• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Геннадий, Назаров  
ВОЕННОПЛЕННЫЕ ОРЛОВСКОГО КОНЦЛАГЕРЯ (1941 - 1943 гг.)
СаняДата: Воскресенье, 30 Июня 2013, 23.42.48 | Сообщение # 1
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
ВОЕННОПЛЕННЫЕ ОРЛОВСКОГО КОНЦЛАГЕРЯ (1941 - 1943 гг.)


http://www.gosarchiv-orel.ru/index.p....emid=30

О БД "Военнопленные Орловского концлагеря (1941 - 1943 гг.)".

База данных «Военнопленные Орловского концлагеря (1941-1943)» создана в соответствии с перечнем мероприятий государственной программы Орловской области «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010» гг. и в соответствии с планом мероприятий Госархива Орловской области к 70-летию начала Великой Отечественной войны.

БД «Военнопленные Орловского концлагеря (1941-1943)» является вкладом Государственного архива Орловской области в увековечение памяти подвига советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Ее создание направлено на эффективное использование архивных документов и обеспечивает свободный доступ к информации о советских военнопленных Орловского концлагеря как гражданам Российской Федерации, так и гражданам зарубежных стран.

Работа по созданию базы данных началась в 2008 г. К 65-летию Победы в 2010 г. на сайте архива были размещены имена около 2,7 тыс. советских военнопленных, в т.ч. небольшое число гражданских лиц, находившихся в концлагере со времени оккупации Орла фашистскими захватчиками 3 октября 1941 г. до освобождения города 5 августа 1943 г. 6 декабря 2010 г. в рамках научно-практической конференции Орловского отделения РОИА «Историки-архивисты о Великой Отечественной …» состоялись презентация сайта архива и базы данных. Работа по заполнению базы данных продолжается.

В ее основу легли документы архивного фонда «Орловский лагерь военнопленных» (Ф.Р-349), а именно: книги записи больных, раненых и умерших военнопленных, алфавитные книги, тетради регистрации военнопленных.

Историческая справка об Орловском концлагере.

Концлагерь в Орле располагался на территории городской тюрьмы по ул. Красноармейской и был назван гитлеровскими властями «Армейский сборный пункт № 20 2-й танковой Германской армии». Условия содержания заключенных в лагере были направлены на сознательное истребление советских граждан. В неотапливаемых, темных и сырых тюремных камерах в 15-20 кв. метров содержалось до 60-80 человек. От большой скученности узникам приходилось спать стоя или сидя на цементном полу без какой-либо подстилки. Отсутствие воды для питья и умывания, свежего воздуха, крайне скудный рацион питания (200 г ржаного хлеба в сутки, два раза в день водянистый суп из гнилой сои, гречневой муки или ржаной порченой муки из расчета 25 г на человека в день) приводили к массовой смертности. Так, от болезней, вызванных голоданием, в лагере умерло около 3 тыс. человек. Истощенные и больные военнопленные привлекались к тяжелым физическим работам по добыче камня в карьерах, разгрузке снарядов, строительству оборонных сооружений и т.д. В практике наказаний было раздевание военнопленных в зимнее время и регулярное избиение. Обессилевших на работах военнопленных, как правило, расстреливали.

В одном из корпусов тюрьмы, названном заключенными «блоком смерти», гестаповцы оборудовали застенок. Людей здесь подвергали пыткам и расстреливали группами по 6-8 человек по вторникам и пятницам. Расстрелу в первую очередь подлежали заключенные из числа советского актива, партизан и лиц еврейской национальности. Очевидцы рассказывали, что палачи выводили свои жертвы группами в тюремный двор, ставили лицом к стене либо клали на землю лицом вниз и расстреливали в затылок. Среди расстрелянных во дворе лагерной тюрьмы было гражданское население, в т.ч. дети 13-14 лет. Убитых раздевали, зарывали у стен тюрьмы или бросали в канализационные колодцы.

Член Чрезвычайной государственной комиссии академик Н.Н. Бурденко лично установил систематическое истребление фашистами военнопленных в лагере и в «лазарете» – тюрьме, где содержались раненые красноармейцы. «Картины, - сообщает академик Н.Н. Бурденко, - которые мне пришлось видеть, превосходят всякое воображение. Радость при виде освобожденных людей омрачалась тем, что на их лицах было оцепенение… Очевидно, пережитые страдания поставили знак равенства между жизнью и смертью. Я наблюдал три дня этих людей, перевязывал их, эвакуировал – психологический ступор не менялся. Нечто подобное в первые дни лежало и на лицах врачей. Гибли в лагере от болезней, от голода, от побоев, гибли в «лазарете» - тюрьме от заражения ран, от сепсиса, от голода. Гибли гражданские люди от расстрелов, которые производились в тюремном дворе с немецкой точностью, по расписанию – по вторникам и пятницам, группами по 5-6 человек. Немцы вывозили осужденных также в отдаленные места, где были траншеи, сделанные русскими войсками перед оставлением города, и там расстреливали. Расстрелянных в городе свозили и бросали в траншеи, преимущественно в лесистой местности. Казни в тюрьме совершались так: мужчины ставились лицом к стене, жандарм производил выстрел из револьвера в затылочную область. Этим выстрелом повреждались жизненные центры, и смерть наступала мгновенно. В большинстве случаев женщины ложились лицом вниз на землю, и жандарм стрелял в затылочную область. Второй способ: группы людей загоняли в траншею и, обернув их лицом в одну сторону, расстреливали из автоматов, направляя выстрел в ту же затылочную область. В траншеях обнаружены труппы детей, которых, по свидетельству очевидцев, закапывали живыми».

После освобождения г. Орла от фашистских оккупантов на месте массовой гибели советских военнопленных и мирных граждан у северо-восточной стены бывшего каторжного централа было устроено Братское кладбище жертв фашизма (между ул. Октябрьской и ул. Красноармейской). На кладбище находятся три могильных холма высотой в 1 м, с крутыми склонами и травяным покровом. В 1973 г. кладбище было благоустроено, реконструирована ограда, проложены асфальтовые дорожки, могилы окаймлены каменным бордюром, посажены зеленые декоративные растения, сооружены мемориальная стена и обелиск. В центре бетонной мемориальной стены на плите из черного гранита имеется надпись: «Здесь захоронено 5000 советских граждан, замученных и расстрелянных фашистами в 1941-1943 годах». На обелиске выбиты слова: «Вечная память жертвам фашизма, погибшим в годы временной оккупации». Открыто 5 августа 1973 г.

Ежегодно в дни народной памяти - 9 мая, 22 июня, в День освобождения Орла от нацистских оккупантов 5 августа, в Международный день памяти жертв фашизма - на братском кладбище проходят митинги памяти погибших и возложение цветов.

Информация для пользователей базы данных.

Сообщаем, что сведения о военнопленных размещены в базе данных согласно спискам, находящимся в делах фонда. Возможны повторы информации об одних и тех же лицах.

Документы архивного фонда «Орловский лагерь военнопленных армейского сборного пункта № 20 2-й танковой германской армии» рукописные. Большая часть записей находится в неудовлетворительном состоянии, текст затухающий, неразборчив и плохо читается, поэтому ошибки в написании данных не исключены. Во избежание неточных исправлений названий районов, сельсоветов и пр. в списках все записи приводятся так, как они указаны в документах. Исправлены некоторые ошибки в названиях районов Орловской области. Будем признательны пользователям базы данных за информацию, уточняющую фамилии, имена, а также географические названия. Свои предложения и замечания просьба размещать в разделе «Отзывы».

Составители:

Трохина Ольга Михайловна

Косарев Сергей Михайлович


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 30 Июня 2013, 23.44.35 | Сообщение # 2
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Список умерших военнопленных (Орловская область)
за период 1941 по 1943 г


http://www.gosarchiv-orel.ru/docs/P3071.3.pdf


Qui quaerit, reperit
 
NestorДата: Воскресенье, 14 Сентября 2014, 22.12.07 | Сообщение # 3
Группа: Эксперт
Сообщений: 25600
Статус: Отсутствует
За колючей проволокой
фашистские концлагеря на Орловщине

В апреле мир отметил Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Еще в 1899 году на мирной Гаагской конференции 27 стран-участниц приняли конвенцию «О законах и обычаях войны», в которой две статьи касались прав военнопленных. В 1929 году в Женеве по инициативе Международного комитета Красного Креста была принята конвенция о военнопленных, суть которой заключалась в том, чтобы обращаться с ними гуманно. Причем раса, национальность, вера, политические взгляды не должны являться причинами насилия и дискриминации, запрещались медицинские опыты, привлечение к работам, связанным с ведением боевых действий и т.д. Правила считались обязательными для всех стран, если даже они эту конвенцию не ратифицировали.

Тем не менее, концлагеря фашистской Германии превратились в страшную машину уничтожения людей, причем не только военнопленных, но и мирного населения захваченных стран. Всего в те годы действовало около четырех тысяч таких лагерей. Только на территории самой Германии к апрелю 1944 года их было 20 с сотнями филиалов в оккупированных странах. Существовала четкая система их организации. Концлагеря делились на несколько типов:

пункты временного содержания военнопленных (сараи, клубы, шахты и т.д.);
сборный армейский пункт военнопленных (огороженная колючей проволокой территория, но то же, что п. 1);
дулаг (дурхганслагерь) - временный, транзитный пересылочный пункт, где офицеров отделяли от сержантов и рядовых. Срок содержания до полугода;
шталаг (штандартлагерь) - лагерь для постоянного содержания военнопленных;
офлаг - лагерь для офицеров;
тейлаг - штрафной лагерь с особенно жесткими условиями содержания;
грослазарет;
лагеря, где проводились опыты над пленными (эти лагеря были засекречены).

Эти страшные страницы истории в целом уже достаточно изучены. Им посвящено множество научных трудов, мемуаров, художественных книг. И все же прошлое открыло еще не все свои тайны, особенно в деталях. Например, из различных источников - воспоминаний участников войны, газетных статей, архивных материалов - известно, что на территории Орловской области, которая находилась в оккупации 22 месяца, тоже размещались концлагеря. Но сколько их было, когда и где именно они находились, как сложились судьбы людей, прошедших через них, - все это еще ждет своего исследования.

В начале 90-х годов сотрудники орловского музея-диорамы получили из Оренбурга письмо от пенсионера, инвалида 2-й группы Г.В. Новикова, который сообщал: «В течение многих лет я занимаюсь установлением городов, в которых были фашистские концлагеря (шталаги, дулаги и тейлаги), а также установлением их номеров. По данным украинских поисковиков, всего на территории СССР и Польши было 123 лагеря для советских военнопленных. Мне удалось установить более 90 городов, а номеров лагерей около 70. По имеющейся у меня информации, во время оккупации г. Орла в нем был лагерь для военнопленных в помещении тюрьмы. Если вам известен номер лагеря, и к какой категории он относился, убедительно прошу ответить».

С этого письма и началась исследовательская работа сотрудников музея о концлагерях на территории Орловщины. Старший научный сотрудник музея-диорамы «Орловская наступательная операция» И.Ю. Скрюченкова обратилась с запросами в управления внутренних дел и госбезопасности Орловской области и поначалу получила ответы, что, по их данным, на территории области концентрационных лагерей немцами создано не было. Однако в марте 1994 года Г.В. Новиков подтвердил: «Из достоверных источников известно, что в г. Орле был лагерь военнопленных, и его полное наименование «Орловский лагерь военнопленных армейского сборного пункта №20 2-й танковой германской армии». Также установлено (после освобождения), что в нем погибло около 5 тысяч военнопленных».

Поиски в областном архиве подтвердили: такой лагерь был. Одновременно и в Управлении Федеральной службы контрразведки по Орловской области тоже тщательно изучили документы, и пришли к такому же выводу: «Внимательно рассмотрев имеющиеся у нас отдельные сохранившиеся архивные документы, сообщаем, что действительно в здании орловской тюрьмы весь период оккупации г. Орла немцами с октября 1941 года по август 1943 года размещался лагерь военнопленных, именовавшийся немцами «Сборный пункт №20». Численность лагеря достигала примерно 10000 человек, все они размещались в пяти корпусах здания тюрьмы, по 50-80 человек в камере площадью 20-25 кв. метров. Помещение не отапливалось, отсутствовала питьевая вода, была невероятная скученность, плохое питание (200 г. хлеба с опилками и 1 литр супа из прелой сои и гнилой муки). Имелась большая смертность. В камерах ежедневно умирало по 5-6 человек, а всего от голодной смерти умерло более 3000 человек. Некоторых военнопленных и активистов из гражданского населения помещали в первый корпус, который заключенные называли «Блоком смерти». Здесь их немцы морили голодом и расстреливали группами по 5-6 человек по расписанию: по вторникам и пятницам. Как установлено чрезвычайной комиссией, на территории лагеря и за его стенами было расстреляно и похоронено более 5000 человек. Большинство военнопленных использовались на работах по ремонту и строительству аэродромов и дорог, по погрузке и разгрузке железнодорожного транспорта…

Начальник подразделения подполковник
С. Гавриловский».
(23 марта 1994 года, №10/275/310.)

Постепенно в ходе поисков стали накапливаться и другие материалы. Местные жители вспомнили, что временные лагеря военнопленных были в г. Болхове и г. Дмитровске-Орловском. А в книге М. Мартынова «Фронт в тылу» встретились упоминания о следующих лагерях:

в с. Альшань Сабуровского сельсовета Орловского района;
в с. Кривцово-Плота Кудиновского сельсовета Должанского района;
на аэродроме в Орле;
концлагерь для гражданского населения в районе Некрасовского детского городка;
концлагерь для немецких военнослужащих в районе станции Оптуха.

Началась переписка с группой «Поиск» из села Новая Дубровка Петровского района Саратовской области, которая занималась установлением имен и фамилий уроженцев Саратовской области, погибших в фашистском плену. Поисковики назвали еще несколько населенных пунктов Орловщины, где, по их сведениям, располагались лагеря, в частности, в Болхове и Болховском районе.

А иногда направления поиска подсказывали и публикации в местной прессе. Так, например, 28 января 1997 года в «Орловской правде» была опубликована корреспонденция должанского журналиста Леонида Фомина, который рассказал о небольшом концлагере, который располагался в барском саду в поселке Прудки. Об этом журналист узнал от местных старожилов. На том месте теперь установлена гранитная плита с надписью: «Здесь находился лагерь военнопленных Советской Армии В.О. войны 1942-1943 гг.»

Шестого октября 1995 года заместитель начальника управления социальной защиты населения Орловской области В.А. Блохин дал «Орловской правде» разъяснения о праве на компенсацию бывших узников, содержавшихся в лагерях на Орловщине. В своей заметке он, в частности, указал: «На основании архивных документов в Орловской области в годы Великой Отечественной войны зарегистрировано 6 лагерей: два в г. Орле - лагерь военнопленных, лагерь политзаключенных и мирного населения, в Болхове - лагерь военнопленных, в Колпнянском районе, д. Остров - лагерь военнопленных, в Урицком районе, в пос. Нарышкино - лагерь военнопленных и лагерь №20».

Некоторые свидетельства были обнаружены в партархиве. Вот, например, выдержка из докладной (начало августа 1943 года) секретарю обкома Матвееву и председателю облисполкома Ромашину: «В населенных пунктах Змиевка, Пирожково, Куракино Свердловского района находились концлагеря, где вешали, убивали, морили голодом военное и мирное население, более 3 тыс. человек».

В результате кропотливой работы старший научный сотрудник музея-диорамы И.Ю. Скрюченкова в 1997 году составила «Справочный материал о концлагерях, находившихся на территории Орловской области в период ее оккупации». Там на одиннадцати печатных страницах собраны выдержки из показаний и протоколов допросов захваченных в плен немцев, заявления местных жителей, отрывки из «Актов об ущербе и злодеяниях фашистских оккупантов» (копии актов хранятся в ГАОО). Вот выдержки из этих документов:

Из «Актов об ущербе и злодеяниях фашистских оккупантов»: «Из д. Остров Островского с/с Колпнянского района граждане Карлова, Шелехова Е.К., Карсов В.П. и другие дают свое показание, что на территории их деревни был расположен лагерь военнопленных красноармейцев. Гитлеровские варвары бесчеловечно издевались над пленными красноармейцами. А потом их расстреляли. За время с декабря 1941 г. по февраль 1943 г. гитлеровские палачи в этом лагере расстреляли 110 человек пленных красноармейцев».

Из воспоминаний Героя Советского Союза, полковника запаса Силина Николая Николаевича: «В городе (Кромы - Д.Л.) находился лагерь (на южной окраине) «Для рабочей силы». За день до взятия города Кромы все, кто там находился - это были в основном женщины, дети, старики - были расстреляны в противотанковом рве в 6-ти могилах по 250 человек в каждой и слегка присыпаны землей. Кровь из трупов запеклась на поверхности большими лужами. Оставшиеся в лагере (двери были открыты) умирали от голода. Батальон, которым я командовал (151 СП 8 СД 13 А Центрального фронта - Д.Л.), имел в то время задачу - взять южную окраину Кром и лагеря. Интересно, знают ли это в г. Кромы?»

Из протокола допроса от 30 марта 1947 года военнопленного обер-ефрейтора бывшей Германской армии Еске Вильгельма, 1911 г.р., уроженца г. Кеслин, Померания: «В лагере в деревне Кривцова Плота было до 400 военнопленных. Они располагались в скотном дворе бывшего колхоза деревни Кривцова Плота. Спали они на нарах. Постельных принадлежностей никаких не было. Помещение не отапливалось. Пищу военнопленные получали один раз в день - порцию супа и 400 г. хлеба. Работали по 10 часов в сутки на передовой линии на строительстве окопов, огневых точек, блиндажей и на установке проволочных заграждений. Я слышал от охранявших военнопленных полевых жандармов оберфельдфебеля Клауза, оберфельдфебеля Шток и унтер-офицера Гентера, что они при малейшем отказе военнопленных от работы или недостаточном их усердии безжалостно их расстреливали… К моменту отступления из деревни Кривцова Плота в лагере военнопленных не оставалось ни одного военнопленного, все они были уничтожены… Расстрелы производились в течение всего времени… с августа 1942 г. до января 1943г. полевой жандармерией… Военнопленные расстреливались в 500-800 метрах юго-западнее деревни Кривцова Плота в балке, на дне которой протекал ручей».

В результате совместных поисков и кропотливой работы удалось впервые составить наиболее полный список концлагерей, находившихся на территории Орловской области в период оккупации. Этот список никогда ранее не публиковался:

г. Болхов - лагерь военнопленных;
с. Кривцово-Плота, Кудиновский сельсовет, Должанский район - 400 военнопленных в полуразрушенном скотном дворе;
д. Остров, Ярищенский сельсовет, Колпнянский район;
п. Кромы - лагерь «Для рабочей силы»;
г. Орел - Орловский лагерь военнопленных армейского сборного пункта № 20 2 ТА (здание тюрьмы);
с. Сергиевское, Воинский сельсовет Мценский район - «дом пыток»;
п. Нарышкино, Урицкий район - лагерь военнопленных;
д. Карескино, Кареловский сельсовет, Урицкий район - лагерь военнопленных;
с. Прудки, Кудиновский сельсовет, Должанский район;
г. Орел - лагерь политзаключенных и мирного населения;
д. Некрасовка, Лошаковский сельсовет, Орловский район - концлагерь для мирного населения;
с. Альшань, Сабуровский сельсовет, Орловский район - лагерный пункт в здании школы с 10.12.41 г. по 10.02.42 г.;
д. Гать, Образцовский сельсовет, Орловский район;
г. Дмитровск;
п. Нарышкино;
п. Лозный, Багриновский сельсовет, Болховский район;
с. Репнино, Михневский сельсовет, Болховский район;
с. Середичи, Хуторской сельсовет, Болховский район;
с. Спешнево, Однолуцкий сельсовет, Болховский район;
ст. Оптуха - концлагерь для немецких военнослужащих-антифашистов;
п. Змиевка, Свердловский район;
с. Пирожково, Котовский сельсовет, Свердловский район;
с. Куракино, Красноармейский сельсовет, Свердловский район;
п. Красная Заря - лагерь военнопленных в декабре 1941 года.

Основой для составления этого списка, как уже говорилось, стали архивные материалы, публикации в прессе, устные свидетельства, воспоминания и мемуары ветеранов. И он, этот перечень, по-видимому, еще не полный. Чем больше времени проходит со дня Победы над фашистской Германией, тем меньше участников и очевидцев тех событий остается в живых. Если мы не поторопимся, пока осталось время, то уже никогда не сможем полностью восстановить картину ужасных лет войны, а значит - и отдать долг памяти всем тем, кто пожертвовал своими жизнями за наше будущее.

Дарья Лебедкина, 17 лет,
студентка 1 курса Орловского государственного института искусств и культуры,
Орёл

http://www.regnum.ru/mywar/readers/lebedkina.html


Будьте здоровы!
 
NestorДата: Среда, 15 Июля 2015, 08.43.23 | Сообщение # 4
Группа: Эксперт
Сообщений: 25600
Статус: Отсутствует
В г. Орле весь период немецкой оккупации успешно действовал подпольный госпиталь, одним из руководителей которого был врач В.И. Турбин, в 1930-е гг. тайно принявший монашество. Благодаря его личному мужеству и самоотверженности медперсонала в этом госпитале удалось спасти несколько оказавшихся в плену бойцов Красной армии. После излечения их переправили через линию фронта.

http://roman-n.livejournal.com/4616979.html


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Среда, 15 Июля 2015, 08.43.41
 
NestorДата: Среда, 30 Ноября 2016, 03.23.05 | Сообщение # 5
Группа: Эксперт
Сообщений: 25600
Статус: Отсутствует
Какими методами гитлеровские изверги истребляют советских людей

Н.Бурденко, "Правда", СССР (№269 [9405]).

Статья опубликована 31 октября 1943 года.

Нами в Орле подробно изучены данные по концлагерю а госпиталю-тюрьме.

Зимой, в нетопленных помещениях, наполненных паром и смрадом, с инеем на стенах, спали истощенные, голодные люди вповалку в несколько слоев. Тут же стояла параша. Утром из-под живых уборщики вытаскивали трупы, порою 5—6 из камеры, а остальные, еле живые, резиновыми палками выгонялись на работу.

У военнопленных появилась невероятная вшивость, с которой не проводилось никакой борьбы. Бани и вошебойки не было. Вода не отпускалась не только для умывания, но даже и для питья. Пленных даже не выпускали во двор, чтобы взять горсть снега.

В таких условиях военнопленные врачи были бессильны в своих попытках предотвратить гибель людей и их деятельность ограничивалась отбором наиболее слабых и размещением их в корпусах, отведенных под так называемый «больничный блок» (4-й и 5-й корпуса). Условия содержания были там те же. Разница заключалась лишь в том, что из этих корпусов не брали на работу, с питанием же обстояло несколько хуже, так как ходившие на работу все же имели некоторую возможность получить дополнительно к лагерному питанию на месте работы кружку баланды или же что-либо добыть.

Питание не обеспечивало сохранения сил и сопротивляемости организма больного и итоге — частые осложнения. Особенно бросается в глаза чрезвычайно замедленное сращение костных переломов и наличие огромного количества остеомиэлитов с тяжёлыми общими явлениями: инфекцией, обильным нагноением, отечностью тканей.

Как правило, срок лечения очень затягивался. Заживление ран в большинстве случаев шло очень вяло, что, конечно, следует в первую очередь отнести за счет крайне неудовлетворительных, а порою и тяжёлых бытовых условий для раненых и больных. В тюремных корпусах №4 и №5 раненые и больные никогда не раздевались.

По отчётным данным, содержащимся в книгах, смертность доходила здесь до 30 проц., тогда как в наших лазаретах в аналогичной зоне смертность — 2,5—3 проц.

* * *

Исключительно тяжёлым было положение раненых советских воинов в лазарете-тюрьме. Низкие, давящие потолки, длинный коридор, слабо освещённый из торцовых, тоже низких, окон. Направо и налево — одиночные камеры. Двери, окрашенные в чёрный цвет, закрыты, глазок пропускает рассеянный свет и ещё больше оттеняет мрачное впечатление.

Тяжёлый воздух, смрадный запах, грязь возбуждали желание попросить халат. Но халата не оказалось: немецкий фельдшер — шеф лазарета-тюрьмы, забрал единственные 4 халата, которыми пользовались врачи.

Хожу по казематам. В первом каземате наше приветствие «здравствуйте, товарищи» и появление русских врачей не вызвали никаких изменений на лицах раненых. Очевидно, страх пленения, страх содержания в камерах одиночного заключения, боль в ране, беспризорность и покинутость и предстоящая судьба в руках палачей — все это вместе взятое поставило знак равенства между жизнью и смертью. В таком положении человек впадает в психический ступор. Бледносерые лица точно окаменели.

В одиночных камерах помещалось по 3 и 4 человека; тюремные койки стояли вплотную — подойти к раненому было невозможно, приходилось тянуться через койку соседа. Нужно представить себе, как надо обслуживать раненых утками и подкладными суднами, — ведь сигналов, кроме крика, не было, и это при затворенной двери.

Лохмотья вместо одежды, грязные тряпки вместо белья, блинообразные слежавшиеся предметы, когда-то носившие название матрацев. Все провоняло дурно пахнувшими выделениями при отсутствии вентиляции и смены.

Немцы не выдавали марлевых и матерчатых бинтов. Шины Крамера фиксировались бумажными бинтами. Были марлевые пакеты, но, как правило, бинтов не было. Они появлялись только изредка и были плохого качества.

В комнате «шефа» после спешного от'езда из Орла остались запасы немецких препаратов, которые русским не выдавались. Из предохранительных сывороток употреблялись только русские, но запасов было мало.

Я приступил в исправлению повязок. Наложены были фиксирующие повязки. Осмотрел раны. О контроле рентгеном переломов и ранений легких нельзя было и думать. Из 76 раненых хирургического лазарета септическое состояние было у 11 человек, остеомиэлиты острые — у 18, хронические — у 32. Раненых в мозг не было — они все умерли, остались в живых только контуженные и с сотрясением.

Особенно тяжёлое впечатление производили раненые с ранениями лёгких. Правда, их было немного — смертность среди них была высокая. Из осложнений остановило на себе внимание большое число анаэробной инфекции.

Раны — бледны, часто покрыты гнойным налётом. Грануляции вялы, поверх раны матовые, эпителизация слабая. Течение заживления мягких частей и костей вялое и медленное.

Трудно было ожидать иного: скудное питание, отсутствие свежего воздуха, грязное содержание кожных покровов, отсутствие правильного ведения ран, угнетённое моральное состояние, — всё это было плодом заранее продуманной немцами политики истребления.

Я сделал бы непростительное упущение, если бы не привёл наши правила содержания пленных раненых и больных наших противников. Раненые и больные военнопленные лечатся следующим образом: в войсковом и армейском районах — на этапах эвакуации в общем порядке; во фронтовом районе — в специальных отделениях для военнопленных эвакогоспиталей Наркомата Обороны; во внутреннем районе — в специальных эвакогоспиталях Наркомздрава СССР.

* * *

Теперь несколько слов для описания методики германской жестокости. Убийство по системе немцев совершается несколькими методами:

1) Лишение средств питания, лишение жилищ, грабёж платья, обуви, невзирая ни на какие условия времени года, не считаясь с детьми всех возрастов. Статистика, собранная нами, показывает, что этот способ должен быть причислен тоже к убийствам.

2) Оставление масс жителей городов и селений без медицинской помощи. С какой непонятной жестокостью немцы разрушают санитарные поезда, санитарные пароходы! Врачи на фронте мне говорили, что они сняли знак Красного Креста, так как он не защищает от бомбежки немцев, а наоборот — является приметливой целью для воздушных гитлеровских разбойников.

Больницы привлекают немцев: больничный инвентарь, бельё, одеяла грабятся, а больные выбрасываются. Типично показание д-ра Козельского, врача краснодарской больницы, о гестаповском палаче Герце, который широко применял особые машины — «душегубки» для умерщвления наших людей — детей, женщин, стариков.

В способах зверских убийств немцы, в полном смысле этого слова, проявили какую-то особую изощрённость. Каковы они? Сожжение, задушение, расстрел. Немцы практиковали индивидуальный и групповой расстрел. Убийства в тюрьме, как показывают свидетели, совершались так: люди ставились лицом к стене, жандарм производил выстрел из револьвера в затылочную область. Этим выстрелом повреждались жизненные центры, и смерть в большинстве случаев наступала мгновенно.

Второй способ: группу людей загоняли в траншеи и, повернув в одну сторону, расстреливали автоматом, направляя выстрел в затылочную область. В траншеях мы находили трупы людей, которые благодаря глубине траншей не могли быть расстреляны,— их, по свидетельству очевидцев, закапывали живыми. Плач, крики отчаяния разносились над могилами. Так было в лесу около селения «Малая Гать».

И как странно читать слащавые, насквозь лживые, гнусные строки немецкого журнала «Фронт и отечество» №69 от 9 июня 1943 г.:

«Никогда немецкий солдат не ставит себе задачей причинять страдания детям враждебных наций. Напротив, мы имеем сотни доказательств того, что немецкие солдаты в оккупированных областях раздавали голодающим детям питание и всячески заботилась о них».

А сколько трупов детей различных возрастов находят в застывших предсмертных об’ятиях убитых матерей! Сколько погибло в «душегубках», сколько детских трупов с размозженными головками!

Немцы избирают места убийств в разных местах вблизи городов, чаще в лесах и оврагах. В Донбассе бросали тысячами в шахты. Некоторые убитые раздеты.

Необходимо дать подробный анализ одному из методов немецкой жестокости — это упомянутому расстрелу из револьвера s затылок.

Нужно было изучать этот способ фашистской программы истребления. Он не менее отвратителен, чем «душегубка». Палач стреляет в затылок и даёт обычно одиночный выстрел, иногда два или три. Выстрел, произведённый таким образом, даёт два отверстия — входное и выходное. Входное имеет совершенно правильное геометрическое очертание — как будто оно нанесено пробойником. Выходное отверстие, как правило, находится близко от линии волос, над лбом. Трещины на черепе — на затылочной кости и на основании черепа, а также неизменно повторяющаяся локализация выстрела указывают на то, что он производится в упор или в непосредственной близости. Несколько сот трупов были обследованы на месте, а для детального изучения пришлось составить коллекции и подвергнуть их соответствующей обработке.

Свидетельские показания и найденные фотографии показывают мрачные детали убийства. В некоторых случаях фашисты перед убийством связывали жертвам руки за спиной, и лицо обыкновенно утыкалось в стену или в землю.

http://0gnev.livejournal.com/402745.html


Будьте здоровы!
 
LusjaДата: Среда, 29 Марта 2017, 21.34.14 | Сообщение # 6
Группа: Поиск
Сообщений: 4
Статус: Отсутствует
http://s019.radikal.ru/i620/1703/68/64768c85f2e1.jpg

http://s012.radikal.ru/i319/1703/04/aaf853461d72.jpg
 
СаняДата: Воскресенье, 02 Июля 2017, 09.45.23 | Сообщение # 7
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Цитата Саня ()
Список умерших военнопленных (Орловская область)
за период 1941 по 1943 г


Из списка:



Фамилия Вахнин
Имя Степан
Отчество Андреевич
Дата рождения/Возраст __.__.1905
Дата и место призыва 21.08.1941 Прилузский РВК, Коми АССР, Прилузский р-н
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.12.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18004
Номер дела источника информации 327
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=64696134


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 02 Июля 2017, 09.50.49 | Сообщение # 8
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Информация о захоронении
Страна захоронения Россия
Регион захоронения Орловская обл.
Номер захоронения в ВМЦ 57-465/2014
Первичное место захоронения г. Орел, ул. Красноармейская, 10, прилегающая территория
Дата создания современного места захоронения __.10.1941
Дата последнего захоронения __.07.1943
Вид захоронения братское кладбище
Состояние захоронения хорошее
Количество могил 1
Захоронено всего 2082
Захоронено известных 2057
Захоронено неизвестных 25
Кто шефствует над захоронением МКУ "УКХ г. Орла"
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=89515685



Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 02 Июля 2017, 09.52.28 | Сообщение # 9
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Первые листы списка:
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=89515685&page=3




Qui quaerit, reperit
 
kiselevava62Дата: Воскресенье, 25 Сентября 2022, 18.18.27 | Сообщение # 10
Группа: Новичок
Сообщений: 1
Статус: Отсутствует
Добрый день. Мой отец советский военнопленный находился в Орловском лагере в 1943 году. В апреле-мае 1943 года был из Орла вывезен в Германию. Если у кого то есть списки, посмотрите пожалуйста БОГОМОЛОВА АЛЕКСАНДРА ИВАНОВИЧА 1.03.1923 года рождения Рязанская область.
А также он был в Можайском лагере 1941-42 год, в Гжатском лагере 1942 год.
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: