• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Томик, doc_by, Назаров, AgniWater71  
Таныгин Тарас - Воспоминания солдата
tavri50Дата: Четверг, 19 Января 2017, 23.38.15 | Сообщение # 1
Группа: Поиск
Сообщений: 1
Статус: Отсутствует
«Судьба человека»

В 1940 году из деревни Якай-Сола Марийской ССР меня призвали в Красную Армию. Свою службу я начал в г.Лиепая, в морской пехоте, телефонистом. Казармы нашей части находились в местечке Тосмарэ. Рано утром 22 июня 1941 года нас подняли по тревоге. Вокруг были слышны взрывы и выстрелы. Наше отделение расположилось у древних Петровских укреплений Гробиня. Особенно мне запомнился мой первый бой. Мы пошли в атаку. Бежишь с винтовкой в руках, сознание полностью отключено, страшно, и всё делаешь интуитивно, бежишь и стреляешь. Постепенно я привык к войне, и всё мои действия уже были осознаны. Несколько дней мы отбивали атаки немцев. Я подносил снаряды к орудию. Половина нашего расчёта была уничтожена фашистами. Огонь становился всё более интенсивным. Возле нас разорвался снаряд, и весь остальной расчёт нашего орудия погиб. Внезапно я почувствовал резкую боль в ноге и потерял сознание. Очнувшись, увидел, что вся моя нога была залита кровью. Так мой ангел спаситель. спас меня в первый раз. Через 3 часа меня подобрали санитары и на плащ палатке потащили в тыл. Так я оказался в госпитале Тосмарэ. Немцы наступали, началась эвакуация раненых. Нас погрузили в грузовики и повезли в порт, и привезли на причал. Началась погрузка. Вскоре судно было загружено полностью. Передо мной погрузили ещё несколько человек, и судно отошло от причала. Я с грустью смотрел на уходящее судно, жалея, что меня не успели доставить на борт. Внезапно налетели немецкие самолеты. Одна из бомб попала на судно, раздался взрыв и на моих глазах оно начало погружаться под воду, Были слышны крики людей и взрывы. И тут я понял, что судьба подарила мне ещё один шанс на жизнь. Так мой ангел спас меня во второй раз Нас снова повезли в госпиталь. Внезапно налетели самолёты. Вокруг раздавались взрывы и пулемётные очереди. С трудом я спустился с грузовика и начал ползти в лес. Оглянувшись, увидел, что в наш грузовик попала бомба, и он взлетел на воздух, вместе с оставшимися в нем людьми. В лесу я подполз, к латышскому хутору. Попросил хозяина перевязать меня. Он отказал. Я вернулся на дорогу, где нас оставшихся в живых, подобрали солдаты и снова привезли в госпиталь. Утром, проснувшись, я услышал немецкую речь. По палате ходил немецкий офицер с тремя солдатами. Подойдя ко мне, он стащил одеяло с головы и спросил. Юди? Нет, я Мариец. Покачав головой, он пошёл в следующую палату. Вечером наши врачи, которые лечили нас под присмотром немцев, сделали всем перевязку. Через три месяца нас погрузили в вагоны и повезли в немецкий концлагерь. За 4 года я побывал во многих лагерях Польши и Германии. Было очень трудно. Но мой ангел спас меня и в третий раз. В 1945 году я оказался в пересыльном лагере - Шталаг 326 VI-А в Хемере (земля Северный Рейн-Вестфалия). Нас пленных этапом более 1000 человек пригнали для отправки на угольные шахты и заводы Рура. После санобработки всех поместили в 4-м корпусе. Утром построили по этапам. Через переводчика офицеры начали спрашивать, кто какие специальности имеет. Я назвал себе портным, хотя и не очень разбирался в этом деле. Нас 10 человек портных переместили в корпус №3. Мы начали ремонтировать старые гимнастёрки, шинели и прочую одежду. В нашей мастерской начальниками были немецкий офицер Пауль Щульце и один гражданский немец Гениг Виллис. Особенно горько было встречать Севастопольцев. Покалеченные, в тельняшках, они ползли, стучали кулаками по земле, ругались и плакали: «Нам бы снарядов! Мы бы им дали, сволочам! Теперь издеваются!».
Питание было очень плохое, и мы кто как мог, добывали продукты со склада, в котором работали пленные французы, бельгийцы, поляки. Все они каждый месяц получали посылки от Красного креста Швейцарии. Ребята нам очень помогали, и спасли от голодной смерти. Среди немцев также были и хорошие люди. Наш офицер Пауль Щульце, несмотря ни на что нам помогал. Когда приходили проверяющие офицеры, он, предупреждая нас, кричал «Ахтунг». Услышав крик, мы продолжали работу. В последние месяцы войны, в лагере, появились английские и американские лётчики, в большинстве своем негры, которых я увидел впервые в жизни. Их держали отдельно от русских. 12 апреля 1945 года в 14 часов, в наш концлагерь, ломая колючую проволоку, въехал американский танк. Он остановился посреди лагеря, открылся люк, и появились американские танкисты, негры, чёрные как уголь. Они начали раздавать сигареты и продукты. Затем на мотоциклах, в лагерь въехали регулярные американские войска, которые арестовали всех лагерных охранников, офицеров и начальника лагеря. В число пленных попал и наш Пауль Щульце. На следующий день, поменявшись ролями. немцы вышли с лопатами и мётлами и начали убирать лагерь. Наши бывшие пленные начали их бить и ругать. Когда они подошли к нашему офицеру Паулю Щульце, чтоб снять с него одежду, мы отбили его от наших товарищей, и не дали его в обиду. Я сказал им, «не троньте его, он хороший честный человек, он спас нас от голода и смерти». Тогда его отпустили. Мы начали угощать Пауля сигаретами и консервами. Он стоял среди нас и плакал. Другие немецкие офицеры смотрели на него и думали. «Смотрите, какие странные эти русские люди, после всех мучений, которые мы им принесли они еще нас и жалеют». Так мой ангел спас меня и в четвёртый раз, не дав погибнуть в плену.
После освобождения, американцы одели нас в свою форму и накормили. Они предлагали уехать в Америку, чем некоторые и воспользовались. 19 апреля состоялся первый парад. Второй парад был 1 мая. Ещё некоторое время мы жили в лагере, затем нас перевели в советскую зону. После многочисленных допросов и проверок, офицерами НКВД и Смерша, я продолжил службу, а затем начал работать в воинской части №12244 п.п.30669. Приехав в Берлин, я расписался на Рейхстаге. В 1946 году в городе Франфурт на Одере, на рождество я познакомился с Тамарой Андреевной Акининой, которую интернировали в Германию из Старого Оскола в 1942 году. Мы поехали в Берлин, где в Советском консульстве зарегистрировали наш брак. и стали жить вместе. В марте 1946 года нас перевели на работу в город Брамбах. В санатории Брамбах лечился и отдыхал высший командный состав Советской Армии. Тамара была знакома с Маршалом Рокоссовским, генералами Кузнецовым и Василевским, жена которого подружилась с ней, и постоянно дарила ей разные подарки. 12 апреля 1947 году у нас родился сын Владимир. В 1949 году мы вернулись на Родину, сначала жили в деревне Кокташ(Синекаменка) в Крыму, затем в деревне Азамат(Малиновка), где работали в Малиновской больнице, которая располагалась в бывшем имении графа В.Каховского, губернатора Таврической губернии. В 1950 году в бывшем дворце Екатерины-2, в городе Белогорске .у нас родился сын Анатолий, затем сыновья Леонид, Виктор и Юрий. В 1953 году мы поехали в деревню Якай-Сола Марийской ССР к моей сестре Катерине. Я работал в городе Ронга портным. На работу ходил на лыжах. В 1956 году мы вновь вернулись в Крым, где продолжили работать в Малиновской больнице. Что интересно мой сын Владимир, когда ему было 7 лет, сказал, что Крым в составе Украины будет ровно 60 лет, потом вновь присоединится к России.

Рядовой Советской Армии Таныгин Тарас Васильевич

Прикрепления: 8593356.jpg (88.9 Kb)
 
ГеннадийДата: Пятница, 20 Января 2017, 12.01.54 | Сообщение # 2
Группа: Модератор
Сообщений: 26519
Статус: Отсутствует
Познавательно и трогательно!
Все Таныгины в плену в ОБД
https://www.obd-memorial.ru/html....ties=27
Хорошо бы увидеть немецкие и советские документы о Тарасе Васильевиче.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: