• Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: doc_by, Назаров, AgniWater71, Геннадий  
Авиации СГВ форум » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Общие судьбы военнопленных » Советские генералы в немецком плену.
Советские генералы в немецком плену.
MSDNO17Дата: Суббота, 20 Октября 2018, 00.39.04 | Сообщение # 121
Группа: Поиск
Сообщений: 618
Статус: Отсутствует
Саня,
Текст показался знакомым. И правда, отсюда: http://iknigi.net/avtor-b....-1.html
Не помню, была ли ссылка на эти воспоминания на Форуме. Имхо, но линия с ген. Понеделиным показалась лишней вставкой в основной сюжет.
Елена Мох, рассказывающая о содержании военнопленных в лагерях, - это Докунова Елена Николаевна, неоднократно упоминавшаяся в различных темах на Форуме, автор диссертационного исследования "Советские военнопленные на оккупированной территории Беларуси:ксловия содержания, сопротивление (1941-1944 гг.) http://www.academia.edu/13777481/K_Dokunova


http://17sd.ru/ в память о бойцах и командирах дивизии, в память о полковнике П.С. Козлове
 
ГеннадийДата: Понедельник, 29 Октября 2018, 00.06.56 | Сообщение # 122
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Выжить в Дахау. История советского генерала Тонконогова.

Он сумел после ранения и плена выжить в немецком концлагере Дахау, был освобожден американскими войсками и перебрался в советскую зону оккупации самовольно. На родине его ждали новые испытания: подозрения в сотрудничестве с разведкой США, круглосуточная слежка МГБ, трагическая история с найденным «сыном», который оказался мошенником, а потом — известие о гибели настоящего сына.

Яков Иванович Тонконогов родился 15 мая 1897 года в Александровской слободе Воронежской губернии в бедной крестьянской семье. Его детство проходило в родном селе, где он окончил трехклассную местную школу и довольно быстро пошел работать батраком.

В 1916 году Яков был мобилизован в Российскую императорскую армию и уже в августе отправлен на Кавказский фронт, где в составе 15-го стрелкового полка воевал на стратегическом Эрзерумском направлении с турками. Впоследствии он заболел тифом и лечился в Тифлисе, а после выздоровления служил санитаром на военно-санитарном поезде. После Октябрьской революции большевиков в 1917 году дезертировал и вернулся домой.

В августе 1918 года Тонконогов был мобилизован в добровольческую армию генерала Деникина, где в составе 3-го гренадерского полка участвовал в боях с частями Красной Армии. В сентябре этого же года перешел на сторону «красных» и влился в ряды Бобровского пехотного полка. В этом полку он находился до апреля 1919-го и участвовал в боях с деникинскими войсками на Юго-Западном и Южном фронтах, в том числе в городах Павловск, Миллерово, Новочеркасск и Ростов-на-Дону.

В апреле был ранен и находился в госпитале, а со временем вернулся в свой полк и воевал против белогвардейских войск генерала Врангеля в районе Мелитополя и Мариуполя. В 1920 году вместе со своей частью сражался против отделов Нестора Махно в районе Гуляй-Поля.

В декабре 1920 года Яков Иванович был зачислен курсантом на командные пехотные курсы, после окончания которых был назначен в 45-ю стрелковую дивизию в Киев. В этой дивизии находился на различных должностях — от командира отделения дивизионной школы до командира пулеметной роты.

В 1928 году окончил экстерном зенитные артиллерийские курсы в Севастополе. Впоследствии учился на курсах «Выстрел» (пулеметное отделение). С ноября 1931 года командовал отдельным пулеметным батальоном. В 1935 году находился на разведывательных курсах IV Управления РККА.

В 1937 году участвовал в национально-революционной войне в Испании, куда СССР отправлял многих командиров РККА. За боевые заслуги был награжден орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу».

По возвращении в СССР в 1939 году уже в звании полковника Тонконогов был назначен командиром 141-й стрелковой дивизии, которая формировалась в Славянске, а впоследствии дислоцировалась в Шепетовке. Вместе с дивизией участвовал в Польской кампании (сентябрь-октябрь 1939 года), а также в советско-румынской войне за Северную Буковину и Бессарабию (лето 1940 года).

С началом германо-советской войны 141-я дивизия под его командованием в составе 6-й армии Юго-Западного фронта участвовала в приграничных боях севернее Львова, на Тернопольщине в районе Збаража и Почаева, а затем в Киевской оборонительной опе­рации.

Семья Якова Ивановича в начале войны проживала в Шепетовке: его жена Елена и трое детей — Виталий, Валентин и Неля. Старший Виталий, которому было всего 15 лет, ушел на фронт добровольцем. О его судьбе семья узнает только в 1945 году.

В начале августа 141-я дивизия попала в окружение в районе населенных пунктов Подвысокое и Первомайск. Несколько дней они держались, однако, не дождавшись поддержки, решили идти на прорыв. Во время прорыва много солдат и офицеров погибли, а сам Тонконогов был тяжело ранен и попал в плен.

К февралю 1943 года он находился в лагерях для военнопленных в Замостье и Хаммельбурге. В последнем концлагере с несколькими другими генералами спланировал побег, однако попытка оказалась неудачной, их поймали и посадили в Нюрнбергскую тюрьму.

Из Нюрнберга Тонконогова перевели в концлагерь Флоссенбюрг, где он работал на каменоломнях, а затем изготавливал запчасти для самолетов «мессершмитт». Пребывание в этом концлагере было очень тяжелым. Когда в июне 1944 года его вместе с другими генералами перевели в концлагерь Дахау, они были настолько истощены голодом, что не могли стоять и передвигались лишь с посторонней помощью.

О своем пребывании в Дахау генерал оставил воспоминания, которые приводим ниже с сохранением авторского стиля и небольшими комментариями.

«Концлагерь Дахау (июнь 1944 — май 1945 года).

Концлагерь Флоссенбюрг с апреля месяца начали переоборудовать под авиазавод. В лагерь начали пригонять рабочих-специалистов из Франции. В связи с этим командование вынуждено было ослабить дисциплину, облегчить режим, улучшить питание, запретить издевательства и избиение, заменили зверобоев (КАПО — привилегированные заключенные в концлагерях Третьего рейха, работавшие на администрацию), которые классически издевались вначале. Улучшили бытовые условия. Концлагерь перестал быть лагерем смерти и похож стал на обыкновенный рабочий лагерь закрытого типа.

Следовательно, таких рабочих, как мы, офицеры, не специалисты и политически неблагонадежный народ, гестапо знает, они очистили лагерь от большевистской заразы основной массы военнопленных, согнав нас в концлагерь смерти в надежде использовать как рабочую силу, причем среди уголовников, на которых никакая агитация не подействует.

Теперь же, когда этот лагерь перестает быть лагерем смерти и на место уголовного элемента приходят рабочие в добровольно-принудительном порядке, да еще французы, гестапо все это учло с точностью, свойственной немцам, решило избавиться и от бандитов, и от нас, разогнав по разным лагерям. А тут, как назло, обстановка на фронтах складывалась с каждым днем не в их пользу. Фашистские крикуны катятся назад, они приближаются к границам собственного логова, атмосфера сгущается. У кое-кого из заправил дрожат под­жилки, они незаметно для других строят для себя убежища с толщиной стенок и потолка до 5 метров бетона (в Дахау). В самих семьях началось попискивание откормленных маток и выродков фашистской цивилизации и морали, публичные дома разбегаются, их начинают заменять жены убитых на фронте и голодающие, теперь потеряв источник снабжения. Все это вызвало страх, им нужно было избавиться от рабочих, которых держать в рабочем лагере невыгодно и опасно. Гестапо решило всех наиболее опасных и непригодных для авиационной промышленности и тем более не заслуживающих содержания в лучших условиях отправить в разные концлагеря — Маутхаузен, Дахау, Бухенвальд и другие — партиями в 50-100 человек.

Я с группой в 50 человек наших офицеров попал в Дахау. Со мной были генералы Михайлов, Вишневский, полковники Породенко, Потапов и ряд других.

Во Флоссенбюрге остались, вернее, оставлены гестапо были: Фанштейн (КАПО), его холуй полковник Макаренко, кроме того — парикмахер генерал-майор Павлов. Эти люди были не опасны, а даже и полезны, и они спокойно жили до конца войны. Правда, одного из них — Фанштейна — убили наши во время освобождения, а его холуй до сих пор здравствует дома. (Павлов Петр Петрович (1896-1962) — советский военачальник, генерал-майор танковых войск, в 1942-1943 годах командир 25-го танкового корпуса. Попал в плен. После войны — заместитель командира 36-го гвардейского стрелкового корпуса. — Прим. ред.)

Дахау — политический лагерь, за проволокой которого содержалась группа Тельмана и видных революционных деятелей различных стран, атмосфера совершенно другая, чем во Флоссенбюрге.

Сам лагерь расположен совершенно на ровном месте, в 18 километрах от Мюнхена. По своим размерам равняется хорошему районному центру. 75 тысяч заключенных жили в бараках, которые располагались стройными рядами среди озелененных улиц и переулков, с большой площадью, фабричной кухней, большой баней, вокруг несколько рядов колючей проволоки, глубокий ров, электрозабор с электропрожекторами, вышки с пулеметами по два на каждой, которые стояли через каждые 100 метров. За проволокой с левой стороны, обнесенное каменным забором высотой до трех метров, в лесочке стоит мрачное, с закопченной толстой черной трубой здание крематория — гордость немецко-фашистской культуры. И, между прочим, характерно, что если посмотреть с другой стороны, да еще человеку, не знающему назначения этого дома, то всякий скажет, что это здание ничем не отличается от других, или, во всяком случае, от большинства, ибо немцы во всей системе строительства и архитектуре имеют правило выдерживать свой стиль звериной берлоги. Вот почему новому наблюдателю очень трудно отличить крематорий или нюренбергскую тюрьму от жилых зданий.

Внутри лагеря самым старшим и страшным для нас был лагерст по кличке Дядя Володя (Владимир Марсарян), происхожденец-князь, грузин-белогвардеец, выше среднего роста, черные с проседью волосы, горбатый нос, подтверждающий породистое происхождение, с орлиными кровожадными глазами — в общем, тип матерого бандита, имеющего на душе не одну тысячу жертв еще с гражданской войны и попавшего за контрабанду и фальшивые монеты в концлагерь, а с началом войны Гитлера против СССР стал работать переводчиком и предателем в лагере, а затем лагерстом и палачом в лагере. Этот изверг, ибо его нельзя назвать человеком, во всей своей работе во сне и наяву жаждал крови, с остервенением мстил русскому народу и евреям, изливая свою бешеную ненависть на русских людях, попавших под его «покровительство» в лагерь. Он имел в своем распоряжении целый гарем «жен» — мальчиков всех национальностей, сам лично надевал петлю и вздергивал на виселицу осужденных на смерть.

Принимал активное участие в расстреле 93 наших офицеров (в том числе знакомый мне полковник еще по 24 стрелковой дивизии в Виннице — тов. Баранов). Эта группа прибыла из какого-то лагеря, будучи уже осуждена на смерть за подпольную работу. И вот приговор приводил в исполнение он, этот бандит и выродок, ставший на службу палачом от гестапо

Дядю Володю знает вся Европа, ибо лагерь Дахау в числе 75 тысяч переменного состава. Были представители всех наций мира, вплоть до англичан и американцев. Итак, все же, несмотря на ужасы, Дахау по сравнению с Флоссенбюргом нам показался курортом. Здесь отсутствие уголовного мира уже облегчало положение заключенных, среди заключенных, независимо от национальностей, была дружественная спайка и взаимная выручка, ибо большая прослойка югославских партизан, примкнувшая к нам, русским, создала преимущество в смысле языка, взаимопонимания и идеи борьбы с фашизмом. Кроме того, большая прослойка среди заключенных чехов и французов-коммунистов, которых объединяли товарищи тельмановской группы. А, вместе взятые, эти группировки (русских и югославов, чехов и французов) представляли в лагере большинство, а, следовательно, все влияние было на их стороне и нашей.

К началу 1945 года благодаря засилью этих передовых групп нам удалось просунуть во все жизненные поры лагеря своих людей, благодаря чему на базе экономического господства авторитет наших русских и югославов возрос до неузнаваемости. Наших людей можно было в начале 1945 года встретить в госпитале на руководящей работе, на кухне и в команде по развозке пищи, что облегчало положение других товарищей, в складах и банно-прачечном отряде (благодаря им мы избавились от вшей)».

Встреча с сыном

В конце апреля руководство концлагеря Дахау собрало всех более здоровых заключенных, что могли ходить, и отправило маршем в австрийский Тироль. Небольшое число заключенных осталось в самом лагере. Именно по дороге в Австрию 1 мая 1945 года их освободили американские войска.

Среди освобожденных был и генерал Яков Тонконогов. Он некоторое время находился в Дахау, а затем самовольно вместе с другими товарищами выехал в советскую зону в Австрию. Его сразу отправили в Москву, где с мая по декабрь 1945 года он проходил проверку на Лубянке.

Проверка спецслужбой закончилась успешно для генерала, ему вернули звание, а также возобновили на службе. К этой приятной новости добавилась еще одна. Накануне Нового года генерал случайно зашел к своему товарищу в Москве и встретил у него своего сына Виталия, о котором не было сведений с 1941 года и который считался без вести пропавшим.

Удивлению генерала не было предела. Он не сразу даже узнал сына. Вот как он это описывал: «Я встретил его в квартире моих знакомых в Москве. Молодой человек посмотрел на меня и со слезами на глазах бросился мне на шею. Я ответил ему удивленно: «Подожди, ты не мой сын, я не знаю тебя, ты не похож на Виталия». Он начал меня убеждать, что он приходится мне сыном, однако многое пережил в концлагере и изменился. Дальше я уже ему не возражал, потому что его заплаканное лицо напомнило лицо Виталия, которого я оставил в 15-летнем возрасте в Шепетовке».

«Сын» также показал генералу материалы своего дела (фильтрационной проверки) на имя Тонконогова Виталия, что дополнительно убедило его. Яков Тонконогов также вспомнил, что в детстве Виталий перенес операцию на зубах и один из зубов у него был выщерблен. Виталий показал ему этот зуб, и сомнений больше не осталось. Отец и сын наконец-то встретились после ужасов войны.

Тонконогов-старший написал письмо своей жене, что их сын нашелся, и вместе с этим письмом отправил Виталия в Киев, где тогда проживала семья генерала. В 1946 году Тонконогов находился на курсах усовершенствования командного состава при Военной академии имени Фрунзе. В это время вместе с ним был и Виталий. Впоследствии они отдыхали вместе на курорте в Сочи, а в 1947 году генерал получил работу заведующего военной кафедрой экономического института в Саратове, куда они переехали вместе со всей семьей.

Жизнь постепенно входила в спокойное русло. К генералу относились с некоторым недоверием из-за того, что был в плену, а также не восстановили в партии, но он все-таки был жив-здоров и не потерял семью.

Одно лишь не давало покоя Тонконогову и его жене — сын Виталий. Их постоянно мучили сомнения относительно него. Сын часто пропадал из дома на несколько дней, вел разгульный образ жизни и многое не помнил из детства, ссылаясь на контузию во время войны. Однажды вечером в 1947 году генерал решил поставить точку и надавил на сына, чтобы тот наконец рассказал правду о себе. «Сын» признался, и семья была шокирована — с ними полтора года проживал чужой человек, который манипулировал ими, выдав себя за их умершего сына.

Кеба Михаил Максимович, 1924 года рождения, уроженец села Сосновка Киевской области, во время войны вместе с Виталием Тонконоговым служил в 197-м запасном стрелковом полку, где их часто путали из-за определенного сходства. Кеба был свидетелем смерти Виталия в 1942 году.

В этом же году он попал в плен и находился в лагере для военнопленных Шталаг-326, где был завербован для работы в нацистском разведывательном органе «Валли-3» (контрразведывательная деятельность против советской разведки, партизан и подполья). После войны решил скрыть свое сотрудничество с нацистами и, хорошо зная по рассказам Виталия о его семье, внедриться в нее под видом сына. Надломил себе зуб, чтобы иметь доказательства подлинности. Также с мая 1945 года Кеба, имея адреса семьи Тонконоговых, переписывался с матерью и просил ее передать семейные фотографии, чтобы при встрече ориентироваться в ситуации и не растеряться.

Генерал Тонконогов тоже не растерялся и сразу же передал Кебу в руки контрразведки Саратовского гарнизона. Тот был арестован 4 июля 1947 года. Помимо прочего, на следствии рассказал, что после войны был перевербован американской разведкой. Завербовал его бывший шеф «Валли-3» Петерс (Петерсон), который перешел работать к американцам. Петерсон пригрозил, что если Кеба не согласится, то будет выдан советской власти со всеми подробностями его работы на немцев.

Также на допросах Кеба сознался, что получил задание попасть в семью Тонконогова, который тоже был завербован американской разведкой. До конца остается неясным, действительно ли Кеба получал такую задачу или это его очередной вымысел. Однако полученная информация стала основанием для недоверия генералу. Тонконогов попал под плотный колпак спецорганов, его неоднократно допрашивали, и на следствии генерал заявил, что ни он, ни его семья не знали, что в их семье под видом сына проживает чужой человек, проникший в их дом путем обмана.

Михаил Кеба был осужден решением Особого совещания МГБ СССР 19 июня 1948 за шпионаж, мошенничество и незаконное хранение оружия на 25 лет ис­пра­вительно-трудовых лагерей.

Казалось, что пос­ле всех испытаний, выпавших на до­лю генерала РККА, его ждет заслуженная спокойная старость (Тонконогов вышел на пенсию в 1949 году). Но 22 октября 1947 года Управлением МГБ по Саратовской области на него было заведено оперативно-разыскное дело по подозрению в работе на разведку США.

В ходе разработки Тонконогова были завербованы много его друзей и знакомых, которые постоянно доносили на него. Письма генерала и его семьи перлюстрировались, телефон прослушивался, квартира была напичкана микрофонами и спецтехникой, а каждый выход генерала на улицу сопровождался внешним наблюдением.

Разработка генерала длилась около семи лет. Однако никаких компрометирующих материалов и фактов получить не удалось. Кроме информации, что Тонконогов время от времени слушал по радио «Голос Америки», а также в разговорах выступал с критикой некоторых государственных деятелей.

В одном из перехваченных МГБ писем он писал своему товарищу, с которым находился в концлагерях, о послевоенной несправедливости и беде в родном селе. «Сердце болит, когда видишь на каждом шагу неорганизованность. Плохую заботу о людях, зазнайство местных руководителей. Обман и частые случаи превышения власти. Присвоение себе коллективной собственности лицами, которые управляют колхозами… Особенно страдают вдовы и инвалиды, то есть люди, которые не в состоянии по целому ряду причин наработать трудодни, как все остальные.

Я — патриот правды и честности в деловых вопросах, если речь идет о судьбе народа нашего социалистического общества и если я тебе это пишу, то только потому, что сам видел слезы многодетных вдов и инвалидов — защитников родины, на плечах и спинах которых в глухой местности дармоеды выезжают в короли, подхалимство и торговля совестью на каждом шагу…».

В 1952 году Тонконогов подготовил и передал в издательство Министерства обороны СССР книгу воспоминаний «Два дня Подвысокинской были», где описывал первые дни германо-советской войны и попытки прорыва из окружения своей дивизии в районе населенных пунктов Подвысокое и Первомайск. Однако воспоминания не были опубликованы, в том числе из-за критики генералом действий высшего военного руководства в первые дни войны.

В августе этого же года семья Тонконоговых переехала в Киев. В 1954 году, так и не собрав никаких компрометирующих материалов, оперативно-разыскное дело против него спецслужба закрыла. Яков Тонконогов жил с семьей в Киеве до конца своих дней, скончался 15 мая 1985 года, похоронен на Лукьяновском кладбище.
https://tunnel.ru/post-vy....onogova


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Четверг, 01 Ноября 2018, 16.03.23 | Сообщение # 123
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Отсюда http://www.sgvavia.ru/forum/140-670-639822-16-1498564105

""Письма Липницкого Петра Борисовича,
красноармейца 348 ап в музей с. Подвысокое:

Дорогие товарищи!
Прочёл «Зелёную Браму» Долматовского, она воскресила в моей памяти те дни и ночи с 22 июня по август 1941 г., конечно не всё.
Великое спасибо вам и Долматовскому.
Призван я в армию осенью 1940 г. и служил в гор. Шепетовка в 348 артиллерийском полку 141 стрелковой дивизии. Начали войну у города Броды, где было потеряно около половины нашего полка. Отступая с боями, в августе оказались у села Подвысокое (прошу извинить, но дни и числа мы тогда не знали, привожу приблизительно). К августу мы уже были, все оставшиеся, пехотинцами, последнее орудие мы сами привели в негодность, не было снарядов. Командовал нами лейтенант Гончаренко, очень храбрый и умный командир. Нас всего осталось около 15-16 человек.
Помню рощу у вашего села, кажется, преимущественно дубы. Мне пришлось драться не у рощи, а дальше у другого конца села и, сделав прорыв окружения, в эту брешь я вышел в степь. Мы, рядовые думали, что фронт и спасение близко, а оказалось, что нам без боеприпасов горе хлебать полной мерой. Через несколько дней в каком-то лесу я встретился с генерал-майором Тонконоговым. Генерал отобрал группу из пяти человек: он и два незнакомых мне высших командира, я и солдат-пограничник. Всю ночь мы шли к фронту. Уже на рассвете нас нагнали автоматчики в пшеничном поле. Вот и плен. Умань. Яма..."


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
MSDNO17Дата: Четверг, 01 Ноября 2018, 16.20.12 | Сообщение # 124
Группа: Поиск
Сообщений: 618
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий_ ()
В последнем концлагере с несколькими другими генералами спланировал побег, однако попытка оказалась неудачной, их поймали и посадили в Нюрнбергскую тюрьму. Из Нюрнберга Тонконогова перевели в концлагерь Флоссенбюрг,


Генерал Яков Иванович Тонконогов был из группы переданных гестапо уже вслед той, которую отобрали и казнили 05.01.1943 г.в к/л Флоссенбюрг. Номер генерала Тонконогова в к/ц Флоссенбюрг - 3067 Дата регистрации - 23 февраля 1943 г. 01 июля 1944 г. отправлен в к/ц Дахау.
О нем и его пребывании в плену осталось достаточно воспоминаний. Одно из них - воспоминание военного врача С.А. Кшановского http://mognovse.ru/uih-s-a....-v.html Сам Яков Иванович Тонконогов также оставил воспоминания о войне и пребывании в плену (датируются 1983 г.). https://oper-1974.livejournal.com/568687.html


http://17sd.ru/ в память о бойцах и командирах дивизии, в память о полковнике П.С. Козлове

Сообщение отредактировал MSDNO17 - Четверг, 01 Ноября 2018, 16.24.01
 
СаняДата: Среда, 21 Ноября 2018, 22.06.07 | Сообщение # 125
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
29 июля 1941 года в плен сдался заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта генерал-майор Трухин, ставший впоследствии одним из видных коллаборационистов.



Существует мнение, что Трухин был взят в плен раненым, когда его автомобиль наткнулся на немцев по дороге из Резекне в Даугавпилс. А сотрудничать с немцами он стал уже находясь в ОФЛАГЕ в Восточной Пруссии. Приведенные ниже снимки говорят о другом. Трухин жив-здоров и начал сотрудничать с немцами еще в Прибалтике.



https://zen.yandex.ru/media....om=feed


Qui quaerit, reperit
 
ФадланДата: Четверг, 22 Ноября 2018, 08.24.04 | Сообщение # 126
Группа: Суперстар
Сообщений: 13745
Статус: Отсутствует
Вопрос на размышление: в "Уманском", а затем в "Киевском" котле было взято в плен довольно большое число генералов и полковников - комдивов Красной армии. А вот содержали их в зиму 1941 - 1942 года раздельно двумя группами.
Одну группу в составе семи генералов (Понеделин, Музыченко, Кариллов, Скугарев, Добросердов и др.) с середины ноября 1941 г. по конец апреля 1942 г. содержали в Офлаге XI A во Владимире - Волынском.
А другую группу генералов немцы отправили в лагерь военнопленных в Замостье (Лукин, Тонконогов, Снегов, Огурцов и др.).
Почему так? Какой логикой немцы руководствовались?


Василий Иванович
 
ГеннадийДата: Четверг, 22 Ноября 2018, 11.56.09 | Сообщение # 127
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Фадлан ()
Вопрос на размышление: в "Уманском", а затем в "Киевском" котле было взято в плен довольно большое число генералов и полковников - комдивов Красной армии. А вот содержали их в зиму 1941 - 1942 года раздельно двумя группами.
Одну группу в составе семи генералов (Понеделин, Музыченко, Кариллов, Скугарев, Добросердов и др.) с середины ноября 1941 г. по конец апреля 1942 г. содержали в Офлаге XI A во Владимире - Волынском.
А другую группу генералов немцы отправили в лагерь военнопленных в Замостье (Лукин, Тонконогов, Снегов, Огурцов и др.).
Почему так? Какой логикой немцы руководствовались?

Да по месту пленения. Южнее или севернее Полесских болот.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ФадланДата: Четверг, 22 Ноября 2018, 12.22.11 | Сообщение # 128
Группа: Суперстар
Сообщений: 13745
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий_ ()
Да по месту пленения. Южнее или севернее Полесских болот.


Увы, не так...
Где попал в плен генерал Карбышев? Да, действительно, севернее Полесских болот.
А где попал в плен генерал Снегов? Южнее Полесских болот. А генералы Лукин, Тонконогов, Огурцов?...
Так что такое объяснение не подходит.

О генерал - майоре Снегове:
..."В ночь с 5 на 6 августа, - писал позднее М.Г. Снегов в своей автобиографии,
- мы предприняли попытку выйти из окружения. Отдельные части
прошли. Я с остатками корпуса также пошел на прорыв, но был ранен и
контужен. У деревни Копеньковата наша группа была разбита. В течение
всего дня группа в 10-15 человек, оставшаяся со мною, вела перестрелку
с автоматчиками противника. На рассвете я был захвачен вместе с
двумя несшими меня бойцами"» [2].
Во время плена М.Г. Снегов сначала содержался в городах Умань,
Винница, Замостье. В апреле 1942 г. он был переведен в лагерь в Хаммельсбурге;
в начале 1943 г. отправлен в крепость Летцен, затем в Гогенштейнский
концлагерь; с ноября этого года содержался в крепости Вюрцбург под Вайсенбургом.


Василий Иванович
 
ГеннадийДата: Четверг, 22 Ноября 2018, 13.39.42 | Сообщение # 129
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Фадлан ()
Во время плена М.Г. Снегов сначала содержался в городах Умань,
Винница, Замостье. В апреле 1942 г. он был переведен в лагерь в Хаммельсбурге;
в начале 1943 г. отправлен в крепость Летцен, затем в Гогенштейнский
концлагерь

Это что-то новеньковое... :D
Опросный лагерь вермахта ""на острове" - это ясно. А дальше ЧТО за шталаг/лагерь?


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ФадланДата: Четверг, 22 Ноября 2018, 13.50.41 | Сообщение # 130
Группа: Суперстар
Сообщений: 13745
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий_ ()
Это что-то новеньковое...
Опросный лагерь вермахта ""на острове" - это ясно. А дальше ЧТО за шталаг/лагерь?


С лагерем в Замостье мы разобрались?
Если да, то насчет Снегова смотри по ссылке:
http://istmat.info/files/uploads/53433/general_rkka_m._g._snegov.pdf


Василий Иванович
 
ГеннадийДата: Четверг, 22 Ноября 2018, 14.05.18 | Сообщение # 131
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Фадлан ()
Если да, то насчет Снегова смотри по ссылке:
http://istmat.info/files/uploads/53433/general_rkka_m._g._snegov.pdf

Я столько за годы насмотрелся "левых" ссылок на карты попавших в плен... Он был в Лётцене?


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ФадланДата: Четверг, 22 Ноября 2018, 15.20.27 | Сообщение # 132
Группа: Суперстар
Сообщений: 13745
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий_ ()
Цитата Фадлан ()
Если да, то насчет Снегова смотри по ссылке:
http://istmat.info/files/uploads/53433/general_rkka_m._g._snegov.pdf

Я столько за годы насмотрелся "левых" ссылок на карты попавших в плен... Он был в Лётцене?


Вы не забыли, о чем я спрашивал?
Тогда напоминаю, что генерал - майор Снегов, командовавший 8-м стрелковым корпусом и плененный в "Уманском котле", до конца апреля 1942 г. содержался в лагере военнопленных в Замостье. Вместе с генералами Тонконоговым и Огурцовым, также пленными под Зеленой брамой.
А генерал - майор Кириллов, командовавший 13-м стрелковым корпусом и также плененный под Зеленой брамой, до конца апреля 1942 г. содержался во Владимиро - Волынском лагере. Вместе с генералами Понеделиным и Музыченко, попавших в плен там же.
Версии относительно мотивов такого раздельного содержания пленных генералов есть?


Василий Иванович
 
ФадланДата: Пятница, 23 Ноября 2018, 18.54.24 | Сообщение # 133
Группа: Суперстар
Сообщений: 13745
Статус: Отсутствует
Очень нетипичная судьба советского генерала в немецком плену:

ГЕНЕРАЛ ПРОХОРОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ: СУДЬБА И ГИБЕЛЬ КОМДИВА 80-ой ДИВИЗИИ


...В 6-й армии 80-я ордена Ленина стрелковая дивизия генерала Прохорова была наиболее боеспособной до последних дней и погибла в атаках прорыва 2-7 августа 1941 г. в районе урочища Зеленая Брама, сел Подвысокое, Копенковатое на Кировоградщине. Военный историк А.В. Исаев пишет: «…утром 2 августа он (И.Н. Музыченко) бросает наиболее боеспособное соединение армии, 80-ю стрелковую дивизию, в направлении Покотилово (…в 10 км южнее Подвысокого). …3 августа 80-я сд из района Копенковатого пыталась пробиться к переправам через Ятрань у Покотилова и Лебединки. Бой 3 августа принял форму встречного сражения. Встречный бой продолжался и в ночь с 3 на 4 августа, и днем 4 августа. 80-я стрелковая дивизия наступала с задачей захватить переправу. В 17.00 4 августа к 80-й дивизии присоединились 173-я и 189-я сд. Противник, 4 горно-стрелковая дивизия, усиленная полком пехотной дивизии, пыталась наступать в противоположном направлении: «4 августа …Взятие деревни Копенковатое не удалось, в то же время 18 вражеских атак были отбиты», (пишет историк 4 гсд немцев) [10]. Боевой приказ № 0084 штарма 6 от 5.08.41 предписывал: «80 сд продолжать наступление ночью и к утру 5.8 овладеть переправами на участке Лебединка, Орлово. …16 мк продолжать наступление ночью с задачей овладеть переправами на участке Терновка, Покатилово… Подчинить себе 218 сп и два полка 12 А, находящиеся Рассоховатец [11].

В начале августа 1941 г. остатки 6-й и 12-й Армий были окружены крупными силами противника. Выходили из окружения отдельными отрядами и группами. Группа, которую вел генерал Прохоров [1], вынуждена была защищаться от атакующего противника, и в огневом бою понесла большие потери. Прохоров был окружен вражескими солдатами и захвачен в плен. Из воспоминаний участника тех событий, дивизионного артиллериста-зенитчика А.В.Пикинского из Астрахани: «В попытке вырваться из окружения в ночь на 6 августа полки дивизии были переподчинены командующим направлениям прорыва. В связи с этим управление дивизии, оставшееся без подчиненных ему войск, вышло из Копеньковатого во главе с Прохоровым, Гмырей и Прейсом в составе колонны управления численностью до трехсот человек. Вышла эта группа уже после выхода всей основной колонны прорыва на Первомайск и правее ее пути... Группа попала под обстрел и приняла свой последний бой на опушке Москалева леса... Тяжело раненный в этом бою комиссар Прейс покончил с собой, раненые командир дивизии генерал Прохоров и начальник штаба полковник Гмыря были захвачены немцами в плен. К 15 часам 6 августа группа прекратила свое существование» [3].

По другим данным, утром 7 августа группа с генералом Прохоровым пошла на прорыв. Однако, танк, на котором находился генерал, был подбит. Василий Иванович выскочил из танка отстреливаясь, но тут же был тяжело ранен и захвачен в плен.

Однако, вероятнее всего, следует придерживаться фактов, изложенных А.В.Пикинским в восстановленных данных по письмам-воспоминаниям А.Н.Коржа, И.А.Хизенко, Л.К.Лаптева, Б.И.Водовоза, К.Л.Севастьянова, Л.В.Пешкова и др. Александр Викторович, подводя итог тем последним событиям, пишет: "Группа Прохорова-Прейса" не имела своей задачей прорываться из окружения с боем и до "Москалева леса" шла, в основном, открыто и только после обнаружения вынужденно провела свой первый и последний бой на свекольном поле у юго-западной оконечности этого, а не собственно Голованевского, леса, в котором Прейс погиб, Прохоров был пленен, а группа прекратила свое существование, как боевое образование, уже к 15-ти часам 6-го августа." [3].

Итак, генерал Прохоров Василий Иванович после ожесточенного боя, в котором получил ранение, "вместе со многими ранеными и уже безоружными" попал в плен. Бой шел в 3-4 км юго-восточнее села Краснополье, жители которого слышали его, а потом подобрали и похоронили около 80-и красноармейцев, убитых в этом бою на свекольном поле.

По некоторым данным раненный генерал Прохоров попал в Уманский лагерь. Корж А.Н. в своих воспоминаниях пишет, что "... по рассказам сослуживцев, оставшихся на оккупированной территории и бежавших из плена, я узнал, что он (генерал Прохоров В.И., прим. автора) был ранен и попал в плен, был в Уманском лагере."[1]. При этом сам Корж А.Н. признается в том, что "за абсолютную точность отдельных фактов поручиться не могу", ссылаясь на давность событий и слабость памяти в связи с возрастом [1]. К тому же генерал-майор Тонконогов Я.И. указывает, что "В Умани, в Уманской яме, никто из генералов не был..."[5].

По воспоминаниям лейтенанта запаса Коржова С.А., коменданта штаба 80-й сд, когда они с группой красноармейцев и при оружии проникли в Голованевский лагерь военнопленных, чтобы вывести своих однополчан [8], то генерала Прохорова "в лагере не оказалось", а полковник Гмыря (начштаба дивизии) "находился в таком тяжелом состоянии, что унести его было невозможно". Это означает, что генерал Прохоров в Голованевском лагере не был. Сначала генерал Прохоров В.И. попал в Ровенский лагерь, затем его отправили в Германию в офицерский лагерь для военнопленных Хаммельбург. "В плену встретились в Хаммельбурге, Прохоров был с первой группой генералов: с Егоровым, Ткаченко С.А. Познакомили меня с подпольем…" - вспоминает генерал-майор Тонконогов Я.И. [5]. В конце 1942 года генерал Прохоров был переведен в концлагерь «Флоссенбург». Там генерал стал одним из руководителей Сопротивления.

Есть интересные свидетельства очевидцев, которые находились в лагере с генералом Прохоровым В.И. Это бежавший из Ровенского лагеря старший сержант Емец Тимофей Дмитриевич и ростовчанин Фомин, который был в лагерях Хаммельбург и Флоссенбург.

Когда раненного генерала Прохорова привезли в Ровно, то Емец Т.Д. с товарищами решили спрятать генерала. Ночью они переодели его в одежду умершего солдата и перенесли в свой барак на нары. В это время из Берлина прилетела комиссия и стали искать генерала Прохорова. Собрали и допрашивали всех пленных высокого роста, но оказалось напрасным: "все они одинаково заросшие, грязные, оборванные, исхудалые" [2]. Затем по лагерному радио стали объявлять - "кто выдаст генерала Прохорова, то получит 1000 марок и освобождение" [2]. Затем фашисты по радио стали вызывать самого генерала, чтобы сдался добровольно. Это было парадоксально: генерал Прохоров в плену, а ему предлагают сдаться. Однако на восьмые сутки по приметам, передаваемым по радио, генерала Прохорова опознал и выдал "некто Морган, из бывших одесских немцев-колонистов" [2]. Генерала избили и отправили в карцер. Его всеми правдами и неправдами пытались склонить к сотрудничеству. С этой целью, "как утверждал Емец, по поручению вроде бы самого Гитлера в Ровно приезжал некий важный фашистский чин" [2]. После очередной неудачной попытки завербовать генерала Прохорова, он избитый и без сознания оказался на мостовой общего лагеря. Ночью "друзья Прохорова комсомольцы Емец и Абрамов" унесли безчувственное тело генерала в барак, а на мостовую положили труп другого пленного. Снова Прохорова прятали, переносили полуживого генерала из барака в барак. К сожалению, "в одну из ночей эту операцию заметили вахманы, открыли стрельбу". В результате был убит Абрамов, но Емец с Прохоровым смогли скрыться в бараке. Вскоре генерала все же обнаружили и увезли. Со слов Фомина, бежавшего из лагеря Флоссенбург, "фашисты создали непокоренному генералу кошмарные условия. Его избивали, гоняли на каменоломни, бросали в сырой карцер, силясь во что бы то ни стало сломить его"[2]. Генерал Прохоров был обречен. "Его морят голодом, доводят до истощения, до туберкулеза"[2].

Генерал Прохоров погиб в концлагере "Флоссенбург" осенью 1943 года. Бытует мнение, что генерал-майор Прохоров был попросту забит охранниками в октябре 1943 года. Но, скорее всего, следует придерживаться фактов, изложенных в воспоминаниях генерал-майора Тонконогова Я.И. , со слов генерала Михайлова Н.Ф., который был свидетелем гибели генерала Прохорова В.И. - "Во Флоссенбурге Прохоров ударил капо и убил. [1]Охранники пошли и избили его до полусмерти. Затем, истощенный, он был отправлен в ревир, где ему сделали смертельный укол. Оттуда – отправили в крематорий"[5]. Это действительно произошло в октябре 1943 года.

http://sci-article.ru/stat.php?i=1414844720


Василий Иванович
 
СаняДата: Воскресенье, 17 Марта 2019, 19.24.57 | Сообщение # 134
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует


7 августа 1941 года в уманском «котле» был захвачен немцами командующий 12-й армией генерал-майор Павел ПОНЕДЕЛИН. До конца войны он находился в плену. Гитлеровцы делали его фотографии и использовали их в пропагандистских целях. После освобождения в 1945 году американскими войсками Понеделин, переданный советской стороне, был арестован и заключен в Лефортовскую тюрьму. 25 августа 1950 года он был расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. Его судьбу разделил командующий 13-м стрелковым корпусом 12-й армии генерал-майор Николай Кириллов. Оба были реабилитированы в 1956 году.


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 17 Марта 2019, 19.27.35 | Сообщение # 135
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует


В киевском «котле» был захвачен в плен еще один генерал – командующий 5-й армией Михаил ПОТАПОВ. До этого он доставил врагу массу неприятностей, нанося удары из района Припятских болот. Его армия не раз упоминается в директиве № 33, подписанной Гитлером в июле 1941 года, – настолько та была костью в горле. В плену генерал вел себя достойно, после войны был восстановлен в рядах Советской армии.


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 17 Марта 2019, 19.28.47 | Сообщение # 136
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Командир 21-го стрелкового корпуса генерал-майор Дмитрий ЗАКУТНЫЙ попал в плен в белостокско-минском «котле». Позже он стал одним из активных деятелей власовского движения, за что в 1946 году в Москве был приговорен к смертной казни.



Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Понедельник, 18 Марта 2019, 01.15.58 | Сообщение # 137
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Командир 21-го стрелкового корпуса генерал-майор Дмитрий ЗАКУТНЫЙ попал в плен в белостокско-минском «котле». Позже он

Как ни странно, попал в шталаг люфтваффе №2 Литцманнштадт.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Понедельник, 18 Марта 2019, 01.25.18 | Сообщение # 138
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Фадлан ()
Во время плена М.Г. Снегов сначала содержался в городах Умань,
Винница, Замостье. В апреле 1942 г. он был переведен в лагерь в Хаммельсбурге;
в начале 1943 г. отправлен в крепость Летцен, затем в Гогенштейнский
концлагерь; с ноября этого года содержался в крепости Вюрцбург под Вайсенбургом.

Цитата Фадлан ()
О генерал - майоре Снегове:
..."В ночь с 5 на 6 августа, - писал позднее М.Г. Снегов в своей автобиографии,
- мы предприняли попытку выйти из окружения. Отдельные части
прошли. Я с остатками корпуса также пошел на прорыв, но был ранен и
контужен. У деревни Копеньковата наша группа была разбита. В течение
всего дня группа в 10-15 человек, оставшаяся со мною, вела перестрелку
с автоматчиками противника. На рассвете я был захвачен вместе с
двумя несшими меня бойцами"» [2].
Во время плена М.Г. Снегов сначала содержался в городах Умань,
Винница, Замостье. В апреле 1942 г. он был переведен в лагерь в Хаммельсбурге;
в начале 1943 г. отправлен в крепость Летцен
, затем в Гогенштейнский
концлагерь

И зачем его после содержания в плену направлять на ОПРОС в Лётцен?! Скорее, все было наоборот.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Понедельник, 18 Марта 2019, 07.29.31 | Сообщение # 139
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Цитата Геннадий ()

Как ни странно, попал в шталаг люфтваффе №2 Литцманнштадт.

Возможно как через транзитный пункт на границе Рейха по дороге в Хаммельбург

Фамилия Закутный
Имя Дмитрий
Отчество Ефимович
Дата рождения/Возраст 25.11.1897
Место рождения Валикок
Дата пленения 26.07.1941
Место пленения Гомель
Лагерь офлаг XIII D (62)
Лагерный номер 4910
Судьба попал в плен
Последнее место службы 21 ск
Воинское звание генерал-майор
Название источника донесения ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272110080&p=1



Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Вторник, 23 Июля 2019, 13.02.54 | Сообщение # 140
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
"Рыжков Афанасий Николаевич мой двоюродный дед легендарный человек,истинный коммунист в 16 лет сбежал из дома на фронт,шла гражданская война...К сожалению когда он умер я была еще достаточно маленькой.Последнее мое воспоминание о дедушке Фанике,так его называла я и так его называли его родные сестры Рыжкова Любовь Николаевна и Гоноровская Клавдия Николаевна,это лето 1971 года когда я,мой покойный отец,моя покойная мама - родная племянница Рыжкова А.Н. моя родная сестра - Ежова Ольга Анатольевна и моя родная бабушка - Рыжкова Любовь Николаевна находились в г.Каменск Шахтинский в доме дедушки.На тот момент он был смертельно болен и полностью порализован,но в здравом уме и трезвой памяти.Скончался он от заболеваний которые были последствием его пребывания в концентрационных лагерях.Пишу коротко,у меня сохранились фотографии деда послевоенные и довоенные.Есть фотография датированная 1940 годом.Если это кого то заинтересует то я согласна предоставить имеющиеся у меня материалы."
https://www.moypolk.ru/rossiya/soldiers/ryzhkov-afanasiy-nikolaevi
https://ru.wikipedia.org/wiki....8%D1%87


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Пятница, 30 Августа 2019, 15.51.04 | Сообщение # 141
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
https://www.youtube.com/watch?reload=9&v=wEQlWnmng2k

С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Пятница, 13 Сентября 2019, 20.22.13 | Сообщение # 142
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Ткаченко Семен Акимович (24.05.1898-2.02.1945)



Родился 24.05.1898 г в слободе Плахтеевка села Таромское Екатеринославского уезда Екатеринославской губернии (В настоящее время село Таромское входит в границы города Днепр) в семье крестьянина. В 1913 г. еще ребенком вместе с семьей переехал в деревню Николаевка Кротовской волости Ишимского уезда Тобольской губернии. Семья была бедной, поэтому работал с малых лет, пас скотину, батрачил.
В феврале 1917 г. был призван в армию и зачислен рядовым в 36-й Сибирский резервный пехотный полк (г. Омск). С июля 1917 г. в составе в составе 413-го пехотного Порховского полка 104-й бригады принимал участие в боях Мировой войны на Юго-Западном фронте. В апреле 1918 г. демобилизован и вернулся домой.
В июле 1919 г. мобилизован в армию Колчака и направлен служить в отдельную саперную роту (г. Омск). Позднее, в составе этой роты был отправлен на фронт. В августе 1919 г. получил краткосрочный отпуск с выездом на родину.
В сентябре 1919 г. при подходе частей 51-й стрелковой дивизии Красной армии к селу Кротовка добровольно вступил в 452-й стрелковый полк 51-й стрелковой дивизии. Назначен помощником командира взвода. В составе полка воевал на Восточном фронте против войск адмирала Колчака: под Тюменью, Тобольском, участвовал в Петропавловской операции; с июля 1920 г. против войск адмирала Врангеля на Южном фронте: под Каховкой, в Перекопско-Чонгарской операции, штурмовал Турецкий вал на Перекопе и Ишуньские позиции.
В ноябре 1920 г. назначен командиром 2-й роты 452-го стрелкового полка. В том же году вступил в члены ВКП(б).
После окончания Гражданской войны части 51-й Перекопской дивизии были передислоцированы в район Одессы. Ткаченко был направлен учиться на Одесские пехотные командные курсы, которые окончил в 1921 г.
В апреле 1922 г. - командир 6-й ротой 452-го Бутырского полка 151-й бригады 51-й Перекопской Краснознаменной стрелковой дивизии.
С 1923 г. - командир 4-й роты 151-го стрелкового полка (бывший 452-й). В том же году уволен из РККА, как неграмотный.
В 1924 г. ликвидировал неграмотность и вновь вступил в 51-ю Перекопскую дивизию, назначен командиром взвода в один из полков дивизии.
С сентября 1924 по август 1926 г. - обучался в Объединенной Киевской школе подготовки командиров им. С.С. Каменева. По окончании учебы вернулся в дивизию и был назначен помощником командира, а затем и командиром роты "одногодичников" в 153-м стрелковом полку (бывший 453-й полк), который в то время дислоцировался в Одессе.
В 1928 г. - командир и военком 4-й роты 153-го стрелкового Краснознаменного Замоскворецкого полка 51-й стрелковой Перекопской дивизии.
С 1 апреля 1929 г. - командир 1-го батальона 153-го стрелкового Замоскворецкого Краснознаменного полка. В 1929 г. обвинен в троцкизме и арестован. Восстановлен в РККА и 25 ноября 1929 года назначен командиром батальона в 137-й стрелковый Киевский полк 46-й стрелковой дивизии Украинского ВО.
С 10 апреля 1930 г. - слушатель подготовительного курса Военной Академии РККА им. М.В. Фрунзе. С августа 1930 г. зачислен слушателем основного факультета Военной академии, которую окончил 4 мая 1934 года.
По окончании академии назначен помощником по строевой части командира 79-го стрелкового полка 27-й стрелковой Омской Краснознаменной дивизии им. Итальянского пролетариата Белорусского ВО (г. Лепель). С сентября 1935 г. исполняет должность, а 16 декабря 1935 г. назначен командиром и комиссаром этого полка.
С 16 декабря 1935 г. - командир и военный комиссар 79-го стрелкового полка 79-го стрелкового полка 27-й стрелковой Омской Краснознаменной дивизии. С 17 февраля 1936 г. майор.
13 января 1937 г. освобожден от занимаемой должности и зачислен в распоряжение Управления по начсоставу РККА.
С 19 марта 1937 г. - помощник командира по строевой части 53-го стрелкового полка 18-й стрелковой Ярославской Краснознаменной дивизии Ленинградского ВО (г. Петрозаводск). С 16 августа 1938 г. полковник.
С 19 июня 1938 г. - помощник командира 31-й стрелковой Сталинградской дивизии Закавказского ВО (г.Астрахань).
С 19 августа 1939 г. - командир 28-й горно-стрелковой Горской Краснознаменной дивизии им. В.М.Азина.
С 8 января 1940 г. - командир 44-й стрелковой Киевской Краснознаменной дивизии. (Приказ НКО №048), которая в то время вела боевые действия на Ухтинском направлении.
По окончании советско-финляндской войны, в апреле 1940 г., 44-я дивизия убыла обратно в Киевский ВО и была размещена в Игнатпольских лагерях недалеко от Коростеня. С 29 апреля 1940 г. - комбриг, а с июня 1940 г. - генерал-майор (Постановление 4.06.40 г №945).
В конце июня 1940 г. дивизия участвует в походе Красной армии в Бессарабию, а в марте 1941 года была передислоцирована в район Болехово, Долина Станиславской области (ныне Ивано-Франковская обл.), в Карпаты, где начала выполнять задачу по прикрытию государственной границы с Венгрией.
С 22 июня 1941 г. 44-я Киевская Краснознаменная горно-стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Ткаченко А.С. участвует в боях в составе 13-го стрелкового корпуса 12-й армии Юго-Западного фронта, а затем Южного фронта. За разгром Словацкой механизированной бригады в бою у г. Липовец генерал-майор Ткаченко А.С. был представлен к награждению орденом Ленина.
7 августа 1941 г при обстреле лесного массива Зеленая брама в районе с. Подвысокое Кировоградской области был ранен в голову и правую руку. Выходил из окружения в составе группы офицеров управления дивизии. Пленен, по всей видимости, 7 или 8 августа 1941 г., но ему удалось почти сразу же вырваться из плена.
В одиночку пробирался к линии фронта. 15 августа добрал до г. Узин Киевской области, где был вынужден устроиться работать в местный колхоз. 2 сентября 1941 г. был задержан местными полицейскими, опознан предателем и доставлен в комендатуру, а затем в Дулаг №170 (г.Белая Церковь). Через несколько дней переведен в Дулаг №201 (Шталаг №358) (г.Житомир).
В конце сентября - первых числах октября 1941 года этапирован в офицерский лагерь Офлаг-XIA (г. Владимир-Волынский), куда прибыл 4 октября 1941 г.
16 октября 1941 г., т.е. спустя 12 дней, отправлен в Германию, в офицерский лагерь военнопленных Офлаг-XIIIД (Хаммельбург), куда прибыл 22 октября 1941 г.
В лагере Офлаг-XIIID (Хаммельбург) являлся активным участником группы сопротивления, был членом комитета подпольной организации, а с 5 января по начало июня 1942 г. возглавлял подпольный комитет.
10 февраля 1942 г. арестован гестапо за участие в работе подпольной организации и подготовку побега, и вместе с другими членами лагерного подполья посажен в Нюрнбергскую тюрьму гестапо. Лишен статуса военнопленного, объявлен врагом Германского рейха и 25 февраля 1943 г. помещен в штрафной концлагерь в г. Флоссенбюрг, где также участвовал в работе подпольной организации лагеря.
Летом 1943 г. был направлен в составе рабочей команды на работы, откуда пытался совершить побег.
5 октября 1943 г., в составе партии советских офицеров, этапирован в концлагерь Заксенхаузен. Вначале С.А. Ткаченко помещен во внешний лагерь Бад Сааров, а 26 октября 1943 г. переведен в, так называемый "общий лагерь" концлагеря Заксенхаузен. В концентрационном лагере Заксенхаузен также принимал участие в работе подпольной организации (отвечал за подготовку боевых групп). Когда гестапо стало известно о готовящемся восстании, в ночь с 2 на 3 февраля более 200 подпольщиков-военнопленных были отобраны для уничтожения. По дороге в крематорий советские военнопленные по команде генерала Ткаченко С.А. набросились на конвой и в неравной схватке все погибли.
Майор (с 17.02.1936 г); полковник (с 16.08.1938 г); комбриг (29.04.1940 г); генерал-майор (Постановление 4.06.40 г №945).
Награжден двумя орденами Красного Знамени в 1920 и 1921 г (Прик.РВСР № 201 от 1921 г.), медалью XX-лет РККА (1938 г).
Имя генерала Ткаченко носит переулок в посёлке Таромское Ленинского района города Днепр. В народном музее села Подвысокое Кировоградской области есть небольшой стенд, посвященный С.А. Ткаченко, также информация о нем и его фотография имеется в музее Щорса в г.Клинцы Брянской области и в Мемориальном музее концлагеря Заксенхаузен.

http://www.istor-44gsd.ru/Html/Artikel/art_25-Tkatchenko.php


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 13 Сентября 2019, 20.58.45 | Сообщение # 143
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Артеменко Павел Данилович (12.7.1896-26.8.1950)



Командир 27-го стрелкового корпуса. Генерал-майор (4.6.1940).
Родился 12 июля 1896 г. на хуторе Тополи Двуречанского района Харьковской обл. (ныне Тополянский р-н Сумской обл). Украинец. Окончил 4 класса церковно-приходской школы, работал на паркетной фабрике.
В 1914 г. призван в Русскую императорскую армию. Участвовал в боях первой мировой войны на Западном фронте в составе 699-го Саровского пехотного полка. В боях отличился храбростью и направлен учиться в 3-х месячную учебную команду при 232-м запасном пехотном полку. По окончании команды в 1916 г. произведен в унтер-офицеры.
После развала царской армии вернулся домой и в ноябре 1917 г. вступил в Сумской партизанский отряд. Воевал с немцами и гайдамаками в районе Бахмача.
В мае 1918 г. вступил в Красную Армию. Служил в составе группы войск Сумского направления, был старшиной 1-го пограничного отряда, начальником конной разведки Сумского уездного военкомата, с апреля 1919 г. - помощник начальника пулеметной команды 38-го Украинского полка, затем командир взвода 1-го стрелкового полка Сумской крепостной бригады.
С июля 1919 г. воевал на Южном фронте - помощник начальника и начальник пулеметной команды 369-го стрелкового полка 123-й бригады 41-й стрелковой дивизии. В сентябре 1919 г. в бою у с. Камышловка Харьковской губернии был ранен. Участвовал в боях советско-польской войны 1920 г.
В начале мая 1921 г. после реорганизации 41-й стрелковой дивизии в составе 41-й кадровой стрелковой бригады влит в 396-й стрелковый полк 132-й стрелковой бригады 44-й стрелковой дивизии. В 1922 г. окончил Курсы при штабе 44-й стрелковой дивизии. В составе 396-го полка - и.д. начальника, затем помощника начальника и вновь начальника пулеметной команды; начальник полковой школы.
В 1924 г. окончил пехотную командную школу и сдал экзамены за среднюю школу. В августе 1927 г. окончил Киевскую объединенную военную школу и назначен на должности начсостава в 285-м стрелковом полку 95-й стрелковой дивизии УВО: командир пулеметной роты, командир стрелковой роты, и.д. командира батальона, командир и политрук роты, начальник полковой школы.
В 1931 г. окончил стрелково-тактические курсы усовершенствования комсостава РККА "Выстрел" им. Коминтерна.
С ноября 1933 г. - командир сначала 283-го, а с апреля 1937 г. - 285-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии.
С августа 1937 г. - командир 95-й стрелковой дивизии в КВО.
С августа 1939 г. - командир 27-го стрелкового корпуса в КОВО.
В 1941 г. окончил КУНС при Академии Генштаба им. К.Е. Ворошилова.
С началом Великой Отечественной войны корпус под его командованием в составе 5-й и 37-й армий Юго-Западного фронта участвовал в приграничном сражении, а затем в Киевской оборонительной операции.
С 1 сентября 1941 г. - заместитель командующего войсками 37-й армии по тылу. В этой должности находился две недели, когда в окружение в районе Киева попал весь Юго-Западный фронт. 27 сентября 1941 г. пленен немецкими войсками.
Органы НКВД проводили тщательное расследование происходившего в Киевском котле на основании допросов тех, кому удалось выйти из окружения. Согласно этим показаниям, группа П.Д.Артеменко после долгого огневого боя была почти вся уничтожена, а сам он, исчерпав возможности сопротивления, сдался в плен. Его группа продержалась на сутки дольше, чем остальные части разбитой 37-й армии.
Однако официальный ход получила бумага, более напоминающая донос. В докладной записке начальника отдела боевой подготовки 40-й армии полковника Н.А.Никитина от 28 февраля 1942 г. заместителю начальника Главного управления кадров Красной Армии полковнику Свиридову говорилось: "О бывшем командире 27 ск генерал-майоре Артеменко П. Д. мне известно следующее: 26 сентября 1941 г., попав в тактическое окружение в районе села Семёновка Березанского района Киевской области, он сдался в плен фашистам вместе с группой командиров и бойцов. Группа состояла из следующих лиц: сын генерал-майора Артеменко Михаил был его адъютантом, бывший начальник снабжения корпуса майор Терпугов, бывший заместитель военкома корпуса старший политрук Воронин, "сестра" Тамара, фамилии ее не знаю (всегда ездила в машине Артеменко) и 4 красноармейца - шофер и трое из личной охраны Артеменко. Причина сдачи в плен, по словам этих трусов и предателей, - бесполезность жертвовать собой и терпеть лишения, т. к. положение безвыходное, добровольная сдача в плен гарантирует жизнь".
Военным трибуналом Юго-Западного фронта 10 апреля 1942 г. П.Д. Артеменко был осужден заочно по ст. 58, п. 1"б" УК РСФСР ("измена Родине военнослужащими") и приговорен к высшей мере наказания с конфискацией имущества.
В плену держался достойно. После пребывания во Владимир-Волынском лагере военнопленных, был вывезен в Германию. Содержался в лагере №73 (Нюрнберг) и №35 (Вейсенбург). От многочисленных предложений сотрудничества отказался.
В апреле 1945 г. освобожден американскими войсками. Репатриирован на Родину.
С мая по декабрь 1945 г. проходил спецпроверку в органах НКВД. По результатам проверки восстановлен в рядах РККА, дан ход представлениям к наградам, к которым он был представлен в 1941 г. и в 1946 г. награжден орденом Ленина и орденом Красного Знамени.
29 декабря 1946 г. арестован. 26 августа 1950 г. Военной коллегией Верховного суда СССР за "потерю управления войсками и добровольную сдачу в плен" смертный приговор был подтвержден и в тот же день он был приведен в исполнение. Захоронен в братской могиле на Донском кладбище Москвы.
9 февраля 2001 г. Главной Военной прокуратурой отказано в реабилитации, поскольку обвинение и осуждение П.Д. Артеменко было признано законным. Однако через 3 года после этого - 16 декабря 2004 г. генерал-майор Артеменко П.Д. был все же реабилитирован.

http://www.shans.com.ua/?m=nr&id=29448


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 13 Сентября 2019, 23.06.48 | Сообщение # 144
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Корнилов Иван Алексеевич (14.9.1899-17.6.1953)



Командир 49-го стрелковый корпуса. Генерал-майор (с 1940 г.)
Родился 14.9.1899 г. в с.Свотиново ныне Костромского района Костромской обл.
В Красной Армии с ноября 1918г.
В Гражданскую войну воевал на Юго-Западном фронте. В 1919 г. окончил Костромские пехотные командные курсы и с ноября 1919г. проходил службу командиром взвода 1-го Троицкого стрелкового полка.
После окончания войны, с февраля 1921 г. обучался в Высшей тактико-стрелковой школе комсостава РККА им. III Коминтерна, а по ее окончании с декабря 1921 г. командовал ротой караульного батальона в Украинском ВО.
С января 1923 г. помощник командира батальона ЧОН, с июля 1923 г. командир отделения Жмеринской роты ЧОН.
В октябре 1923 г. вновь направлен в Высшую тактико-стрелковую школу комсостава РККА им. III Коминтерна. По окончании школы, с августа 1924 г., проходил службу в 288-м стрелковом полку 96-й стрелковой дивизии Украинского ВО в должностях: командира роты, начальника полковой школы, а с марта 1930 г. начальника штаба 287-го стрелкового полка той же 96-й дивизии.
С декабря 1932 г. командир 131-го стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии.
С мая 1939 г. помощник командира 46-й стрелковой дивизии, с июля 1939 г. командир 45-й стрелковой дивизии. В 1940 г. присвоено воинское звание генерал-майор.
В начале 1941 г. обучался на КУВНАС, и с марта 1941 г. назначен командиром 49-го стрелкового корпуса Киевского особого ВО.
С началом Великой Отечественной войны 49-й стрелковый корпус в составе 6-й армии Юго-Западного фронта участвовал в приграничном сражении. В июле - августе 1941 г. в составе Юго-Западного, а затем Южного фронтов вел боевые действия в районе г. Бердичев, Богуслав, Умань.
10 августа 1941 г. раненным был взят в плен и находился в лагерях для военнопленных в городах Умань, Брест, Седльце, Замосць, Нюрнберг, в крепости Вейсенбург.
29 апреля 1945 г. освобожден из плена союзными войсками и направлен в г. Париж в распоряжение Советской военной миссии по делам репатриации.
После окончания войны до 21 декабря 1945 г. проходил проверку в органах Главного управления "Смерш", затем находился в распоряжении ГУК НКО СССР.
С марта 1946 г. слушатель ВАК при Высшей военной академии им. К.Е. Ворошилова. По окончании академии (с мая 1947 г.) был начальником военной кафедры сначала Куйбышевского планового института, а с июля 1950 г. - Ростовского государственного университета.
Умер 17.6.1953 г., г. Ростов-на-Дону.
Награжден 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями.

http://www.istor-44gsd.ru/Html/person_K.html#kabula


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 13 Сентября 2019, 23.25.25 | Сообщение # 145
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Привалов Петр Фролович (22.12.1898-31.12.1951)



Генерал-майор. Командир 15-го стрелкового корпуса.
Родился 22.12.1898 г. в с.Смолевичи (ныне Клинцовский р-н) Брянской обл. Русский.
В феврале 1917 г. призван в Русскую императорскую армию. Служил рядовым в 289-м пехотном полку. Затем в пулеметной учебной команде 289-го полка в г. Ржев. По ее окончании направлен на фронт, где воевал в составе 59-го Сибирского полка. Старший унтер-офицер.
С марта 1918 г. - а Красной Армии. В Гражданскую войну служил сначала в составе 1-го Петроградского морского отряда, преобразованного затем во 2-й Петроградский полк. С мая по август 1918 г. в его составе участвовал в боях на Восточном фронте при подавлении мятежа Чехословацкого корпуса в районе Кузнецка и Сызрани. Начальник пулемета. В бою под Сызранью был ранен, после чего находился на излечении в госпитале в г.Пенза.
С ноября 1918 г. служил в 1-м Богунском полку 1-й Украинской Советской дивизии на Западном и Южном фронтах. Красноармеец, помощник командира и командир пулеметного взвода, помощник начальника пулеметной команды.
После войны с сентября 1921 г. - помощник начальника пулеметной команды 388-го стрелкового полка. По расформировании полка в июне 1922 г. переведен служить в 130-й стрелковый Богунский полк 44-й стрелковой дивизии УВО. Последовательно занимал должности помощника начальника и врид начальника пулеметной команды, командира роты, врид командира батальона, врид командира роты.
С сентября 1925 г. обучался на повторных курсах при 5-й Киевской пехотной школе. По окончании курсов в 1926 г. продолжал служить в 130-м Богунском стрелковом полку. Командир сводной роты, командир пулеметного батальона.
В 1928 г. за боевые заслуги в Гражданской войне и в связи с 10-летием Красной Армии он был награжден орденом Красного Знамени.
В декабре 1930 г. - начальником полковой школы 131-го стрелкового Таращанского полка 44-й дивизии. Затем командир стрелкового и пулеметного батальонов.
В 1930 г. окончил Стрелково-тактические курсы усовершенствования комсостава РККА "Выстрел" им. Коминтерна.
С августа 1931 г. - начальник штаба 131-го стрелкового Таращанского полка.
С ноября 1933 г. командир и военком 130-го стрелкового Богунского полка КВО. С мая 1938 г. - помощник командира 44-й стрелковой дивизии.
С августа 1939 г. - командир 192-й горнострелковой дивизии КВО. Генерал-майор (1940 г.). В 1941 г. обучался на КУВНАС РККА.
В боях Великой Отечественной войны участвует с первого дня в составе 12-й армии Юго-Западного фронта. После выхода из окружения восточнее г.Умань в начале августа 1941 г., направлен на учебу в Академию Генштаба им. К.Е. Ворошилова.
По окончании академии в ноябре 1942 г. - командир 15-го стрелкового корпуса 6-й армии Воронежского фронта.
22 декабря 1942 г. во время поездки на КП 267-й стрелковой дивизии в район Кантемировки машина П.Ф. Привалова попала в засаду, была обстреляна танками противника, П.Ф. Привалов был тяжело ранен и захвачен в плен.
Прошел через несколько фашистских лагерей. В июле 1943 г. за попытку побега арестован и заключен в Берлинскую тюрьму, а затем помещен в крепость Вюльцбург в лагерь для интернированных (г.Вайсенбург). В апреле 1945 г. освобожден американскими войсками. После окончания войны репатриирован в СССР. До 21 декабря 1945 г. проходил проверку в Главном управлении Смерш.
По результатам проверки арестован и 27 ноября 1951 г. осужден Военной коллегией ВС СССР по ст. 58 п. 1 "б" УК РСФСР ("Измена Родине военнослужащим") и приговорен к высшей мере наказания, с конфискацией имущества. Расстрелян 31 декабря 1951 г. в Москве, захоронен на Донском кладбище.
Реабилитирован Постановлением Пленума ВС СССР от 18 марта 1968 г. - "за отсутствием состава преступления".

Награжден: 2 ордена Красного Знамени, медаль "XX лет РККА".

http://www.istor-44gsd.ru/Html/person_N.html#nowikov


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 13 Сентября 2019, 23.34.22 | Сообщение # 146
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Сысоев Павел Васильевич (29.7.1901-24.4.1981)



Командир 36-го стрелкового корпуса. Генерал-майор.
Родился 29.7.1901 г. в пос. Саввинской фабрики (ныне р.п. Саввинский) Реутовского района Московской обл. Русский.
В ноябре 1917 г. добровольно вступил в Красную гвардию. Был бойцом-пулеметчиком красногвардейского отряда, сформированного на Саввинской фабрике. С ноября 1917 г. участвует в боях Гражданской войны.
В начале 1918 г., когда создавалась Красная Армия, в составе отряда влился в 103-й Калачевский полк. В составе полка сражался с войсками генералов Л. Г. Корнилова и П. Н. Краснова на Дону, участвовал в подавлении контрреволюционного восстания в Москве.
В апреле 1919 г. заболел тифом. Лечился в госпитале, а после излечения был уволен из РККА "как несовершеннолетний".
С ноября 1919 г. - начальник и комиссар продотряда в Казанской губернии. В январе - марте 1921 г. участвовал в подавлении кулацких восстаний в Ядринском, Цивильском и Чебоксарском уездах Чувашии. В том же 1921 г. назначен ядринским районным продкомиссаром, затем переведен уездным продкомиссаром в г.Конотоп Черниговской губернии.
В конце 1921 г. по партийной мобилизации призван в РККА и направлен политбойцом в отдельную Заволжскую Красногусарскую бригаду. В феврале 1922 г. переведен политбойцом в 394-й стрелковый полк 132-й бригады 44-й стрелковой дивизии.
С декабря 1922 г. - командир отделения 132-го Донецкого полка 44-й дивизии. Затем последовательно занимает должности: помощника политрука и политрука роты, врид военкома и помощника военкома полка, секретаря партийной организации, с 1925 г. - комиссар 132-го Донецкого полка.
В январе 1929 г. направлен на учебу на Стрелково-тактические курсы усовершенствования комсостава РККА "Выстрел" им. Коминтерна. По окончании курсов в августе 1929 г. - командир батальона 9-го стрелкового полка 9-й Крымской стрелковой дивизии.
С марта 1931 г. - командир 89-го стрелкового полка 30-й стрелковой дивизии; с марта 1934 г. - командир 95-й Молдавской стрелковой дивизии. В августе 1936 г. за успехи в боевой подготовке награжден орденом Красной Звезды.
В середине августа 1937 г. по сфабрикованному делу снят с должности и арестован "за связь с врагами народа и вредительскую линию в боевой подготовке частей дивизии".
В марте 1938 г. полностью реабилитирован, восстановлен в РККА и назначен старшим преподавателем кафедры общей тактики Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе. С октября 1939 г. - начальник курса академии. В июне 1940 г. присвоено воинское звание "генерал-майор".
С марта 1941 г. - командир 37-го стрелкового корпуса, с июня 1941 г. - командир 36-го стрелкового корпуса 6-й армии КОВО.
С началом Отечественной войны в составе корпуса участвует в приграничном сражении: в конце июня 1941 г. совместно с другими войсками Юго-Западного фронта - в сражении в районе Дубно.
В начале июля 1941 г. в боях в районе Ямполь корпус понес большие потери и был окружен. При выходе из окружения попал в плен. В плену выдал себя за красноармейца, назвавшись именем, Петр Скирда. Совершив неудачную попытку побега, пройдя несколько лагерей, в 1943 г. оказался в лагере военнопленных г. Стрый, откуда в августе 1943 г. совершил групповой побег. Продвигаясь на восток, в сентябре 1943 г. группа была обнаружена и влита в отряд УПА, который дислоцировался в пос. Колки (Миневичевский район Волынской обл.).
В ноябре 1943 г. в районе р. Стоход в ходе столкновения с подразделением Черниговско-Волынского партизанского (командир А.Ф.Федоров) перешел на сторону партизан.
До апреля 1944 г. воевал в составе партизанского соединения. Помощник начальника штаба соединения.
После соединения с наступающими частями Красной Армии отправлен в Москву для спецпроверки. Проверку проходил с апреля 1944 г. по январь 1946 г.
В марте 1946 г. освобожден, восстановлен в воинском звании и направлен на учебу на ВАК при Высшей военной академии им. К.Е.Ворошилова.
По окончании ВАК, в январе 1947 г. назначен старшим преподавателем кафедры ВДВ академии.
С ноября 1953 г. в отставке.
Умер 24.4.1981 г. в Москве.
Награжден: орден Ленина, 2 ордена Красного Знамени, орден Красной Звезды, медали.

http://www.istor-44gsd.ru/Html/person_S.html#samohvalov


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Суббота, 19 Октября 2019, 22.02.49 | Сообщение # 147
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Из книги Евгения Долматовского "Зеленая брама":
"...Вообще-то генерал Снегов ни об уманском окружении, ни о плене никому не рассказывал, всякие разговоры на больную тему пресекал с не свойственной ему в семье рез­костью. Но лет тридцать пять назад его посетил дорогой гость. Явился без предупреждения. Они обнялись, долго молчали. Когда прошла оторопь встречи, разговорились, делились воспоминаниями, генерал все его не отпускал.
Оказалось, это его тогдашний адъютант, порученец.
— Они о танке со знаменами не говорили?
Юрий Михайлович разводит руками... Разговор велся в соседней комнате, старались не беспокоить собеседников, не сбить их с волны, на которую оба были настроены. Но говорили о Зеленой браме, это точно.
Фамилию, имя, отчество порученца сын генерала не помнит... Звание? Про звание был разговор, вроде после возвращения из Франции адъютанта не восстановили в звании капитана, он очень обижался.
— Что значит — возвращение из Франции?
Оказывается, адъютант из Уманской ямы был увезен
на Запад, бежал, был в отряде маки.
— А откуда приезжал порученец после войны?
— С Украины, кажется, из Львова...
Через несколько дней полковник Снегов позвонил мне и сказал, что его мама, Вера Андреевна Снегова, обладает лучшей памятью, чем сын, и вспомнила, что фамилия адъю­танта Ганночка. Имя и отчество, простите, забыла... Как найти этого человека? Правда, он носит редкую фамилию, но достаточно ли этого?
На мое счастье, в нашей стране, и едва ли не в каждом городе, есть вдохновенные искатели и краеведы, они много знают и умеют искать...
Круг их интересов — война, которую они не помнят. Не сама война, а героизм земляков.
Я обратился к своей заочной знакомой, журналистке львовского телевидения Лесе Михайловне Козик. Она в своих поисках не раз соприкасалась с героями Зеленой брамы и присылала мне очень интересные материалы.
Я начал получать из Львова огорчительные телег­раммы — след Ганночки потерян... И вдруг — торжествую­щая депеша. Леся Михайловна обнаружила Ганночку. Он теперь живет в Полтаве, есть адрес.
«Выезжаю в Полтаву. Козик».
Чудесные и удивительные все-таки люди — эти иска­тели!
Текущие дела, весь быт — в сторону, надо прихватить полпятницы, субботу и воскресенье и лететь в Полтаву.
В понедельник — уже из Львова — телефонный звонок, а за ним письмо.
Ганночка Степан Лаврентьевич, 1905 года рождения. С 1927 года в Красной Армии, кавалерист, командир эскад­рона. Был комендантом города Перемышля, а когда Перемышль сдали во второй раз, Снегов оставил капитана Ган­ночку при себе для особых поручений.
В Зеленой браме капитан был ранен в голову. Не до госпитализации было, продолжал действовать. Надо было закопать в ближайшем яру документы и знамена. Это было последнее поручение Снегова.
А потом — плен, дорога невольников на Запад. Капитан совершил побег из плена уже во Франции (Шербур). Все верно, Ганночка воевал в маки. В апреле 1945 года, будучи в Париже, он узнает, что американцы доставили туда группу освобожденных ими из концлагеря советских
генералов и они живут в отеле
, ожидая возвращения на родину. Капитан является в отель, докладывает генерал-майору Снегову М. Г., что прибыл с машиной и предлагает совершить поездку по Парижу, готов быть экскурсово­дом..."
https://libking.ru/books....ml#book
Интересно, в каком парижском отеле генералов разместили американцы?


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Суббота, 23 Ноября 2019, 11.43.42 | Сообщение # 148
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
"...25 июня Антюфеев во главе группы около 100 человек организовал штыковую атаку в районе Мясного Бора, но противнику удалось ее отбить. Антюфеев был контужен, но повел свою группу, в которой осталось 70 человек, в тыл противника, чтобы обойти его. Шли по лесам и болотам десять дней, группа таяла.
4 июля 1942 г. группа генерала И. М. Антюфеева вышла юго-западнее Спасской Полисти и попала в лабиринт сплошных заграждений. До линии фронта оставалось лишь 5 км. Комдив и комиссар дивизии Гладышко приняли решение отползти в кусты и переждать день, а ночью перейти линию фронта. Но лейтенант, который полз впереди, подорвался на мине. Лейтенант погиб, а генерала вторично контузило. Бойцы пытались оттащить его в кусты, но группа была замечена немецким наблюдательным постом и взята в плен.
Вначале генерала отправили в лагерь военнопленных близ эстонского г. Выру, где он пробыл 20 дней. Затем до марта 1943 г. И. М. Антюфеев находился в лагере в районе Каунаса. Отсюда его вывезли в Германию в лагерь Фаленбосталь, где он работал в шахте. 5 октября 1943 г. за подготовку к побегу генерала И. М. Антюфеева и четырех полковников заключили в крепость-тюрьму Вюльцбург в окрестностях Вайсенбурга.
Враги считали, что, поскольку генерал-майор был непосредственным подчиненным генерал-лейтенанта Власова, его легко можно будет склонить к предательству. Но немцы просчитались, и тогда начался шантаж. Сначала в газетах появилось «интервью», якобы данное Антюфеевым, затем статья «за его подписью», призывающая сотрудничать с немцами и Власовым. Все делалось, чтобы скомпрометировать и морально подавить комдива. Но генерал И. М. Антюфеев не сломался и остался верен Присяге.
К началу страницы
С приближением союзнических войск немцы эвакуировали пленных генералов в международный лагерь «7а» близ Моссбурга. Здесь 29 апреля 1945 г. их освободили американские войска. Двадцать три дня генерал-майор Антюфеев находился в советской военной миссии в Париже, а 26 мая отправлен в Москву, где до декабря проходил спецпроверку в органах НКВД..."
http://10otb.ru/content/person/person_komdiv/antyufeev.html

Тут сразу 2 вопроса.
1. Почему он был отправлен в Фалингбостель, а не в офлаг 62 Хаммельбург?
2. Кто эти четверо полковников, которые тоже были в Фалингбостеле?


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Суббота, 14 Декабря 2019, 10.54.41 | Сообщение # 149
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
https://ucmopuockon.livejournal.com/7238377.html
Есть довоенные фото.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Viktor7Дата: Суббота, 14 Декабря 2019, 11.45.08 | Сообщение # 150
Группа: Модератор
Сообщений: 10551
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
Интересно, в каком парижском отеле генералов разместили американцы?

Их там пруд пруди, на каждом углу!
 
Авиации СГВ форум » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Общие судьбы военнопленных » Советские генералы в немецком плену.
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: