и ползающих, осталось две-три сотни.

Перед расформированием был проведен „медосмотр“. Дядя в офицерской форме с накинутым на плечи белым халатом сидел у окна в длинной узкой комнате, похожей на мышеловку. „Осматриваемый“, обнаженный по пояс, входил в эту комнату и останавливался у порога в центре круга, начерченного мелом. До врача было метра 3-4. Он задал мне один единственный вопрос: „Балной?“ Признать себя больным означало подписать собственноручно смертный приговор. Поэтому я поспешно сказал: „Nein, nein! Ich bin gesund, ganz gesund!“ Хотя на здорового человека был похож крайне мало. Я представлял собой скелет, обтянутый иссиня-желтой кожей, изъеденной вшами.

Через какое-то время нас, „здоровых людей“, в телячьих вагонах повезли в Германию.

Платонов, Евгений Михайлович
Россия
Владимирская область
Июнь-август 2010 г.
https://web.archive.org/web....ttp


Qui quaerit, reperit
 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Лагеря и лазареты на территории Украины » Stalag 338 Kriwoj Rog (Кривой Рог (Украина))
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2020
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика