Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Поиск

  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Шайтан, Рашид56  
Форум » ИСТОРИЯ АВИАЦИ И ПВО » ИСТОРИЯ АВИАЦИИ » Дирижабль
Дирижабль
СаняДата: Воскресенье, 28 Апреля 2019, 09.59.18 | Сообщение # 61
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Как зарождалось дирижаблестроение в СССР?



В двадцатые годы полагали, что дирижаблестроение потеснит и даже совсем сменит аэропланы. Ему предрекали перспективное будущее в области воздухоплавания. Родителем первого жесткого судна был итальянский авиаконструктор Умберто Нобиле.

Известный авиаконструктор – строитель дирижаблей



Имя генерала Умберто Нобиле прогремело на весь мир после того, как в качестве командира воздушного корабля «Норвегия» он ринулся покорять Северный полюс с экспедицией Амдунсена в 1926 году. Однако через пару лет известный конструктор решился самостоятельно добраться до цели уже с помощью воздушной машины собранной по своим чертежам «Италия». Тогда он потерпел крушение на севере Шпицбергена и был благополучно спасен матросами команды русского ледокола «Красин». Спасли всех членов команды, кроме одного. В его гибели популярные издательства Италии безосновательно обвинили конструктора. После чего на родине изобретателя по указу военного чиновника Бальбо завели следствие. Как оказалось главной причиной недовольства явилось то, что экспедицию спасли красные. Умберто понял, что диктаторскому режиму гораздо удобнее иметь погибших героев, нежели спасенных неудачников. Сначала конструктору запретили входить на авиазавод, где строились воздушные судна. Вскоре он стал замечать, что везде за ним следят. В постоянном напряжении прошло около года. Но неожиданное появление секретаря посольства СССР перевернуло всю дальнейшую жизнь авиаконструктора.

Предложение от посольства СССР

Умберто Нобеле сделали предложение стать главным конструктором дирижаблей Страны Советов. Не долго думая он согласился. Но тогда в стране не было грамотных авиаконструкторов, умелых рабочих и инженеров. Начинать было не с чего и высшие чины приняли решение о покупке первого дирижабля в Италии. Когда торговое представительство СССР сделало запрос на авиазавод Италии о продаже нового судна, ему ответили отказом. Им очень не хотелось, чтобы у Страны Советов появился летательный аппарат. Однако СССР не потерял из виду именитого конструктора. По секретному указу и детально проработанной операции специальных агентов Умберто Нобеле снова поступило аналогичное предложение. Покровительство на столь высоком уровне устроило генерала.

Пост генерального конструктора

В 1932 году конструктор приехал в Москву. По решению партийной комиссии в очень короткий период предстояло создать 425 воздушных машин. Умберто счел это предприятие авантюрой, ведь за пять лет без денег, грамотных рабочих и заводов добиться поставленной задачи было невозможно.

Правительство хотело доказать всему миру, что стране строителей Социализма под силу все. Под завод был выделен земельный участок под деревней в Подмосковье, туда перевезли команду конструкторов и определили 500 учеников.

Из Италии пригласили троих профессионалов и впервые в полуразрушенном бараке был построен первый русский жесткий дирижабль по проекту Нобеле. Ему дали кодовое название «В-5». h



Затем был построен «В-7», но после удара молнии тот сгорел, после чего был построен аналогичный «В-7 бис», который предназначался для боевых операций. После взрыва, по неизвестным причинам «В-6», интерес к работам конструктора исчез.

Когда страна приближалась отражать военные удары Германии, стало ясно, что дирижаблям не будет дальнейшего развития, их заменит авиация. Тогда Умберто Нобеле покинул СССР огорченный тем, что в великой стране, с ее широкими просторами не нашлось места его проектам. Но известный конструктор прожил долгую и интересную жизнь…

https://www.zabytye-slova.ru/kak-zar....-v-sssr | Исторический портал


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Вторник, 10 Сентября 2019, 20.57.01 | Сообщение # 62
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
КЁНИГСБЕРГ ПРОТИВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА.
Столицу Российской империи немецкая армия планировала уничтожить дирижаблями

Воздушные монстры



Этот воскресный день лета 1906 года Иоганн Брамс запомнил на всю жизнь. Граф Фердинанд фон ЦеппелинОколо Кёнигсбергского зоопарка собралась огромная толпа - народ стал свидетелем удивительного аттракциона. За три марки любого желающего поднимали в небо на воздушном шаре. 16-летний Иоганн не удержался от соблазна - сбегал домой, разбил копилку и вложил все свои многолетние сбережения в получасовой полёт.

Но это того стоило! Воздушный шар поднялся на высоту 300 метров и пассажиры с замиранием сердца обозревали родной город. С той поры Иоганн в тайне от родителей начал мечтать о карьере воздухоплавателя. Юноша внимательно следил за всеми техническими новинками и с восторгом встречал каждое известие об успехах графа Фердинанда фон Цеппелина. Его дирижабли имели такой успех, что вскоре вся Германия стала называть их не иначе, как “цеппелинами”.

Это были огромные воздушные корабли (до 200 метров в длину), наполненные летучим водородом и оснащённые специальными моторами с пропеллерами.

Воздушные монстры уже тогда привлекли внимание военных. В 1913 году в Кёнигсберге была создана школа воздухоплавателей и наблюдателей. Она располагалась в районе Амалинау (ныне улица Тельмана) и была оборудована специальным ангаром для цеппелинов.

Когда осенью 1913 года Иоганна призвали на военную службу, он приложил максимум усилий, чтобы попасть именно в эту воинскую часть. Вскоре рядовой Иоганн получил специальность рулевого (цеппелины управлялись штурвалами, похожими на корабельные) и совершил первый самостоятельный полёт. Естественно, в составе экипажа, который насчитывал 10 человек.

В январе 1914 года Германия обладала самым мощным воздухоплавательным флотом в мире.

К ведению боевых операций на суше были готовы шесть дирижаблей фирмы “Цеппелин”. Один из них - Z-IV - базировался в Кёнигсберге. Именно на этом воздушном корабле Иоганну предстояло вступить в первую мировую войну.

Разведка, яйца и кофе



17 августа 1914 года русские войска вторглись в Восточную Пруссию. 1-я армия генерала Ренненкамфа и 2-я армия генерала Самсонова значительно превосходили силы немцев. Но русские двигались вперёд практически вслепую - для разведки с воздуха не имелось средств. Немцы же с первых дней войны активно использовали свои цеппелины - Z-IV из Кёнигсберга и Z‑V из Познани. Результаты превзошли самые смелые ожидания.

- Когда мы вошли в Восточную Пруссию в августе 1914 года, неприятельская авиация проявляла себя столь незначительно, что к сегодняшнему дню о ней не сохранилось почти никаких воспоминаний, - вспоминал позднее генерал Ренненкамф. - Зато господство в воздухе германских воздушных кораблей запомнилось крепко.

Ещё до начала активных боевых действий цеппелины вели непрерывную воздушную разведку. Утром 7‑го августа Z-IV вылетел из Кёнигсберга и в течение двух суток наблюдал и сообщал о передвижениях русских войск. Затем полёты совершались практически ежедневно.

Никакого противодействия русские не оказывали. Рулевому Иоганну казалось, что он участвует в обычных маневрах. Четыре часа вахты у штурвала, затем отдых в гамаке на борту цеппелина - и приём пищи по расписанию.

Еда состояла из обычного военного пайка, выданного на руки на всё время полёта. Суп и кофе были в термосах, но на дирижабле имелись ещё и две кухонные плиты, гревшиеся от выхлопных газов двигателей.

В командном помещении стояла электрическая плитка, на которой варили яйца и кофе. Для экипажа на борту корабля был даже устроен душ, состоявший из резинового таза и ведра над головой.



В общем, война поначалу казалась лёгкой прогулкой. Тем более, было приятно, когда на земле начальство благодарило экипаж за ценную разведывательную информацию, которая позднее сыграла весьма важную роль в разгроме русской армии.

Ночные налёты

11 августа Z-IV нанёс по противнику первый бомбовый удар. Атаке подверглась железнодорожная станция, куда прибывало русское пополнение.

рузоподъёмность цеппелина составляла около 40 тонн, так что удар был мощным. Иоганн видел, как земля буквально скрылась в облаке пыли от сплошных взрывов.

В ночь на 23 августа Z-IV атаковал позиции 110-го Камского пехотного полка под Инстербургом (Черняховск), уничтожив 17 солдат и офицеров. Следующей ночью цеппелин сбросил несколько бомб на штаб 1‑й армии Ренненкамфа. Только чудом никто из офицеров не пострадал - было убито лишь 30 лошадей.

Но особо сильным было психологическое воздействие налётов. Русские солдаты оказались не готовы к появлению нового оружия и чувствовали себя беззащитными. 27 августа 1914 года штаб 1-й армии издал приказ №164:

“Последние дни ночью и на рассвете над ночлегами войск появляется цеппелин, бросающий вниз бомбы. Предписываю частям, несущим службу охранения, открывать по неприятельскому воздушному кораблю ружейный и артиллерийский огонь. Батарея (или её дежурная часть) должна постоянно иметь орудия, ещё с вечера направленными в разные стороны, с врытыми в землю (ямы) хоботами и поднятыми дулами, насколько возможно. С приближением неприятельского воздушного корабля немедленно тушить все огни. На биваках (по возможности) не располагаться открыто.

Командующий армией обещает Георгиевские кресты тем чинам, выстрелами которых будет спущен на землю неприятельский воздушный корабль, захвачен или уничтожен.

О возможности ночной стрельбы вверх по воздушному кораблю должны быть преду­преждены все без исключения воинские части”.

Взяты в плен

Русские быстро учились на своих ошибках. 28 августа 1914 года германский дирижабль Z-V из Познани нанёс очередной бомбовый удар по железнодорожной станции Млава, но был сбит огнём с земли. Отличился штабс-капитан Калашников, командовавший пулемётной командой лейб-гвардии Петроградского полка. Его солдаты буквально изрешетили корпус цеппелина. Z-V потерял весь водород и аварийно приземлился поблизости от русских позиций. Командир корабля капитан Грюнен и девять членов экипажа остались в живых и были взяты в плен.

С этого момента у немецких цеппелинов начались серьёзные проблемы. Дирижабль Иоганна привозил из боевых вылетов всё больше и больше пробоин.

Уже 1-го февраля 1915 года Z-IV был очень серьёзно повреждён зенитным огнём при налёте на Луцк. Многочисленные пули и осколки градом обрушились на корпус воздушного судна. Получив 330 пробоин, цеппелин с огромным трудом дотянул до Кёнигсберга. Z-IV признали не подлежащим ремонту и исключили из боевого состава.

Тем временем на земле для немцев всё складывалось удачно. Им удалось разбить русских по частям. К 15-му сентября 1915 года 1-я армия и остатки 2-й отошли на позиции, с которых они начинали поход на Кёнигсберг. В сражении за Восточную Пруссию русская армия потеряла около 80 тысяч человек (убитыми, ранеными и пленными). Потери немцев составили около 50 тысяч.

Однако война ещё только начиналась...

Гроза подлодок

Опытного воздухоплавателя Иоганна Брамса не оставили на земле.Совместный удар германских ВВС и ВМС В 1915 году в посёлке Зеераппен (ныне Люблино) поблизости от Кёниг­сберга немцы создали базу для цеппелинов и штаб дирижаблей военно-морских сил Германии на востоке Балтийского моря. Здесь располагался огромный, высотой 50 метров и площадью 7.200 квадратных метров, ангар, способный вмещать до трёх дирижаблей одновременно.

Иоганна переодели в матросскую форму и отправили на новый воздушный корабль.

На Балтийском море основной деятельностью дирижаблей были разведка и патрулирование. Цеппелины практически полностью освободили корабли флота от разведки и тем самым экономили большое количество флотского горючего, в котором Германия испытывала крайнюю нужду. Работали дирижабли весьма интенсивно. Особенно большую угрозу они представляли для русских подводных лодок.

Во время одного из патрулирований на Балтике цеппелин Иоганна получил сообщение от немецкого миноносца: “Обнаружена подлодка противника!”

Командир дирижабля капитан фон Иена приказал дать двигателям полный ход.

Два часа воздушный корабль кружил на высоте 300 метров в районе предполагаемого нахождения субмарины.

- Я стоял на руле и внезапно прямо перед собой увидел маленькое масляное пятно, всплывшее из синевы моря, - вспоминал Иоганн Брамс. - Возбуждённый, я вскрикнул: “Капитан, там подводная лодка!” И пять человек в пилотской гондоле впились глазами в поверхность моря.



Действительно, скоро из волн вынырнула маленькая тросточка, “спаржа”, как говорят моряки. Перископ! Лодка медленно шла в погруженном состоянии, и только перископ оставлял небольшой бурун.

Мы описали почти полный круг, ветер нас сносил. Подводная лодка, видимо, нас не заметила.

Дальше всё разыгралось в течение нескольких секунд. Наш вахтенный офицер лейтенант Кареубер, не отрывал глаз от прицела бомбосбрасывателя. Ясно и коротко он передавал мне свои команды: “Пять градусов право на борт, так держать!” Правую руку он держал на маленьком рычажке бомбосбрасывателя.

Раздался приказ: “Бомбы товсь!”

Я выглянул на мгновенье в окно и увидел, что подводная лодка вынырнула ещё больше. Теперь она была ясно видна от носа до рубки. Пери­скоп находился как раз передо мной.



В этот момент лейтенант Кареубер крикнул: “Так держать! Внимание, даю бомбы!” Он нажал на рычаг.

Прошли бесконечные секунды. Я на мгновение бросил руль и выглянул вниз. Бомбы легли в трёх метрах от правого и левого борта подводной ходки. Два исполинских сверкающих каскада взметнулись вверх А за ними - чёрные облака дыма.

Наши бомбы были снабжены замедлителями; они взорвались под водой, непосредственно у корпуса лодки. Мы почувствовали ужасное сотрясение дирижабля. От подводной лодки ничего не осталось. Лишь масляное пятно стало гигантски разрастаться, так как масло в огромном количестве устремилось на поверхность моря. Лодка и экипаж канули в пучину...

Четыре дня в воздухе


Вскоре на базу Зеераппен прибыл новейший цеппелин LZ-120. Немецкое командование возлагало на него большие надежды. На Западном фронте дирижабли удачно использовались для бомбардировки Лондона. На британскую столицу немецкие воздушные корабли сбросили более 16 тонн бомб.



Однако военно-воздушные силы Антанты крепли день ото дня. Истребители научились расстреливать неповоротливые цеппелины в воздухе. Установка на воздушные корабли большого числа пулемётов и автоматических пушек не помогала - потери росли.

На Востоке русские не были сильны в воздухе. Поэтому у германских генералов возник план: совершить мощный налёт на столицу Российской империи Петроград.

Первые попытки были предприняты в декабре 1916 года. Ранним утром цеппелин LZ-98 взял курс на столицу России, но на подлёте к ней встретил мощный циклон. Корпус дирижабля покрылся коркой льда. Пришлось возвращаться на базу.

Следом отправили L-38, который благополучно достиг Финского залива. Но и этому кораблю не повезло - он попал в жестокий шторм. Дирижабль быстро обледенел и только сброс всего балласта дал ему возможность долететь до берега и совершить вынужденную посадку на лес. Экипаж оказался в плену.

Теперь была очередь LZ-120. Командир цеппелина Леманн принялся за подготовку к операции с особой тщательностью. Первым делом он подобрал экипаж из самых опытных воздухоплавателей. Среди них оказался и рулевой Иоганн Брамс.

Теоретически, исходя из максимально возможной загрузки горюче-смазочными материалами (20.000 кг), взяв на борт штатный экипаж (2.250 кг), балласт (3.500 кг) и стандартный комплект вооружения (4.500 кг), LZ-120 мог продержаться в воздухе около 100 часов. И Леманн решил на практике проверить теорию.



Цеппелин вылетел из Зеераппена в полночь 26 июля 1917 года. Корабль был настолько перегружен, что едва смог преодолеть возвышенность в окрестностях Кёнигсберга.

Крейсирование над морем проходило в самых разных погодных условиях - и в солнце, и в дождь, и в грозу, и в туман. Сила ветра колебалась от 25 до 40 миль в час. Два раза вибрация в одном из моторов была настолько велика, что срезало болты на фланцах вала воздушного винта. Мотористам приходилось далеко вылезать на подмоторные рамы, чтобы закрепить новые болты.

В погожие деньки команда пыталась расслабиться.

- На корме находилось очень удобное место для принятия солнечных ванн - платформа для пулемётчиков, - вспоминал Брамс. - Она была хорошо защищена от ветра, и там было удивительно тихо, только вдалеке слышался почти неразличимый рокот моторов.

Полёт продолжался 101 час, и 31 июля в 4.40 утра дирижабль вернулся в Зеераппен, имея на борту горючего ещё на 36 часов полёта. Только штормовая погода и неблагоприятный прогноз на ближайшие дни заставили командира вернуться на базу. Однако поставленная задача была выполнена блестяще. Цеппелин преодолел за это время 6.105 км.

Командование посчитало, что LZ‑120 готов для удара по столице Российской империи.

Разгром армады

В конце лета 1917 года LZ-120 погрузил на борт семь тонн бомб и взял курс на Петроград. Однако планы вновь нарушила погода. Шторм над Финским заливом и на этот раз помешал немцам атаковать Питер. Чертыхаясь, Леманн развернул воздушный корабль и вернулся на базу.



Вскоре в России грянула Октябрьская революция и Германия практически прекратила боевые действия на Восточном фронте. А в 1918 году немцы проиграли войну. К этому времени кайзеровская армия потеряла почти всю свою воздушную армаду - 106 воздушных кораблей было сбито противником.

Страны-победительницы запретили Германии строить военные цеппелины. Большинство из уцелевших кораблей были разобраны, а LZ-120 передали по репарации Италии. Иоганн демобилизовался и начал мирную жизнь.

Воздушные гиганты в небе Восточной Пруссии появились вновь только в 1929 году. Это были пассажирские суда, предназначенные для мирных целей. О первом полёте над Восточной Пруссией сообщила газета “Курише Цайтунг”:



“Уже в первые утренние часы на крышах высоких домов и открытых площадях Кёнигсберга собралось множество людей, пристально вглядывавшихся в небо. Монетная площадь (Muenzplatz), Парадная площадь (Paradeplatz) и мост Замкового пруда (Schlossteichbruecke) были переполнены напряжённо ожидающими кёниг­сбержцами. И вот раздался чей-то крик: “Цеппелин, цеппелин!”

С каждой минутой всё лучше был виден серебристый корпус, вокруг которого летели четыре самолёта. “Граф Цеппелин” (именно это имя носил воздушный гигант) приблизился к центру города на умеренной высоте так, что можно было отчётливо слышать шум его моторов. Описав изящную дугу над историческим центром орденского города, Замковым прудом и Монетной площадью, “Граф Цеппелин” вернулся на первоначальный курс.

Ликование кёниг­сбержцев было велико и неподдельно. Со всех сторон неслись ввысь приветствия и пожелания дальнейшего счастливого пути, сопровождаемые взмахами платков”.



Последний полёт

От имени города Кёнигсберга обер-бургомистр доктор Ломейер передал по радио “Графу Цеппелину” следующее приветствие:

“Столица оторванной от родной страны провинции Восточная Пруссия приветствует “Граф Цеппелин”. Мы преклоняемся перед творением недавно ушедшего от нас в мир иной изобретателя, и людьми, которые продолжают его дело под командованием доктора Экенера. Всем участникам путешествия наш привет! “Граф Цеппелин” связывает нас с родиной. Он укрепляет нашу волю к воссоединению с ней. Мы благодарны за возможность наблюдать его над нашим городом. Пусть наши пожелания и наши надежды сопровождают “Граф Цеппелин” в его путешествии! Сквозь трудности - к цели!”



До 16.30 воздушное судно ещё можно было видеть, пока оно, наконец, медленно не исчезло из поля зрения. Столь ожидаемые жителями Кёнигсберга минуты, когда можно было наблюдать “Цеппелин”, прошли, и массы людей постепенно рассеялись.

Вскоре пришли сообщения из Велау (пос. Знаменск), Лабиау (Полесск) и Хайнрихсвальде (Славск) о том, что и там жители имели счастье наблюдать дирижабль. После примерно 13 часов с начала своего полёта (из Фридрихсхафена) “Граф Цеппелин” пролетел около 17.15 над Тильзитом (Советск).

Последний раз дирижабль (это был “Граф Цеппелин-2”) посетил кёнигсбергский аэропорт Девау в августе 1939 года. Через неделю началась вторая мировая война. Боевые дирижабли во время неё практиче­ски не использовались. Им на смену пришли тяжёлые бомбардировщики. Именно они летом 1944 года стёрли с лица земли центр Кёнигсберга. Идею германских военных об уничтожении городов дирижаблями претворили в жизнь совершенно другие машины - мощные английские самолёты “Ланкастер”.

Но Иоганн Брамс этого уже не увидел. Он умер осенью 1943-го. Тихо, мирно, в своей постели - от инфаркта.

А. Захаров
https://old.rudnikov.com/article.php?ELEMENT_ID=21435


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 30 Декабря 2019, 16.03.10 | Сообщение # 63
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
В 1943 году на территории военного аэродрома Кольцово был образован гражданский аэропорт Свердловск. Кстати, в том же году, по слухам, там приземлялся самолёт, на котором президент США Франклин Рузвельт возвращался домой из Тегерана.

Но еще за 7 лет до этого – осенью 1936 года между Москвой и Свердловском было налажено сообщение с помощью аппаратов легче воздуха. Несколько перелётов было совершено в рамках проекта по созданию первой в СССР коммерческой дирижабельной линии. На Уралмашзаводе даже была изготовлена причальная мачта для воздухоплавательных аппаратов. Крупнейший в стране дирижабль В6 "Осоавиахим" дважды прилетал в Свердловск из Москвы (время в пути – полтора суток), но в феврале 1938 года он потерпел катастрофу и проект закрылся.



https://www.uralinform.ru/reports....mbo-jet


Qui quaerit, reperit
 
Форум » ИСТОРИЯ АВИАЦИ И ПВО » ИСТОРИЯ АВИАЦИИ » Дирижабль
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2022
Хостинг от uCoz