• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Назаров, доброхот, Валентин  
Воинское братское кладбище Ви́ляны (латыш. Viļāni)
ВалентинДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 18.20.52 | Сообщение # 1
Группа: Модератор
Сообщений: 7917
Статус: Отсутствует
Воинское братское кладбище Ви́ляны (латыш. Viļāni)

Ви́ляны (латыш. Viļāni) — город на востоке Латвии, административный центр Вилянского края и Вилянской волости.
Расположен на реке Малта. Расстояние до города Резекне составляет около 29 км .
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%BB%D1%8F%D0%BD%D1%8B

image
 
ВалентинДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 18.32.21 | Сообщение # 2
Группа: Модератор
Сообщений: 7917
Статус: Отсутствует
Информация о захоронении
ID 85910221
Страна захоронения Латвия
Регион захоронения Резекненский р-н
Номер захоронения в ВМЦ ЗЛ371-917
Место захоронения г. Виляны, Площадь Културас
Дата создания современного места захоронения __.__.1944
Вид захоронения воинское братское кладбище
Размеры современного места захоронения 1780 кв. м.
Состояние захоронения отличное
Захоронено всего 362
Захоронено известных 240
Захоронено неизвестных 122
Описание памятника (надгробия) На восточной стороне кладбища установлен памятник с надписью: «ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ ПАВШИМ В БОРЬБЕ ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ СОВЕТСКОЙ РОДИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. 1941-1945». На могилах установлен 241 памятный знак с именами
Дополнительная информация о месте захоронения На кладбище установлен еще 1 памятник с надписью: «28 ИЮЛЯ 1944 ГОДА ГОРОД ВИЛЯНЫ ОСВОБОЖДЕН ОТ ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ ЧАСТЯМИ 7-ОЙ ГВАРДЕЙСКОЙ РЕЖЕЦКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 10-ОЙ ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ»
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85910221&p=1
1
 
ВалентинДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 18.34.49 | Сообщение # 3
Группа: Модератор
Сообщений: 7917
Статус: Отсутствует
2
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85910221&p=2
 
ВалентинДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 18.38.04 | Сообщение # 4
Группа: Модератор
Сообщений: 7917
Статус: Отсутствует
3
4
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85910221&p=3
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85910221&p=4
 
ВалентинДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 18.39.56 | Сообщение # 5
Группа: Модератор
Сообщений: 7917
Статус: Отсутствует
5
6
7
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85910221&p=5
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85910221&p=6
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85910221&p=7
 
ВалентинДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 18.42.57 | Сообщение # 6
Группа: Модератор
Сообщений: 7917
Статус: Отсутствует
Воинское братское кладбище Ви́ляны (латыш. Viļāni)
https://www.google.com/maps....9229389

1

2


Воинское братское кладбище

Находится в городе Виляны (Viļāni) Резекненского района (Rēzeknes rajons) на площади Културас (Kultūras laukums). До братского кладбища можно добраться на дизеле (направление Рига-Резекне): от вокзала пройти 400 метров на юг и затем юго-запад по улице Ерсикас (Jersikas), далее ещё 800 метров на юго-запад и затем запад по улице Каупрес (Kaupres), повернуть налево и пройти ещё 500 метров на юг по улице Ригас (Rīgas) и по площади Културас.
http://voin.russkie.org.lv/vilani_kulturas.php
фото
 
СаняДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 20.37.31 | Сообщение # 7
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Штурм лубанских болот

http://militera.lib.ru/memo/russian/eremenko_ai3/10.html

В соответствии с директивой Ставки от 4 июля 1944 г. после овладения Резекно и Даугавпилсом войскам фронта предстояло, обеспечивая себя с севера, наступать в общем направлении на Ригу. Это требовало заблаговременно спланировать Лубанско-Мадонскую операцию, на первом этапе которой необходимо было выйти на рубеж Мадона, Плявиняс, лежащий по ту сторону Лубанской низменности.

Лубанская низменность сразу привлекла к себе мое внимание, она простиралась в меридиональном направлении на десятки километров, начинаясь на севере у городов Гулбене, Балвы и достигала р. Даугавы по бассейну р. Айвиэкстэ. Ширина низменности местами превышала 50 км, почти в самом ее центре находилось большое оз. Лубана площадью около 150 кв. км. Лубанская низменность представляла собой почти сплошь заболоченную местность с отдельными небольшими возвышенностями. Лишь кое-где ее пересекали запущенные дороги, вдоль которых было разбросано несколько хуторов. Наиболее труднопроходимым был участок в районе оз. Лубана, где отсутствовали проезжие дороги.

Обход Лубанской низменности всеми войсками 2-го Прибалтийского фронта сильно замедлял решение поставленной задачи и был связан с преодолением мощных оборонительных полос, созданных противником на ее флангах и на тех участках, где заболоченная впадина была более или менее проходима. Гитлеровское командование не без основания считало основной массив болот практически неприступным для войск, особенно для артиллерии и танков.

Опыт учит, однако, что было неразумным наступать только там, где враг нас ждал. Необходимо было попытаться, наряду с обходом болот основными силами, специально подготовленными отрядами преодолеть низменность там, где враг, полагаясь на препятствия, созданные природой, не построил укреплений и не сосредоточил больших сил. Из многолетнего опыта я знал, что, как бы ни были сложны природные преграды, советский солдат сумеет преодолеть их. В штаб были приглашены старожилы этих мест. Они утверждали, что пройти через болота трудно, но не невозможно. После внимательного изучения местности по картам и рассказам местных жителей мой первоначальный замысел укрепился. Было решено одновременно с обходом подготовить наиболее закаленные [286] части к форсированию болот на труднопроходимых направлениях, выводящих в тылы противника. Удар передовых отрядов на широком фронте должен был посеять панику в стане врага и облегчить решение задачи фронта.

Лубанско-Мадонская наступательная операция должна была начаться сразу после Режицко-Двинской. Больше того, одна операция без какой-либо паузы должна была перерасти в другую и подготовить условия для освобождения столицы Латвии — Риги. К созданию необходимой для этой цели группировки войск мы приступили сразу, как только армии вышли на рубеж Опочка, Себеж, Освея. В это время было отдано распоряжение командующим армиями вывести во второй эшелон по одному стрелковому корпусу или, по крайней мере, по одной усиленной стрелковой дивизии. Приказывалось пополнить их людьми, вооружением, чтобы ввести в бой после овладения рубежом Резекне, Даугавпилс, стремительно продвигаться вперед и начать форсирование Лубанской низменности. Этот замысел был осуществлен. Выделенные соединения после освобождения Резекне и Даугавпилса без паузы продвинулись вперед на 25–30 км и тем самым перенесли свои действия фактически на Лубанскую низменность.

В боевом приказе от 29 июля 1944 г. в соответствии с ранее созревшим замыслом войскам фронта были поставлены следующие задачи:

а) 10-й гвардейской армии, обходя оз. Лубана с севера и юга, уничтожить противостоящего противника; 31 июля 1944 г. овладеть рубежом р. Педэдзе, р. Айвиэкстэ и в дальнейшем, 2 августа 1944 г., — рубежом Галгауска, Цесвайне;

б) 3-й ударной армии, нанося главный удар в обход болота Тейту-Пурс с юга во взаимодействии с 22-й армией, уничтожить отходящего противника и 31 июля 1944 г. овладеть рубежом р. Айвиэкстэ, в дальнейшем, 1 августа 1944 г., — рубежом Цесвайне, Мадона, Марциена;

в) 22-й армии во взаимодействии с 3-й и 4-й ударными армиями уничтожить отходящие части противника и 31 июля 1944 г. овладеть рубежом Лыеградэ, Озолини, в дальнейшем, 1 августа 1944 г., — рубежом Марциена, Яункалнснава;

г) 4-й ударной армии, обеспечивая свой левый фланг по р. Даугава, во взаимодействии с 22-й армией уничтожать отходящие части противника и 31 июля 1944 г. овладеть рубежом Ушани, Крустпилс, в дальнейшем, 1 августа 1944 г., — рубежом Яункалнснава, Плявиняс;

д) 5-му танковому корпусу 29 июля 1944 г. сосредоточиться в районе Воляс, Петергоф, Романица, в трехдневный срок подтянуть все отставшие машины и отремонтировать требующие ремонта танки (корпус в этот период составлял резерв Командующего фронтом);

е) 15-й воздушной армии содействовать наземным армиям фронта в уничтожении отходящих частей противника и захвату плацдармов на правом берегу р. Айвиэкстэ; не допускать отвода живой [287] силы через реки Даугава и Айвиэкстэ; частью сил истребительной авиации прикрывать главные группировки войск 10-й гвардейской, 3-й ударной армий при преодолении ими болотистого дефиле южнее и западнее оз. Лубана и основную группировку 4-й ударной армии на направлении Ливаны и Крустпилс.

Войска фронта, выполняя поставленные задачи, развернули упорные наступательные бои в районе Лубанской низменности. 10-я гвардейская, 3 и 4-я ударные армии, преодолевая труднопроходимую лесисто-болотистую местность и отражая контратаки пехоты противника с самоходными орудиями, к исходу дня 31 июля продвинулись от 3 до 6 км и овладели г. Ливаны — сильным опорным пунктом обороны противника, прикрывающим коммуникации на Крустпилс и Ригу. Противник на всем фронте огнем и контратаками силою от роты до батальона в сопровождении танков и самоходных орудий, используя для обороны населенные пункты и высоты, продолжал оказывать упорное сопротивление наступлению наших войск. Группами по 8–10 самолетов бомбил боевые порядки наступающих войск в районе Ливаны и одиночными самолетами вел разведку.

К началу Лубанско-Мадонской операции противник в первой линии перед фронтом имел 10 дивизий и 5 отдельных полков. В резерве у него был армейский корпус СС, который понес большие потери в предыдущих боях и сейчас переформировывался в районе Мадоны. Кроме того, в резерве находились также 728-й пехотный полк 708-й пехотной дивизии, 160 самоходных установок и 45 танков. Противостоявшие фронту соединения входили в состав 16 и 18-й армий противника.

К этому времени сосед справа, 3-й Прибалтийский фронт, встретив упорное сопротивление противника, с тяжелыми боями наступал в общем направлении на Валгу. Его левофланговая армия вышла на правый берег р. Педэдзе и вела бой на подступах к Гулбене. Слева 1-й Прибалтийский фронт овладел Митавой (Елгава) и Шяуляем и успешно развивал наступление в направлении Тукумса с целью выйти в этом районе на побережье Рижского залива. Правофланговая 6-я гвардейская армия этого фронта действовала к югу от р. Даугава.

Гитлеровское командование по-прежнему прилагало настойчивые усилия, чтобы поднять пошатнувшееся моральное состояние личного состава группы армий «Север». Все чаще и чаще командиры соединений и командование армий обращались с призывами к солдатам, пытаясь мольбами, упреками и заигрыванием поддержать их боеспособность.

Заняв заранее подготовленный рубеж восточнее Мадоны, Плявнняс, а также все проходимые и проезжие участки Лубанской низменности, противник стремился не допустить дальнейшего продвижения наших войск в западном направлении.

Решение задачи, стоящей перед войсками фронта, усложнилось в связи с тем, что по директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 6 августа 1944 г. 4-я ударная армия в полном составе [288] со всеми армейскими и тыловыми частями, учреждениями и наличными запасами переходила в состав войск 1-го Прибалтийского фронта.

Уже 7 августа войска армии стали выходить в леса северо-восточнее Дунавы и по мере подхода переправляться на левый берег Даугавы.

Боевой участок 4-й ударной армии приняла 22-я армия. Разграничительная линия с 1-м Прибалтийским фронтом устанавливалась по р. Даугава.

10-я гвардейская армия, выйдя к 31 июля на рубеж по восточному берегу р. Педэдзе (10 км юго-восточнее Гулбене и оз. Лубана), встретила упорное сопротивление противника с западного берега р. Педэдзе и из Варакляны. Гитлеровцы стремились не допустить выхода наших войск на железную дорогу Гулбене — Мадона. Перед армией, как и перед всем фронтом, встала труднейшая задача — преодолеть Лубанскую низменность.

19-й гвардейский стрелковый корпус 10-й гвардейской армии в течение ночи на 1 августа вел разведку боем с целью уточнения группировки противника и с рассветом 1 августа перешел в наступление с задачей овладеть плацдармом на западном берегу р. Педэдзе. 65-й гвардейской стрелковой дивизии этого корпуса удалось еще ночью двумя полками форсировать р. Педэдзе в районе Дзиесныэки, Мадерныэки. Расширяя захваченный плацдарм, ее полки завязали бой в лесах западнее и юго-западнее этих пунктов.

22-я гвардейская стрелковая дивизия форсировала р. Педэдзе в районе Миерини утром 1 августа и, уничтожая мелкие группы противника, к 13 часам вышла на шоссе Лубана — Балвы. Противник, пытаясь сохранить за собой шоссе, предпринял ожесточенную контратаку силою до двух рот при поддержке трех самоходных орудий. Отбить этот натиск врага 22-й дивизии помогла соседняя 65-я дивизия, нанесшая удар по контратакующим с северо-запада. Одновременно отряд в 100 человек из 22-й дивизии нанес удар с юго-востока. Сопротивление противника было сломлено. Дивизия своими 62 и 65-м гвардейскими стрелковыми полками перерезала шоссе Лубана — Балвы, уничтожив при этом до четырех рот противника. 56-я гвардейская стрелковая дивизия этого же 19-го стрелкового корпуса совершила марш и, переправившись через р. Педэдзе в районе Викшны, в течение дня уничтожала отдельные группы противника на дорогах и просеках западнее и юго-западнее этого пункта.

15-й гвардейский стрелковый корпус в течение ночи вел подготовку для нанесения удара на участке Пильпуки, Юсти и в 11 час. 30 мин. 1 августа после 30-минутной артподготовки атаковал противника. Уничтожая очаги сопротивления и отразив две контратаки, части корпуса к 17 часам прорвали оборону противника и развили успех в северо-западном направлении. 85-я гвардейская стрелковая дивизия, прорвав оборону противника в районе Пильпуки и отбив контратаки гитлеровцев, к 22 часам овладела несколькими хуторами. Ее 251-му гвардейскому стрелковому полку удалось искусным маневром по заболоченным лесам обойти оборонительную полосу [289] противника южнее оз. Лубана и овладеть столь редкими здесь высотами юго-восточнее Икауниэки.

7-й гвардейский корпус в течение дня вел разведку и огневой бой в районе Варакляны силами своих 7 и 117-й гвардейских дивизий. 8-я гвардейская тем временем вела подготовку для развития успеха в направлении Баркавы. Ее 26-й гвардейский стрелковый полк обошел оборонительную полосу противника по заболоченным лесам южнее оз. Лубана и вышел на восточную окраину Саленыэки. Встретив здесь сильный огонь противника, полк, оставив прикрытие на южной окраине этого пункта, обходным маневром к 22 часам перерезал дорогу Саленыэки — Версазепы.

На следующий день, 2 августа, неприятель, понесший в боях севернее Варакляны значительные потери в живой силе и технике, вынужден был начать отход в северном и северо-западном направлениях, одновременно стремясь огнем и контратаками задержать наступление наших войск на западном берегу речек Лысине, Ойя, Тейция.

Авиация противника группами 8–12 самолетов в течение суток шесть раз бомбила боевые порядки наших наступающих частей.

19-й гвардейский корпус натолкнулся на неоднократные яростные контратаки подведенных сюда резервов противника, пытавшегося ликвидировать наши плацдармы на западном берегу р. Педэдзе, и территориального успеха не имел.

15-й гвардейский корпус, преодолевая упорное сопротивление противника, занял ряд мелких населенных пунктов, продвинулся на несколько километров вперед и к исходу суток вышел на следующий рубеж: восточный берег р. Лысине, устье р. Ойя, отметка 95,8, Икауниэки, Смелтери.

7-й гвардейский корпус, действовавший в районе г. Варакляны, нанес удар силами 8-й гвардейской дивизии с северо-востока в направлении Тейцейниэки, силами 119-й гвардейской дивизии с юго-запада с задачей отрезать пути отхода из Варакляны по шоссе и 7-й гвардейской — с востока. В результате боя части корпуса овладели г. Варакляны и вышли на подступы к Баркаве.

Вот что писала об освобождении города армейская газета «Боевое знамя» от 3 августа 1944 г. в статье «Город Варакляны — наш»:

«Район боев. 2 августа. Сегодня рано утром гвардейцы, наступавшие на гор. Варакляны, решительно усилили натиск на противника. Мелкие группы гвардейцев ночью просочились в населенный пункт южнее города и овладели им. Немцы пытались еще удержаться в городе.

В это время далеко в тыл противника, используя густые леса, проникли разведчики гвардии лейтенанта Елдакова и группа бойцов гвардии майора Чистова. Они перерезали дорогу и атаковали населенный пункт, в котором батальон противника спешно возводил оборону. В атаке отличился гвардии сержант Шкляр. Он смело со своими бойцами бил немцев и захватил в плен девять гитлеровцев. Так же отважно действовал со своими бойцами гвардии сержант Комаров. [290]

Дерзкие действия этого отряда гвардейцев создали для немцев угрозу окружения. Враг пытался пробиться на северо-запад по дороге между двумя большими озерами. Две атаки гитлеровцев были отбиты гвардейцами. Немцы вынуждены были оттянуть сюда часть огневых средств и живой силы. Этим воспользовались гвардейские подразделения, атаковавшие оборону врага в городе. Гвардейцы штурмом овладели парком на восточной окраине города. Одновременно бойцы другого подразделения атаковали противника на южной окраине и, ворвавшись в город, завязали уличные бои. Немцы дрогнули и побежали. После двухчасового боя город был очищен. Гвардейцы, не задерживаясь, стали преследовать врага, сбили его с водного рубежа и стали продвигаться вперед, пройдя с боями несколько километров к важной дороге.

Немцы, упорно цеплявшиеся за Варакляны, были разбиты и начали отступать. Верные своим обычаям, гитлеровские мерзавцы почти дотла взорвали и сожгли все дома...

Захваченные пленные из 263-й немецкой пехотной дивизии, оборонявшей город, рассказывают о больших потерях в полках от огня гвардейцев. Обер-ефрейтор 463-го полка этой дивизии говорит:

«Это был кошмар. В ротах осталось всего по нескольку солдат. Мы знаем, что из Прибалтики нам путь в Германию уже отрезан. Поэтому, когда сегодня в лесу нас с тыла атаковали русские, я с тремя ефрейторами нашей роты сдался в плен».

Гвардейские подразделения, освободившие еще один город Латвийской ССР, безостановочно идут вперед. К ночи они устремились через леса наперерез гитлеровцам, отходящим по единственному оставшемуся в их распоряжении большаку»{72}.

Преследуя отходящие части противника, 7-я гвардейская дивизия вышла на восточный берег р. Тейция, форсировав ее в районе Дарвиниэки, и завязала бой за Пущи.

119-я гвардейская дивизия, отбив несколько контратак противника, к 10 часам утра вышла на шоссе в 1 км юго-западнее Варакляны. В дальнейшем наступление шло вдоль шоссе на Баркаву. Дивизия вышла на восточный берег р. Тейция и решительной атакой 343-го гвардейского полка захватила исправный мост через эту реку, форсировала ее и завязала бои за населенный пункт Тилтагалс.

3 августа противник севернее оз. Лубана вновь оказал упорное сопротивление частям 19-го гвардейского корпуса. На этом участке гитлеровским командованием была дополнительно введена 19-я латышская пехотная дивизия СС {73}. Вводом дополнительных сил в районе [291] юго-западнее оз. Лубана противник стремился задержать наступление наших войск перед заранее подготовленным оборонительным рубежом по р. Айвиэкстэ. Авиация противника группами по 4–8 самолетов бомбила боевые порядки войск армии. Только за одни сутки — 3 августа — было зарегистрировано 42 самолетовылета.

После прорыва оборонительной полосы на р. Малмута войска продолжали наступление, развивая успех в северном и северо-западном направлениях. Обходным маневром через урочище Лысенас-Меже 8-я гвардейская дивизия глубоко вклинилась в оборону противника и к исходу 2 августа прорвала промежуточную полосу на р. Лысине, которую обороняли вновь переформированные части 19-й пехотной дивизии СС.

В течение ночи и первой половины дня 3 августа войска 10-й гвардейской армии развивали успех в районе Баркавы и к востоку с целью расширения прорыва и уничтожения группировки противника на северном берегу р. Лысине, к 8 часам 3 августа полностью овладели Баркавой и прилегающим районом. Дальнейшее продвижение было приостановлено организованным огнем с хорошо укрепленных опорных пунктов на рубеже Калнагалс. Особого накала бои достигли в районе Баркавы, где противник неоднократными контратаками при поддержке авиации стремился восстановить положение и вновь овладеть важным узлом дорог и опорным пунктом Баркава. Но наши отважные воины не допустили этого. Здесь смертью героя пал командир 19-го гвардейского стрелкового полка 8-й гвардейской стрелковой дивизии им. Панфилова подполковник Иван Данилович Курганский{74}. Полк Курганского вступил на латвийскую землю 18 июля, участвовал в освобождении городов Лудза, Резекне, многих других населенных пунктов. На подступах к Лудзе часть Курганского столкнулась с дивизией врага, поддержанной танками и артиллерией, но руководимые бесстрашным командиром гвардейцы не дрогнули и прорвались в Лудзу. Активное участие 19-й гвардейский стрелковый полк принял и в освобождении г. Резекне. Ему принадлежит главная заслуга в освобождении Баркавы и в форсировании р. Айвиэкстэ на этом рубеже. 5 августа враг, как мы уже упоминали, [292] подбросил резервы и пытался восстановить положение. Подполковник Курганский лично повел в атаку свою часть и пал в ожесточенном бою смертью храбрых. Герою Советского Союза И. Д. Курганскому в Баркаве, недалеко от места его гибели благодарные жители воздвигли памятник на его могиле.

4 августа севернее оз. Лубана противник в течение суток огнем пехотного оружия и массированными огневыми налетами артиллерии и авиации препятствовал выходу наших частей к р. Айвиэкстэ, но был сбит с занимаемых позиций в упорных боях войсками 10-й гвардейской армии и отошел к 19 часам на северо-западный берег р. Айвиэкстэ.

Юго-западнее оз. Лубана части 15 и 7-го гвардейского стрелковых корпусов, углубляя и расширяя прорыв в обороне противника, в течение ночи и первой половины дня вели напряженные бои по уничтожению узлов сопротивления противника, прикрывающих подступы к р. Айвиэкстэ. Продвинувшись на 5–8 км в глубину его обороны, части этих корпусов вышли на юго-восточный берег р. Айвиэкстэ на фронте 6 км и на восточный берег р. Ислыэна, захватив при этом плацдарм на ее западном берегу. В течение второй половины дня на достигнутых рубежах корпуса вели разведку, готовясь к форсированию рек Айвиэкстэ и Ислыэна главными силами.

19-й гвардейский стрелковый корпус в этот день, отбивая неоднократные атаки противника, произвел частичную перегруппировку и, прикрывшись 118-м укрепленным районом, силами 22-й гвардейской дивизии и 254-го гвардейского стрелкового полка 56-й гвардейской дивизии развернул бой в лесах с целью уничтожить пробравшиеся сюда группы вражеских автоматчиков. 5 августа корпус продолжал действия в этом районе, уничтожал мелкие отряды противника, пытавшиеся задержать наше продвижение, используя небольшие узлы сопротивления, созданные в лесах.

В итоге в наши руки перешли многие населенные пункты.

15-й гвардейский стрелковый корпус своими 29-й гвардейской и 37-й стрелковыми дивизиями форсировал р. Айвиэкстэ на участке Славиэши и в результате напряженных боев захватил плацдарм на ее северном берегу. 29-я гвардейская стрелковая дивизия в течение ночи и первой половины дня напряженно готовилась к форсированию р. Айвиэкстэ. Для этого были выделены два стрелковых батальона, несколько лодок и плоты, подготовленные в 800–1000 м от реки. После авиационного налета и артподготовки десантные отряды 93-го гвардейского полка стремительным броском форсировали реку и, невзирая на бешеный огонь противника, к 19 часам овладели плацдармом. В дальнейшем, отбросив противника и овладев Блисини, Печерниеки, десантные отряды закрепились на северо-западном берегу реки и прикрыли переправу основных сил дивизии. В этот же день дивизия вела бои за расширение захваченного плацдарма и отбивала контратаки противника, пытавшегося восстановить положение. Одновременно с 29-й гвардейской дивизией форсировала реку на соседнем участке и 37-я дивизия этого корпуса.

7-й гвардейский стрелковый корпус, сбив противника с северозападного [293] берега р. Ислыэна, развил наступление вдоль шоссе Баркава — Мадона. Его 8 и 119-я гвардейские дивизии форсировали р. Айвиэкстэ и захватили плацдармы на ее правом берегу. 8-я гвардейская атаковала противника и, сломив его сопротивление, вышла на берег р. Айвиэкстэ на участке Ромули, лес западнее Александрова. Одновременно ее части в течение всего дня 5 августа вели подготовку к форсированию реки. В 18 часов, подтянув лодки и плотики, батальон 23-го гвардейского стрелкового полка решительным броском переправился через реку в районе Молткеса и захватил плацдарм. К 19 час. 30 мин. дивизия, переправив главные силы, продолжала наступление и овладела Молткесом. 119-я гвардейская дивизия взаимодействовала с 8-й гвардейской и, выйдя в район Лиэлмежи, уничтожила отряды прикрытия гитлеровцев, заняла ряд населенных пунктов и вышла на левый берег р. Айвиэкстэ.

Передовой батальон 341-го гвардейского полка этой дивизии, пользуясь темнотой, частью сил преодолел эту серьезную водную преграду вместе с отходящими подразделениями гитлеровцев, после чего стремительной атакой уничтожил противника и закрепил за собой плацдарм, обеспечив этим переправу всех сил дивизии.

Успешное форсирование р. Айвиэкстэ на ряде участков и прорыв обороны противника на ее правом берегу частями 7 и 15-го гвардейских стрелковых корпусов создали условия для дальнейшего продвижения на северо-запад основных сил 10-й гвардейской армии.

В течение 6 августа, ведя напряженные бои, 10-я гвардейская армия силами 15 и 7-го гвардейских корпусов увеличила прорыв до 16 км по фронту и до 6–10 км в глубину. Эти корпуса вышли на восточный берег р. Куя, захватив исправный железнодорожный мост и плацдарм на ее западном берегу в районе северо-западнее и западнее Платес.

19-й гвардейский корпус продвинулся в этот день в силу ожесточенного сопротивления противника всего на несколько километров.

В итоге успешного форсирования р. Айвиэкстэ и прорыва обороны противника на ее западном берегу 15-м гвардейским корпусом враг понес значительные потери. Продолжая решительное наступление, корпус силами 29-й гвардейской и 37-й дивизий нанес удар вдоль железной дороги, окружая и уничтожая отдельные узлы сопротивления. Уже к 4 час. 30 мин. утра 6 августа части этих дивизий вышли на восточный берег р. Куя и захватили плацдарм северо-западнее Платэса. 29-я гвардейская стрелковая дивизия ночным обходным маневром по лесу севернее железной дороги вышла на восточный берег р. Куя на участке несколько южнее Эзерниэки и с ходу форсировала реку. 37-я дивизия к 16 часам также вышла на восточный берег р. Куя и, форсировав ее в районе отметки 95,6, овладела Яунплатес. Здесь враг оказал сильное огневое сопротивление. 8-я гвардейская дивизия 7-го гвардейского корпуса, наступая вдоль шоссе Баркава — Рига, встретила ожесточенное сопротивление противника, но все же к 19 часам также вышла на восточный берег p. Куя на участке Цаунес. [294]

7 августа противник перед фронтом 19-го гвардейского стрелкового корпуса артиллерийским огнем и контратаками пытался остановить продвижение наступающих частей.

На мадонском направлении артиллерийско-минометным огнем, налетами авиации и многочисленными контратаками гитлеровцы стремились отрезать и уничтожить наши части, вышедшие на линию железной дороги и шоссе северо-восточнее Мадоны. 15-й гвардейский стрелковый корпус, наступая в направлении Мадоны, в результате упорных боев и решительных действий своей 29-й гвардейской дивизии перерезал железную и шоссейную дороги Мадона — Гулбене на участке Паткуле, Саркани. Затем, преодолевая огневое сопротивление противника, он форсировал р. Куя в районе Бодэс и, преследуя отходящие подразделения гитлеровцев, к 7 час. 30 мин. овладел рядом населенных пунктов на ее западном берегу.

93-й гвардейский полк 29-й гвардейской дивизии смелым броском вышел на железную и шоссейную дороги и перерезал их в 6 км северо-восточнее Мадоны. Противник в итоге ожесточенной контратаки отбросил полк с занятого рубежа и отрезал его от главных сил дивизии. Превосходящими силами пехоты при поддержке танков гитлеровцы стремились уничтожить 93-й полк, которым умело командовал гвардии майор И. М. Третьяк. Более 8 часов, оказавшись в окружении, полк успешно и самоотверженно оборонялся. Подошедшие главные силы дивизии атаковали противника, разгромили его, соединились с полком и овладели несколькими прилежащими населенными пунктами. 37-я дивизия во второй половине дня, используя успех соседней 29-й гвардейской дивизии, вышла севернее железной дороги, овладела населенными пунктами Гривас и Гривсала.

30-я гвардейская дивизия, имея задачу развивать наступление из-за правого фланга 29-й гвардейской дивизии, к 13 часам 7 августа вышла в район Дальди. 85-я гвардейская, обеспечивая правый фланг корпуса, своим 251-м гвардейским полком овладела населенным пунктом Лубана, форсировала р. Айвиэкстэ и к 21 часу после упорного боя выбила противника и с железнодорожной станции Лубана. 249-й гвардейский полк этой дивизии, преодолевая упорное сопротивление противника, к 22 часам овладел населенным пунктом и станцией Майраны.

Накануне, 7 августа, группа бойцов батальона гвардии капитана Богданова лесными тропами ночью вышла к высоте у шоссе. Гвардейцы дерзко проникли в тыл врага, оборонявшего населенный пункт Лубана. Уничтожив вражеский заслон, охранявший шоссе, гвардейцы закрепились на высоте. Единственный удобный путь отхода гитлеровцев был перехвачен, и, почувствовав угрозу окружения, они утром начали яростные атаки.


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 20.38.05 | Сообщение # 8
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Весь день шел бой. Это была самоотверженная схватка горстки гвардейцев, сражавшихся до последнего дыхания, до последнего патрона с многочисленным врагом. Но силы наших бойцов в этой неравной борьбе постепенно таяли. Падали убитые. Раненые подбирали у них нерасстрелянные патроны и продолжали сражаться. [295]

Гитлеровцы смогли ворваться на высоту только после того, как последний гвардеец ослабел от ран.

Истекающих кровью раненых бойцов гитлеровцы стащили на опушку леса. Началась кровавая оргия. Всю ночь лес оглашался стонами и криками истязуемых. Гитлеровцы не смогли сломить воинов в открытом бою, теперь они глумились над беззащитными с кровожадным садизмом. Гвардейцы, перенося нечеловеческие муки, до конца остались верными своей Родине, приняв мученическую смерть.

Всю ночь свирепствовали палачи, изощряясь один перед другим в жестокости. У гвардии лейтенантов Кузьмина и Кагановича фашистские изверги вырезали кинжалами на лбу пятиконечные звезды, выбили им сапогами зубы, вывернули из суставов руки, переломали кости ног. У гвардии лейтенанта Богданова, гвардии младшего сержанта Караулова и гвардии рядового Корсакова немецкие палачи выдавили глаза, искололи тела кинжалами, перебили руки и ноги. У других жертв они раздробили прикладами челюсти и затылки.

В числе раненых в руки палачей попали четыре девушки — санинструктор Суханова и три санитарки. Их немцы подвергли особенно жестоким пыткам. Они кололи их тела кинжалами, ломали кости рук и ног.

Когда утром следующего дня наши воины, разгромив гитлеровских бандитов, пришли к этой лесной опушке, они увидели разбросанные и искалеченные до неузнаваемости трупы. Палачи не успели скрыть следов своего очередного злодеяния. Молча, с гневными слезами на глазах, стояли гвардейцы над останками своих замученных боевых друзей. 12 августа в г. Лубана состоялись похороны зверски замученных фашистскими мерзавцами раненых гвардейцев. Рядовые, сержанты, офицеры собрались отдать последний воинский долг боевым соратникам, произнести над их могилой клятву о беспощадной мести палачам. Проститься со своими освободителями пришли жители города. В руках у женщин, детей и стариков были букеты цветов.

8-я гвардейская стрелковая дивизия 7-го гвардейского стрелкового корпуса атаковала противника на западном берегу р. Куя в момент, когда в полосе ее действий происходила смена 263-й пехотной дивизии частями 32-й пехотной дивизии. В результате атаки обеим дивизиям был нанесен большой урон. Развивая наступление, части дивизии овладели несколькими населенными пунктами, отразив все контратаки противника.

В этот же день 10-я гвардейская армия продолжала наступление, уделяя главное внимание участкам 9, 30-й гвардейских и 37-й дивизий. Несмотря на артиллерийское сопровождение и удары авиации, в результате двухкратной атаки армия добилась незначительного продвижения. Основными причинами этого было сильное уплотнение боевых порядков пехоты противника, большая насыщенность автоматическим оружием. Все же 19-й гвардейский стрелковый корпус, сломив сопротивление противника и преследуя [296] его отходящие части, за день с боями прошел 10–11 км, освободив при этом около 60 населенных пунктов.

55-я гвардейская дивизия, атаковав противника, сбила его с занимаемых позиций и, преследуя отходящие части, к 19 часам овладела Скубини.

22-я гвардейская дивизия, наступая вдоль большака, к 7 час. 30 мин. вышла в район Лыэдэскрогса на восточном берегу р. Лыэдэ. Форсировав реку и выбив противника из Лыэдэскрогса, части дивизии, ведя бой в лесу, вышли на рубеж Лыэдэскалс, Целмини.

65-я гвардейская дивизия, преодолев заболоченный лесной массив, к 7 часам вышла в район Страуюпи и внезапным ударом овладела этим населенным пунктом. В дальнейшем, выйдя на большак Лубана — Цесвайне в районе Лыэдэскрогса, овладела еще рядом населенных пунктов.

9 августа продвижение армии было сначала незначительным, велась разведка боем с целью установления группировки противника и системы его огня. Но к 7 час. 30 мин., сломив сопротивление противника, части армии продвинулись на 4–7 км и вышли на железную дорогу Гулбене — Мадона на участке Лейеши — Вимани.

7-й гвардейский корпус своими 8 и 119-й гвардейскими дивизиями, ведя в течение ночи разведку боем, отбросил отдельные группы противника и овладев рядом населенных пунктов. В 16 часов были введены основные силы, началось преследование отходящего противника.

День 11 августа прошел в ожесточенных боях с яростно сопротивлявшимся противником.

12 августа 7-й гвардейский корпус, нанося главный удар силами 8 и 119-й гвардейских дивизий в направлении Мадоны, к 13 часам сломил сопротивление противника и овладел узлом шоссейных дорог Лазданой и населенными пунктами Вевери, Пурсмени. Во второй половине дня, подойдя к окраинам Мадоны, части корпуса встретили ожесточенное сопротивление противника. 119-я гвардейская дивизия охватила северную, восточную и юго-восточную окраины города, а 8-я гвардейская тем временем совершила более глубокий обход Мадоны с севера и, выйдя на рубеж Муйжниеки, Стаудзес, вечером и ночью подготовила удар на Мадону с северо-запада.

13 августа части 7-го корпуса в 8 часов утра одновременным ударом с фронта, флангов и тыла овладели городом и железнодорожной станцией Мадона, продолжая развивать наступление в западном направлении.

Таким образом, город был взят одновременными ударами с востока, юго-запада и севера силами 119 и 8-й гвардейских дивизии.

За период боев в Лубанской низменности и на подступах к г. Мадона были разгромлены 263-я пехотная дивизия, вновь подброшенные 32 и 227-я пехотные дивизии и остатки 19-й латышской пехотной дивизии СС, усиленные девятью-десятью специальными батальонами. [297]

С 1 августа войска 3-й ударной армии вели бои с противником в северо-западной части и Лубанской низменности на рубеже железной дороги Крустпилс — Варакляны, преодолевая большие болота Лиелас-Пурвс и Тейчу-Пурвс (20 км юго-западнее оз. Лубана). В этот день противник оказывал упорное сопротивление наступлению наших частей, но к исходу дня был выбит из Вейпи, Стирниене, высоты 112,9, Рубени. В течение дня гитлеровцы предприняли четыре безуспешные контратаки силой до роты каждая.

На следующий день противник, прикрываясь сильными арьергардами, продолжал оказывать упорное сопротивление, его авиация группами в 8–12 самолетов во второй половине дня бомбила боевые порядки армии и одиночными самолетами вела разведку в ее ближайших тылах. Было отмечено 56 самолетовылетов.

Войска 93-го стрелкового корпуса в течение ночи, преодолевая огневое сопротивление противника, вели наступательные бои, в результате которых продвинулись на несколько километров. 79-й стрелковый корпус ночью вел огневой бой на прежних рубежах.

Днем войска армии продолжали наступательные бои и, преодолевая упорное сопротивление противника, к 18 часам вышли на восточный берег р. Тейция на участке южнее Дарвиниэки.

79-й стрелковый корпус, встретив ожесточенное сопротивление противника, в течение дня вел бой на рубеже шоссейной и железной дорог северо-западнее Викснес. Гитлеровцы, опираясь на высоты и используя лесисто-болотистую местность, оказывали упорное сопротивление наступлению войск армии, но все же в течение суток были оттеснены на рубеж Дарвиниэки, Шкели, Трошки. За день было освобождено 28 населенных пунктов, уничтожено до 400 солдат и офицеров противника, захвачены пленные и трофеи.

В течение ночи на 3 августа продолжались упорные бои, противник вначале удерживал занимаемый рубеж, оказывая яростное сопротивление, но к рассвету был сбит со своих оборонительных позиций и отошел на промежуточный рубеж, где вновь оказывал упорное сопротивление нашим авангардам, но к 14 часам был выбит из опорных пунктов и на этом рубеже.

Таким образом, части 263 и 329-й пехотных дивизий противника, усиленные вспомогательными частями, используя благоприятные для обороны условия лесисто-болотистой местности с малым количеством дорог, проходящих к тому же через узкие межболотные дефиле, пытались сдержать наступление войск армии в направлении Аташене, Лыеградэ. Но в результате упорных боев в ночь на 3 августа противник был выбит с рубежа шоссейной и железной дорог на участке Шкели, Трошки.

Войска армии, ведя бои в тяжелых условиях Лубанской низменности на рубеже больших болот Тейгу-Пурвс и Лиелас-Пурвс, служивших для противника удобным рубежом, умело использовали единственную проходившую здесь дорогу, широко практиковали выход в тыл врага мелких групп через топкие, труднопроходимые болота.

4 и 5 августа противник упорно оборонял рубеж Тетери, Одзиена, [298] Рунци. Особо прочно удерживался опорный пункт Одзиена, узел нескольких дорог. Однако вскоре выбитые нашими частями и отсюда гитлеровцы вынуждены были отходить за р. Айвиэкстэ.

К 17 часам 6 августа, произведя перегруппировку, усилив 207 и 391-ю стрелковые дивизии танками, после мощной артподготовки армия вновь атаковала противника и выбила его с занимаемого рубежа, овладела опорным пунктом Одзиена и стремительно преследовала противника в направлении р. Айвиэкстэ.

93-й стрелковый корпус в 17 час. 45 мин. 6 августа после 20-минутной артподготовки, использовав подручные средства, и вплавь начал форсирование реки. К 8 часам 7 августа была занята узкая полоса северного берега реки. При этом было отбито 12 контратак противника.

В этот же день 79-й стрелковый корпус, стремительно преследуя противника, овладел г. Лыеградэ.

С двух до четырех часов противник предпринял шесть контратак силами до роты.

В 10 час. 30 мин. 79-й стрелковый корпус после артподготовки вновь атаковал противника и, ведя напряженный бой, к 13 часам овладел Миезиши и шоссейной дорогой на этом участке.

На следующий день гитлеровцы, опираясь на заранее подготовленный промежуточный рубеж, оказывали упорное сопротивление огнем, контратаками и ударами авиации форсированию р. Айвиэкстэ на других участках и наступлению войск 3-й ударной армии на северном берегу реки. Но в течение дня противник в ожесточенных боях был выбит с рубежа проходившей здесь шоссейной дороги.

Войска армии, выполняя поставленную задачу по овладению железной дорогой и захвату Марицена, в ночь на 7 августа форсировали р. Айвиэкстэ, в 10 часов утра после артиллерийской подготовки преодолели сильное огневое сопротивление и, отражая контратаки, прорвали оборону противника, овладели траншеями на рубеже шоссейной дороги и, тесня гитлеровцев, продолжали вести успешный бой.

За 7 августа войска армии уничтожили до 400 солдат и офицеров противника, полиостью форсировали р. Айвиэкстэ на своем участке, тем самым закончили преодоление лубанских болот и вышли из пределов Лубанской низменности.

8–10 августа противник, усилив свою группировку частями 24-й пехотной дивизии и шестиствольными минометами 70-го химического полка, продолжал оказывать упорное сопротивление, медленно отходя под давлением наших войск.

Боевые действия войск армии с 1 по 10 августа 1944 г. показали, что бои в условиях болот ведутся главным образом за дороги, дамбы, насыпные переезды через топи, на которых противник обычно создает узлы сопротивления. Основным методом борьбы является просачивание стрелковых подразделений с 82 мм минометами без артиллерии через болота с задачей неожиданными ударами с тыла содействовать частям, ведущим фронтальное наступление, [299] в захвате дорог и срыве планомерного отхода врага.

При форсировании рек, когда противник, преследуемый нашими войсками, пытался задержаться на берегах как на промежуточном рубеже, большую роль играли дерзкие и стремительные удары, форсирование реки подразделениями с ходу на подручных средствах и вплавь с немедленным захватом и расширением плацдармов.

Наступление частей 22-й армии проходило примерно в тех же условиях, что и действия правофланговых армий. Как мы уже говорили, подвижная армейская группа в составе 26-й стрелковой дивизии с 118-й танковой бригадой, 81-м танковым полком и другими средствами усиления действовала из-за левого фланга армии. Обходя очаги сопротивления противника, она вышла в район западнее Сомерсеты, в связи с чем противнику был отрезан путь отхода на запад.

Гитлеровское командование было вынуждено, перестраивая свои боевые порядки, отходить в северо-западном направлении. К исходу дня 31 июля войска армии продолжали вести бои на рубеже Стеки, Скребели. В течение дня 1 августа соединения армии вели усиленную разведку противника, производили перегруппировку сил и средств, готовились к наступлению.

К 2 часам ночи 2 августа части армии заняли исходное положение для наступления. В глухую ночную пору они атаковали позиции гитлеровцев.

Противник оказывал огнем и контратаками сильное сопротивление наступающим частям армии, но после упорных боев части 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии прорвали его оборону и, развивая успех, нанесли удар вдоль большака Стеки — Турки — Гобини.

В районах наступления 182, 26, 208 и 115-й стрелковых дивизий противник оказывал особенно сильное сопротивление, и первые 2–3 часа наши дивизии успеха не имели. Лишь с выходом 43-й гвардейской латышской дивизии в район Турки и на р. Нерета противник, продолжая сопротивляться, начал отходить по всему фронту наступления армии. Отойдя на рубеж Трошки, Пертниэки и далее по северному берегу р. Аташе, он вновь попытался огнем и контратаками сдержать наше продвижение.

На левом крыле армии в полосе действий 115-й стрелковой дивизии противник с боями отходил в северо-западном направлении, а на участке соседней 4-й ударной армии гитлеровцы в течение дня прочно удерживали занимаемые рубежи, чем затрудняли продвижение 115-й стрелковой дивизии.

Авиация противника в этот день неоднократно небольшими группами бомбила боевые порядки частей 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии.

Наша 15-я воздушная армия с утра 2 августа систематически штурмовала отступающие части и резервы противника.

К 8 часам 2 августа гитлеровское командование пыталось подбросить резервные части на автомашинах и выдвинуть до 10 танков. Однако наша штурмовая авиация, своевременно оповещенная [300] об этом, не допустила подхода резервов в район боев 43-й гвардейской латышской дивизии, которая успешно форсировала р. Нерета и продолжала успешно продвигаться в северо-западном направлении. Это соединение (командир гвардии полковник Альфред Юрьевич Калнынь{75}) действовало в наступлении решительно и смело, отбивая неоднократные контратаки противника и надежно прикрывая фланги. Дивизия с ходу форсировала две водные преграды — р. Нерета и р. Аташе и продолжала вести упорные бои на северном берегу последней.

Личный состав 43-й гвардейской латышской дивизии в боях показал смелость и решительность. Ее воины, встречая отдельные вражеские отряды прикрытия, обходили их, окружали, захватывали в плен, а пытавшихся оказывать сопротивление уничтожали. В районе леса северо-западнее Стеки была окружена группа гитлеровцев до 150 человек. Они заняли круговую оборону. Умелым маневром и одновременным ударом со всех сторон сопротивление врага было сломлено и группа противника полностью уничтожена.

В боях особо отличилась 4-я стрелковая рота 125-го гвардейского стрелкового полка, которой командовал гвардии капитан Михаил Орлов{76} (русский по национальности, но родившийся и выросший в Латвии).

Из показаний пленных было установлено, что перед фронтом армии действовала 23-я пехотная дивизия в полном составе, 551-й пехотный полк 329-й пехотной дивизии и 368-й пехотный полк 281-й пехотной дивизии. Противник намеревался удерживать занимаемый рубеж до 5 августа 1944 г. Однако 43-я гвардейская латышская дивизия решительными действиями одного из своих полков прорвала немецкую оборону на узком участке фронта и развила успех вводом в прорыв двух других полков.

3 августа войска армии, проводя дополнительную разведку, подтянув артиллерию, в 6 часов утра силами 90 и 130-го стрелковых корпусов перешли в наступление с задачей выйти на р. Айвиэкстэ и передовыми отрядами захватить переправу через реку. В течение дня части армии вели наступление и с боями продвигались в северо-западном направлении. Противник, прикрываясь усиленными арьергардами, оказывал сильное огневое сопротивление.

43-я гвардейская латышская стрелковая дивизия в 15 часов [301] перерезала шоссе и железную дорогу Резекне — Крустпилс в районе Межаре, Зундани. Но поставленная задача на 3 августа 1944 г. полностью не была выполнена в связи с тем, что противник оказывал сильное огневое сопротивление и часто переходил в контратаки, а управление войсками со стороны командиров всех степеней и их штабов не всегда было четко организовано.

4 августа войска армии продолжали выполнять поставленную задачу. В ночь на 4 августа действовали усиленными отрядами. Внезапным ударом противник, несмотря на отчаянное сопротивление, был выбит из ряда населенных пунктов и в 7 часов утра начал отход с занимаемых позиций в западном и северо-западном направлениях.

90-й стрелковый корпус силами 182 и 208-й стрелковых дивизий умелым обходным маневром по бездорожью, преодолевая сопротивление отрядов прикрытия противника, к полудню вышел на рубеж Луиани, Озолини, Громалти, где встретил особенно ожесточенное огневое сопротивление противника. В районе Лунани части корпуса перенесли направление удара на Руцани вдоль большака. Группа разведчиков 232-го стрелкового полка 182-й стрелковой дивизии под командованием капитана Тимонова в районе Лунани пробралась в тыл противника и устроила засаду. Когда гитлеровцы начали отходить, смельчаки напали на колонну противника в 50 человек. Дружным залпом были смяты первые ряды, остальные в панике разбежались.

130-й латышский корпус, нанося главный удар силами 43-й гвардейской дивизии в направлении ст. Межаре, встретил сильное огневое сопротивление противника, но в результате упорных боев форсировал р. Одзе, отбив две контратаки силой до роты каждая и, применив обходный маневр с севера и юга, к 22 часам 4 августа вышел на рубеж Лиспусала.

5 августа, преодолевая сильное огневое сопротивление и контратаки, части армии продвинулись до 5 км в глубину обороны противника, а на следующий день, 6 августа, сломив его сопротивление, вышли на южный берег р. Айвиэкстэ, овладев во взаимодействии с 3-й ударной армией г. Лыеградэ (Ляудона). В эти дни получила боевое крещение 308-я латышская стрелковая дивизия. Ее воины действовали смело и самоотверженно. 3 августа в бою пал смертью храбрых командир 323-го полка майор К. Озол.

6 августа 130-й латышский и 44-й стрелковые корпуса в течение ночи и первой половины дня продолжали наступательные бои. Латышские части к 16 часам вышли на южный берег р. Айвиэкстэ, а 44-й корпус на рубеж р. Одзе и на одном участке форсировал ее. В этот день войска 90-го стрелкового корпуса, действуя в ночное время усиленными отрядами, применяя обходный маневр, неожиданно для противника ворвались в Лыеградэ и к рассвету полностью очистили его, выполнив поставленные задачи.

7 августа силами 90-го стрелкового корпуса и одним полком 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии велась боевая разведка с целью подготовки к форсированию р. Айвиэкстэ. Одновременно [302] другие части 130-го латышского корпуса совместно с 5-м танковым вели наступательные действия в юго-западном направлении с задачей овладеть Крустпилсом и завершить окружение крустпилсской группировки противника, им содействовали в этом 44 и 100-й стрелковые корпуса.

В ночь на 8 августа войска армии подтягивали артиллерию, подвозили боеприпасы. 90-й стрелковый корпус и один полк 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии продолжали вести огневой бой с противником на прежнем рубеже. С рассветом 130-й латышский, 44 и 100-й стрелковые корпуса, во взаимодействии с 5-м танковым корпусом возобновили наступление. Эти соединения одновременными ударами с северо-востока, востока и юго-востока атаковали позиции гитлеровцев на подступах к Крустпилсу. Кольцо окружения вокруг города сжималось, уничтожались вражеские отряды прикрытия, то и дело переходившие в контратаки. В 9 часов утра 8 августа 130-й латышский корпус и части 5-го танкового корпуса перерезали железную и шоссейную дороги в районе Шауриши и захватили железнодорожную станцию Крустпилс.

Одновременно части 44-го корпуса с востока и 100-го — с юго-востока штурмом прорвались к г. Крустпилс и завязали уличные бои на его окраинах.

К 12 часам 8-го августа город был полностью в наших руках. Крустпилс являлся узлом железных и шоссейных дорог, связывающим плацдарм гитлеровцев на восточном и западном берегах р. Даугава.

Основная заслуга в разгроме врага под Крустпилсом несомненно принадлежит 130-му латышскому стрелковому и 5-му танковому корпусам.

Отличилась в этих боях, в частности, рота гвардии старшего лейтенанта А. Савицкого 125-го полка 43-й латышской дивизии. Командиры взводов роты — гвардии лейтенанты Елагин, Пургайлис и сержант Чемис{77} — всегда были впереди своих подразделений. Форсировав две речки, воины Савицкого вышли на шоссе Резекне — Крустпилс. По этой дороге плотными колоннами двигались вражеские обозы — конные и автомобильные. Внезапным дружным огнем из засад по команде ротного командира гитлеровские обозники были разгромлены. Захватив шоссе, воины роты стремительно двинулись к мосту, опасаясь, что он может в последний момент взлететь на воздух. И действительно, мост был минирован. Воины роты Савицкого с риском для жизни убрали взрывчатку, обеспечив безопасное движение по мосту.

В дальнейшем, это было уже на следующий день, 8-я рота 125-го полка, изменив направление атаки, приблизилась к железнодорожному полотну дороги Гостини — Крустпилс. По ней еще шло движение, двигались составы с грузами и войсками врага. Пехотинцы [303] хорошо скорректировали огонь артиллеристов. Один из вражеских эшелонов был полностью разбит. Идя в авангарде, 8-я рота расчищала путь 125-му полку, который действовал на одном из важнейших участков.

В этих сражениях, в частности в боях за Крустпилс, отличную боевую подготовку продемонстрировали не только отдельные подразделения, но и ряд соединений и частей в целом. Хорошо проведенные действия по ликвидации крустпилсской группировки врага, когда обстановка оказалась весьма сложной, наглядно показали это.

6 августа, например, командир корпуса получил от генерала Короткова приказ наступать главными силами при поддержке 5-го танкового корпуса на запад и выйти на восточный берег р. Даугавы с целью завершить окружение гитлеровцев в районе Крустпилса.

Целеустремленным ударом корпус должен был выйти на берег реки и отрезать пути отхода врагу из города. Этот маневр должен был привести к уничтожению гарнизона Крустпилса и соседних частей врага. 7 августа, не дожидаясь окончания артиллерийской подготовки, воины корпуса, тесно взаимодействуя с танкистами, начали атаку переднего края врага. Наша атака была внезапной: на ряде участков гитлеровцы, не успев выйти из укрытий и занять свои окопы, были смяты танками и следовавшими за ними латышскими стрелками.

После боев на двинском направлении с 17 по 29 июля 5-й танковый корпус в течение недели находился в резерве фронта в районе Воляс, Петергоф, Романица, восстанавливая материальную часть и вооружение и пополняясь личным составом. К утру 7 августа танкисты вышли в исходный район Мелдерес, Катлери с задачей совместно с частями 22-й армии овладеть Крустпилсом.

Несмотря на то, что корпус имел к этому времени всего 81 танк, около 700 автомашин, 20 бронетранспортеров и 800 активных штыков мотопехоты, он успешно выполнил задачу.

В боях в районе Крустпилса (с 1 по 8 августа 1944 г.) было захвачено в плен более 500 солдат и офицеров противника. Город был оккупирован врагом 29 июня 1941 г. 8 августа его освободила 22-я армия совместно с 5-й мотострелковой бригадой (командир полковник Иван Владимирович Клепиков) 5-го танкового корпуса. Из войск 22-й армии в непосредственном освобождении города участвовали: часть сил 43-й гвардейской латышской дивизии (командир полковник Альфред Юрьевич Калнынь) и 308-й латышской стрелковой дивизии (командир генерал-майор Вольдемар Францевич Дамберг); 44-й стрелковый корпус (командир Михаил Никитич Клешнин) в составе 319-й стрелковой дивизии (командир полковник Дмитрий Арсентьевич Дулов), 328-й стрелковой дивизии (командир полковник Иван Григорьевич Павловский); 100-й стрелковый корпус (командир генерал-майор Денис Васильевич Михайлов) в составе 21-й гвардейской стрелковой дивизии (командир генерал-майор Иван Иванович Артамонов), 28-й стрелковой дивизии (командир полковник Василий Петрович Федоров), 155-го укрепленного [304] района (командир полковник Николай Иванович Старухин); 118-я отдельная танковая бригада (командир полковник Леонтий Константинович Брегвадзе). На поле боя руководили взаимодействием родов войск командующий артиллерией 22-й армии генерал-майор С. П. Куприянов, начальник бронетанковых войск армии полковник С. Г. Газеев, командующий артиллерией 130-го латышского стрелкового корпуса полковник Г. К. Шарикалов. Все они погибли в этом бою. В городском парке, где захоронены герои, воздвигнут величественный монумент. Сейчас Крустпилс возрожден заново и является одним из красивейших городов Латвии. Когда же мы во второй половине дня 8 августа на «виллисе» въехали на улицы освобожденного Крустпилса, он был окутан густыми клубами дыма. Это горели подожженные гитлеровцами сахарный завод, лесопильный завод, больница, почта, здание станции и железнодорожного депо.

«Только сегодня утром немцы начали жечь здания — рассказывал житель Крустпилса Оскар Петрович Салмын. — Спасибо бойцам Красной Армии, которые настигли этих разбойников и не дали полностью разрушить наш город».

«Сегодня мы первый раз вздохнули свободно, — говорил Казимир Лаздын. — Три года назад, когда немцы захватили наш город, сразу приехали каратели, и начался погром. Меня они схватили и бросили в тюрьму только за то, что я работал на советском предприятии. Расстрелы мирных жителей продолжались день и ночь. Недалеко за городом есть болото. Это страшное место. Немцы загнали в него 700 человек и бесчеловечно всех перебили».

Вместе с группой жителей освобожденного города мы проходим по улицам, храпящим следы недавнего боя. То тут, то там валяются трупы гитлеровцев. Наши бойцы разгромили вражеский гарнизон. Вот исковерканный немецкий крупнокалиберный пулемет... Работают трудолюбивые саперы, отыскивая заложенные немцами мины. Около дома № 19 на Рижской улице столпились жители. Они читают свежую надпись, торопливо выведенную белой краской: «Сегодня, 8 августа, в 9 часов 30 минут первыми ворвались в город Крустпилс подразделения генерала Артамонова. Ниже кто-то приписал: «Слава отважным воинам!» И еще ниже мелом: «Путь на Ригу! Вперед, боевые друзья!»


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 14 Ноября 2022, 20.38.23 | Сообщение # 9
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Войска 4-й ударной армии продолжали наступление в северозападном направлении. Ночью 1 августа, расширив плацдарм на северном берегу р. Дубна, 28-я стрелковая дивизия 100-го стрелкового корпуса ворвалась в северную часть г. Ливаны и после упорных уличных боев овладела им и одноименной железнодорожной станцией. Это был важный опорный пункт гитлеровцев на крустпилсском направлении. Первоначально части 28-й стрелковой дивизии в результате обходного маневра ворвались в северную часть города и завязали бои на его улицах. К 14 часам город был полностью очищен от противника. Две пехотные роты гитлеровцев подверглись полному разгрому, были взяты и пленные.

Однако враг, сбитый с промежуточного оборонительного рубежа [305] на северном берегу р. Дубна, интенсивным артиллерийско-минометным огнем и неоднократными контратаками при поддержке танков оказывал упорное сопротивление дальнейшему продвижению 14 и 100-го стрелкового корпусов.

Соединения 14-го стрелкового корпуса вели упорный бой в лесном массиве западнее обширного болота. К исходу дня дивизии этого корпуса продвинулись вперед до 2 км, преодолевая сильный огонь пехотного оружия на просеках, полянах, тропах. Несмотря на сложные условия боя в густом лесу, управление и связь в 378 и 311-й стрелковых дивизиях были организованы хорошо, и бой протекал в основном успешно. Противник пытался, используя лес, просачиваться на фланги и в тыл дивизий, однако благодаря надежному охранению и разведке группы противника своевременно уничтожались.

2 августа соединения 14-го стрелкового корпуса в полдень после 15-минутного артиллерийского налета продолжали наступление. 378-я стрелковая дивизия, преодолевая сопротивление противника в лесу, продвинулась вперед на несколько километров. Противник шесть раз пытался обойти дивизию с фланга и тыла, используя лесной массив. Все шесть контратак во фланги наших частей и попытки просочиться в тылы были отбиты, и противник понес значительные потери в живой силе.

311 и 239-я стрелковые дивизии с начала атаки были встречены сильным огнем и успеха не имели. Огневые точки противника артиллерией в момент налета подавлены не были главным образом потому, что наша разведка не сумела их своевременно обнаружить.

С 18 часов части 311 и 239-й стрелковых дивизий, используя ослабление огня противника перед своим фронтом, начали продвигаться вперед.

100-й стрелковый корпус в течение ночи и первой половины дня 2 августа, произведя разведку огневой системы противника, в 11 час. 45 мин. начал артиллерийскую подготовку. В 12 часов пехота поднялась в атаку.

200-я стрелковая дивизия выбила противника из Мазайпуриэши, высоты 98,8, во второй половине дня успешно отразила четыре контратаки противника силой не менее 100 человек пехоты при поддержке двух танков и двух штурмовых орудий и, ломая ожесточенное сопротивление противника, к 21 часу пересекла большак, идущий на Яунмуйжа.

21-я гвардейская стрелковая дивизия, преодолевая сильный огонь из северной части Яунмуйжа, фланкирующий огонь с западного берега р. Даугава, отразила успешно шесть контратак противника силою до роты пехоты каждая при поддержке двух штурмовых орудий и 4 танков и, сломив сопротивление, продолжала продвижение на северо-запад.

Во второй половине дня 2 августа в результате нашей атаки противник потерял командные высоты и, пытаясь их вернуть, десять раз безуспешно переходил в контратаки, в каждой из которых участвовало до 120 солдат при поддержке 6 танков, 4 штурмовых [306] орудии, авиации, которая группами в 4–7 самолетов штурмовала боевые порядки и колонны наших войск.

В результате боев 1 и 2 августа войска 4-й ударной армии имели незначительное продвижение, однако противнику был нанесен большой урон в живой силе и технике. Он потерял убитыми и ранеными свыше 1000 солдат и офицеров, из них более 500 человек в г. Ливаны.

В последующие дни противник еще более усилил артиллерийско-минометный огонь. Если 3 августа на всем фронте отмечалось действие 12 артиллерийских и 5 минометных батарей и было выпущено свыше 4000 снарядов и мин, то 4 августа действовало 12 артиллерийских, 6 минометных батарей, 2 шестиствольных и 1 десятиствольный миномет: 4 метательных аппарата, которые выпустили по нашим боевым порядкам более 5000 снарядов и мин, а 5 августа действовало уже 18 артиллерийских, 6 минометных батарей, 3 десятиствольных и 2 шестиствольных миномета и несколько метательных аппаратов, которые выпустили по нашим наступающим частям свыше 8000 снарядов и мин. Основой обороны противника являлся артиллерийско-минометный огонь, при недостаточных средствах контрбатарейной борьбы наши части сравнительно медленно продвигались вперед.

3 августа до 16 часов войска армии действиями разведывательных групп вели усиленную разведку по всему фронту, производили частичную перегруппировку и готовились к возобновлению наступления. В 16 часов после 15-минутного огневого налета войска армии силами 14 и 100-го стрелковых корпусов при поддержке штурмовой авиации, нанеся главный удар правым флангом, перешли в наступление в направлении Межмуйжа.

14-й стрелковый корпус наносил удар центром, его 378-я стрелковая дивизия овладела Зундани, но дальше продвинуться не смогла.

Соединения 100-го стрелкового корпуса в течение ночи со 2 на 3 августа вели разведку, огневой бой с противником и готовились к возобновлению атак. До 16 часов 21-я гвардейская стрелковая дивизия произвела частичную перегруппировку, выведя в первый эшелон 59-й гвардейский стрелковый полк. 200-я стрелковая дивизия подвозила боеприпасы, в полках уточнялись задачи на местности, подтягивалась артиллерия.

В 16 часов после артиллерийской подготовки части 200 и 21-й гвардейской стрелковых дивизий атаковали позиции противника, прорвали передний край его обороны и начали теснить его в северозападном направлении.

В ночь с 3 на 4 августа соединения 14-го стрелкового корпуса, развивая наступление, при широкой поддержке военно-воздушных сил фронта и артиллерии фронтового и армейского подчинения прорвали оборону противника на промежуточном оборонительном рубеже к 6 часам частями 378-й стрелковой дивизии, а к 10 часам частями 311-й стрелковой дивизии форсировали р. Нерета.

Продолжая наступление, части 239-й стрелковой дивизии в [307] 12 час. 30 мин. отразили контратаку пехоты и самоходной артиллерии противника. К исходу дня 378 и 311-я стрелковые дивизии вели огневой бой, занимая рубежи на северном берегу р. Нерета.

Соединения 100-го стрелкового корпуса 4 августа при поддержке мощного огня артиллерии и штурмовой авиации успешно развивали наступление и, обойдя справа линию озер, частями 200-й стрелковой дивизии перерезали дорогу в районе Эзернимуйжа.

В ночь с 4 на 5 августа соединения армии вели разведку противника усиленными отрядами для уточнения группировки противника и его огневых средств, производили частичную перегруппировку и готовились к наступлению.

В 14 часов 5 августа после 10-минутного огневого налета части 14 и 100-го стрелковых корпусов при поддержке штурмовой авиации возобновили наступление в направлении Рубежпиэки.

Преодолевая упорное огневое сопротивление со стороны укрепленных опорных пунктов Галвани, Бикса, соединения 14-го стрелкового корпуса, используя ранее захваченный плацдарм на северном берегу р. Нерета, сломили сопротивление противника.

100-й стрелковый корпус из-за сильного фронтального и фланкирующего огня со стороны левого берега р. Даугава имел незначительное продвижение лишь на своем правом фланге.

Таким образом, войска армии не смогли выполнить задачи — перерезать шоссейную и железную дороги Виляны — Крустпилс. Бои носили крайне ожесточенный характер: каждую высоту, тактический гребень, рощу, берег реки, населенный пункт приходилось занимать в упорном бою.

6–8 августа войска 4-й ударной армии, отражая контратаки пехоты противника и преодолевая его упорное сопротивление, продолжали вести наступательные бои, в результате которых части 14-го стрелкового корпуса и 28-й стрелковой дивизии 100-го стрелкового корпуса перерезали дорогу Межмуйжа — Муйжниеки в районе Цуцули.

Противник, сбитый 5 августа с позиций в районе южнее Галвани и Тилта-Пурвс артиллерийско-минометным огнем, залпами шестиствольных минометов и тяжелых метательных аппаратов, неоднократными контратаками из леса юго-западнее Снедзниэки в направлении шоссе юго-восточнее Галвани, оказывал упорное сопротивление действиям войск армии, стремясь сбросить с шоссе части 14 и 100-го стрелковых корпусов в районах Галвани, Бикса, Цуцули. Эти безуспешные попытки стоили противнику более 300 убитых и раненых солдат и офицеров. Были захвачены пленные маршевого батальона (из прибывшего пополнения).

За истекшие дни на участке армии противник потерял убитыми и ранеными более 900 солдат и офицеров. Взято в плен 69 гитлеровцев, принадлежащих к подразделениям боевой группы полковника Штремпеля и 329-й пехотной дивизии.

Этим закончились бои 4-й ударной армии в составе 2-го Прибалтийского фронта. В последующие дни, 6–7 августа, она перешла в подчинение соседнего 1-го Прибалтийского фронта. [308]

Таким образом, войска нашего фронта на мадонском направлении расширили плацдарм на западном берегу р. Айвиэкстэ до 20 км по фронту и до 11 км в глубину и форсировали р. Куя. В центре полосы действий фронта 3-я ударная и 22-я армии, продвинувшись на 6–8 км, вышли на левый берег р. Айвиэкстэ на фронте до 30 км и, форсировав ее в районе Лыеградэ, овладели плацдармом на северном берегу. В ходе этих боев было освобождено более 100 населенных пунктов, в том числе Лыеградэ и железнодорожная станция Межциемс.

На мадонском направлении противник, усилив свою группировку, ввел в бой пехотные полки 24-й пехотной дивизии, переброшенной с южного берега р. Даугава, и неоднократными контратаками пытался сдержать наступление наших частей.

Войска фронта за 10 дней прошли с боями лубанские болота, сбивая противника с оборонительных позиций, сбрасывая его с дорог, овладели сильноукрепленными пунктами противника, городами Варакляны, Лыеградэ, Мадона, Крустпилс, Ливапы, Тилтагалс.

В 10-й гвардейской армии в качестве корреспондента армейской газеты «Боевое знамя» работал будущий известный писатель Михаил Бубеннов. Он оставил выразительное описание Лубанской низменности:

«Путь от рубежа Резекне — Карсава на запад, к побережью Балтики, преграждает Лубанская лесисто-болотистая низменность...

Почти в центре низменности — большое озеро Лубана: из конца в конец его едва хватает взгляда. Оно спокойно и безмолвно. Оно блестит под солнцем, точно покрытое свежей полудой, и над ним такой широкий и пустой простор, что здесь боятся летать даже птицы. В озере вольготно играют белые летние облака...

Вокруг озера Лубана — топкие, непроходимые болота и трясины: Сауку-Пурвс, Олгас-Пурвс, Вилку-Пурвс, Лиелайс-Пурвс, Плакшица-Пурвс... Не перечтешь! Они недоступны не только для людей, но и для зверей. Сплошной кочкарник, дремлющий камыш и над ним зеленые гребешки ивняка да чахлые, бледные березки. Здесь душно от запахов гнили и тлена.

Со всех четырех сторон, с дальних возвышенностей в озеро Лубана стекают речки: Лысине, Лиска, Малмута, Сулка, Малта, Сура, Резекне, Ича, Струдзене, Аснупитэ... Их тоже не легко перечесть! Они текут медленно, с трудом пробираясь сквозь непролазные урочища, петляя в душных болотах и трясинах. А из озера выходит Айвиэкстэ; она так извилиста, у нее столько притоков и проток, что на карте она нарисована, как застарелое ветвистое дерево.

Такова эта низменность. Пятьдесят километров глухих, почти сказочных лесов, бездонных топей, черных петлястых речек и недоступных озер, широких полос бурелома, чащоб и гарей, заросших карпеем и малиной. Сама по себе эта низменность — огромная естественная преграда на пути к Балтике.

Но немцы сделали все, чтобы она была еще более недоступной и непроходимой.. Немцы были убеждены: здесь никому и никогда не будет прохода. У них были большие основания так думать: история [309] войн не знает случая, чтобы такая лесисто-болотистая преграда, усиленная сложной военной техникой, на каждом шагу таящая смерть, была преодолена войсками.

Но немцы как всегда просчитались. Советских воинов-богатырей, покрывших свое оружие звонкой былинной славой..., не могут остановить никакие преграды»{78}.

При наступлении войск в лесисто-болотистой местности широко применялся обходный маневр; войска, несмотря на сплошные болота, отсутствие дорог, стремительно шли вперед, совершали тяжелые обходы основных узлов сопротивления и опорных пунктов противника, чтобы нанести удар по ним с флангов и тыла. Воины не раз на руках несли орудия, впрягались в повозки с боеприпасами и появлялись во всеоружии там, где враг меньше всего ожидал. Такой характер носили действия 22 и 8-й, 29 и 7-й гвардейских дивизий, совершивших марш-маневры на десятки километров по непролазным топям, в результате которых противник вынужден был в панике без сопротивления оставлять свои «неприступные» оборонительные рубежи на главных направлениях и бежать на запад. Вот как сами гитлеровцы характеризовали действия советских воинов. Пленный офицер 26-го пехотного полка 13-й дивизии говорил: «Сила русской тактики заключается в обходе. Если обходный маневр удается, то это приносит огромный успех, так как на стороне наступающих оказывается внезапность. Часто приходится удивляться, как русские в условиях такого бездорожья и труднопроходимой местности могли зайти в тыл наших позиций с тяжелым оружием, минометами и пушками».

Стоит рассказать, как практически происходило преодоление болот нашими частями. Вот, в частности, как двигалась 8-я гвардейская дивизия 10-й гвардейской армии. Впереди шли разведчики и несколько бойцов местного партизанского отряда с отделением саперов, вооруженных пилами и топорами, а затем колонной по два, а часто и по одному шли стрелки и автоматчики, расширявшие дорогу; за ними с легкими пушками и минометами двигались артиллерийские и минометные подразделения. Нередко движение прекращалось, воины делали гати, наводили мосты через реки. В одном из боев захватили двух гитлеровцев. Они сообщили, что посланы разведать, нет ли партизан и русских разведчиков в болотах. Очень удивились, когда попали на допрос к генералу — комдиву и поняли, что в болотах не партизаны и не поисковые разведотряды, а крупное соединение. Так гвардейцы оказались в тылу одного из узлов сопротивления гитлеровцев.

Переход через лубанские болота явился новым ярким свидетельством огромной выносливости, сметки, инициативности и самоотверженности советских воинов. Воины построили многометровые гати, десятки мостов, те, кто шел впереди, нередко по целому километру ползли по топким трясинам, держась за сделанные из досок подобие лыж, переплывали реки. Этот труд окупился сторицей, [310] большое сражение было выиграно с минимальными потерями. Сколько выдающихся подвигов совершили наши воины в лубанских болотах. Капитан Михаил Ивасик со своим батальоном 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии выполнил задачу, которая в других условиях была бы по плечу разве целой дивизии. Необходимо было овладеть единственной на этом направлении шоссейной дорогой. Риск состоял в том, что она проходила вдоль дамбы. При получении сведений о приближении наших войск гитлеровцы подготовили дамбу к взрыву, намереваясь затопить дорогу и прилегающую местность. По непроходимым болотам батальон Ивасика на 20 км проник во вражеский тыл и закрепился на дамбе. Едва подразделение окопалось, как появилась колонна гитлеровцев. По сигналу командира воины открыли плотный ружейно-автоматный и пулеметный огонь. Поняв в чем дело, командование противника, подтянув силы, начало планомерный штурм дамбы. Волна за волной шли гитлеровцы в атаку и волна за волной ложились мертвыми на крутых склонах дамбы и у ее подножия. Бойцы Ивасика вели только прицельный огонь, градом летели ручные гранаты. Комбат был дважды ранен, но продолжал умело руководить батальоном. В атаках врага наступила пауза. С криком «ура!», ведя огонь на ходу, по команде командира батальон неожиданно для неприятеля ринулся в контратаку. Начался штыковой бой, и здесь командир подавал пример самоотверженности и ловкости. Враг с позором был загнан в непролазную топь и более уже не пытался подойти к дамбе. Задача была выполнена, дорога оказалась в наших руках, по ней пошли танки, тяжелая артиллерия, автомашины с боеприпасами и снаряжением. В руки смельчакам попали богатые трофеи.

Неувядаемой славой покрыл себя вновь полк майора Ивана Моисеевича Третьяка, которому было приказано проникнуть глубоко в тыл врага, обеспечить удар основных сил дивизии с фронта. Этот беспримерный рейд начался ночью. Воины шли в кромешной тьме по колено, а иногда по пояс в воде. Скрытно подошли и взяли хутор юго-западнее оз. Лубана. Утром полк вышел к берегу р. Айвиэкстэ. Гвардейцы оказались в тылу оборонительного узла противника и ударили с тыла одновременно с фронтальным ударом остальных полков дивизии, переправились через реку в более доступном месте. Враг сложил оружие. Этот успех способствовал во многом освобождению Мадоны. Гвардейцы Третьяка, оказавшиеся ближе всех к городу, рано утром 13 августа ворвались в город со стороны Гулбене. Вскоре подошли основные силы корпуса, и город был к исходу дня полностью очищен от гитлеровцев.

Опыт боев в лесисто-болотистой местности еще раз показал громадную роль разведки. Всюду, где была хорошо организована разведка, войска могли предпринять решительные действия, смелый маневр, обнаруживали стыки и фланги противника, отыскивали неукрепленные участки между опорными пунктами, и основные силы смело устремлялись сюда, нанося смертельные удары по врагу.

Большой эффект дали действия мелких подразделений, которые, пользуясь отсутствием сплошного оборонительного фронта, просачивались [311] через боевые порядки врага, уничтожали отдельные очаги сопротивления, перехватывали важнейшие дороги, захватывали мосты и переправы на реках. Наряду с успешными действиями частей 10-й гвардейской армии, которые сделали особенно много для форсирования Лубанской низменности, нельзя умалять и вклад других армий фронта в общее дело. Правда, в полосах их наступления условия были несколько легче. Остановлюсь на действиях передовых подразделений 391-й дивизии 3-й ударной армии в районе севернее Вадзесала. Командиру 453-й отдельной разведывательной роты старшему лейтенанту Аволихину была поставлена задача, используя промежутки между обороняющимися подразделениями противника, проникнуть в глубину его обороны в районе западнее Вадзесалы, нанести внезапный удар и захватить пленных, а также разведать состояние дороги, идущей в Рунани, и установить наличие опорных пунктов и в этом районе. Разведрота в составе 20 человек сосредоточилась в 22 часа 3 августа на западной окраине Вадзесалы и начала действовать в соответствии с заранее разработанным планом.

Высланный вперед разведывательный дозор в количестве четырех человек во главе со старшим сержантом Сиротиным через 15 минут через посыльного донес, что из района северо-западнее Вадзесалы движется колонна противника численностью 30 человек. Получив эти данные, старший лейтенант Аволихин принял решение: с разведпартией выдвинуться в район восточнее Казусалы и перехватить дорогу, идущую на Казусалу между двумя массивами кустарника.

Дав колонне втянуться в ловушку, подпустив ее на 80 м, по общему сигналу разведрота открыла огонь и ринулась в атаку. Гитлеровцы начали разбегаться. 13 солдат противника бросили оружие и сдались в плен, 12 человек было уничтожено. Захваченные пленные принадлежали к 551-му пехотному полку 329-й пехотной дивизии и 968-му охранному батальону.

Воспользовавшись сведениями, добытыми разведротой, подразделения нашей 319-й дивизии устремились вперед и продвинулись на большое расстояние. Успех разведроты явился результатом ее смелых и инициативных действий.

В поиске отличились командиры взводов лейтенант Титов и младший лейтенант Шарипов, старший сержант Сиротин, сержанты Плюснин, Альтабаев, Кашников и другие.

Необходимо особо подчеркнуть доблесть воинов-латышей в сражениях за восстановление Советской власти на своей Родине.

На левом крыле фронта войска 22-й армии выдвинулись в Гостини к нижнему течению р. Айвиэкстэ. 130-й латышский стрелковый корпус получил задачу форсировать Айвиэкстэ на участке Удрусала — Дерцаны (в 10–15 км северо-восточнее Гостини) и овладеть железной дорогой Мадона — Плявиняс.

Командир корпуса решил форсировать реку в районе Вевери, нанося главный удар своим правым флангом. 43-я гвардейская латышская стрелковая дивизия наступала в первом эшелоне, имея на [312] направлении главного удара 125-й и 123-й гвардейские латышские стрелковые полки. Во втором эшелоне двигалась 308-я латышская стрелковая дивизия, которая после выхода частей 43-й дивизии на правый берег реки действовала на левом фланге корпуса.

Части первого эшелона 10 августа после короткой артиллерийской подготовки начали форсировать реку по трем переправам на плотах. Противник открыл по переправлявшимся сильный огонь из всех видов оружия. Первым переплыл реку и водрузил на берегу красный флаг рядовой И. Кушков. За ним один за другим вышли на противоположный берег и захватили небольшой плацдарм бойцы 4-й роты 125-го гвардейского латышского стрелкового полка.

Большую смелость при форсировании реки проявили бойцы 8-й роты 121-го гвардейского латышского стрелкового полка под командованием гвардии лейтенанта Э. Шноре. В их распоряжении была только одна лодка. В нее сели красноармейцы Зиемель, Грикис, Семенов и Иванов. Под прикрытием пулеметного огня они быстро переплыли реку и закрепились на противоположном берегу. Э. Шпоре с остальными воинами своей роты также переправились через реку и овладели плацдармом. Вслед за ними вся 308-я латышская стрелковая дивизия форсировала реку по двум переправам и, развивая наступление, к концу дня достигла р. Весета. Так, в течение одного дня латышскими стрелками и воинами 44-го стрелкового корпуса был захвачен плацдарм на правом берегу р. Айвиэкстэ в 5 км по фронту и 2 км в глубину. На следующий день туда была переправлена артиллерия и плацдарм расширен до 8 км по фронту и 3 км в глубину.

В период с 11 по 13 августа враг подбросил на этот участок свежие силы и организовал несколько атак при поддержке танков и САУ. Разгорелась ожесточенная борьба. Однако все попытки противника ликвидировать плацдарм потерпели фиаско.

14 августа 130-й латышский стрелковый корпус был сменен другими частями и, совершив ночной марш, сосредоточился в районе Эзериши, Муйжниеки, Ружи, где получил новую боевую задачу. 17 августа корпус прорвал оборону противника на рубеже Граудите — Вевере и с ходу форсировал три небольшие реки — Арону, Берзауне и Весту. Несмотря на все старания врага удержаться здесь, части корпуса овладели станцией Калснава и к 24 августа вышли на рубеж западнее Виеталвы, где приступили к созданию обороны.

В боях у Виеталвы отличился гвардии старшина Я. Розе из 123-го гвардейского латышского стрелкового полка. Командир полка подполковник Пиесис поручил ему разведать систему обороны и организацию огня противника. Во главе группы разведчиков Я. Розе проник ночью в Виеталву и взобрался на колокольню местной церкви. Остальные разведчики охраняли своего командира, оставаясь внизу.

С рассветом Розе увидел передний край обороны противника, позиции его артиллерии и минометов. После доклада об этом по радио командиру полка была организована непосредственная связь [313] Розе с артиллеристами, огонь которых смелый разведчик корректировал очень умело. Точность попаданий вывела из себя командование гитлеровцев. Они через некоторое время поняли, что на колокольне церкви находится советский разведчик, и открыли по ней артиллерийский огонь. Розе, когда стрельба достигала особенной силы, спускался с радиостанцией на нижнюю площадку, а в паузах снова поднимался и так продолжал работу наблюдателя-корректировщика в течение пяти дней и ночей. Когда подразделения латышского полка перешли в наступление и колокольня оказалась в расположении наших войск, Розе спустился на землю. За совершенный подвиг гвардии старшина Ян Янович Розе был награжден третьим орденом Славы и стал в латышском стрелковом корпусе первым полным кавалером этого почетного ордена.

Враг под ударами наших войск вынужден был отходить в направлении Крустпилс, Гостини, стремясь задержать продвижение наших войск на промежуточных рубежах обороны. Батальон Готгарда, преследуя противника, вышел в его тыл в районе одного из многочисленных здесь озер с юго-западной стороны и продолжал продвигаться вперед в направлении Тракши. От местного жителя капитан Готгард узнал, что противник занимает оборону юго-западнее Тракши. По рации Готгард сообщил об этом командиру 125-го гвардейского стрелкового полка.

Наша артиллерия и гвардейские минометы открыли огонь по скоплению пехоты в опорном пункте, а затем стрелковые подразделения, перейдя в атаку, овладели этим рубежом.

В дальнейшем, продвигаясь в направлении Унгурмуйжа, батальон капитана Готгарда обнаружил тяжелую артиллерийскую батарею противника, которая своим огнем мешала наступлению основных сил. Передав ее координаты нашим артиллеристам, Готгард прокорректировал их огонь. Батарея была подавлена.

Действуя под прикрытием артиллерийского огня, подразделение капитана Готгарда атаковало противника в районе Унгурмуйжа и овладело этим населенным пунктом.

Продвигаясь к р. Айвиэкстэ, батальон разгромил колонну автомашин противника, вышел на одном из участков на левый берег р. Айвиэкстэ и, заняв там оборону, обеспечил выход всего 125-го гвардейского полка на рубеж р. Айвиэкстэ.

Успех батальона капитана Готгарда еще раз подтверждал, что действия хорошо подготовленных групп в лесисто-болотистой местности во многом способствуют выполнению задачи, поставленной перед соединением, выславшим их.

Противник, отступая под ударами частей нашей 85-й гвардейской стрелковой дивизии, для удержания большака, идущего в г. Лубана с юга, оставил несколько групп прикрытия. Разведрота дивизии в количестве 55 человек получила боевую задачу вести разведку по большаку в направлении г. Лубана, по достижении г. Лубана оседлать дорогу и удерживать переправу через р. Айвиэкстэ до подхода сил 19-го гвардейского стрелкового корпуса.

Для выполнения этой задачи разведрота была усилена 10 саперами. [314] Весь отряд был вооружен автоматами, гранатами, миноискателями и радиостанцией для связи с командованием дивизии.

При подходе к южной окраине г. Лубана противник встретил разведгруппу ружейно-пулеметным огнем из города и артиллерийско-минометным огнем из-за р. Айвиэкстэ. Здесь разведывательная партия разделилась на три мелкие группы, из которых одна направилась в обход города по р. Айвиэкстэ, вторая обходила город справа по кустарнику, а третья заняла оборону на большаке и своим огнем отвлекала внимание противника.

В это время саперы разминировали дорогу, ведущую в г. Лубана, и проделали проходы в проволочных заграждениях, после чего по установленному сигналу вся группа с трех сторон атаковала гарнизон в г. Лубана. В результате боя было захвачено 10 пленных, 2 станковых пулемета, 3 ручных пулемета, склад с горюче-смазочными материалами, склад с мукой и гарнизонная аптека, свыше четырех десятков убитых оставил противник на поле боя. Затем разведгруппа вышла на переправу и удерживала ее до подхода основных сил.

В боевых действиях на лубанских болотах личный состав войск еще раз показал свое воинское мастерство, умение бить врага в любых условиях местности, высокую инициативу и выносливость. Переход через сильно заболоченную низменность явился беспримерным подвигом всех войск, участвовавших в нем.

Противник, ведя здесь маневренные оборонительные бои, основные усилия сосредоточивал на обороне важнейших узлов дорог. На этих местах и подготавливались оборонительные позиции, оборудовались оборонительные пункты.

Наиболее сильно были укреплены рубежи по линии р. Малмута — Варкляны — Тилтагалс; в районе Крустпилс; по правому берегу р. Айвиэкстэ.

Все рубежи противник готовил заранее для длительной обороны, чтобы выиграть время и нанести нам поражение. Отходя под ударами наших войск, враг пытался закрепиться на них либо главными силами, либо отрядами прикрытия и боевого охранения, усиленными большим количеством огневых средств. Боевое охранение упорной обороной на своих позициях, стремясь как можно дольше задержать продвижение советских войск, имело задачу ввести наше командование в заблуждение и считать эти позиции заново созданным передним краем обороны основных сил. В это время в действительности главные силы выводились на прочные позиции в оперативной глубине района, занятого врагом. Таким способом противник создавал предполье, насыщая полосы между боевым охранением и передним краем огромным количеством всевозможных заграждений.

Так, в захваченном приказе 23-й пехотной дивизии вермахта на оборону рубежа по р. Айвиэкстэ фузилерному батальону ставились задачи: оборонять позиции боевого охранения в удалении от переднего края на 2–2,5 км и задержать наши войска на 1–2 дня.

Широко применялся противником маневр огнем артиллерии и [315] минометов. В этом приказе и ряде других документов немецкого командования запрещалось ведение огня с основных позиций и разрешалось стрелять только с запасных позиций, которые часто менялись. С основных позиций огонь велся лишь в случае наступления крупных сил наших войск.

При обороне важнейших дорог и дефиле противник эшелонировал на большую глубину противотанковые орудия и при прорыве наших танков стремился нанести им возможно большие потери.

За период действия в Лубанской низменности войска фронта нанесли серьезный урон противнику: было уничтожено чуть больше двадцати тысяч гитлеровцев и захвачено пленных — 1782, винтовок и автоматов — 718, пулеметов — 335, минометов — 103, орудий — 184, танков — 10, автомашин — 206, лошадей — 1075, повозок — 272 и много другого военного имущества.

22 августа фронтовая газета напечатала мою статью-воззвание «Вперед, к берегам Рижского залива». Поскольку в ней подводились итоги летних боев фронта и ставились задачи на будущее, приведу ее здесь, но с некоторыми сокращениями: «Два месяца с победой и славой продолжает Красная Армия свое летнее наступление. В движении на запад находится огромный фронт... От Карпат до Балтийского моря Красная Армия обрушивает на немцев свои удары и наступательная энергия наших войск все нарастает, несмотря на сопротивление врага.

За годы Отечественной войны наша армия одержала много побед, но никогда ее удары не были еще так стремительны и уничтожающи, как нынешним летом. Вашим геройством, товарищи бойцы и сержанты, вашим мужеством и искусством, товарищи офицеры, враг поставлен в отчаянное положение. Вот передо мной лежит письмо, найденное у убитого на нашем фронте 27 июля немецкого гренадера Отто Шамберга. Что пишет он через 17 дней после начала наступательных действий наших частей?

«Все время нас гонят и травят, как дичь, навязывают нам бои то здесь, то там. Иногда не хватает времени уложить свои вещи. Нас вытаскивают из грязи и опять туда же бросают. Нельзя придумать ничего хуже нашего сегодняшнего положения. Мы забрызганы своей кровью и грязью, как свиньи. Нам предстоят здесь тяжелые дни. Из нашей роты остались лишь немногие — 12–15 человек».

Это письмо я привожу, как характерное, отражающее то состояние, в котором на четвертом году войны оказалась в результате наших ударов армия гитлеровских разбойников и грабителей.

Два месяца летних боев еще раз и очень убедительно показали, что Красная Армия по всем статьям превосходит и бьет вражескую армию. Наша техника, которую мы можем полными пригоршнями бросать на врага, бьет и количеством и качеством немецкую технику. Наш герой-красноармеец бьет своим упорством, выносливостью и отвагой немецкого солдата. Наши офицеры бьют своим мужеством и искусством немецких офицеров.

Территориальные успехи Красной Армии за текущую летнюю кампанию общеизвестны. Выполняя свою задачу освобождения родной [316] земли, Красная Армия за этот короткий срок очистила от вражеской нечисти временно оккупированные районы Российской Федерации, освободила Белоруссию, Украину и ведет успешную борьбу за освобождение Прибалтики. Притом уже очищено от немецких захватчиков больше половины территории Советской Литвы вместе с ее столицей Вильнюсом и более трети земли Советской Латвии, а от ее столицы — Риги — советские части находятся с юго-запада в 40 километрах, а с востока в 110 километрах.

Вместе с армией польского народа советские войска приступили к освобождению от немецкого ига польских земель. Победы героев — защитников Родины измеряются не только продвижением на запад. Они измеряются одновременно количеством уничтоженной и захваченной живой силы и техники противника.

Продолжая выполнять эту свою важнейшую задачу, Красная Армия за 2 месяца летнего наступления разгромила Центральную группу немецких войск, уничтожив и захватив в плен 540 тысяч немецких солдат и офицеров, а также отрезала и взяла в прибалтийский мешок Северную группировку немецких войск и ведет бои на ее уничтожение.

Очередным этапом нашей великой войны на уничтожение врага является ликвидация зажатой в Прибалтике группы армий «Север» в количестве более 30 дивизий. Я имел честь быть участником крымской кампании текущего года. В невиданно короткий срок героические части Красной Армии взломали, раздробили вражескую оборону, сломили всяческое сопротивление гитлеровцев и сбросили их в море. Стремительность и натиск героев Крыма — пример, который нам, прибалтийцам, нужно превзойти.

Первые итоги текущего наступления войск нашего фронта говорят, что 2-й Прибалтийский фронт, замыкающий внешнюю сторону прибалтийского мешка, имеет и силы, и опыт, и дух мужества для выполнения задач, поставленных ему Верховным Главнокомандованием. За тридцать дней наступательных действий наши войска провели две операции, завершили очищение от врага Калининской области и вплотную взялись за освобождение Советской Латвии, продвинувшись с боями до 250 километров. За это время нами прорваны две долговременные оборонительные линии противника и три рубежа полевых укреплений, за которыми рассчитывали отсидеться гитлеровские грабители Прибалтики; за это время нами освобождены города и железнодорожные узлы Идрица, Опочка, Себеж, Красногородск, Дрисса, Бигосово, Краслава, Лудза, Карсава, Кауната, Двинск, Режица, Вилани, Варакляни, Ливани, Тилтагалс, Крустпилс, Айвиэкстэ, Лыэградэ, Мадона, а также тысячи других населенных пунктов. Вдохновленные салютами Родины наши воины стремительно двинулись вперед на рижском направлении, преодолев известные своей непроходимостью лубанские болота. Не знаю, все ли участники этого похода ясно представляют, что они совершили. Переход через лубанские болота есть выдающийся воинский подвиг. На этой гнилой местности, протянувшейся на десятки километров, считалось невозможным вести боевые действия, тем более крупными [317] соединениями. Однако войска фронта за десять дней прошли с боями Лубанскую низменность, сбивая врага с оборонительных рубежей, совершая тяжелые обходы по непролазным топям и сбрасывая врага с дорог. Наши герои-гвардейцы шли по наспех проложенным гатям, пробирались вперед по пояс, а то и по горло в болотной воде, перетаскивая на себе свое оружие, — и победили. Честь и слава бойцам и офицерам лубанского перехода. Его участники — бойцы и сержанты — не уронили престиж доблестного русского солдата, известного со времен Суворова тем, что для него нет непреодолимых преград. Участники перехода — офицеры — показали такое искусство маневра в сложнейших природных условиях, которым можно по достоинству гордиться. В Лубанах приумножена гвардейская слава!

Героизм и мастерство бойцов, сержантов и офицеров 2-го Прибалтийского фронта оценены Родиной. За меся


Qui quaerit, reperit
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: