• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Назаров, Валентин  
«Учебная» Красная Армия: Белостокский котел
СаняДата: Суббота, 27 Апреля 2013, 23.59.02 | Сообщение # 1
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
«Учебная» Красная Армия: Белостокский котел




Сегодня для молодежи (особенно столичной) отслужить срочную службу в Вооруженных Силах – исключительный моветон; нынешние юноши не видят ничего зазорного в том, чтобы «откосить» от армии - более того, гордо сообщают своим подружкам, что им удалось (разными сомнительными методами) сделаться негодными для воинской службы, ничуть не смущаясь тем, что тем самым публично признают себя убогими калеками. Для мужчин моего возраста, которые призывались в восьмидесятые годы, оказаться «негодными» для воинской службы было крайне неприятным конфузом – притом, что два года в рядах Советской Армии (или три во флоте) были совсем не пряником. Но вдруг почувствовать себя никчемным инвалидом (причём официально таковым объявленным), брезгливо отброшенным призывной комиссией за ненадобностью, тем не менее, никому из нас особо не улыбалось – поэтому, наверное, среди сегодняшних сорокалетних мужчин процент неслуживших крайне невелик. Мы шли в армию, примерно зная, что ждёт нас в рядах непобедимой и легендарной – тем не менее, свой долг перед Отечеством (пусть и без особого желания) мы готовы были исполнить; полагаю, что патриотизма в нас было все же поболее, чем в нынешних восемнадцати - двадцатилетних отроках, презрительно отмахивающихся от брюзжания старшего поколения про Родину и необходимость её защиты.

Впрочем, Господь с ними, с этическими нормами; нам казалось естественным отслужить в армии, нынешним молодым людям это кажется диким безумием, и нам друг друга никогда не понять – посему опустим ненужное морализаторство. Поговорим о довольно специфических последствиях «неслужения» - касающихся непрекращающихся споров вокруг событий 22 июня 1941 года.

В настоящее время в Интернете несть числа форумам, на которых «специалисты» и «эксперты» яростно обсуждают причины столь трагического для нашей страны начала войны. Сравнивают количество танков и пушек, скрупулезно рассматривают штатные структуры корпусов и дивизий, подсчитывают винтовки и пулеметы, обсуждают конструкции боевых самолетов, сопоставляют количество солдат с обеих сторон. В общем, пытаются найти истину – что крайне похвально.

Непохвально другое.

Очень многие «специалисты» и «эксперты» военных форумов никогда в жизни не служили в армии – как выше сказано, «откосив» от неё под самыми различными предлогами. Посему они совершенно искренне полагают, что если энное количество людей одето в военную форму, вооружено и организовано в роты, батальоны, полки и дивизии – то, значит, это собрание вооруженных людей можно смело считать армией. И именно здесь кроется роковая ошибка подобного рода «специалистов» и «экспертов».

РККА В ИЮНЕ 1941 ГОДА АРМИЕЙ НЕ ЯВЛЯЛАСЬ. Это был один огромный учебный полк новобранцев – в котором новобранцами были все: и солдаты, и сержанты, и офицеры; впрочем, и подавляющее большинство генералов тоже только-только получили свои дивизии и корпуса – следовательно, и они в определенной степени были новобранцами. Среди командиров полков Западного Военного Округа лишь 10,5% закончили Академии, только 32,1% - военные училища. Остальные 57,4% командовали полками после “курсов усовершенствования”. Среди командиров дивизий военные академии закончило 8.4%, военные училища – 16.6%, разного рода курсы - 75%. Из шестнадцати командиров корпусов лишь девять человек имели высшее военное образование, четверо - среднее. Трое закончило ускоренные курсы. Таким образом, даже высший комсостав, командиры полков и дивизий – в подавляющем большинстве не были готовы к командованию вверенными частями - состоявшими на 60-70 процентов из новобранцев, лишь зимой и весной 1941 года впервые взявших в руки оружие.

А новобранец – это не солдат; это полуфабрикат, из которого армия делает солдата – иногда за полгода, иногда за год, иногда ей это не удается никогда. В условиях войны только что призванный новобранец имеет шанс стать солдатом за несколько недель – но при условии, что ему удалось попасть в роту, где, кроме желторотых салаг, есть опытные бойцы, узнавшие, почем фунт лиха, матёрые сержанты, знающие свое дело, и толковые офицеры, вкусившие горечь войны полной мерой. Были такие роты в РККА образца июня 1941 года?

Практически нет.

Кто-то возразит, что до катастрофического июня сорок первого РККА все же получила боевой опыт – в Монголии, в Финляндии, во время Освободительного похода; некоторые её командиры успели повоевать в Испании. На что я отвечу, что при Халхин-Голе воевало две стрелковые дивизии, две танковые и две мотоброневые бригады, и несколько отдельных полков и батальонов – всего менее сорока тысяч человек. В финскую войну боевое крещение получило менее двадцати дивизий; а об Освободительном походе, как о ВОЕННОЙ операции, вообще не имеет смысла упоминать – сопротивление уже разгромленной немцами и донельзя деморализованной бегством своего руководства польской армии было более чем символическим. А в Испании побывало всего две с половиной тысячи советских офицеров – и, опять же, далеко не все из них вынесли из этих боев положительный опыт; например, будущий командующий Западным фронтом Павлов на основе неудачных для нас танковых боев сделал вывод, что сведение бронетанковых частей в корпуса – чистой воды безумие, боевую эффективность могут иметь лишь танковые батальоны, как максимум – танковые бригады. В результате его рапортов в 1939 году известная «комиссия Кулика» принимает решение о расформировании танковых корпусов – чтобы в 1940-м вновь их сформировать. Вот вам и «боевой опыт» наших командиров…

У немцев же в Польской кампании отвоевало шестьдесят дивизий, во Французской – сто тридцать семь, и двадцать две дивизии получили боевой опыт на Балканах, и практически все их офицеры, что называется, «понюхали пороху», к тому же – в победоносных военных кампаниях. И уж чего-чего, а умения воевать к июню сорок первого у немцев было в достатке…

У нас же, кроме того, что подавляющее большинство частей ни одного дня по-настоящему не воевало - так РККА за несколько месяцев до начала войны ещё и начала стремительно расти численно, к 22.06.1941 года достигнув пяти с половиной миллионов штыков (в западных приграничных округах – 3 289 851 военнослужащий). В этом море новобранцев опытные обстрелянные бойцы терялись, как капля в море; то же самое было и с командирами.

Как пример исключительно «учебного» характера тогдашней Красной Армии – действия войск Западного фронта в Белостокском котле.

Александр Усовский


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 28 Апреля 2013, 00.00.44 | Сообщение # 2
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует


«На бумаге» Западный фронт (до 22.06 – округ) выглядел неслабым - в нём насчитывалось около 672 тыс. человек, 10 087 орудий и миномётов (без 50-мм миномётов), 2201 танк (в том числе 383 КВ и Т-34) и 1909 самолётов (из них 424 новых), плюс к этому 11 пограничных отрядов на новой границе (19 519 бойцов) и 5 погранотрядов на границе «старой». Противостоящая ему группа армий «Центр» превосходила его лишь в пехоте (всего в 1.3 раза), в качестве авиапарка (при равном количестве самолетов), серьезно уступая в танках (более чем в два раза). Но с немецкой стороны была Армия – с нашей же, увы…

Большой контингент личного состава двадцати четырех стрелковых дивизий ЗапОВО, призванный из запаса зимой и весной 1941 года, пройти курс боевой подготовки просто не успел. То есть переодеть в военную форму триста сорок тысяч гражданских мужиков военные переодели, но сделать из них солдат – не успели. И ничего удивительного в этом нет, учитывая, что даже в мехкорпусах укомплектованность офицерами-танкистами составляла 45-55 процентов, сержантами — всего 19-36 процентов; в стрелковых же дивизиях некомплект людей, призванных обучать новобранцев военному делу, был ещё ниже.… До последних чисел июля 1941 года планировались лишь одиночная подготовка солдата и боевое сколачивание взвода и роты. Немцы 22 июня не дали войскам ЗапОВО завершить хотя бы этот этап обучения новобранцев.

В результате в Белостокском выступе сосредоточилась колоссальная масса новонабранного и необученного воинства – причём, вопреки широко распространенному мнению, что оное сосредоточение было плодом сталинского желания нанести Германии «удар в спину» - делалось это по инициативе командования округом. Да, оперативное развёртывание войск Западного особого военного округа осуществлялось по плану прикрытия государственной границы, который 11 июня 1941 года был представлен в Наркомат обороны – но этот план Наркоматом НЕ БЫЛ УТВЕРЖДЕН! Из 26 дивизий первого эшелона ЗапОВО в Белостокском выступе развёртывалось 19, в том числе все танковые и моторизованные – все они погибнут в первые дни войны…

Итак, 22 июня немцы нанесли удар по сходящимся направлениям в районе Гродно (силами 9-й армии и 3-й танковой группы) и Бреста (силами 4-й армии и 2-й танковой группы) – и к исходу дня 1 июля юго-западнее Волковысска клещи немецких общевойсковых армий сомкнулись; в «котле» оказалось 10-я (всего 6 стрелковых, 2 кавалерийские, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии), большая часть 3-й и часть 4-й армий РККА.

Что в такой обстановке делают нормальные армии? При невозможности прорыва к своим (Минск, защищаемый двумя корпусами 13-й армии, тем не менее, пал 28 июня) – дерутся в окружении. Насколько хватает сил!

Окруженные войска пытались оказывать сопротивление врагу – было дело. 23 июня части 14-го мехкорпуса и 28-го стрелкового корпуса 4-й армии контратаковали немецкие войска в районе Бреста, 24 июня наши войска силами 6-го мехкорпуса (более 1000 танков) и 6-го кавалерийского корпуса нанесли контрудар в районе Гродно. Отдельный контрудар наносил 11-й мехкорпус 3-й армии. Все попытки наших войск вклинится в оборону немцев провалились – хуже того, немцы разбили наши наступающие бронетанковые армады значительно меньшими силами. Так, удар 6-го мехкорпуса отразила практически одна немецкая 256-я пехотная дивизия!
Контрудары не помогли – парируя их минимальными силами, немцы продолжали неуклонное движение вперед; 5-й, 6-й и 8-й армейские корпуса 9-й немецкой армии стремительно двигались от Гродно к Волковысску.

Что подвигло командование Западного фронта отдать войскам самоубийственный приказ на отход? На какое чудо они рассчитывали? Уже к исходу 25 июня расстояние между передовыми немецкими частями 9-й (идущей с северо-запада) и 4-й (двигающейся с юго-запада) армий не превышало шестидесяти километров – и в этой полосе, ещё не занятой немцами, была всего ОДНА шоссейная дорога Барановичи-Белосток! Как Павлов с Климовских планировали отход трехсоттысячного войска с обозами и семьями по этой одной дороге? При том, что от основных позиций 10-й армии вокруг Белостока до Волковысска было более ста сорока километров?

Находящийся в Белостокском выступе заместитель командующего Западным фронтом генерал Болдин отдал приказ войскам на отступление. 27 июня 10-я армия оставила Белосток и двинулась на Волковысск; части 4-й армии, все ещё сохраняющие боеспособность – начали отступление на Новогрудок (как это и предписывалось приказом штаба фронта).

Войска не знали, что и Новогрудок (26 июня), и Волковысск (27-го) уже захвачены врагом. Дороги на восток у них уже не было…

29 июня 10-я армия попыталась прорваться через немецкие боевые порядки в районе Слоним, Зельва, Ружаны. В ожесточенных боях её части были обескровлены и разбиты, большая часть войск сдалась в плен. 3 июля очаговое сопротивление советских войск во всем Белостокском выступе прекратилось. Немцы взяли в плен (в обоих «котлах», Белостокском и Минском) 328 898 человек (из них двух командиров корпусов и шесть командиров дивизий), захватили 3332 танка и 1 809 орудий. Всего в Белостокском и Минском «котлах» были уничтожены 11 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, погибли 3 командира корпусов и 2 командира дивизий, один командир корпуса и два комдива пропали без вести.

Мощная (по бумагам) группировка советских войск была рассеяна немцами всего за ДВЕНАДЦАТЬ ДНЕЙ! Как такое могло случится? Ведь немцы в Сталинградском «котле» сражались с нами более двух месяцев – с 23 ноября 1942-го до 3 февраля 1943-го, а окруженные под Спас-Демянском немецкие дивизии удерживали свои позиции в окружении советских войск вообще более восьми месяцев? Отчего же наша 10-я армия столь быстро и столь позорно проиграла свою битву в окружении?

Оттого, что армией она не была. Она не была спаянным единой целью живым организмом, обладающим опытом действий в экстремальных ситуациях, не имела стержня в лице опытных, закаленных в боях офицеров и сержантов; по сути, это было довольно аморфное скопище одетых в военную форму и вооруженных людей – так и не успевших превратится в армию.

А все остальные проблемы – изношенность танкового парка, нехватка снарядов, грузовиков и тракторов для артиллерии, устарелость авиации, проблемы с горючим, радиостанциями – лишь усугубляли эту, главную, делая разгром Западного фронта окончательно неизбежным…

Александр Усовский
My WebPage


Qui quaerit, reperit
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: