• Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: doc_by, Назаров, AgniWater71, Геннадий  
Авиации СГВ форум » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Общие судьбы военнопленных » Архивы - поиск по региональным архивам (Региональные архивы как кладез информации)
Архивы - поиск по региональным архивам
NestorДата: Пятница, 27 Сентября 2019, 11.57.35 | Сообщение # 121
Группа: Эксперт
Сообщений: 25601
Статус: Отсутствует
Ни черта непонятно. ОБД "Мемориал" дополнять будут или это будет совершенно другой отдельный ресурс?

Будьте здоровы!
 
NestorДата: Пятница, 27 Сентября 2019, 11.58.36 | Сообщение # 122
Группа: Эксперт
Сообщений: 25601
Статус: Отсутствует
Цитата Nestor ()
На родине за «дезертирство» их мог ожидать приговор — вплоть до лагеря или расстрела.

Буквально бред собачий. Давно уже неплохо выяснено, сколько куда кого за что и ни за что попало и не попало. На родине их ждала родина, на верность которой они приносили воинскую присягу. С этого правильно начинать, а не со лжи, с дежурных плевков в нее. Даже некоторые отпетые власовцы, имея возможность оставаться на западе и прекрасно понимая, что их ожидает на родине, добровольно возвращались. Но нынешним общечеловекам этого попросту не понять. А реабилитировать предателей они горазды.
Кого это вообще из репатриантов, освобожденных из плена, за дезертирство привлекли? Так врать вообще запредельно.


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Пятница, 27 Сентября 2019, 12.47.24
 
Viktor7Дата: Пятница, 27 Сентября 2019, 12.05.29 | Сообщение # 123
Группа: Модератор
Сообщений: 10551
Статус: Отсутствует
Цитата Nestor ()
На родине их ждала родина

Если комдив действующей армии стреляет в висок своего комполка без суда и следствия, потому что ему так захотелось, чего было ждать "изменникам", "трусам" и "предателям"?
 
NestorДата: Пятница, 27 Сентября 2019, 12.05.59 | Сообщение # 124
Группа: Эксперт
Сообщений: 25601
Статус: Отсутствует
Это другая тема - не плен.

Будьте здоровы!
 
ГеннадийДата: Воскресенье, 20 Октября 2019, 01.29.40 | Сообщение # 125
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Открытое письмо Министру Обороны (с правками члена МОО "Архивный дозор" Игоря Ивлева) отправлено Министру обороны

Открытое письмо Министру обороны Российской Федерации
Шойгу Сергею Кужугетовичу
от редактора Книги памяти Москвы Семёнова Виталия Викторовича,
основателя проекта «Военкомат», председателя МОО «Архивный дозор»
историка-генеалога.

Уважаемый Сергей Кужугетович!
Вопреки всем нормам протокола, я вынужден просить Вас посетить Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО РФ) в Подольске, а также его филиал - Архив ВМФ в Гатчине.
2020 год объявлен Указом Президента России от 8 июля 2019 года Годом Памяти и Славы, однако флагманские архивы вверенного Вам Министерства сегодня не готовы встретить высокую дату 75-летия Победы.

Я вынужден избрать форму открытого письма, потому что если я отправлю письмо официальным порядком, оно попадёт в Архивную службу МО РФ, а работе которой, во многом, заключается корень проблемы.

Сегодня Архивная служба МО категорически не соответствует требованиям времени и задачам, которые ставятся Президентом.

Часто можно слышать, что одним из видимых успехов Архивной службы МО РФ стало создание супербаз «ОБД-Мемориал», «Память народа», «Подвиг народа». Архивы МО, без сомнения, задействованы в создание этих баз, но это успех, прежде всего, Управления по увековечению памяти погибших МО, его чёткой и продуманной работы.

ЦАМО РФ— крупнейший архив Европы. В 2010-2014 гг. на его территории были возведены новые хранилища, которые построены с невозможными для их функционирования нарушениями. Простояв недостроенными на дожде и ветру 5 лет, сейчас они сносятся.

Весь город Подольск — свидетель вопиющей бесхозяйственности, расхищения бюджетных средств. Это не просто подрыв доверия к Министерству. Это диверсия.

Конечно, недостроенные коробки из сендвич-панелей надо было сносить, но как это делается? Нет уведомлений на сайте МО РФ, не повешены информационные щиты на территории, не опубликованы статьи в СМИ. Исследователи, которые издалека приехали для исследований в читальный зал ЦАМО, были поставлены перед фактом, что из-за опасного для жизни демонтажа ПОЛОВИНА всех отделов-хранилищ и выдача документов из них недоступна до зимы. И об этом никто до приезда не знает!

И самое главное никто не понимает, а что дальше? Сколь долго продлятся ограничения, будет ли построен Архив Великой Отечественной, анонсированный на самом высоком уровне в 2014-м году, будут ли созданы нормальные условия для хранения ценных исторических документов?

Функционирование Архивной службы МО РФ происходит как жизнь частной лавочки — секретно и непредсказуемо. Нельзя узнать стратегию развития, планы. Нет уведомлений о закрытии хранилищ, о проведении работ, время посетителей используется крайне нерационально, прямо скажем, варварски. Выдача документов из некоторых хранилищ происходит 1 (один!) раз в неделю, равно как и сдача их в хранилище.

Недавно мне случилось посетить военный архив Германии во Фрайбурге (Bundesarchiv)
Посещение вызвало грустные мысли: есть возможность заказать документы онлайн, свободное и бесплатное копирование, чистая, ухоженная территория.
Что мы видим в архиве в ЦАМО РФ в Подольске и в архиве ВМФ в Гатчине? Заросли бурьяна, сырые, прогнившие ангары с учётными картотеками, разбитые дороги и бесценные документы времён Великой войны перевозимые в читальный зал Архива в чемоданах и сумках прошлого века из … помоек и кладовок.
Я не преувеличиваю. Чемоданы и сумки - именно с помоек и домашних кладовых и гаражей, принесённые в архив доброхотами, ведь, надо же в чём-то возить документы.

Сергей Кужугетович, Вы же военный человек, нельзя носить архивные документы в чемоданах с помойки, нельзя, чтобы Главный Военный Архив Страны так выглядел, с этого и начинается разруха!

Сейчас Архивная службы МО разрабатывает новый регламент архивной работы. Мы не ждём от этого регламента ничего хорошего. Почему? Потому что исследователям в 2014-2019 гг постоянно приходится защищать минимальные права на проведение исторических исследований в суде. Причём суды и даже Верховный суд РФ ни разу не отказали нам в удовлетворении исков. Но совершенно ничего не было «облегчено» нам со стороны Архивной службы, было только ухудшено. К исследователям относятся как к врагам!

В 2018 году пользователи добились права использования ноутбуков в читальном зале, также была «выбита» услуга самостоятельного копирования. Но за плату. Ни в одном архиве мира такого уровня как ЦАМО РФ нет постыдной практики взимания платы за копирование исследования своим мобильным телефоном или фотоаппаратом (без вспышки).
Мы получили право самостоятельного копирование решением Верховного суда. За что мы платим? Выдача дел в читальный зал бесплатна, просмотр бесплатен, а что происходит в момент, когда мы достаём мобильный телефон и делаем фотографию? Откуда в умах экономистов Архивной службы МО вдруг образуется сумма в рублях, которую с этого момента пользователь должен заплатить? За право пользования образом документа? Но ЦАМО РФ не является владельцем документа, он является только местом хранения!

За что конкретно мы платим, когда делаем фотографию документа времён Великой Отечественной войны на свой мобильный телефон?

Вот и «тормозится» работа в читальном зале в 2-3 раза, вот и сидят пользователи, часами «набивая» найденное в (тяжко отвоёванные) ноутбуки, а кто-то по старинке записывает информацию в тетрадочку. За окном, между тем, скоро настанет 2020 год.

Федеральный закон № 125-ФЗ «Об архивном деле в РФ» чётко говорит, дела старше 75 лет,если они не засекречены — свободны к выдачи без всяких дополнительных условий.Но в ЦАМО РФ существует огромная «серая зона»: действует Приказ№ 1995-дсп от 26 октября 2011 г. "Положения о порядке рассекречивания архивных документов МО РФ, продления сроков их засекречивания и установления ограничений на доступ к рассекреченным архивным документам”, с которым исследователь ознакомится не может (никто не знает, где его прочитать, он же «ДСП» - для служебного пользования)
В результате сегодня то, выдавать или не выдавать документы исследователю решают все в иерархии ЦАМО РФ на свой взгляд и вкус: от хранителя фондов, начальника хранилища, начальника отдела до начальника архива.
Все они получили право субъективно решать, допустить ли пользователя до «супер секретной» информации о солдатах, укравших козу у местных жителей или о том, что вся рота полегла, по ошибке выпив метилового спирта в далёком 1941-м на Новый год.

Вошло в поговорку, что документы со сведениями о «чрезвычайных происшествиях» не выдаются в принципе, только через письменный запрос. А то мы, исследователи, не знаем, что война не делается чистыми руками! Напомню, речь идёт о рассекреченных документах старше 75 лет! А, ведь, в этих документах имеется ценнейшая информация, необходимая для поиска многих пропавших без вести!

Во всём — сплошная «серая зона». Личные дела, учётно-послужные карточки должны выдаваться СВОБОДНО и без подтверждающих документов (доверенностей, заверенных нотариусом цепочек родства), если человек погиб или пропал без вести до осени 1944 года. Так почему же их до сих пор в ЦАМО требуют эти документы? Почему нарушают закон? Почему всё это одобряет начальник Архивной службы МО РФ полковник Эдуард Падерин?

Не раз декларировалось, что Российская Федерации будет продолжать отстаивать свои взгляды на события Второй мировой войны, но сегодня и заказать личное дело прадеда, и получить его офицерскую карточку гражданам бывших республик СССР очень сложно.
Разрешение — только через Архивную службу Минобороны, личное дело в сканированных копиях отправить электронной почте невозможно, потому что в ЦАМО РФ, как в воинской части, нет электронной почты.

Служба безопасности Украины (СБУ) находит возможным отправить в любую точку мира дело на репрессированного человека без доказательства родства. Это часть государственной политики Украины. А Архивная служба МО РФ на прадеда офицера-армянина, украинца, киргиза, нет, не может. Для получения документов надо пройти несколько кругов бюрократического ада. Разве это нормально? Разве их предки не воевали?

Бездумно разбазаривается время исследователей. Процесс получения и сдачи хотя бы одного архивного дела занимает 3 дня при личном присутствии исследователя. Предварительного заказа письменно или онлайн, нет. Поисковики едут с самых дальних мест России, потому что своей современной службы копирования-сканирования, хранения и пересылки образов в ЦАМО нет, даже оплата САМОСТОЯТЕЛЬНОГО копирования занимает неделю: заказать, дождаться квитанции, оплатить, подождать 3-4 дня, копировать.
Если это делается средствами ЦАМО то это занимает от 4 до 30 (!) дней.
Писать в Архивную службу МО бесполезно, потому что нынешние «Наставления по архивному делу в ВС РФ» в редакции Приказа МО РФ № 493 от 30 05 2009 по сути является вариацией правил прошлого века. Разве что отменили скандальные «тетрадки», куда только и можно было переписывать информацию, да и появилось самостоятельное копирование, выбитое в судебных боях самими исследователями.

Вот почему нужен Ваш приезд в Подольск и Гатчину. Архив Минобороны и его филиалы должны стать тем, чем он является по названию — крупнейшей и современнейшей системой военных архивов одного из наиболее мощных военных министерств мира.

С современным читальным залом.
Крепкими и лёгкими боксами для перевозки архивных документов.
Новыми аппаратами для микрофильмов.
Гладкими дорогами, клумбами, ухоженной территорией.
Быстрым и недорогим копированием средствами архива и бесплатным копированием средствами пользователей.
Современной службой копирования-сканирования, способной по запросу отправить в любую часть страны и мира сканированные документы.
Понятными и прозрачными правилами допуска.
Системой онлайн-заказа дел.
Небольшой (1-2 раза в неделю на 2-3 часа) школой исследователя, где архивисты и волонтёры объясняют основные правила работы с документами (и сотрудники и документы страдают от совершенно неподготовленных исследователей, которые не знают, как работать с документами, заказывают ненужное, в общем, тратят время и своё и сотрудников).
Защищенными и работающими в комфорте и нормальных условиях архивистами.
Клубом или конференц-центром, где можно было бы устраивать встречи для читателей, пользователей, делится секретами поиска, работы с документами в ЦАМО РФ.
С функционирующими как часы филиалами, - в Гатчине (Архив ВМФ), Санкт-Петербурге (Архив военно-медицинских документов), в последнем необходимо открыть читальный зал, которого там нет.

Время локальных «улучшений» в ЦАМО себя исчерпала. Ситуация дошла до грани!
Необходимо Ваше личное вмешательство для того, чтобы создать и осуществить программу развития военных архивов МО РФ и превратить их в лучшие военные архивы мира уже в 2020-2022 годах!
https://vk.com/wall-153082959_3025


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Viktor7Дата: Вторник, 22 Октября 2019, 15.29.02 | Сообщение # 126
Группа: Модератор
Сообщений: 10551
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
Это не просто подрыв доверия к Министерству. Это диверсия.

Всех к стенке!!! :p

Цитата Геннадий ()
Время локальных «улучшений» в ЦАМО себя исчерпала

А самого "генеалога" на пересдачу экзамена по русскому языку!
 
СаняДата: Суббота, 26 Октября 2019, 16.30.46 | Сообщение # 127
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Петербургский архив рассекретит 20 тыс. партизанских документов к 75-летию Победы
Директор архива Владимир Тарадин уточнил, что документы пока оцифровывать не будут

Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга к 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне рассекретит порядка 20 тыс. документов, связанных с партизанским движением. Об этом в пятницу сообщил директор архива Владимир Тарадин.

"К юбилею Победы мы готовим свой вклад, проводим работу по рассекречиванию достаточно большого фонда - Ленинградского штаба партизанского движения, в котором около 20 тыс. единиц хранения. Это учетные документы партизанских бригад и отрядов, списки партизанских отрядов, документы о награждениях, переписка с гражданами и, конечно, документы о боевых действиях - там и карты партизанские, и полностью то, чем они занимались", - рассказал Тарадин на Всероссийской конференции, посвященной проведению архивных чтений в рамках празднования 90-летия архива и проходящей на площадке ТАСС.

Как уточнил Тарадин, решение о снятии грифа "секретно" принимает специальная межведомственная комиссия при губернаторе города, в которую входят представители ФСБ и Министерства обороны. "Мы по тем документам, которые у нас были рассекречены, создали книгу о партизанах, но не о боевых действиях, а как партизаны жили в быту. Отдых, лечение, кухня и так далее. Многие наши граждане имеют связь с партизанами. Или деды, или родители участвовали в этом движении", - пояснил он ТАСС.

По словам директора архива, помимо боевой деятельности партизанов, документы также содержат донесения на них и сведения о расстрелах, которые совершали фашистские войска. Пока, как отметил Тарадин, документы не планируется оцифровывать, они будут доступны в архиве в оригинальном формате.

https://tass.ru/obschestvo/7046550


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Пятница, 17 Апреля 2020, 01.48.32 | Сообщение # 128
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
"Представляю Вашему вниманию текст и компьютерную презентацию, которой иллюстрировал своё недавнее "он-лайн-выступление" в Сети участник нашего Форума Алексей Кислицын из Германии:

"Особенности работы с немецкими документами в Бундесархиве, порядок действий и возможности, или как максимально эффективно пользоваться Бундесархивом

В начале выступления я бы хотел в свете темы доклада ответить на один вопрос, который с завидной постоянностью задается мне историками и исследователями с одной стороны и часто выступает в качестве утверждения и является разменной картой для тех, кому не нужна наша работа по восстановлению истории, а достаточно того , что уже сказано в академической исторической литературе:
Вопрос звучит так – насколько засекречены западные архивы, ведь на западе все засекречено и правды мы не узнаем.
Так вот, как сказал специалист по немецким архивам Андрей Резяпкин - Нашими проблемами должны заниматься наши исследователи САМИ, документы не засекречены, они до сих пор просто не обработаны в нужном нам направлении.
Очень хочу еще раз публично ответить - грифы "секретно" действительно есть, но они устарели и сегодня не действуют
Тем не менее, в бундесархиве есть отдельные затруднения с получением некоторых документов – характер этих затруднений следующий:
1. Для доступа к персонализированной информации требуется заполнить заявления и обоснование интереса.
2. Сам архив при регистрации устанавливает разные уровни доступа к каталогам. Точное описание цели поиска при заполнении регистрационной анкеты позволит получить нужные материалы.
3. Часто документы выданы или зарезервированы для других пользователей, отправлены на копирование и пр., в это время они, как правило, остаются недоступными и нужно дождаться возврата дел в хранилище. Это может длиться от недели до полгода. Если после этого дела не всплывают в хранилищах, есть риск, что они были неверно размещены на полках или вообще пропали такое тоже бывает.
4. Часть фондов не описана (не классифицирована) и находится в процессе описывания, работа эта активно ведется, в том числе с помощью молодых сотрудников. Попутно популярные документы или документы в ветхом состоянии оцифровываются и выкладываются в открытый доступ. Старые, плохо читаемые микрофиши тоже обновляются, с использованием новых технологий. В моменты обработки они недоступны
5. Современный военный архив бундесархива формировался из нескольких источников, в процессе слияния документы пересортировали, старые номера дел изменили на новые, в некоторых случаях из папок изъяли большеформатные документы, которые хранятся теперь в больших папках с новыми другими номерами.
6. ВАЖНО: бундесархив не является подразделением Министерства Обороны. Это учреждение Министерства культуры, его задача обеспечить хранение и выдачу документов в соответствии с порядком пользования и с требованиями правообладателей. Часть документов они попросту не передали бундесархиву, но проблему можно решить обращением к правообладателю.
Все выше сказанное свидетельствует лишь о наличии в архиве определенного порядка(системы) и ничего не имеет общего цензурой, запретами и системой секретности.
Особо отмечу что Бундесархив это не единственный немецкий архив, в котором можно найти документы по теме истории минувшей войны. Есть архив Министерства Иностранных дел Германии, есть международный центр исследования нацистского преследования и жертв национал-социализма в Бад Арользене в котором хранятся документы, имеющие отношение почти 20 миллионам жертв нацизма. Арользен частично включает в себя информацию и о Холокосте, хотя основная ценность архива – документы, связанные с интернированными и военнопленными. Холокостом занимается всемирный исследовательский центр Яд Вашем, американский архив НАРА в силу своей доступности также давно и очень успешно используется теми исследователями, которые проявили интерес к немецким документам.
Следующий вопрос, который часто задают мне историки, исследователи и участники конференций: дублируются ли документы НАРА и Бундесархива?
Да, частично дублируются. То есть дублирование выглядит так – все, что есть в НАРА, то есть в Бундесархиве в бумажном виде, но не все, что есть в Бундесархиве оцифровано американцами и есть в НАРА. Это означает, что лучше начать с НАРА, найти все, что можно сначала там, а потом целенаправленно закрывать информационные дыры документами из Бундесархива.
Единственным условием при работе как с документами архива НАРА, так и с материалами Бундесархива остается необходимость знания немецкого языка или сотрудничество с переводчиками и специалистами в этой области.
С самого начала рекомендую историкам, прежде всего, зарегистрироваться в Бундесархиве и его электронном каталоге для получения доступа к нему. Работать с каталогом можно и без регистрации но объем информации в этом случае ограничен.
Вот сылка на электронный каталог.
https://invenio.bundesarchiv.de/basys2-invenio/login.xhtml
Действие это бесплатно:
Всего три шага:
1.Регистрация себя как пользователя
2. Описание темы и смысла вашей регистрации в бундесархиве
3. В случае если вы выполняете заказ – данные вашего заказчика.
Все.
Войдя в электронный каталог запаситесь терпением и электронным переводчиком, кстати гугл делает это очень не плохо.
Если Вы находите что-то – регистрируйте это у себя, создайте таблицу, записывайте архивные сноски документов, чтобы впоследствии не искать повторно.
Вот так в каталоге Бундесархива называется раздел периода второй мировой войны:
Norddeutscher Bund und Deutsches Reich (1867/1871-1945)
Если мы обсуждаем немецкие военные документы, то следующий по вложенности раздел Militär
Классические документы – журналы боевых действий частей, донесения и тд находятся в разделе Kommandobehörden, Verbände und Einheiten
Там внутри всего пять пунктов
1. Группы армий
2. Армии, армейские группы, танковые группы и танковые армии
3. Корпуса
4. Дивизии
5. Другие части
В разделе «Другие части», например, есть документы отдельных частей различного подчинения. саперных частей, отдельных санитарных и ветеринарных частей, кстати, именно тут находится раздел – он имеет маркировку RH49 – объекты содержания военнопленных – шталаги, дулаги, фронлаги, офлаги и тд.
Углубляясь по структуре можно найти папки, содержащие информацию, вас интересующую.
Надо отметить, что в Бундесархив поступают частные архивы бывших высших офицеров вермахта – они тоже доступны для работы.
Следующий шаг это заказ документов в читальный зал и посещение архива.
В случае, если это сделать самостоятельно не представляется возможным, существуют совершенно официальные фирмы и неофициальные добровольные помощники, выполняющие эти действия за деньги. Но сами действия, тем не менее, не отличаются.
Сам архив тоже оказывает платные услуги по поиску документов, но это не сфера его деятельности, специалистов историков там нет.
Пишется электронное письмо в Бундесархив с просьбой зарезервировать место на определенные числа в читальном зале (шаг бесплатный). В письме указывается список дел, которые есть желание изучить ( шаг бесплатный, количество должно соответствовать разумному объему изучения за день), а также в случае, если Вам понадобятся дополнительные технические средства, как то – проектор, стол для копирования карт и тд. об этом стоит упомянуть.
Ответ вы получите в любом случае, скорее всего позитивный.
В случае, если вы все таки соберетесь самостоятельно поработать в архиве, вот несколько советов и информация:
1. Читальный зал небольшой – на 25 человек.
2. Самостоятельное копирование документов из дел с использованием качественного фотоаппарата без вспышки, мобильного телефона разрешено и бесплатно.
3. Есть копировальные машины – копии стоят денег, но немного – 50 центов (36 руб) за страницу.
4. Если страницу не удается прочитать полностью дело можно расшить, снять копию и потом собрать обратно. Расшить нельзя только опечатанные наглухо сшитые дела.
5. По некоторым фондам вместо самих документов выдаются микропленки. Аппараты есть в читальном зале. Если же у вас есть обоснование (плохо видно, обрезано, не читается и тд.), то вам выдадут оригиналы.
6. Начните день работы с отбора материала на завтра и закажите до 10:00 нужные материалы, иначе их просто не успеют подготовить.
В заключение несколько советов по работе в бундесархиве:
1. Переснимайте все, что попадет к Вам на стол, спокойно, методично, лист за листом, не забывайте отсматривать на предмет пометок, допечаток обратные стороны листов, захватывайте лист полностью.
2. Даже если Вы сразу не поняли смысла документа – он может выплыть в связке с другими позже и значительно дополнить картину.
3. Не забывайте отмечать себе номера дел и архивные сноски – потом их нужно будет приводить при использовании.
4. Главное в читальном зале работать тихо – постарайтесь взять с собой тихо щелкающий фотоаппарат - желательно цифровой аппарат с автофокусом и шумоподавлением спуска, зеркалка очень шумит и тяжела, к вечеру спина отвалится, делайте все по возможности тихо
5. На первом этаже есть комната со шкафами для одежды (2 евро залог, уходишь – забираешь 2 евро), как раздевалка в спорзале, в этой комнате есть кофе-машина, аппараты с едой, вода, тут можно поесть, с собой в читальный зал еду брать нельзя!
6. В разрешенные дни при входе на территорию расписываешься в журнале при входе и при выходе.
7. Все, что берется с собой в читальный зал должно быть в ПРОЗРАЧНОМ пакете. Это важно. В принципе пакеты можно получить на вахте.
И еще раз – чем лучше вы подготовитесь, проработаете каталоги, продумаете порядок работы с документами, расставите приоритеты и проверите взятую с собой технику, тем более эффективной будет работа непосредственно в архиве.
От души благодарю за помощь в подготовке данного доклада историка-исследователя, специалиста по «Курской дуге» Валерия Николаевича Замулина, любезно предоставившего фотографии с его осенней поездки во Фрайбург, историка-исследователя, завсегдатая Бундесархива Игоря Петрова и специалиста в архивном поиске, исследователя немецких документов Андрея Резяпкина".

Презентацию Алексея Кислицына, иллюстрирующую этот текст, можно скачать для просмотра по ссылке - https://yadi.sk/i/qOVUN19iJEbE6Q
Она - с автозапуском, на 24 слайда, просмотр очередного слайда с помощью клавиши "Пробел".
С уважением - К.Б.Стрельбицкий"


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Пятница, 24 Апреля 2020, 19.20.07 | Сообщение # 129
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Тумаркин В.И. «У нас еще много погибших и пропавших на войне людей, о судьбах которых мы не знаем. Это надо выяснять, людей надо находить – это наш долг, мы должны отдавать дань этой памяти»
А.А.: Расскажите пожалуйста в двух словах о себе.

В.Т.: Родился в 1952 году, в прошлом веке. Окончил московскую физико-математическую школу №2 – замечательная была школа во второй половине 1960-х годов, в ней преподавали прекрасные учителя, в общем, была потрясающая атмосфера. Это был некий оазис в то время, которое тогда начали уже называть «застоем». Затем – институт электронного машиностроения, 20 лет программирования, после чего я оказался в организации, которая сейчас называется ЭЛАР – «Электронный архив».

A.A.: Как Вы пришли к исторической науке?

В.Т.: Собственно к исторической науке я не приходил никак – мы занимаемся переводом документов в электронный вид. Просто по ходу получилось, что мы занялись военными проектами. С 1997 года организация, в которой я работаю, начала заниматься переводом документов в электронный вид. Сначала это были библиотечные каталоги. Мы оцифровали много каталогов разных библиотек – и Ленинской, и Публичной, и Исторической, и районных библиотек. Потом перешли к документам музеев, к архивным документам, а затем начался проект ОБД «Мемориал» – в 2006 году.

А.A.: Расскажите про работу ЭЛАРа в 90-е. Какие тогда были заложены основы, позволившие компании в дальнейшем стать главным подрядчиком Минобороны?

В.Т.: Ну, насчет главного подрядчика – это хорошая шутка. Полагаю, что Министерство обороны занимается не только электронными банками данных. Но про сайты о Великой Отечественной войне так, наверное, сказать можно. В 90-е появились первые промышленные сканеры, позволившие начать массово сканировать документы и, что немаловажно, – отрабатывать технологии их обработки, что в дальнейшем для документов Минобороны нам очень пригодилось.
Дело в том, что мы сразу же ушли от практики, когда документ от начала до конца обрабатывает один человек. Начнем с того, что документы были, как правило, такие, которые не поддаются автоматическому распознаванию, они требовали ручной обработки. И вот как организовать эту ручную обработку – эту проблему мы и решили. Сначала на примере библиотечных карточек, а затем двигаясь все дальше и дальше – к документам различных архивов.
Основная идея заключалась в том, что разные люди специализируются на разных частях документа: кто-то – на текстовой информации, кто-то – на цифровой и так далее. А потом все это просто объединялось, – это был первый момент. И второй момент, который мы с самого начала установили, – это максимально возможная верификация. Потому что понятно, что ошибки возникают, понятно, что они окажутся и в конечном результате, особенно при конвейерной работе, которая у нас происходит. Но для того, чтобы уложить количество ошибок в тот минимальный процент, который оговаривается контрактами, надо стремиться к тому, чтобы процент этот был нулевым. Это, конечно, недостижимо, но чтобы продукт был качественным, к этому надо стремиться и автоматическими, и ручными методами. Это закладывалось изначально и развивалось в процессе работы.

A.A.: Опишите, пожалуйста, подробнее процесс обработки – что происходит с момента обнаружения документа в архиве до его появления в открытом доступе на одном из ваших сайтов.

В.Т.: Первый этап – это сканирование. Создаются графические образы и вся дальнейшая работа идет не с документами, а с образами. Архивным документам часто требуется разброшюровка, потому что в сшитом деле тексты могут уходить под корешок и теряться, если обрабатывать не расшитые дела. Понятно, что после обработки дела надо сшивать назад – так, чтобы после сканирования качество их было не хуже, чем до обработки. Поэтому в штате должны быть брошюровщики, которые занимаются этими видами работ. Потом идет сканирование, естественно, с проверкой, с учетом физического брака, – это очень важный момент, потому что в самих делах могут быть дефекты, и эти дефекты должны помечаться при обработке, потому что если этого не делать, потом костей не соберешь, разбираясь, кто виноват, кто что перепутал и где что было. Так что это нужно помечать сразу и предоставлять тем, кто выдал дела, результаты этой проверки. Иногда бывают и пропущенные страницы в нумерации, не всегда отмеченные в заверительном листе, если заверительный лист есть вообще (в нормальных архивах он всегда, конечно, есть, а вот в разных ведомственных его может и не быть). Это первый этап. После того, как дело отсканировано, начинается обработка. Но для того, чтобы обрабатывать дела и создавать базу данных, надо предварительно разработать структуру этой базы данных, составить набор полей, по которым обрабатываются документы, а также правила обработки. Это тоже очень важный момент, потому что обрабатывают их операторы в поточном режиме, и они должны знать, как это делать. При этом очень важно, чтобы задание было однозначным, каждый момент должен быть описан так, чтобы его можно было понять только одним способом, потому, что если где-то возникнет вероятность понять что-то иначе, это обязательно будет понято иначе и сделано неправильно. На людей, которые составляют задание на обработку, ложится очень большая ответственность.
Потом поля обрабатываются, создается база данных, технолог ее проверяет – уже отдельно саму базу, кроме обработки полей, которые часто заполняются двойным вводом – то есть два человека делают одно и то же, и информация должна совпасть. После обработки информация заносится в базу данных. Дальше два варианта: либо заказчик получает непосредственно базу данных и дальше уже использует свое программное обеспечение - тогда он может выдвинуть требования, в каком виде ему базу данных передавать, либо мы разрабатываем и программное обеспечение тоже – были и такие случаи. Потом мы стали работать уже только со своим программным обеспечением.

А.А.: С какими сложностями технического плана пришлось столкнуться при создании электронных архивов, и сколько времени заняла работа над ними?

В.Т.: Сложностей можно выделить несколько. Если мы говорим про ОБД «Мемориал» и архивы такого типа, то это не только база данных, но и образы самих документов. Как я уже говорил, первый этап обработки – это сканирование, и только потом уже выделение информации с образов, чтобы можно было эту информацию искать. База данных нужна только для того, чтобы найти информацию, но вся она смотрится уже на образе. Поэтому основные трудности это, в первую очередь, старые ветхие документы и их сканирование так, чтобы с ними можно было после этого работать и, естественно, чтобы отсканированный материал было возможно разглядеть на экране компьютера. И второй очень важный момент – какую именно информацию переносить с документов непосредственно в базу данных для поиска.
Могу рассказать такую вещь. Когда мы только начинали создавать ОБД «Мемориал», провели эксперимент – первые два архивных дела мы проиндексировали целиком, то есть вся информация, которая была в документе, легла в поле базы данных. Сделали так два дела, а потом посчитали, сколько времени займет вся обработка, и сколько это будет стоить. И поняли, что при таком подходе это нереально. И пришлось влезать в прокрустово ложе и выбирать, что именно надо индексировать исходя из условия, что индексные поля нужны только для поиска, потому что всю остальную информацию можно посмотреть в самом документе, который тоже можно увидеть на экране компьютера. Понятно, что когда ты что-то не вводишь, то ты это теряешь и для поиска. И выбор того, что нужно вводить в базу, а что нужно оставить только на образе – это достаточно сложный момент.

A.A.: А программное обеспечение создавалось с нуля, или было что брать за основу?

В.Т.: Для обработки документов первоначально, когда мы работали с библиотечными каталогами, мы взяли программный продукт, который был предназначен совсем не для этого, а потом разработали свое программное обеспечение для обработки этой информации. Оно достаточно сложное, поскольку кроме обработки информации надо было учитывать объем работ, выполненных операторами-сдельщиками, и так далее. А что касается конечного продукта, то это зависит от того, кому что надо. Но для своих проектов мы все разрабатывали сами. Мы не разрабатывали библиотечных программ – АБИСы, автоматизированные библиотечные информационные системы, разумеется, у каждой библиотеки были свои. И там, как правило, создавались так называемые марковские записи, которые делались в марк-формате, использовавшимся конкретной библиотекой, и просто загружались в их систему. А, допустим, ОБД «Мемориал» и «Память народа» – это все наши собственные разработки.

А.А.: Каков размер штата у «ЭЛАРа»? Сильно ли он вырос за последние годы, или вы пошли по пути интенсификации работы?

В.Т.: Когда мы начинали в 97-м, в «ЭЛАРе» было два-три десятка человек. Сейчас их, конечно, больше, но сейчас там совсем другая структура – очень многие операторы индексирования и верификации работают на дому. Есть филиалы в различных городах. Сейчас это большая организация. К каждому конкретному проекту привлекается ровно столько людей, сколько для него требуется.

А.А.: Работа с архивами естественным образом подразумевает взаимодействие с государственными структурами. Скажите, возникают ли здесь какие-то сложности – например, проблемы с доступом к документам? Как вообще осуществляется работа с такими архивами, как ЦАМО и ГАРФ?

В.Т.: У нас ситуация в этом смысле специфическая. Мы являемся подрядчиками, а заказчик работ – Министерство обороны. Сайты, которые мы делаем, принадлежат Министерству обороны. Оно дает нам заказ, и поэтому работа с тем же ЦАМО строится через Управление Министерства обороны по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Поэтому как раз с военными архивами проблем нет. С другими же архивами, которые не подчиняются Министерству обороны, проблемы иногда возникают. Но они решаются. А с ГАРФ, который вы упомянули, никаких проблем нет. Это наш многолетний партнер. Другое дело, что у Минобороны есть свои правила – какую информацию можно размещать, какую – нельзя, и эти правила мы вынуждены выполнять. Еще раз повторю, что мы не являемся владельцами ресурсов и не мы определяем, что на них можно выкладывать, а что нельзя. Хотя зачастую мы сами эту информацию находим.

A.A.: Проект «Память народа» считается крупнейшей в мире электронной базой документов периода Второй мировой войны. Что Вы можете сказать про аналогичные зарубежные проекты?

В.Т.: Честно говоря, ничего не могу сказать. Мы их ограниченно использовали, когда нужна была какая-то информация, но целиком не анализировали. У нас была четкая задача – что требуется от наших проектов. «Память народа» создавалась не сразу. Сначала был ОБД «Мемориал», который появился в Интернете в 2007 году. В 2006 началась предварительная работа, можно сказать, тестовая, потому что Минобороны хотело посмотреть, что из этого получится. А серьезная, большая работа пошла с 2007 года. Нам поставили план за 2007 год загрузить 20 миллионов записей. 20 миллионов записей за год! Это была страшная работа. «Подвиг народа» появился в 2010 году, а «Память народа – в 2014 году. В принципе, «Память народа» включает в себя и «Подвиг народа», и ОБД «Мемориал», и оперативные документы.
Действительно, я не знаю другого ресурса, который был бы так же устроен, в котором можно удобно находить и просматривать именно сами документы. Каждый из этих трех ресурсов имеет свои нюансы. «Память народа» включает в себя всю ту информацию, которая есть и на ОБД «Мемориал», и на «Подвиге народа», но при этом сам поиск устроен там немного по-разному. Есть свои плюсы и у ОБД «Мемориал», и у «Подвига народа» и у «Памяти народа». Здесь хорошо понимать, чем пользоваться в зависимости от того, что пользователь ищет.

A.A.: Как Вы оцениваете объем проведенных работ по оцифровке? Что еще предстоит сделать? Что, по Вашему мнению можно улучшить в самих сайтах?

В.Т.: На мой взгляд, самое больное наше место – это ОБД «Мемориал», так как это информация о погибших и пропавших без вести. Очень многие люди с помощью этого сайта нашли информацию о своих близких, но многие, к сожалению, так и не нашли, и ищут до сих пор.
Любая работа начинается с обработки компактного массива данных. Дальше начинается рутина – дальше надо искать, где еще что выбрать. Эти поиски достаточно сложные и, скажем так, не выигрышные. Это именно рутина, но рутина необходимая, обязательная для нашей работы. Трубить в фанфары от этой работы невозможно, но очень важно, чтобы эта работа продолжалась, потому что у нас еще много «белых пятен». Надо искать, искать и искать. В первую очередь это касается, конечно, наших военнопленных, по которым у нас информации гораздо меньше, чем хотелось бы. Сейчас мы начали грузить информацию из Национального архива США, недавно загружена информация из Национального архива Финляндии, которая была передана в виде образов в РГВА, откуда мы ее получили. Но по военнопленным еще очень много проблем, и, к сожалению, они касаются не только заграничных лагерей, но и лагерей, которые были на территории Советского Союза. Информации очень мало, и ее надо искать. Поэтому, когда задается вопрос, сколько времени надо, чтобы все закончить, я не могу на него ответить. Я не могу сказать, когда это будет закончено, и будет ли закончено вообще. Если связанная с наградами информация более-менее обработана – обработаны документы, которые есть в наградном отделе ЦАМО, обработаны все указы Президиума Верховного Совета военного времени, которые имеются в ГАРФ, то по потерям ситуация сложнее.
По оперативным делам надо «добивать» документы ЦАМО, которые еще не обработаны. После того, как описи ЦАМО были оцифрованы, стало легче искать дела, которые требуют индексирования. Таким образом, например, по всем оцифрованным описям смогли найти журналы боевых действий – это те оперативные дела, которые, на мой взгляд, в первую очередь помогают при выяснении ситуации – где части стояли в конкретный момент, что там происходило. Но описи обработаны еще не стопроцентно, поэтому небольшая часть еще осталась и она, конечно, будет дорабатываться.
Также большая проблема в том, что, несмотря на всю рекламу, люди часто не знают про сайты. Или путают базы данных с Книгами Памяти. Пишут нам, чтобы мы исправили ошибки и неточности в документах, но не понимают, что мы не можем этого сделать, так как документы у нас хранятся в том виде, в каком они есть.

A.A.: Одной из главных проблем в нашем архивном деле является учет потерь. Понятное дело, что в документах имеется огромное количество разночтений, недоучета и прочего. Как Вы считаете, можно ли разобраться со всем этим?

В.T.: Это, собственно то, для чего создан ОБД «Мемориал». Именно там можно сравнивать разные документы про одних и тех же людей, смотреть расхождения и так далее. Но другое дело, что есть лакуны. Информация, которой нет в одном архиве, нет в другом – ее надо откуда-то выискивать. Вот в этом проблема, связанная с потерями. У нас есть достаточное количество людей, по которым есть только данные подворных опросов – человек ушел на войну и сгинул, и родственники даже не знали, в какой части он служил. К сожалению, есть еще много такой информации. А есть люди, про которых нет вообще ничего – даже подворных опросов. Чтобы все это совместить, надо вести работу, которая сейчас только началась – брать списки призыва. Они находятся в военкоматах. Но всюду ли они сохранились – большой вопрос. Без списков призыва мы не сможем окончательно решить эту проблему.

A.A.: Сейчас началась также оцифровка трофейных фондов. Расскажите, пожалуйста, подробнее про эти работы и про то, почему они начались только сейчас.

В.Т.: Почему обработка трофейных фондов началась только сейчас, я сказать не могу – тем более, ведем ее не мы. Так как там нет информации о потерях а, в основном, документы частей, мы этой работой не занимались. Мы обрабатывали лишь документы о военнопленных из трофейных фондов РГВА – вот там мы перешерстили их, чтобы найти всю информацию, которая касается советских военнопленных.

A.A.: А есть ли обмен данными о военнопленных между разными странами?

В.Т.: Вроде бы, идет разговор о передаче из Германии информации о советских военнопленных. Уже несколько лет существует совместный российско-германский проект, но тут есть проблемы. Они связаны с законами о персональных данных – даже информация о наших военнопленных, которая находится в немецких архивах, подчиняется немецким законам о персональных данных, переступить через которые оказывается невозможно. Тем не менее, эта работа идет. Не могу сказать, что она идет очень быстро, но она идет. И информация о немецких военнопленных обрабатывалась и поступала в немецкий Красный Крест и в другие организации, и обработка документов из зарубежных архивов по нашим военнопленным тоже идет. Например, сейчас мы получаем и загружаем на наши сайты документы про советских военнопленных из Национального архива США, которые попали туда из союзных зон оккупации в свое время. Так что работа идет, но, конечно хотелось бы, чтобы она шла более интенсивно.

A.A.: Вы упомянули о документах по военнопленным из архивов Германии, США и Финляндии. А есть ли они в других бывших странах Оси – например, в Румынии и Венгрии?

В.Т.: У нас имеются данные по румынским лагерям – они как раз собраны в трофейных фондах РГВА, и загружены в ОБД «Мемориал». По лагерям на территории бывшего СССР лакун очень много, и непонятно, где находятся материалы. Например, был огромный лагерь во Пскове, прямо на территории города, – и совершенно нет имен узников этого лагеря. И таких лагерей, к сожалению, очень много – проще пересчитать те, по которым информация есть. Что-то вылезает в областных архивах – в Таганроге, например, вылезла тетрадь из лазарета для военнопленных (мы ее, кстати, до сих пор не получили). Это все надо искать, находить и обрабатывать. Об этом-то и речь, что компактные массивы у нас более-менее обработаны, и надо искать то, что лежит по отдельности, и это отдельная большая задача.

A.A.: Помимо темы военнопленных огромным белым пятном в истории войны является тема коллаборационистов. Скажите, приходилось ли Вам работать с архивными материалами по это теме?

В.Т.: Немного, и только с тем, что попало к нам как документы о военнопленных – на некоторых из них есть пометки «хиви»[1]. Опять же, есть списки в документах трофейного фонда РГВА – и «добровольных помощников», и участников разного рода боевых подразделений из бывших советских граждан и военнослужащих. Они есть, и они нами тоже обрабатываются, потому что это в основном бывшие военнослужащие, которые у нас числятся пропавшими без вести. Есть эта информация и в немецких архивах, но мы ее пока не получили. Надеемся получить, а вот получим ли – не знаю.

A.A.: Среди военных историков есть много сторонников так называемого «балансового» способа оценки потерь – скажем, высчитывания процента членов ВКП(б) среди бойцов и командиров и выведения общих потерь на основании данных о потерях партийных кадров. Как вы считаете, насколько адекватен такой подход?

В.Т.: Я никогда сам не занимался подсчетом потерь, я считаю, что это не наша задача. Наша задача – дать информацию, а ученые пускай ею занимаются. Другое дело, что я видел те расчеты, которые делались как бы на основании ОБД «Мемориал», и которые, как мне кажется, грешат ошибками. Когда берутся какие-то проценты, что-то как-то вычисляется… Тем более, я знаю, что у ОБД «Мемориал» есть определенное свойство: на одного человека заводится столько записей, сколько раз он упоминается. И сведéние, которым у нас сейчас занимаются, на мой взгляд – очень тяжелая вещь, потому что ты можешь глядеть на записи и не понимать, относятся они к одному человеку или к разным. Таким образом, когда мы говорим о количестве записей в базе данных, мы не говорим о количестве потерь. Какой коэффициент? Он разный. Для военно-морских сил, где есть даже картотека потерь – порядка 150 тыс. человек, учет был более-менее точный. Там на одного человека может быть пять-семь (а где-то я видел до девяти) различных документов частей разного уровня. А в других случаях – дай Бог один, да и он может оказаться документом подворного опроса. Поэтому даже высчитать среднее количество записей на человека я не могу. Кроме того, совершенно непонятно, какая часть документов потеряна, по какому количеству людей у нас нет вообще никакой информации, а такие люди, безусловно, есть, и это не единичные случаи. Так что я не берусь судить о количественных потерях. Моя задача – дать максимум информации для исследований, но сам я в данном случае не исследователь.

A.A.: Какие еще есть белые пятна в том массиве документов, который сейчас выложен в открытый доступ?

В.Т.: Это, прежде всего, начало войны. По началу войны документов гораздо меньше, чем по следующим годам. Они либо не сохранились, либо вообще не были созданы. Поэтому многие из тех, кто числится пропавшим, или вообще никак не числится – это те люди, которые погибли в самом начале войны. Это, наверное, первый и основной момент. Мало документов по Народному ополчению. Есть и другие моменты, связанные с тем, что у нас есть документы об освобожденных из плена, есть документы, дезавуирующие информацию о гибели или пропаже, но, тем не менее, регулярно приходят письма о том, что, допустим, человек числится погибшим, а он вернулся домой и дожил до такого-то года, но нет документов, подтверждающих, что он остался жив. Все документы, которые выложены на этих сайтах, надо воспринимать все-таки как банк архивных данных. Он может дать информацию, которую люди не знали, и дает, но говорить, что там стопроцентно верная информация, невозможно. Если в документе написано «перешел на сторону врага» - что это значит? Он мог перейти, а мог быть просто взят в плен. Это запись того времени на языке того времени. Если написано, что человек дезертировал – он мог дезертировать, мог быть убит и мог быть захвачен в плен – мы не знаем. Мы только знаем, что в документе так написано.

A.A.: Ведутся ли работы по оцифровке документов, связанных с Первой Мировой?

В.Т.: Такая работа началась, она частично была сделана, есть сайт «gwar.mil.ru», на котором лежит то, что было обработано. Это были работы, связанные с юбилейными датами – к столетию начала войны, к столетию конца. Более подробно я сказать не могу, потому что сам этим не занимался, хотя «Элар» занимался.

A.A.: А что насчет других войн? Например, войн Интербеллума – КВЖД, Испании, Хасана, Халхин-Гола, или конфликтов Холодной войны от Кореи до Афганистана включительно?

В.Т.: Это всё в планах, разговоры на эту тему идут, но конкретно сейчас работ по этим конфликтам не ведется. Но, например, когда выложили финские карточки, то там были и карточки про Зимнюю войну. То есть советские военнопленные, захваченные в Зимнюю войну, там присутствовали. Я знаю также, что в РГВА создали свою внутреннюю базу по Финской войне, по Халхин-Голу и Хасану они, по-моему, у них тоже есть, но это базы для внутреннего пользования. А у нас таких баз нет.
По послевоенному времени есть паспорта воинских захоронений, которые Управление по увековечению передает нам. И там есть и погибшие после войны, и более ранние захоронения – вплоть до XVIII века. Все паспорта, которые есть в Управлении по увековечению, в нашу базу занесены. Но целенаправленно работа по другим войнам и конфликтам не ведется. Хотя в ОБД «Мемориал» есть отдельные документы по потерям – там есть, допустим, потери в венгерских событиях 1956-го года, может быть еще что-то.

A.A.: Какие неочевидные для простого пользователя особенности работы с Вашими сайтами Вы могли бы выделить?

В.Т.: Это использование различных возможностей запросов. Допустим, работая с сайтом ОБД «Мемориал» или «Подвигом народа», надо сразу переходить в режим расширенного поиска, потому что главная страница, где вводятся фамилия, имя, отчество и год рождения – это исключительно для людей, которые плохо работают с компьютером. Поэтому надо входить в режим расширенного поиска и пользоваться всеми его возможностями. И помнить, что надо правильно давать поисковый запрос. Можно задать сразу все что знаешь и не получить в ответ записи, потому что этой информации просто нет в документах. Поэтому свой запрос надо варьировать, не вводить слишком мало информации, чтобы не получить лишние записи, и не вводить слишком много, чтобы не отсечь нужные. Кроме того, очень важно понимать, что, например, ОБД «Мемориал» и «Подвиг народа» работают по одному принципу, а «Память народа» – по другому. Допустим, «Память народа» находит и похожие записи, отличающиеся в поле одним-двумя символами, а ОБД «Мемориал» и «Подвиг народа» найдет только то, что полностью удовлетворяет запросу. Примерно такие нюансы. Люди должны понимать, как может быть искажена фамилия, как может быть искажено имя, какие символы в рукописном почерке могут быть прочитаны неправильно. Например «мо» и «лю» в рукописном почерке зачастую различить нельзя, или буквы «г» и «ч». Не говоря о том, что безударные гласные могут со слуха быть записаны и так, и так. Это надо учитывать, когда делается запрос.

A.A.: Вы упомянули проблемы с почерком. А используются при обработке документов программы его распознавания?

В.Т.: Нет.

A.A.: Вы связаны с представителями военно-поискового движения – в частности, с Кетеван Гегелией. Расскажите, про Вашу работу с ними.

В.Т.: Непосредственно в поисковой работе я не участвовал. Хотя со многими поисковиками я связан, они обращаются ко мне за консультациями, когда у них возникают какие-то вопросы, когда нужно помочь что-то найти. Что касается Кетеван, то она ведет большую просветительскую работу, и она меня несколько раз приглашала прочитать лекции о наших сайтах и о том, как с ними работать. Я также выступал на нескольких форумах, имею хорошую связь с казанскими поисковиками, регулярно с ними общаюсь. Только что, в марте, был в Вологде на семинаре-практикуме для поисковиков, где сделал два сообщения. Как я уже говорил, есть люди, даже среди поисковиков, которые про наши сайты не слышали, и для них это оказывается просто откровением.

A.A.: В начальный период работы Вашей компании вы исследовали судьбу Рауля Валленберга. Расскажите об этом.

В.Т.: Вы знаете, это не исследование судьбы, это лишь один частный эпизод. Он был связан с тем, что американский ученый Марвин Макинен, будучи студентом Берлинского университета, попал в Советский Союз, что-то там фотографировал, был арестован, обвинен в шпионаже и посажен во Владимирскую тюрьму. Во Владимирской тюрьме он услышал, что человек, который умер перед тем, как он туда попал, видел в тюрьме Валленберга. То есть все начинается с вот таких слухов: якобы в больничном корпусе Владимирской тюрьмы содержался Валленберг. Он это запомнил и почти через 40 лет добился гранта, кажется, от Швеции, на это исследование. Исследование заключалось в том, чтобы проанализировать карточки заключенных Владимирской тюрьмы того времени, чтобы увидеть – есть ли там в больничном корпусе в это время номера камер, которые не задействованы – предполагая, что там мог быть Валленберг. Я не могу оценивать, насколько это была плодотворная идея. Дело в том, что шведам за много лет выдавались разные версии судьбы Валленберга – настолько разные, что они перестали вообще во что-то верить. И когда им сказали, что он погиб на Лубянке в 47-м году, что больше всего похоже на правду, они не поверили и в это. И вот они решили проверить гипотезу, что он был во Владимирской тюрьме.

Макинен выбрал нашу организацию в качестве исполнителя работ по сканированию карточек, индексированию и составлению базы данных, которую они собирались анализировать. Мы приехали туда со сканером. Вместе с нами были ребята из «Мемориала» - Коля Костенко и Гена Кузовкин. От нас был Юра Ильин, который осуществлял сканирование, был Макинен и его программист Ари Каплан. И вот несколько дней мы провели в тюрьме, сканируя содержимое определенных ящиков картотеки. Дело в том, что за год до этого там уже была делегация, она отобрала карточки, которые интересовали Макинена, и он надеялся, что мы просто приедем и все это отсканируем. Но когда мы приехали, оказалось, что они все эти карточки уже поставили на место, сообщив, что, дескать, «вас год не было, а к нам приходят разные делегации и нам все это нужно». И пришлось не только сканировать, но и отбирать карточки. Макинен их отбирал, мы их сканировали. Потом были записаны диски. Естественно, никто эти диски нам на руки не дал, они были переданы сотрудникам МВД – с нами всегда был приставленный к нам сотрудник тюрьмы, который следил за тем, чтобы мы ничего не взяли. И эти диски остались у них. Где-то через год встал вопрос об индексировании, создании на основании этих образов базы данных. Тогда уже была создана ФСИН, и эти диски находились во ФСИН. Нам было выделено помещение, относившееся тогда к РГВА – там было маленькое трехэтажное здание, сейчас, по-моему, оно передано РГАЛИ. И под наблюдением двух ФСИНовцев команда наших операторов, которую я возглавлял, составляла базу данных из этих записей, то есть переписывала, какие люди, в какое время, в каких номерах этого больничного корпуса содержались – интересовал нас только больничный корпус. На мой взгляд, это все было не очень логично, потому что я лично видел, как у одного и того же человека на двух разных карточках за одно и то же время были указаны разные номера. То есть, какова достоверность этих карточек, я сказать затрудняюсь. Тем не менее, мы создали эту базу данных, она была записана и передана сотрудникам ФСИН. А еще через год американцы договорились с ФСИН. Они приехали, и на территории Бутырской тюрьмы им дали поработать с этой базой, на компьютере, который затем они были обязаны отдать. Они применили к этой базе данных свои программы и получили какие-то результаты, которые проверили сотрудники соответствующих органов и разрешили им их использовать. Вот примерно такая история этих поисков. Мы там были исключительно в качестве исполнителей работ.

A.A.: Журнал «Историческая экспертиза» занимается мониторингом исторической политики. Что Вы можете сказать касаемо исторической политики – как связанной со Второй мировой, так и с другими темами?

В.Т.: Хороший вопрос. Сейчас есть болевые точки. Мне, допустим, хорошо известна ситуация, связанная с урочищем Сандармох, где предпринимается попытка переписать историю, заявить, что там похоронены наши красноармейцы. Никаких поводов к этому на данный момент нет. Есть так называемые «научные гипотезы», в которых не приводится ни единого реального факта, и создается полное ощущение, что эти «гипотезы» созданы на заказ под конкретную задачу. В посвященной этим «гипотезам» брошюре C.Г. Веригина нет ни одной ссылки. Какая может быть научная статья без ссылочного аппарата? Также были проведены две экспедиции Российского военно-исторического общества, которые копали в Сандармохе. Эти две экспедиции больше походили на спецоперации, чем на реальные раскопки. Было нарушено, все что можно – об этом хорошо писала Эмилия Эдгардовна Слабунова. Можно только добавить, что те останки, которые были выкопаны в 2018 году, до сих пор не захоронены, не говоря уже о том, что было выкопано в 2019. И совершенно поразительная для меня вещь: поисковый отряд «Высота 76» из Ярославля, который проводил раскопки под руководством РВИО, опубликовал на своем сайте сообщение о том, что они откопали останки 16 человек в красноармейской форме с калошами, на которых было написано «Ярославль» – такое беспрецедентное вранье!
Как я уже говорил, у нас еще много погибших и пропавших на войне людей, о судьбах которых мы не знаем. Это надо выяснять, людей надо находить – это наш долг, мы должны отдавать дань этой памяти. Но когда именами людей начинают манипулировать в политических целях – это просто омерзительно! Вот, например, та же Карелия. Если взять уже находящуюся на сайте ОБД «Мемориал» финскую базу, то там мы найдем около 19 000 советских военнопленных, погибших в финских лагерях. И на финских карточках указаны места захоронений. Они указаны, естественно, не с топографической точностью – указаны лишь населенные пункты, возле которых они захоронены. Живы еще те люди, которые тогда были детьми, и которые могут указать, где это было. Мне говорили, что конкретно в Медвежьегорске такие люди есть. Мы говорим про конкретных советских военнопленных с конкретными именами – вот их-то и надо искать. А попытка придать другой статус Сандармоху и попытка искать там абстрактных советских военнопленных вместо того, чтобы искать их там, где они действительно есть – это чисто политические игры. Увы, это не единственный случай. В той же Карелии, в Красном бору, в другом месте захоронений времен Большого террора, вдруг появляется свежий памятник бойцам, погибшим в Великую Отечественную войну (я был там 2 года назад, памятника не стояло). Но если пробить имена, указанные на памятнике, по ОБД «Мемориал», появляются вопросы. Насколько я слышал, нечто подобное происходит и в Медном, где захоронение польских военнопленных пытаются объявить захоронением советских солдат времен Великой Отечественной войны. Это все очень печально…

A.A.: А есть ли сейчас поисковики, которые бы занимались поиском этих реальных финских захоронений?

В.Т.: Поисковые отряды, которые занимаются финскими захоронениями, есть. В Вологде как раз был доклад на эту тему, и они сказали, что знают два конкретных места в Карелии, но вот больше – нет. Но свои доклады и материалы они подготовили до опубликования финской картотеки на сайтах Министерства обороны – там она появилась только в октябре 2019 года. Так что я думаю, что теперь это должно быть легче. Другое дело что, конечно, распознать сокращенные финские названия очень тяжело. Я не исключаю, что мы сделали ошибки при переводе на русский язык, и ко всем обращаюсь, чтобы, если такие ошибки будут замечены, нам сообщали – мы их исправим. Но, в любом случае, на сайтах есть сами карточки, что очень важно – люди могут изучать их. И те, кто владеет географическими данными Карелии и финским языком, легко смогут понять, что там написано.

A.A.: Скажите, вы связаны как-то с первооткрывателем Сандармоха Юрием Алексеевичем Дмитриевым?

В.Т.: Что касается Дмитриева, то я про это ничего раньше не знал – я узнал про него из средств массовой информации. Для меня это было очень важно, поскольку то, что делает Дмитриев и то, что делаем мы, очень близко, только мы занимаемся Второй мировой, а он занимается сталинскими репрессиями. А по сути это одно и то же – поиск имен и определение судеб людей. Эта история с арестом Дмитриева и тем, что творится вокруг Сандармоха, меня очень сильно задела. Потом друзья позвали меня поехать в Петрозаводск на суд. Так получилось, что я в первый раз приехал туда тогда, когда Юрий Алексеевич был выпущен из тюрьмы под подписку о невыезде, – то есть он сам приходил в суд, и с ним была возможность пообщаться персонально. Там же, в коридорах суда, я познакомился с Анатолием Яковлевичем Разумовым и другими людьми. Ну и, поскольку так получилось, что на суд я ездил не один раз, завязались отношения.

A.A.: Вы упоминали о сотрудничестве с обществом «Мемориал». Расскажите о нем.

В.Т.: Ну, я бы не говорил о каком-то конкретном сотрудничестве. Просто один из его руководителей – мой школьный знакомый. Иногда я заходил к нему туда, мы что-то обсуждали, там, кстати, мы встретились с Колей Костенко, и это, возможно, сыграло свою роль в том, что Макинен выбрал нашу организацию для участия в поисках Валленберга. К нам он пришел выяснять, кто мы и что мы можем, вместе с Колей, и когда мы с Колей начали здороваться, на него это как-то повлияло, как мне показалось. Он все время боялся, что его будут обманывать, и данная ситуация, возможно, дала ему некое подобие уверенности, в том, что здесь его не обманут.

A.A.: А были ли еще проекты, связанные с «Мемориалом», помимо поисков Валленберга?

В.Т.: Нет. Я приезжал туда рассказывать про ОБД «Мемориал», когда меня просили. Общался с Арсением Борисовичем Рогинским. Конечно, я знаком с рядом мемориальцев, хожу на мероприятия «Мемориала» иногд


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Viktor7Дата: Пятница, 24 Апреля 2020, 20.34.41 | Сообщение # 130
Группа: Модератор
Сообщений: 10551
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Где-то я эту фамилию уже слышал...
 
ГеннадийДата: Суббота, 25 Апреля 2020, 00.02.14 | Сообщение # 131
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Viktor7 ()
Цитата Геннадий ()
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Где-то я эту фамилию уже слышал...

Ты слышал, а я его лично знаю и постоянно общаюсь.
"Константин Борисович Стрельбицкий (род. 23 сентября 1966, Москва) — советский и российский историк флота, председатель Правления «Московского клуба истории флота», преподаватель, исследователь, активный участник военно-поисковых движений, автор военно-исторических публикаций..."
https://ru.wikipedia.org/wiki....8%D1%87


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Viktor7Дата: Суббота, 25 Апреля 2020, 11.26.12 | Сообщение # 132
Группа: Модератор
Сообщений: 10551
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
ТЫ, лично ты был в своем энтом немецком архиве?

Естественно я работаю там достаточно регулярно. Вот только если у меня возникает потребность читать "простыни" знатоков с другого берега, то я хожу туда.
 
ГеннадийДата: Суббота, 25 Апреля 2020, 12.01.20 | Сообщение # 133
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Viktor7 ()
Цитата Геннадий ()
ТЫ, лично ты был в своем энтом немецком архиве?

Естественно я работаю там достаточно регулярно

А есть там что-то о шталаге люфтваффе №2 Литцманнштадт?


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Viktor7Дата: Суббота, 25 Апреля 2020, 12.03.35 | Сообщение # 134
Группа: Модератор
Сообщений: 10551
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
А есть там что-то о шталаге люфтваффе №2 Литцманнштадт?

Понятия не имею, он меня как-то никогда не интересовал.
 
NestorДата: Пятница, 08 Мая 2020, 09.57.56 | Сообщение # 135
Группа: Эксперт
Сообщений: 25601
Статус: Отсутствует
Берлин впервые передал Москве копии документов о советских военнопленных
14:40 06.05.2020 (обновлено: 13:09 07.05.2020)

МОСКВА, 6 мая — РИА Новости. Германия впервые передала Москве 20 тысяч цифровых копий документов о советских военнопленных из Федерального архива ФРГ, торжественная передача состоялась в среду.
Передача копий документов российской стороне прошла в рамках германо-российского межправительственного проекта "Советские и германские военнопленные и интернированные времен Второй мировой войны". В церемонии приняли участие посол Германии в Москве Геза Андреас фон Гайр и спецпредставитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой.
"Я очень рад, что сегодня эта передача состоится незадолго до праздника, когда мы будем вспоминать ужасы самой страшной войны. <…> Я очень надеюсь, что эти документы позволят многим семьям обрести ясность относительно судьбы их предков", — отметил на церемонии фон Гайр.

Как уточнили в посольстве ФРГ в Москве, в результате передачи примерно 20 тысяч оцифрованных документов станут доступными данные из Федерального архива Германии, которые до сих пор отсутствовали в России. "Они совместно анализировались германскими и российскими учеными. Имеются в виду документы бывшего Справочного управления Вермахта/Германского управления по делам советских военнопленных, умерших в заключении в Германии, медицинские документы (рентгеновские снимки, температурные листы), личные документы пленных, военные билеты и личные карточки", — уточнили в посольстве ФРГ.
Благодаря передаче документов появится возможность выяснить судьбы советских военнопленных, вернуть им имя и биографию. Позже Германия планирует передать и другие документы. Ожидается, что в рамках проекта будет исследовано несколько миллионов личных документов.

По случаю передачи этих данных министр иностранных дел Германии Хайко Маас поблагодарил народ России. "Несмотря на тяжелое наследие Второй мировой войны, мы, ощущая глубокое смирение, смогли убедиться, что примирение между людьми возможно. За это я хочу от всего сердца поблагодарить и народ России", — отметил министр в своем обращении, которое процитировал посол ФРГ в Москве.
В 2019 году министры иностранных дел ФРГ и России договорились о передаче и использовании данных о нескольких сотнях тысяч советских военнопленных и интернированных, погибших в германском плену. Соответствующее соглашение было подписано осенью в Берлине.

https://ria.ru/2020050....%2Fnews


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Пятница, 08 Мая 2020, 09.58.53
 
ГеннадийДата: Пятница, 08 Мая 2020, 17.06.22 | Сообщение # 136
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Не могу найти тему "Как искать в ОБД", поэтому пишу здесь.
Уже недели с 3 в ОБД выложены УПК краскомов Красной Армии. Для многих это единственная возможность увидеть прижизненное фото родственника в том числе попавшего в плен.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Понедельник, 18 Мая 2020, 16.33.05 | Сообщение # 137
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Геннадий,
Цитата Геннадий ()
Уже недели с 3 в ОБД выложены УПК краскомов Красной Армии. Для многих это единственная возможность увидеть прижизненное фото родственника в том числе попавшего в плен.

Пример приведи хоть один.


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 18 Мая 2020, 16.34.02 | Сообщение # 138
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Возвращение имён и судеб. 20 тысяч документов о советских военнопленных переданы России

6 мая 2020 г. в пресс-центре ТАСС (Тверской бульвар, 2) состоялась церемония передачи российской стороне первой партии копий документов Федерального архива Германии в рамках российско-германского проекта по поиску и оцифровке архивных материалов о советских и немецких военнопленных и интернированных времён Второй мировой войны. Проект был инициирован Совместным заявлением Министра иностранных дел России С.В. Лаврова и Министра иностранных дел Германии Ф.-В. Штайнмайера, подписанным 22 июня 2016 г.

Посол ФРГ в России Геза Андреас фон Гайр вручил специальному представителю Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству М.Е. Швыдкому флэш-накопитель с записанными на нём архивными материалами документами (это личные карточки, военные билеты, медицинские данные советских военнопленных – всего около 20 тыс. документов). В церемонии приняли участие заместитель руководителя Росархива А.В. Юрасов и директор РГВА В.П. Тарасов. В связи с принятыми в г. Москве противоэпидемическими мерами мероприятие проводилось частично в виртуальном формате, многие участники выступали дистанционно. Модератором дискуссии по видеосвязи вступил первый заместитель директора информационного агентства ТАСС М.С. Гусман.

Спецпредставитель Президента Российской Федерации М.Е. Швыдкой огласил приветствие Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, в котором, в частности, говорилось: «Благодаря многолетней и кропотливой работе историков, архивистов, технических специалистов двух стран прольётся свет на судьбы порядка восьми миллионов человек. Внимание, уделяемое этой теме как в российском, так и в немецком обществе, ещё раз подчёркивает значение непрестанного выявления и устранения т.н. «белых пятен» в непростой истории наших стран в XX веке. Важно, что оцифровка документов, раскрывающих судьбы людей военного поколения, и их перевод в общедоступное пространство становится ещё одним напоминанием о трагедии плена – как нынешнему, так и будущему поколениям». М.Е. Швыдкой подчеркнул: «каждый возвращенный из небытия человек, каждое имя – это очень важный акт. Словосочетание "без вести пропавший" всегда и до сих пор стучит в сердца людей, потому что из безвестности люди возвращаются в историю, возвращаются в семьи, возвращаются в ту историческую память, без которой мы мертвы».

Посол Германии в Российской Федерации Г.А. фон Гайр огласил приветственное слово Министра иностранных дел Германии Хайко Мааса, в котором, в частности, отмечалось, что «передача первой части не изученных до сих пор данных советских военнопленных и интернированных… являет собой крайне важный шаг в двусторонних отношениях России и Германии. Именно в год 75-летия окончания Второй мировой войны она послужит важным вкладом в сохранение памяти и в дело примирения между нашими странами, между немцами и русскими». В свою очередь, Г.А. фон Гайр подчеркнул: реализация проекта демонстрирует волю к искренней памяти, к неискажённому взгляду на историю, в том числе на самые мрачные страницы германского прошлого. Посол ФРГ выразил надежду, что получение сведений о судьбах родственников смягчит боль неизвестности для многих российских семей. Он заверил, что передача германской стороной данных о военнопленных и совместная работа архивистов двух стран будет продолжена. «Если историки двух стран сотрудничают друг с другом, это хороший знак для будущего», – сказал в завершение Г.А. фон Гайр.

Заместитель руководителя Федерального архивного агентства А.В. Юрасов отметил: «Есть известная фраза, приписываемая генералиссимусу Александру Васильевичу Суворову: «Война не закончена, пока не захоронен последний погибший солдат». Думается, что её значение можно и нужно расширить: с точки зрения нашей нравственной ответственности война закончена, только тогда, когда прояснена судьба каждого из её участников. Накануне начала реализации настоящего проекта, по российским данным, оставалась неизвестной участь более чем двух миллионов советских военнопленных, не вернувшихся домой; по данным Немецкого Красного Креста, около миллиона германских граждан остаются пропавшими без вести… И, конечно, мы очень рассчитываем, что реализация проекта позволит нам существенно продвинуться в восстановлении имён и судеб российских и немецких военнопленных». По словам заместителя руководителя Росархива, данный проект – очередной этап многолетнего сотрудничества, которое успешно развивается между Росархивом, РГВА, Министерством обороны России и германскими коллегами из Федерального архива, Народного союза по уходу за воинскими захоронениями и других организаций. А.В. Юрасов кратко остановился на поисковой работе, продолжающейся в российских архивах (в частности, в РГВА за прошлый год выявлены сведения о более чем 94 тыс. немецких военнопленных), а также рассказал о различных историко-просветительских проектах, реализованных в ходе сотрудничества архивистов России и Германии. «Архивное сотрудничество имеет очень важное значение, – подчеркнул А.В. Юрасов. – Ведь без архивов невозможно сохранение исторической памяти и постижение исторической правды, к которому мы все стремимся».

Директор Российского государственного военного архива В.П. Тарасов назвал передачу копий документов первым конкретным результатом, достигнутым в ходе выполнения подписанного 25 сентября 2019 г. Соглашения между Федеральным архивом Германии и РГВА. Он отметил, что РГВА является основным хранителем документов по проблеме плена в Российской Федерации: в архиве находятся фонды Главного управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР; причём одна только картотека на иностранных военнопленных насчитывает свыше пяти миллионов карточек.

Помощник заместителя Министра обороны Российской Федерации генерал-майор А.В. Кирилин в своём выступлении рассказал о сотрудничестве архивистов Минобороны России с зарубежными коллегами в деле поиска информации о военнопленных. Президент Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями Вольфганг Шнайдерхан выразил россиянам благодарность за понимание и поддержку той работы, которую проводит возглавляемый им союз. «Тот факт, что, несмотря на безмерное горе и страшные несчастья, которые нацистская Германия обрушила на Россию, нам разрешено обустраивать солдатские кладбища для немцев, погибших во время войны, является свидетельством вашей человечности», – заявил В. Шнайдерхан.

Президент Федерального архива Германии д-р Михаэль Хольман в своём видеообращении подчеркнул: «очень важно, что проект по восстановлению судеб военнопленных начал осуществляться в год 75-летия окончания Второй мировой войны, которое означала освобождение народов Европы от нацистской оккупации, а Германии от нацистской тирании силами союзников и в первую очередь – солдат Красной Армии». Д-р Хольман анонсировал, что в ближайшее время участие Бундесархива в проекте станет ещё более активным и весомым, так как после передачи фондов бывшего Справочного управления вермахта в Федеральный архив попадает огромный массив документов. В ходе проекта будут оцифрованы документы Департамента личных данных, которые содержат существенные сведения о 350 тысячах советских гражданах.

Директор Германского исторического института в Москве д-р Сандра Дальке в своём видеообращении рассказала о проводимой институтом в сотрудничестве с российскими партнёрами исследовательской работе по восстановлению судеб военнопленных.

В заключение мероприятия участники церемонии ответили на поступившие в пресс-центр ТАСС вопросы журналистов.

http://archives.ru/press....i.shtml


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Понедельник, 18 Мая 2020, 20.17.58 | Сообщение # 139
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Д-р Хольман анонсировал, что в ближайшее время участие Бундесархива в проекте станет ещё более активным и весомым, так как после передачи фондов бывшего Справочного управления вермахта в Федеральный архив попадает огромный массив документов. В ходе проекта будут оцифрованы документы Департамента личных данных, которые содержат существенные сведения о 350 тысячах советских гражданах.

А раньше немцы отнекивались: "Мы ничего не знаем, архив WASt вывезен в Полольск".
Еще один способ раскрыть эту немецкую ложь нашел сегодня.
Из архива NARA сообщение о советских военнопленных (один гражданин Румынии) на 101-й странице списки многих имен. Многие с фото (но это не перскарты). Выборочно проверил этих ребят. Ни на одного немецких документов ни шталагов регистрации, ни принимающего шталага XC в ОБД не обнаружил. Либо немцы сами уничтожали сведения о военнопленных, либо "посеяли" их или в Берлине, или при передислокации в Майнинген.
Листайте
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=91808270&p=22


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Понедельник, 18 Мая 2020, 20.35.47 | Сообщение # 140
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
Выборочно проверил этих ребят. Ни на одного немецких документов ни шталагов регистрации, ни принимающего шталага XC в ОБД не обнаружил.

Первого нашел.
ID 91808347
Фамилия Кондюрин
Имя Игорь
Лагерь шталаг 367
Лагерный номер 16342
Судьба попал в плен (сотрудничал с врагом)
Название источника донесения Национальный архив США
Номер фонда источника информации RG 242
Номер описи источника информации T84
Номер дела источника информации м-ф 356
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=91808347

ID 272156329
Фамилия Кондюрин
Имя Игорь
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст 03.02.1912
Место рождения Татарская АССР, г. Казань
Дата пленения 01.08.1943
Место пленения Миус
Лагерь шталаг 367
Лагерный номер 16342
Судьба попал в плен
Последнее место службы 9 сп
Воинское звание ст. лейтенант
Название источника донесения ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272156329

Кондюрин Игорь Васильевич (1912)
Дата рождения: 1912 г.
Место рождения: г. Казань
Пол: мужчина
Национальность: русский
Профессия / место работы: инженер-теплоэнергетик, механик, спиртзавод, в 1948 г. - ст. адьютант, штаб батальона, 9 гв. стр. полк
Место проживания: г. Казань
Партийность: чл. ВКП(б).
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 20 февраля 1948 г.
Обвинение: 58, п. 1б. ("в плену выдал гостайну, сотрудничество с немецкой разведкой")
Осуждение: 19 октября 1948 г.
Осудивший орган: военным трибуналом ПриВО
Приговор: 25 лет лишения свободы, поражен. прав на 5 лет .
Дата реабилитации: 15 октября 1955 г.
Источники данных: БД "Жертвы политического террора в СССР"; Книга памяти Республики Татарстан
https://ru.openlist.wiki/%D0%9A%...._(1912)

Всё тайное рано или поздно становится известным. И к "политическому террору" сей не имеет никакого отношения.
По Сеньке и шапка.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Понедельник, 18 Мая 2020, 20.45.55 | Сообщение # 141
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
Первого нашел.


Фамилия Лукин
Имя Алексей
Лагерь дулаг 124
Лагерный номер 21941
Судьба попал в плен (сотрудничал с врагом)
Название источника донесения Национальный архив США
Номер фонда источника информации RG 242
Номер описи источника информации T84
Номер дела источника информации м-ф 356
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=91808437

Фамилия Лукин
Имя Алексей
Отчество Сергеевич
Дата рождения/Возраст 25.10.1910
Место рождения Борки
Дата пленения 12.09.1944
Место пленения Висла
Лагерь дулаг 124
Лагерный номер 21941
Судьба попал в плен
Последнее место службы 862 сп
Воинское звание лейтенант
Название источника донесения ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272072831


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 18 Мая 2020, 21.09.47 | Сообщение # 142
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Геннадий,
А эти трое чем провинились, переводом в рабочую команду 6018 Ströhen (Wagenfeld) ?
http://www.sgvavia.ru/forum/819-6617-1

Фамилия Демичев
Имя Михаил
Лагерь шталаг Х С
Лагерный номер 372
Судьба попал в плен (сотрудничал с врагом)
Название источника донесения Национальный архив США
Номер фонда источника информации RG 242
Номер описи источника информации T84
Номер дела источника информации м-ф 356
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=91808457



Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Вторник, 19 Мая 2020, 13.23.28 | Сообщение # 143
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Геннадий,
Цитата Геннадий ()
Уже недели с 3 в ОБД выложены УПК краскомов Красной Армии. Для многих это единственная возможность увидеть прижизненное фото родственника в том числе попавшего в плен.

Пример приведи хоть один.

http://www.sgvavia.ru/forum/126-9849-787047-16-1589274413
У полковника Петрова в этой же теме тоже выложено фото и сведения из УПК.
УПК выложены на "Память народв"; алгоритм поиска по ФИО. У некоторых есть фото.
Дерзайте!


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Viktor7Дата: Вторник, 19 Мая 2020, 14.36.43 | Сообщение # 144
Группа: Модератор
Сообщений: 10551
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
А раньше немцы отнекивались: "Мы ничего не знаем, архив WASt вывезен в Полольск".
Еще один способ раскрыть эту немецкую ложь нашел сегодня.

Хвала тебе конечно за "открытие", только вот незадача, a в чём содержится "эта ложь"? Архив не вывезли в Подольск? Его не возили во время войны по всей Германии? И союзники не крутили бычка из тех сообщений ВАСта? Кто-то до сегодняшних дней располагал всей информацией и дурил весь честной народ? В чём ложь-то?
 
ГеннадийДата: Вторник, 19 Мая 2020, 14.43.42 | Сообщение # 145
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Viktor7 ()
И союзники не крутили бычка из тех сообщений ВАСта?

Не. У них было нормальное курево.
Что они забрали о советских, поделились недавно. Без всякого пиара со своей стороны.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Viktor7Дата: Вторник, 19 Мая 2020, 15.30.23 | Сообщение # 146
Группа: Модератор
Сообщений: 10551
Статус: Отсутствует
Цитата Геннадий ()
Что они забрали о советских, поделились недавно. Без всякого пиара со своей стороны.

Ну а немцы-то тут при чём?
 
ГеннадийДата: Вторник, 19 Мая 2020, 15.34.49 | Сообщение # 147
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Viktor7 ()
Цитата Геннадий ()
Что они забрали о советских, поделились недавно. Без всякого пиара со своей стороны.

Ну а немцы-то тут при чём?

А Бундес пиарится: "Мы хорошие, мы Вам о замученных нами в том числе бойцах РККА сведения вам передаем".


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Вторник, 19 Мая 2020, 15.40.06 | Сообщение # 148
Группа: Модератор
Сообщений: 26503
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Геннадий,
А эти трое чем провинились, переводом в рабочую команду 6018 Ströhen (Wagenfeld) ?
http://www.sgvavia.ru/forum/819-6617-1

Я не вижу ВСЕГО документа.
По шталагу XC еще много документов, 101 страница (фото отправленных туда как неспособным быть прислужниками вермахта ты видел?)
И рабочих команд из этого шталага в документах упомянуто несколько.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Вторник, 04 Августа 2020, 07.54.33 | Сообщение # 149
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Пермский архив получил от ФСБ трофейные немецкие документы о советских военнопленных

ПермГАСПИ получил от краевого УФСБ ценные документы времен ВОВ. Эти исторические свидетельства значительно увеличат базу данных Пермского архива о советских военнопленных. Пермский государственный архив социально-политической истории (ПермГАСПИ) получил от ФСБ ценный дар – трофейные немецкие документы, раскрывающие информацию о пленных советских офицерах и солдатах, призванных на Великую Отечественную войну из Пермского края. «Вместе с пермским отделением движения «Бессмертный полк» мы сейчас увеличиваем базу данных военнопленных за счет этих трофейных документов. По ним можно восстановить судьбу человека, тех, кто был там – в лагере. Кто-то болел, кто-то попадал на тяжелые работы, кто-то шел на сотрудничество с немцами, кто-то наоборот, как видно по этим документам, держался до конца и не сдавался», – цитирует ТАСС директора ПермГАСПИ Сергея Неганова. На данный момент в базе данных ПермГАСПИ есть документы о тех жителях Пермского края, кто попал в плен, пережил заключение в фашистских лагерях и смог вернуться, а вот информации о тех, кто погиб в застенках, нет. С помощью полученных трофейных документов этот пробел удастся восстановить: работу закончат до конца 2020 года. Затем исторические свидетельства пополнят Единый Пермский общекраевой Банк информации по Великой Отечественной войне. Напомним, что Единый Банк информации по ВОВ был создан к 75-летию Великой Победы, и Пермский край стал первым субъектом РФ, где был создан подобный общедоступный интернет-ресурс. Здесь можно найти информацию почти о 300 000 прикамцах. В Банк Информации входят 7 баз данных: Военнослужащие, призванные из Молотовской области (Пермского края), погибшие в ВОВ (212 640 записей); Военнопленные (5350 записей); Добровольцы Молотовской танковой бригады (912 записей); Эвакуационные госпитали (161 запись); Военнослужащие, умершие в госпиталях на территории Молотовской области (Пермского края) во время ВОВ (4577 записей); Эвакуированные в Молотовской области 1941–1945 гг. (12 218 записей); Промышленные предприятия, эвакуированные в Молотовскую область в период ВОВ (185 записей); Кроме того, в Едином общекраевом Банке Информации можно найти подборки электронных копий подлинных архивных документов времен ВОВ, «Народная летопись Великой войны 1941-1945 гг.», а также электронная версия новой энциклопедии «Пермский край в Великой Отечественной войне» в 2-х томах, изданной к 75-летию Победы.


Qui quaerit, reperit
 
doc_byДата: Вторник, 04 Августа 2020, 12.46.43 | Сообщение # 150
Группа: Администратор
Сообщений: 5666
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Единый Пермский общекраевой Банк информации по Великой Отечественной войне. Напомним, что Единый Банк информации по ВОВ был создан к 75-летию Великой Победы, и Пермский край стал первым субъектом РФ, где был создан подобный общедоступный интернет-ресурс. Здесь можно найти информацию почти о 300 000 прикамцах. В Банк Информации входят 7 баз данных: Военнослужащие, призванные из Молотовской области (Пермского края), погибшие в ВОВ (212 640 записей); Военнопленные (5350 записей); Добровольцы Молотовской танковой бригады (912 записей); Эвакуационные госпитали (161 запись); Военнослужащие, умершие в госпиталях на территории Молотовской области (Пермского края) во время ВОВ (4577 записей); Эвакуированные в Молотовской области 1941–1945 гг. (12 218 записей); Промышленные предприятия, эвакуированные в Молотовскую область в период ВОВ (185 записей); Кроме того, в Едином общекраевом Банке Информации можно найти подборки электронных копий подлинных архивных документов времен ВОВ, «Народная летопись Великой войны 1941-1945 гг.», а также электронная версия новой энциклопедии «Пермский край в Великой Отечественной войне» в 2-х томах, изданной к 75-летию Победы.


https://www.permgaspi.ru/tematic....gg.html
 
Авиации СГВ форум » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Общие судьбы военнопленных » Архивы - поиск по региональным архивам (Региональные архивы как кладез информации)
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: