Авиация СГВ
Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск Лента RSS

  • Страница 1 из 29
  • 1
  • 2
  • 3
  • 28
  • 29
  • »
Модератор форума: Томик, Viktor7, Геннадий  
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Концлагеря » Kgf. Lager Mauthausen-Gusen (KZ Mauthausen) (Gusen-Linz , Austria)
Kgf. Lager Mauthausen-Gusen (KZ Mauthausen)
СаняДата: Среда, 09 Февраля 2011, 16.34.20 | Сообщение # 1
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Kgf. Lager Mauthausen-Gusen (KZ Mauthausen)

Маутхаузен небольшой торговый город в Верхней Австрии , Австрия. Он расположен примерно в 20 километрах к востоку от города Линц

На карте Австрии:






В октябре 1941 года к югу от основного лагеря выделена территория для содержания советских военнопленных.

Фото территории 1945 года:



План:




Ссылка на мемориал лагеря:

http://en.gusen-memorial.at/

KZ Mauthausen, Sowjetische Häftlinge




Österreich.- Konzentrationslager Mauthausen, Sowjetische Häftlinge vor Wäschereibaracke in Mauthausen
Bundesarchiv, Bild 192-008 / CC-BY-SA

KZ Mauthausen, Sowjetischer Kriegsgefangener




Österreich.- Konzentrationslager Mauthausen, Sowjetischer Kriegsgefangener
Bundesarchiv, Bild 192-009 / CC-BY-SA

Когда начались систематические бомбежки союзниками немецких городов, руководство страны решило эвакуировать авиапредприятия и надежно спрятать их в лесах. Фирма "Мессершмитт" активно сотрудничала с СС, в чьем ведении находились концлагеря. Самый крупный индустриальный комплекс был развернут вокруг лагеря Маутхаузен, С 1940 года он был объединен с лагерем смерти Гуссен и известен как Маутхаузен-Гуссен. Ему подчинялся целый ряд лагерей, разбросанных по всей территории бывшей Австрии. Маутхаузен был создан в апреле 1938 года как филиал Дахау. Место расположения было определено близостью к гранитной каменоломне Винерграбен, ранее принадлежавшей муниципалитету Вены и полученной СС в аренду. Из 335 тысяч узников этого лагеря погибло свыше 122 тысяч. Только осенью 1941 года в Маутхаузене погибло 3135 человек, пишет немецкий историк Ш. Датнер. В 1941-м это был единственный концлагерь, возвращение из которого "считалось нежелательным". Возможно, этим объясняется тот факт, что не удалось найти ни одного воспоминания, относящегося к этому периоду.
Большую часть содержащихся в Маутхаузене заключенных поначалу составляли уголовные элементы, однако позже туда стали поступать заключенные, в том числе евреи, чехи, русские и югославы. Среди узников были также граждане Нидерландов, Франции, Бельгии, Люксембурга и Греции.
Привезенные сюда в 1938 году были заняты на работах по расширению лагеря и в каменоломнях. С началом войны в Маутхаузене произошли резкие перемены, Число заключенных значительно возросло, Условия постоянно ухудшались: обращение со стороны охранников стало более жестоким, наказания сыпались по малейшему поводу, продовольственные пайки были урезаны, санитарные условия стали просто невыносимыми. В лагере то и дело вспыхивали эпидемии тифа и дизентерии, резко возросла смертность,
Каждое утро и вечер на плацу перед лагерными воротами проводились переклички. В противоположной части территории возвышались три кирпичных здания. В них были кухня, прачечная и душевые
Поток узников разных национальностей не иссякал до 1944 года.
С мая 1944-го концлагерь стал принимать рабочих из Освенцима,
На конец 1941 года в филиале Маутхаузена Гуссен-1 содержалось 8500 заключенных. В январе 1942-го по распоряжению инспекции концлагерей туда было направлено из Бухенвальде 138 военнопленных. С весны 1942 года военнопленные в Маутхаузен отправляются через районные отделы гестапо. Обычно причиной для перевода является подготовка или свершение побега и участие в подпольных организациях.

Новый лагерь - Гуссен-2 - был создан в марте 1944 года, в нем было 25 тысяч заключенных.

В 1977 году в Гуссене были найдены работы заключенного художника Франтишека Замировского. Он запечатлел узников, работавших на сборке самолетов. Рядом с ними - человек в форме фирмы "Мессершмитт". В июне 1944 года, согласно рапорту, поданному Гиммлеру, 35% всей продукции авиакомпании поступало из концлагерей Гуссен и Флоссенбург. Производство постоянно расширялось, появлялись новые подземные цеха.
Согласно планам нацистов, лагерь должен был выпускать ежемесячно 1240 самолетов, причем планировалось это на десять лет вперед, до 1955 года.
Запчасти для сборки привозили по железной дороге и прятали в окрестных лесах. Прямо отсюда собранные самолеты улетали на боевые задания.
И в 1945 году, несмотря на близкое поражение Германии, работы здесь шли полным ходом. Не прекратились они и после смерти Гитлера. Правда, немцы приступили к уничтожению документов. 3 мая эсэсовцы бежали, передав лагерь венскому полувоенному формированию.
5 мая солдаты 11-й дивизии армии США вошли в лагерь. Вся документация и запчасти собирались и доставлялись в Америку. Многие сотрудники фирмы "Мессершмитт" также были отправлены в Штаты. С этого момента и началось развитие американской реактивной авиации. К моменту освобождения в Маутхаузене осталось 20 тысяч заключенных...

http://piratyy.by.ru/article/nebo.html


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Среда, 09 Февраля 2011, 16.38.10 | Сообщение # 2
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
KZ Mauthausen, sowjetische Kriegsgefangene



Österreich, Konzentrationslager Mauthausen.- Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener am Appellplatz des KZ Mauthausen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-049 / CC-BY-SA


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 25 Февраля 2011, 14.20.14 | Сообщение # 3
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
KZ Mauthausen, sowjetische Kriegsgefangene

Österreich, Konzentrationslager Mauthausen.- Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener am Appellplatz des KZ Mauthausen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-050 / CC-BY-SA


Österreich, Konzentrationslager Mauthausen.- Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener am Appellplatz des KZ Mauthausen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-051 / CC-BY-SA

Österreich, Konzentrationslager Mauthausen.- Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener am Appellplatz des KZ Mauthausen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-052 / CC-BY-SA


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 25 Февраля 2011, 14.32.13 | Сообщение # 4
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
KZ Mauthausen-Gusen, KL Gusen I, Sowjetische Kriegsgefangene


Österreich, Konzentrationslager Mauthausen.- Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener am Appellplatz des KZ Mauthausen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-055 / CC-BY-SA


Österreich, Konzentrationslager Mauthausen-Gusen.- Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener am Appellplatz des KZ Gusen I, Oktober 1941 (im Hintergrund SS-Küche KL Gusen I)
Bundesarchiv, Bild 192-056 / CC-BY-SA


Österreich, Konzentrationslager Mauthausen, Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener am Appellplatz von Gusen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-096 / CC-BY-SA


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 25 Февраля 2011, 14.44.33 | Сообщение # 5
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
KZ Mauthausen, Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener



Österreich, Konzentrationslager Mauthausen, Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener am Appellplatz des KZ Mauthausen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-127 / CC-BY-SA



Österreich.- Konzentrationslager Mauthausen, Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener im Lager Gusen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-203 / CC-BY-SA


Österreich.- Konzentrationslager Mauthausen, Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener im Lager Gusen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-204 / CC-BY-SA


Österreich.- Konzentrationslager Mauthausen, Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener im Lager Gusen, Oktober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-205 / CC-BY-SA


Österreich.- Konzentrationslager Mauthausen, Neuankunft sowjetischer Kriegsgefangener im KZ Mauthausen, OKtober 1941
Bundesarchiv, Bild 192-360 / CC-BY-SA


Qui quaerit, reperit
 
дедаДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 12.57.28 | Сообщение # 6
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует
Саня,
Черновалов Виктор Васильевич.
http://artofwar.ru/c/chernowalow_w_w/kzmauthausen41.shtml
Судя по этой статье, первые советские военнопленные поступили в лагерь 22 и 24 октября, и некоторые регистрацию не проходили в лагере, и списки по ним надо искать у "Мюлера" только какого? Фото советских военнопленных можно смело считать датированным 22 и 24 октября. И лагеря известны из каких поступили.


Евгений Серков
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 13.01.35 | Сообщение # 7
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Гузен: лагерь уничтожения

Пока колонна не вошла в лагерь, самое время дать краткую характеристику структуры нацистских концлагерей, условий жизни и смерти в них, отличия от других лагерей Германии.

Концлагерь Маутхаузен имел на территории Австрии 50 филиалов или так называемых «внешних команд». Крупнейший из них — Гузен.

Он официально числился так: «Konzentrationslager Mauthausen / Unterkunft Gusen», что означало — «Концентрационный лагерь Маутхаузен / Команда Гузен». Термин «команда» возник не случайно: он подчеркивал территориальную близость Гузена, практически единое командование и охрану, единую нумерацию заключенных и другие связи. Например, когда один крематорий не справлялся, то трупы везли во второй.

Помимо Гузена, наиболее известны такие филиалы Маутхаузена, как Мельк, Эбензее, Гроссраминг, Штейер, Энс, Санкт-Пельтен, Санкт-Валентин, Винер-Нойштадт и другие. В большинстве филиалов условия содержания заключенных были еще хуже, чем в Маутхаузене.

По своему режиму Маутхаузен и Гузен относились к «третьей ступени», о чем свидетельствуют архивные документы (Концлагерь Гузен: Документальная повесть/ Сост. Ганс Маршалек. Вена, 1968): «Начальник охранной полиции и службы безопасности Рейнгард Гейдрих в одном из циркуляров, датированном 1 января 1941 года, разделил все нацистские концлагеря на три ступени: ступень 1 — для заключенных за незначительные преступления и, безусловно, подлежащих перевоспитанию (Дахау, Заксенхаузен и другие); ступень 2 — для заключенных за тяжкие преступления, которых все же можно перевоспитать (Бухенвальд, Флоссенбург, Аусшвиц и другие); ступень 3 — для заключенных за тяжкие преступления уголовного и асоциального характера, неисправимых и едва ли подлежащих перевоспитанию (Маутхаузен и Гузен)». Полагаю, что такое разделение могло существовать только на бумаге, которая, как известно, «все стерпит». А практически — кто в состоянии безошибочно отнести заключенного к той или иной категории? Возможно, это мог определить справедливый суд присяжных, но в нем не нуждались правящие структуры нацистской Германии также, как и в моей любимой стране в подобных случаях. Такова логика нацизма, а теперь — мы знаем — и коммунизма.

В Маутхаузене действительно содержались те, кого вывезли из оккупированных европейских стран, те, кто не только люто ненавидел фашистский режим, но и познал вооруженную борьбу с ним: участники боев в Испании 1936–1939 годов — испанские республиканцы; националистически настроенные польские офицеры, ставшие военнопленными в сентябре 1939 года; антифашисты и коммунисты Польши, Франции, Германии и Австрии, Чехословакии, югославские партизаны и, конечно, советские люди, как гражданские лица, так и военнопленные солдаты и командиры, которых и погибло больше всего…

На блоках висели доски с издевательскими надписями: «Есть только один путь к свободе. Его верстовыми столбами являются послушание, прилежание, порядок, опрятность и чистота, честность, готовность к самопожертвованию и любовь к родине!» В этих словах ложь и лицемерие: из концлагерей заключенные на свободу не выходили — недаром, концлагеря справедливо называли еще и лагерями уничтожения, хотя существенные отличия между ними все же были.

<…>

Гузен находился в округе Перг, Верхняя Австрия, при впадении реки Гузен в Дунай, между городишком Санкт-Георген и местечком Лангенштейн. Это в 4,5 километрах на западе от Маутхаузена. Строительство лагеря началось в декабре 1939 года. (Какое невероятное совпадение: именно в декабре этого года я начал военную службу, дороги которой привели меня в Гузен!) В те дни каждое утро из Маутхаузена направлялись две рабочие команды на строительство нового лагеря Гузен. В них — четыреста немецких и австрийских заключенных. Вечером обе команды возвращались в Маутхаузен. Март 1940 года считается началом функционирования Гузена, как стационарного концлагеря. Из числа первого контингента немецких и австрийских заключенных, строивших лагерь и уцелевших в зиму 1939–1940 годов, было сформировано ядро самоуправления, которое составили: лагерный староста, лагерный писарь, старосты блоков (блоковые), старосты штуб[48] (штубовые), блоковые писари и полицаи, капо рабочих команд (бригадиры) и другие — все это преимущественно были отпетые уголовники. У лагерных функционеров на правом предплечье крепилась черная повязка с белыми буквами, обозначавшими их должность: «Капо», «Обер-капо» (старший капо), «Блокельтесте» (блоковый) и т. п.

Строительство лагеря продолжалось до конца 1944 года. А на конец 1943 года на участке долины размерами 350x150 метров и площадью 5,25 гектаров определилась внутренняя жилая зона лагеря из 29 деревянных блоков и 3 каменных строений. В блоках под номерами 1–24 жили заключенные; в блоках 25 и 26 располагались лагерные мастерские и складские помещения; блоки 27–32 занимал ревир (лазарет). В зиму 1943–1944 года на краю аппель-плаца[49] отстроили блоки под индексами А, В, С и D, где разместили тех, кто в то время работал в штольнях и в мастерских военного производства «Штейер».

Ряд лет блоки 15 и 16 служили для изолированного содержания отдельных групп заключенных — евреев, штрафников и советских военнопленных. Последние с конца 1941 года до освобождения лагеря находились в блоке 16, но с конца 1943 года и эти два блока — 15 и 16 — стали обычными. В блоке 24 содержались малолетние узники. В основном это были русские.

Летом 1941 года между рядами блоков 17–19 и 25–27 выстроили собственный крематорий, чтобы не возить трупы в Маутхаузен, а первая кремация состоялась ориентировочно в конце сентября.

Но и это еще не все. В июне 1941 года рейхсфюрер СС Гиммлер инспектировал концлагерь Гузен и дал указание открыть бордель для заключенных. В 1942 году вдоль южного участка лагерной стены между брамой и блоком 1 выстроили блок-бордель, в строительстве которого участвовали главным образом немецкие и польские функционеры. В борделе содержалось от восьми до десяти немецких проституток, доставленных из концлагеря Равенсбрюк. Посещать это заведение могла только лагерная «элита». Посещение стоило 2 немецкие марки, причем 50 пфеннигов получала проститутка, а 1 марка и 50 пфеннигов шли в казну эсэсовской комендатуры.

Охрану лагеря несли подразделения СС «Мертвая голова».

На черной или серой униформе у них было нашито изображение черепа с двумя костями и буквы «KL», значившие «концлагерь». Всего в Гузене к 1945 году в охране лагеря было задействовано около 13 охранных рот общей численностью до 3000 человек. Вокруг лагеря располагались две цепи постов — ближняя и дальняя. Первая — непосредственно вокруг лагеря, а вторая охватывала все каменоломни, штольни и другие места вне жилой зоны лагеря, где в светлое время суток работали заключенные.

К вечеру, когда узники возвращались в лагерь, дальняя цепь постов сближалась. Расстояние между постами составляло около 100 метров. Кроме того, постоянная охрана находилась на сторожевых вышках лагерной стены высотой 3 метра.

Все эсэсовские подразделения Гузена подчинялись коменданту Маутхаузена штандартенфюреру СС Францу Цирайсу. Эсэсовскую администрацию Гузена с середины 1943 года возглавляли хауптштурмфюрер СС Фриц Зайдлер и его заместитель хауптштурмфюрер СС Ян Бек. Начальником рабочих команд и поверок на аппель-плацу был обершарфюрер СС Михаэл Киллерман, шефом ревира — хауптштурмфюрер СС доктор Гельмут Веттер. Всего начальников из числа высших рангов СС в Гузене насчитывалось от 60 до 90 человек.

Еще в Гузене имелось так называемое «политическое подразделение» (политическая полиция), находившееся в ведении гестапо.

По прибытии в лагерь каждому заключенному взамен имени и фамилии присваивался номер. Это были черные цифры на полоске белой ткани, пришивавшейся на левую сторону куртки на уровне груди, а также на правую штанину выше колена. В дополнение к этому узники носили на запястье левой руки алюминиевый или жестяной номерок, крепившийся при помощи тонкой проволоки. Соответственно полагалось докладывать, сняв шапку и встав по команде «смирно»:

— Польский заключенный номер 25 845 просит разрешения пройти.

Кроме присвоения номеров, всех заключенные относили к той или иной категории, для чего существовала система винкелей. Винкель пришивался на куртку непосредственно над номером. Каждая из сторон треугольника — 5 сантиметров.

Описание наиболее часто встречавшихся в Гузене винкелей я привожу ниже (сначала указывается цвет треугольника и наличие букв на нем, а потом — чем характеризуется данная категория заключенных):

ТАБЛИЦА ВИНКЕЛЕЙ, наиболее распространенных в Гузене[50]



Кроме этих, были и другие цвета и буквы, но они попадались на глаза очень редко, а потому не запомнились. Почти не видел «лиловых» и «розовых» немцев, «зеленых» русских.

О русских следует сказать особо. На первый взгляд казалось странным: зачем русских разделили натри категории, когда практически наибольшую часть составляли военнопленные? Конечно, такое деление было чисто условным, но тем не менее попытаемся это объяснить.

Первыми русскими в Гузене были советские военнопленные с красным винкелем «SU», поступившие в лагерь в конце 1941 года в количестве 2150 человек. Из них на 31 марта 1942 года осталось 382 человека, а на 31 января 1944 года — 106 человек. Вышли на свободу в мае 1945 года только 18 человек. Такова печальная статистика жизни и смерти одного конкретного транспорта.

Что же за военнопленные поступили в Гузен? Ничего особенного: просто построили людей в обычном полевом лагере военнопленных, отсчитали, сколько требовалось, и отправили на уничтожение в Гузен. Могли отправить и в другой лагерь — это значения не имело. По воспоминаниям товарищей, уцелевших из этого транспорта, немцы, обходя строй, выкрикивали: «Ты — юдэ! Ты — комиссар! Ты — офицер!» Это происходило в октябре 1941 года на центральном участке фронта, когда лагеря военнопленных были переполнены. Немцы считали, что война идет к победному концу, трудовых ресурсов в Германии предостаточно, беречь военнопленных в качестве потенциальной рабочей силы ни к чему — долго воевать с Россией они не собирались. Все же я склонен считать это поступление советских военнопленных в Гузен отдельным транспортом без инкриминированной им вины перед рейхом случайным и единичным явлением. Зачем везти их так далеко, когда в полевых лагерях военнопленных в первую военную зиму смертность не уступала смертности узников в концлагерях? Помимо того, железнодорожный транспорт, шедший с фронта в сторону Германии, был забит ранеными вермахта, скотом, зерном и всем тем, что так легко досталось немцам в первые месяцы войны. Известно, что вывозили все, что можно увезти. Хотя в то время дальняя транспортировка военнопленных казалась нецелесообразной — помрут и в ближних к фронту лагерях, — но такой случай имел место.

К другой категории русских в лагере отнесли нас, тоже военнопленных, но успевших попасть в «черный список» по числу проступков — это и неудавшиеся побеги, отказы от работы, отказ от вербовки в немецкую армию, агитация в лагерях и среди местного населения и многое другое. Такие русские с винкелем «R» начали поступать в Гузен небольшими группами только со второй половины 1942 года. Потом их количество увеличивалось пропорционально тому, как росло сопротивление фашизму в лагерях и рабочих командах. Победа Красной армии под Сталинградом вызвала волну неповиновения и побегов, а все дороги в таких случаях вел и в Гузен и подобные ему лагеря. Так, на 31 января 1944 года русских с красным винкелем «R» было 877 человек, именовались они «цивильными рабочими». За всех сказать не берусь, но в моем случае — это прямая ложь.

Гестапо всячески скрывало свою ведущую роль в репрессивных мерах по отношению к советским военнопленным. Гестапо не фигурировало нив одном сопроводительном документе, как будто не оно арестовывало, избивало и пытало на допросах. Например, выше я упоминал о том, что получил архивную справку из «Международной службы розыска» от 21 июня 1993 года за №Т/Д-1454634, подтверждающую факт моего пребывания в концлагере Маутхаузен-Гузен. Так вот все несуразности в изложении фактов моей биографии, которые я обнаружил и которые были заложены 50 лет тому назад службами СС и гестапо в архивные документы лагерной канцелярии, я выборочно свел в таблицу:



Так, по документам гестапо, я перестал быть военнопленным и совершил несуществующий побеге работы. Как после этого доверять архивным данным и производить статистические выкладки?

С другой стороны, логично считать, что те из военнопленных, кто на момент последнего ареста находился в составе рабочих команд, автоматически переходили из категории «военнопленных» в категорию «цивильных рабочих». Это обусловливалось тем, что, согласно Женевской конвенции 1936 года о военнопленных, последние могли использоваться в рабочих командах только при их согласии или пожеланию, а принудительный труд по принципу — «либо умирай от голода, либо работай» — исключался. Но немцы придерживались подобных положений лишь в тех случаях, когда это им было выгодно и могло принести политический капитал, например в отношении военнопленных англичан и американцев, да и то не всегда. А на советских людей конвенция вообще не распространялась.

И, наконец, третья, малопонятная категория русских с зеленым винкелем «SV». На 31 марта 1944 года их было в Гузене 30 человек. Я их в Гузене практически не видел.

Испанцы с голубым винкелем «S» именовались «Rotspanier» («Красные испанцы»). Кстати, испанские республиканцы содержались лишь в двух концлагерях — Маутхаузене и Гузене, а их «статистика смерти» по архивным данным такова:

на конец 1941 года в лагере находилось 3846 человек;

на 31 января 1944 года в лагере находилось 440 человек;

вышел на свободу 5 мая 1945 года 821 человек.

Несоответствие цифр 440 и 821 объясняется тем, что не удалось установить данные о поступлении в Гузен в 1944–1945 годах испанцев. По моим предположениям, в указанный период они могли поступить из Маутхаузена в качестве станочников для работы на подземных производствах. Но это лишь предположение, и весьма сомнительное, если принять на веру тот факт, что в других концлагерях испанцы не содержались и больше их было неоткуда привозить. О том, что Гиммлер мог их «позаимствовать» у генерала Франко в качестве рабочей силы, сведений также нет, но откуда-то они прибыли.

Поговорим об условиях проживания и труда заключенных Гузена. Как я уже сообщал, работоспособные узники жили в блоках с 1 по 24, а также в блоках А, В, Си D. Каждый блок составляли две большие комнаты — штуба А и штуба В — на 150 человек каждая, а всего в блоке могли находиться около 300–350 узников. В средней части блока между двумя штубами находились две небольшие комнатки для блоковых функционеров, в число которых входили: блоковый, два штубовых, блок-полицей, блок-шрейбер, а также несколько капо рабочих команд. В штубах — трехэтажные нары с полупустыми тюфяками и старыми солдатскими одеялами. Зачастую на один матрас клали двух, а то и трех узников. Чтобы не мерзнуть ночью, многие пытались спать в одежде, но за это жестоко наказывали.

Нижнее белье — рубашка и кальсоны — обменивались нерегулярно в течение 2–4 месяцев. Обувью служили деревянные колодки, которые только во второй половине 1943 года заменили обычной обувью, для чего использовалась обувь армий побежденных стран Европы. Выстирать и высушить свое белье могли только функционеры. Клопы, вши и блохи господствовали в каждом блоке, за них убивали на месте, но даже частые дезинфекции не были эффективными.

В основном мы носили куртку и брюки из арестантской полосатой ткани, на которой чередовались серо-голубые и белые полосы. Кроме того, узников одевали в форму солдат бывшей югославской королевской гвардии, в бельгийскую, греческую, французскую форму и в другие.

В этой одежде мы выглядели весьма пестро, так как преобладали голубой и красный цвета.

С ранней весны и до осени подъем был в 4.45 утра, а зимой — в 5.45. Звучал колокол, после чего заключенных поднимали с нар плетьми и гумами[51]. За этим следовала быстрая заправка коек, выравнивание досок, разглаживание тюфяков и одеял, причем за плохую заправку койки тоже убивали на месте. В темноте наспех все бежали в уборную и в умывальник, после чего проглатывали утреннюю порцию супа или кофе. После завтрака лагерь выстраивался на аппель-плацу. С окончанием поверки в бешеном темпе формировались рабочие команды, и под крики «Los! Los! Schnell! Rasch!»[52] мы покидали жилую зону лагеря до вечера.

В каменоломнях «Гузен», «Кастенхофен» и «Пирбауэр» работу начинали летом в 6.30 утра, обеденный перерыв с 12.00 до 13.00. Кончали работу в 18.00 зимой и в 19.00 летом. Зимой из-за темноты работу начинали в 7.30 утра, но зато имели получасовой перерыв на обед. С ноября 1943 года для каменоломен всех концлагерей был установлен 11-часовой рабочий день. Для тех, кто работал под крышей, — тоже 11 часов. В воскресенье, как правило, не работали.

Тела умерших, забитых, расстрелянных и утопленных в течение рабочего дня вечером узники везли на специальных двухколесных тележках, а также в вагонетках по многочисленным узкоколейкам вслед за возвращавшимися в лагерь рабочими командами.

К рабочему времени следует прибавить пешие переходы от лагеря до рабочих мест и обратно, утренние и вечерние поверки — аппели — всего лагеря, бесконечные стояния в ожидании раздачи пищи, при всевозможных контролях на вшивость и других, в очередях на посещение уборных, обязательное время на чистку обуви и одежды, заправку коек и т. п. В результате чистое время сна составляло менее 6 часов в сутки.

В качестве горячей пищи в период с сентября по март выдавалась главным образом похлебка из кормовой брюквы. Ее размельчали, позднее — перемалывали, варили без соли и жира. Иногда в небольшом количестве попадался мороженый картофель. Полагалось класть в котел немного мяса, но оно начисто разворовывалось эсэсовцами и кухонными рабочими. С апреля по июль был тяжелейший период в питании узников — ежедневно варился шпинат. Получалось густое, вонючее месиво серо-зеленого цвета, своеобразная каша. В этом вареве попадались лягушки, черви, песок, улитки в раковинах и другие несъедобные включения. Все это мгновенно съедалось заключенными. Что только не предпринимали узники с целью получения добавки, и не было большей радости, когда при раздаче пищи блоковый зачерпывал варево со дна. Начиная с августа становилось легче — иногда в шпинате попадался картофель.

Дневной рацион узников до 1944 года включал в себя: утром пол-литра порошкового супа (100 калорий), в обед литр брюквенного или шпинатного супа (362 калории), вечером 360–400 граммов хлеба[53]

(791 калория) и 25 граммов колбасы (39 калорий). Хлеб выпекался из жмыхов и картофельной муки. Один раз в неделю вместо колбасы выдавалось 25 граммов маргарина (160 калорий), а в воскресенье вечером — одна столовая ложка мармелада (66 калорий). С лета 1944 года утром вместо супа стали выдавать эрзац-кофе. До конца этого года суточное содержание калорий на одного заключенного колебалось в пределах 1200–1500, а в 1945 году — 600–1000 калорий. Но и эта норма не доставалась большинству заключенных, а была реальной только для работавших в подземных мастерских и для выполнявших военные заказы. Мое мнение, что в военное время любой заказ является военным: будь то изготовление вооружения, щебня или выращивание хлеба. А что касается медицинской нормы, то каторжный труд требовал не менее 4000 калорий в сутки.

Вся жизнь узника концлагеря проходила под постоянным страхом всевозможных штрафов и наказаний. Дисциплинарные наказания налагались как высшим руководством лагеря, так и внутрилагерным персоналом — блоковыми, штубовыми и капо. В отдельных случаях массовые акции против узников санкционировались Берлином, но это было редким явлением. В Гузене применялись следующие виды штрафных санкций:

1. Стояние возле брамы по стойке «смирно», руки сзади головы крест-накрест. Длительность — от 3 до 12 часов.

2. «Спорт» — разной длительности упражнения, бег часами вокруг аппель-плаца, прыжки, перекатывание и прочее. Об одной такой массовой акции я расскажу подробно.

3. Подвешивание — связывались за спиной руки, и за них подвешивали человека.

4. Порка ремнем из бычьей кожи или гумой. Обычно назначалось 25 ударов. Если ставилась цель убить, то 50.

5. Перевод в штрафную команду на срок до месяца. Только немногим удавалось остаться в живых после штрафной команды, да и то, как правило, такими счастливцами могли оказаться только немцы или австрийцы.

6. Штрафной бункер «Целленбау» — изоляция внутри лагеря. Это означало верную смерть.

7. Смертная казнь через повешение.

Самым наказуемым проступком являлась попытка совершить побег или участие в подготовке к нему. Не допускалось иметь гражданскую одежду, деньги, ножи, а также все, что могло быть использовано в качестве оружия. Даже второй комплект нижнего белья вызывал подозрение и являлся нарушением лагерного режима. Каждый, кто был схвачен при попытке совершить побег, немедленно подлежал расстрелу или забивался насмерть. Это происходило на аппель-плацу во время вечерней поверки на глазах многотысячной толпы узников: несчастного жестоко избивали, а затем вешали. Кроме того, за побег, помимо казни непосредственных участников, следовали коллективные штрафные санкции против либо группы узников той же национальности, либо в отношении конкретной рабочей команды, либо — целого блока.

Практически в Гузене наказывали за все: за медленное вставание с нар при подъеме; за плохо заправленные тюфяки; за неснятую рубаху в умывальнике; за слишком короткое по времени или, наоборот, длительное умывание; за то, что узники плохо держат равнение в очереди при раздаче пищи; за то, что криво подают миску; за задержку в уборной; за опоздание с формированием рабочей команды; за медленную работу; за разговоры во время работы; зато, что ложишься спать в кальсонах; за курение в блоке и на работе. Ночью нельзя посещать другие блоки, обмениваться чем-либо, воровать хлеб внутри блока друг у друга. Воровство наказывалось смертью. Также строго запрещалось: иметь и читать какую-либо литературу — газеты, книги, журналы; обсуждать политические вопросы; слушать радио и передавать сведения другим, особенно о положении на фронтах. Не допускались солидарность и взаимопомощь узников. Преследовались попытки облегчить участь советских военнопленных, вообще — русских, а также лиц еврейской национальности или тех, кто приговорен к смертной казни. Строго запрещалось использование денег, алкоголя, драгоценностей — за все полагалась смерть.

Из-за описанных выше условий средняя продолжительность жизни узника в Гузене составляла, согласно официальной статистике: в 1940–1942 годах — 6 месяцев, в 1943 году — 8 месяцев, в 1944 году — 12 месяцев, в 1945 году — в зависимости от обстоятельств.

Реальные сроки были значительно ниже указанных выше. Кроме того, имела значение национальность: одни нации оказались и морально и физически более стойкими в нечеловеческих условиях концлагеря, а другие быстро ломались, и их положение было плачевным, но об этом — ниже.

Левинский Дмитрий Константинович

Мы из сорок первого… Воспоминания
https://biography.wikireading.ru/179239


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 13.12.46 | Сообщение # 8
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Филиалы лагеря:



"Филиалы концлагеря Маутхаузен:
1. Amstetten (женский лагерь)
Amstetten (мужской лагерь)
2.Bachmanning
3.Bretstein
4.Dippoldsau
5.Ebensee
6.Eisenerz
7.Enns
8.Grein
9.Großraming
10.Gusen I
11.Gusen II
12.Gusen III
13.Hirtenberg
14.Klagenfurt
15.Leibnitz-Graz
16.Lenzing
17.Linz I
18.Linz II
19.Linz III
20.Loiblpass - Nord
21.Loiblpass - Süd
22.Melk
23.Passau I
24.Passau II
25.Passau III
26.Peggau
27.St. Aegyd
28.St. Lambrecht (женский лагерь)
29.St. Lambrecht (мужской лагерь)
30.St. Valentin
31.Schlier-Redl-Zipf
32.Schloss Lannach
33.Schloss Lind
34.Schloss Mittersill
35.Steyr-Münichholz
36.Ternberg
37.Vöcklabruck (1)
38.Vöcklabruck (2)
39.Wels I
40.Wels II
41.Wiener Neudorf
42.Wiener Neustadt (1)
43.Wiener Neustadt (2)
44.Wien-Floridsdorf
45.Wien-Hinterbrühl
46.Wien-Jedlesee
47.Wien-Saurerwerke
48.Wien-Schönbrunn
49.Wien-Schwechat - Heidfeld (1)
Wien-Schwechat - Heidfeld (2)
Wien-Schwechat - "Santa"


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 13.35.19 | Сообщение # 9
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Номер записи 69753177
Фамилия Чмыхов
Имя Алексей
Отчество Самуилович
Дата рождения 05.02.1920
Место рождения Краснодарский край, х. Оссенне-Буденновский
Воинское звание рядовой
Лагерный номер 40517
Дата пленения 17.08.1941
Место пленения Халч
Лагерь концлагерь Маутхаузен
Судьба погиб в плену
Дата смерти __.01.1942
Место захоронения Маутхаузен
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977528
Номер дела источника информации 73

http://obd-memorial.ru/Image2....3159e27
http://obd-memorial.ru/Image2....45ea28e



Номер записи 69753386
Фамилия Безруков
Имя Егор
Отчество Федорович
Дата рождения 21.04.1912
Место рождения Алтайский край, Угловский р-н, с. Вол-Кардон
Воинское звание рядовой
Лагерный номер 7158
Дата пленения 07.08.1941
Место пленения Рославль
Лагерь СС-лагерь Маутхаузен
Судьба погиб в плену
Дата смерти __.01.1942
Место захоронения Маутхаузен
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977528
Номер дела источника информации 73

http://obd-memorial.ru/Image2....7356950
http://obd-memorial.ru/Image2....342ec9c



Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 13.44.52 | Сообщение # 10
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Кладбище Maythausen




Информация взята тут


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 15.27.44 | Сообщение # 11
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует

Список военнопленных с № 50003 по № 68705
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=81789323&page=1


Qui quaerit, reperit
 
дедаДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 16.35.34 | Сообщение # 12
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует
Во втором параграфе рассматриваются обстоятельства побега
советских офицеров из 20-го блока 2 февраля 1945 г. и значение этого
события для оценки антифашистского движения Сопротивления в
концлагерях вообще.
2 марта 1944 г. командование немецкого Вермахта издало секретный
указ, часто называемый «предписание Кейтеля». Этот указ предписывал для
всех пойманных при попытке побега военнопленных солдат и офицеров, [cut]за
исключением англичан и американцев, применять операцию «К», суть
которой была депортация в 20-й блок концлагеря Маутхаузен с целью
уничтожения. С марта 1944 г. по февраль 1945 г. в концлагерь Маутхаузен
были переданы без поименного учета, предположительно 4700 таких
узников, подавляющее число из них были советские офицеры.
Специально для реализации этой операции весной 1944 г. 20-й блок
был изолирован от остального лагеря каменной стеной высотой 2,5 метра с
колючей проволокой, находящейся под высоким напряжением. Вне стены
находились 2 наблюдательных вышки, оснащенные прожекторами, на
которых находились эсесовцы, вооруженные пулеметами. Условия
содержания узников были наихудшими в лагере.
Несмотря на это, в ночь на 2 февраля 1945 г. узниками этого барака
был предпринят дерзкий побег, в результате которого в живых остались
только 17 человек из 570. На сбежавших началась настоящая «охота»:
начальство лагеря выдало распоряжение всем близлежащим отделениям
жандармерии возвращать узников в лагерь только убитыми. Преследование
продолжалось в близлежащих областях около 3 недель, и в нем участвовали
фольксштурм, части вермахта, отделы СА, члены НСДАП, гитлерюгенд и
местное население.
Выжить в этих невыносимых условиях беглецам стало возможно либо
по счастливой случайности, либо благодаря жертвенному подвигу
нескольких австрийских семей, которые, несмотря на риск быть
отправленными в концлагерь, укрывали беглецов.

Весь реферат:www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/.../Konopatchenkov_AV.pdf

Эта поимка сбежавших военнопленных носила кодовое название "охота на зайцев"
поскольку была команда живых в лагерь не возвращать, начальство очень возмущалось когда бойцы из гитлерюнге привели в лагерь несколько живых беглецов. Результаты "охоты на зайцев" можно увидеть здесь.
http://reibert.info/forum/album.php?albumid=565

из воспоминаний КИСЕЛЕВА ИВАНА ПЕТРОВИЧА .......
"...... утром 23 мая появились немцы и стали добивать тяжело раненых. Мною заинтересовались по видимому потому, что на мне было командирское обмундирование, а в петлицах - два кубика. Появился офицер, который пытался сам меня на русском языке допросить и для большего устрашения стал меня пинать с криками: «Русский свинья, комиссар…». Я потерял сознание и очнулся уже в вагоне, набитом раненными. Не помню, через сколько дней эшелон прибыл в город Смела, где фашистами был организован лагерь военнопленных.В лагере военнопленных я пробыл до весны 1943 года. Барак не отапливался, лежали на земляном полу полуголые. Хлеба нам не давали. ? литра баланды из гнилой брюквы в сутки, а частенько и этого не было. Особенно изнуряли поверки – часами стояли на снегу и, кроме того, побои, побои, побои.
В мае 1943 года всех живых переписали. Основную массу живых построили и угнали, а нас в количестве 45 человек погрузили в отдельный вагон и куда-то повезли. Среди 45 человек оказались в основном политработники и командиры Красной Армии. Но было и 2 или три бывших полицая, они чем-то провинились перед фашистами вот их и присоединили к нам. Естественно этим выродкам среди нас было еще горше, чем нам, а в итоге один из них удавился, а двоих других увели из вагона.
Привезли нас в концентрационный лагерь «Майданек», расположенный около г. Люблин. На площади 270 гектаров 6 полей, на каждом поле 24 барака по 300 человек. Лагерь был создан в 1940 году. Он раньше назывался «Дахау-2».
В первую очередь нас погнали в «баню». Узники лагеря, которые первыми нас встретили, нас предупредили, что «баня» в то же время является газовой камерой. Всех вновь прибывших загнали в комнату («раздевалка»), где заставили раздеться догола, дали кусочек мыла 10…15. грамм (практически кусочек глины) и впустили в камеру с душевыми рожками у потолка. Металлические двери с резиновыми прокладками автоматически захлопнулись и из рожков полилась холодная вода. Через 5…6 минут открылась дверь с другой стороны камеры и нас выпустили в другую комнату («одевалка») и каждому дали нижнее белье, брюки и кителя французской армии. А на ноги деревянные колодки. Обслуживающие нас заключенные интересовались, кто мы, откуда прибыли. Они сказали, что нам повезло, так как чаще вместо воды в рожки подается удушливый газ – окись углерода или «Циклон 15».
Из «бани» нас привели на второе поле, где до нас находились польские евреи. Поместили нас в бараки с левой стороны по ходу от входных ворот, а справа еще находились евреи. Не успели мы разместиться, как раздалась команда: «Выходи строиться на плац!». Построили нас с одной стороны площади. В середине возвышалась виселица. С другой стороны построили евреев. Все молодые, здоровые и каждый в гражданской одежде. К виселице подвели высокого, молодого, красивого еврея и офицер стал зачитывать приказ начальника лагеря. В приказе говорилось, что заключенный под номером таким-то приговаривается к смерти через повешение за попытку к бегству. Впервые на это смотреть страшно. Человек сам подошел к виселице, поднялся на табуретку, сам накинул петлю на шею. Один из заключенных уголовников выбил табуретку из-под ног приговоренного. Через несколько минут труп опустили с помощью лебедок на землю. Врач из заключенных проверил дыхание и тело покойного повезли в крематорий. Нас же через переводчика предупредили – при первом непослушании будете повешены.
С этого дня началась моя эпопея 12-тимесячного пребывания в Майданеке. Основным нашим мучителем был голод. Хлеба даже из древесной муки давали в неделю 1…2 раза приблизительно по 50…100 грамм. Баланды из гнилой картошки по пол литра давали не ежедневно. Наказывали за то, что не успел вытянуться перед «капо», не во время пошел в туалет и т. д. и т. п. Особенно страшное наказание – порка плетью с железной гайкой на конце. Это делалось на специальном сделанном для этой цели деревянном станке. Кровь стекала в специально сделанные в станке отверстия. После такого наказания редко кто оставался жить. Трупы ежедневно утром собирает специальная группа узников: «Тотен-команда». Члены этой команды отвозят мертвецов в крематорий и знают, что их самих уничтожат через 2…3 недели, так как они являются нежелательными свидетелями.
Рядом со вторым полем находилась прачечная, где работали советские девушки, в основном украинки. С ними мы перебрасывались записками, из которых мы узнали, что им еще труднее нашего. Их избивают немки-надзирательницы за каждый пустяк. Например, били за то, что девушка красивая, умная и т.д. Приблизительно с июля-августа 1943 г. девушки в прачечной не появлялись. Куда их отправили, мы так и не узнали.
7-го ноября 1943 года рано утром всех нас построили перед двумя рядами колючей проволоки, находящейся под высоким напряжением и приказали внимательно смотреть на то, что будет по ту сторону проволоки. Со всех охраняемых вышек гремели вальсы Штрауса. По дороге в направлении к крематорию с темна до темна вели заключенных евреев партиями приблизительно по 50…100 человек – мужчины, женщины, старики, молодые и дети. У многих женщин на руках были грудные дети. Каждую партию заключенных сопровождало не менее 50-ти солдат СС с автоматами и собаками. Нам пришлось наблюдать такое действие. У женщины на руках заплакал грудной ребенок. Рядом идущий фашист приказал успокоить ребенка. Тот продолжал плакать. Тогда изверг выхватил из рук матери сверток, развернул одеяло, взял ребенка за ножки и ударил его головой о мостовую. Мертвого ребенка снова отдал матери.
Несмотря на очень громкую музыку, мы отчетливо слышали пулеметную стрельбу со стороны крематория. Так продолжалось до наступления темноты. Заключенных больше не гнали, музыка прекратилась. К нам подошел офицер СС с переводчиком и объяснил, что завтра мы пойдем туда же, а сегодня нужно поминать души убиенных иудеев. Нам налили по миске баланды и загнали в бараки.
На следующий день через узников «Тотен-команда» мы узнали, что накануне в специально вырытом рву около крематория было расстреляно 18400 евреев. Этот день фашисты назвали: «Праздник урожая». Трупы из рва сжигали в крематории до весны 1944 года и все-таки всех не сожгли, хотя круглосуточно работало 5 печей. Когда ветер дул от крематория в сторону наших бараков, то дышать было невозможно, желудок выворачивало наизнанку.
Очень мучительно было ожидать каждый десятый день, когда из наших рядов отбирали партию 50 человек и отправляли в «баню», а из «бани» редко когда возвращались.
В начале апреля 1944 года началась эвакуация лагеря. Наше поле погрузили в эшелон в середине мая, а в конце мая 1944 года мы прибыли в г. Маутхаузен. С ж.д. вокзала нас погнали в знаменитый концлагерь «Маутхаузен». Лагерь находится в Австрии в провинции Обердонау в ориентировочно в 5-ти километрах севернее реки Дунай и в 22-х километрах восточнее города Линц. Строительство лагеря было начато в 1938 году командой узников концлагеря Дахау. Первыми узниками лагеря были австрийские коммунисты и социалисты. Лагерь разделен на две части. Верхняя часть – рабочий лагерь и нижняя часть – «ревир» (лазарет). Позже его назвали русским лагерем из-за преимущественного содержания в нем советских военнопленных.
Категория лагеря третья – самая жестокая, по фашистской терминологии «для преступников, не подлежащих перевоспитанию». На документах узника надпись: «Возвращению не подлежит». Всех вновь поступающих сначала отправляют в рабочий лагерь, со всех сторон огражденный стеной из крупных гранитных камней. Вдоль всей стены поверху натянута колючая проволока, на которую подключено высокое напряжение. Из таких же гранитных камней сооружены по периметру башни охраны, вооруженной пулеметами и массивные входные ворота. Над воротами массивный горельеф: человеческий череп, под ним на крыльях орла свастика. Под горельефом литые латинские буквы «КМ», а далее изречение: «Arbeit macht frei» («Работа сделает тебя свободным»). Внутри ворота выходят на большую асфальтированную площадь «аппельплатц». С левой стороны пять рядов бараков по 4-ре барака в ряду, а с правой – баня, прачечная, кухня и отгороженный каменной стеной крематорий. За баней между прачечной и каменной стеной возле сторожевой башни расположена узкая площадка, куда заводили вновь прибывших. На этой площадке был заморожен генерал Д.М. Карбышев (об этом мы узнали только после освобождения лагеря).
Может быть, об этом и не нужно писать, но хочется подчеркнуть моральный облик нацистов. На «аппельплатце» находился очень красивый одноэтажный домик – дом терпимости, который посещали не только нацистские вояки, но также иногда выдавали поощрительные талоны на посещение заключенным-бандитам, проявившим себя особо жестокими в обращении с «рядовыми» заключенными.
Охрана лагеря осуществлялась очень тщательно. Гранитные стены высотой 5 метров, 5 рядов колючей проволоки под высоким напряжением, гарнизон в несколько тысяч эсэсовцев из дивизии «мертвая голова», специально обученные палачи из подразделений «СД», специально обученные собаки. С внешней стороны проволочного заграждения специально оборудованные и засекреченные «оборонительные» точки.
Главный комендант лагеря штандартенфюрер «СС» Франс Цирайс подчинялся непосредственно Гиммлеру. Кроме Цирайса в лагере была целая свора палачей, таких как помощники коменданта Бахмайер, Шпасс и другие звери в военных мундирах. И не лучше их были тысячи извергов, одетых в одежду заключенных с зелеными нашивками - бандитов по профессии. Последние старались выслужиться перед хозяевами и мучили, калечили, убивали беззащитных людей. За убийство заключенного в лагере никто никакой ответственности не нес. Если узника выстрелом убивал охранник- солдат СС, то ему полагалось материальное поощрение. Мертвого узника регистрировали убитым при попытке к бегству.
Заключенные, способные двигаться, работать и «не угодившие» чем-либо перечисленным хозяевам лагеря и их прихвостням, направлялись в специальную команду смертников для работы в каменоломне, в которую вела крутая лестница в 186 ступенек (лестница смерти) Заключенные спускались по ступенькам вниз, где один нагружал на другого камень. Этот камень по весу должен быть таким, чтобы узник под ним прогибался. И так поочередно. Если надзирателю показалось, что камень легкий, то оба заключенных забивались до смерти. В процессе подъема по лестнице стоящие по бокам надзиратели беспощадно избивали своих жертв и ослабевших сталкивали вниз, где они разбивались на смерть о камни, а выживших пристреливали. Заключенные, поднявшиеся до верхней ступеньки, несли камень на стройку, а иногда их заставляли камень сбросить вниз и бегом бежать по ступенькам вниз за другим камнем.
В рабочем лагере узники сами строили каменные стены, башни, перегородки. Самым страшным в рабочем лагере был 20-й блок – внутренняя тюрьма Маутхаузена, блок смерти, где одновременно содержалось до 870 смертников. Нужно оговориться, что в рабочем лагере я находился всего несколько часов и самому мне не довелось пройти испытания на лестнице смерти. О многом, что там творилось, я узнал только после освобождения лагеря, когда нам разрешили ознакомиться с этим «раем».
Нас из эшелона пригнали в рабочий лагерь, раздели догола, загнали на узкую площадку между прачечной и каменной стеной возле сторожевой вышки. Выдержали под палящим солнцем 5…6 часов, а далее «вымыли» в бане, выдали трусы или кальсоны и стали отбирать кого в рабочий лагерь, а кого - на ревир. Калек и доходяг постригли и погнали в нижнюю часть лагеря – ревир.
Меня поместили во 2-й блок, где были 3-х ярусные койки и бумажные матрасы. Ходить по бараку не разрешалось, можно было только «бегать» на парашу. Отбой объявляли в 23-00. В ночное время во всем бараке горела только одна лампочка около параши. Параша- это деревянная бочка высотой около 50 см, диаметром около одного метра. Были случаи, когда сидевший узник опрокидывался в бочку спиной и моментально захлебывался. Иногда озверевшие капо развлекались – топили узников в параше. Особо жестоким был блокэльтестер (старший по блоку) – узник из уголовников по профессии. Ростом он был ниже среднего, все лицо и голова в шрамах. Он обладал большой силой, - с одного удара в висок убивал еще крепкого человека.
Любимым занятием эсэсовцев были ночные проверки. При этом открывались ворота с обоих концов барака, у ворот выстраивались капо с железными прутьями, включали яркий свет и начиналось побоище. Больных, обессиленных людей плетками сгоняли с коек и гнали через строй капо, которые беспощадно били бегущих. У открытых ворот накапливались кучи из трупов и еще шевелящихся людей. Оставшихся в живых узников выстраивали в одну шеренгу и проводилась «профилактика» кулаками. Нелюди в военной форме отбирали партию узников 30…50 человек и уводили в газовую камеру в рабочем лагере. Оставшихся загоняли в барак.
Частенько (особенно зимой) устраивали «баню». Совершенно голых людей босыми гнали во двор, где метрах в пятидесяти от блока находилось помещение умывальника. Это было здание из железобетона с проложенными вдоль трубами с холодной водой и множеством кранов. Во время «бани» у двери и внутри умывальника стояли капо и поливали узников с брантсбойтов ледяной водой под большим давлением. При этом добрая половина «купающихся» оставалась лежать на бетонном полу.
В ноябре 1944 года обывателей блока № 2 рано утром голых выгнали во двор, построили в шеренгу и держали на морозе в -12…15 оС до темноты. Как только стемнело стали по одному пропускать в барак., где за столом сидело 5 офицеров СС. Один из офицеров (старший по чину) часть узников направлял в одну шеренгу, указывая плеткой, других - в другую. Когда всех вошедших в блок узников разбили на две части, то одной части приказали забраться в свои нары, а другую под усиленной охраной увели в газовую камеру.
В Маутхаузен эшелоны с узниками прибывали почти ежедневно, но вот один из них в январе или феврале 1945 года особенно запомнился. Людей прибыло так много, что в каждую кровать на нарах (их называли гробами) было затолкано по три человека (два головами в одну сторону, а третий – в другую). Я старался попасть на третий ярус, где были свои плюсы и минусы. Плюсы – с верху ничего не текло и меньше пинали по ногам, минусы – очень тяжело забираться и трудно дышать. Так вот, ко мне на третий ярус положили двух новичков. Один из них оказался бывшим итальянским генералом. Пожилой генерал, по-видимому, в такие условия попал впервые, ему было тесно и он после отбоя все время ворчал, поворачивался и при неосторожном движении свалился с третьего этажа. На шум к нашей кровати прибежали блокэльтестер, штубэльтестер (старший по нашей половине блока) и два капо. За одну… две минуты они убили лежащего на полу генерала, а нас отхлестали плетями. После таких пополнений 2-3 дня было тесно, а потом становилось свободно, так как по утрам из одного блока выносили по 200…300 трупов.
В марте 1945 года во 2-м блоке появилась комиссия, в составе которой были офицеры СС и врачи из узников. Комиссия отобрала людей, способных работать штубендинстами (служба комнаты) в 5-м блоке, куда помещали вновь прибывающих в лагерь. К моей кровати подошел поляк – врач из узников, и на чистом русском языке говорит: «Если не хочешь умереть с городу, то давай тебя устрою штубендинстом в 5-й блок, только не показывай свою культышку». Я конечно с радостью согласился и встал в строй перед комиссией.
Меня взяли в 5-й блок штубендинстом. Штубэльтестер Антек (чех) послал меня на кухню за бачком - термосом с баландой. Термос необходимо нести вдвоем. Пройдя несколько шагов, я упал и мой же партнер ударил меня по лицу. Антек меня отстранил от этой работы и поставил меня шайзпутцером (уборщиком кала) около параши. Работы мне хватало, так как каждый второй поносил и след за ним тянулся от одного конца барака к другому. За эту «интеллигентную» работу я получал дополнительную миску баланды, да, кроме того, мне дали ботинки, полосатые брюки и куртку. На этой должности я пробыл до конца апреля. Мои соседи по кровати меня проклинали потому, что от меня шел запах, как от параши.
Трупы по утрам выносили из барака и узник - «зубодер» под наблюдением офицера СС у каждого трупа открывал рот и, если находил, выдирал золотые зубы и коронки. Однажды пришлось наблюдать такую картину. К одному из вновь прибывших (очень полный человек) подошли два капо во главе с Антеком, сшибли толстяка на пол и стали избивать, топтать кованными ботинками. Через несколько минут с ним все было закончено. Как я узнал, это был врач, который в другом лагере многих узников умертвил уколами.
Однажды за какую то провинность Антек ударил меня по лицу. А русские ребята это видели. И вот на другое утро Антек ко мне подходит и говорит: «Зачем ты русский жалуешься своим? Если бы я тебя ударил по настоящему, то сразу убил бы тебя». Вот тут то я узнал, что в лагере была подпольная организация, во главе которой стоял бывший офицер советской армии с подпольной кличкой «Петров». Эта организация и выдвинула меня в шайзпутцеры, чтобы не умер с голоду.
В лагере существовала подпольная организация и немецких коммунистов. До апреля 1945 года какое-то время лагерэльтестером ревира – «русского лагеря» был немецкий коммунист-подпольщик. Он как мог облегчал жизнь узников, но по доносу предателя его казнили – заманили на проволочное ограждение под высоким напряжением.
В конце апреля 1945 года в лагере стала слышна артиллерийская стрельба и разрывы авиационных бомб. Узники высказывали различные предположения и ожидали изменений в своей судьбе. Однажды я случайно услышал разговор соседей о том, что учетные карточки русских узников с пометкой «SU» подпольщики заменят на другие, а какие и для чего, я в это время не знал. Это выяснилось несколько позднее.
В самом начале мая (точную дату не помню) человек 45 из русских узников, в том числе и я, были построены около блока №5 и проверены по номерам. Номера были в учетных карточках и на жестянках, прикрепленных веревочкой к руке. Нам через переводчика объявили, то нас отправляют в обычный лагерь военнопленных. Все очень радовались, так как выбраться живыми из концлагеря смерти и попасть в лагерь военнопленных, это большое счастье. Я же обратил внимание на то, что среди нас отсутствует много русских узников, которых я знал по лагерю и которые по видимому были связаны с подпольщиками. Вот тут я понял, зачем менялись карточки с пометкой «SU», и что нас с пометкой «SU» ждет не лагерь военнопленных, а что-то худшее.
После поверки нас погрузили на две открытые грузовые машины и под усиленной охраной СС повезли по той дороге, по которой в 1944 году пригнали из города Маутхаузен в лагерь. Через несколько минут машина остановилась на берегу Дуная. Нам приказали выгрузиться и под ударами прикладов автоматов всех загнали внутрь полузатонувшей металлической баржи, а люк закрыли на замок. Первую ночь нашего пребывания в барже приблизительно в 24 часа мы услышали шум самолета и тут же около баржи разорвалось две бомбы. Осколки бомбы изрешетили стенки баржи, но баржа еще держалась на воде и люди не пострадали. Утром следующего дня около баржи было все спокойно, только на другом берегу Дуная слышалась артиллерийская и пулеметная стрельба. Мы стали кричать и стучать в крышку люка. В ответ послышалась автоматная очередь. Наступившей ночью мы услышали работу лодочного мотора и какое-то металлическое лязгание по стенкам баржи. Минер, который был среди нас, сказал, что это устанавливают магнитные мины. Теперь мы поняли, что от нас хотят избавиться. Днем следующего дня мы с минуты на минуту ожидали развязку, но наступил новый день, а взрыва не было. Около 10-ти часов утра люк открылся и мы услышали команду на немецком языке, чтобы все выходили на берег. Здесь нас окружили люди в немецких шинелях (это были австрийские ополченцы) с автоматами и винтовками. Они повели нас по известной нам дороге в концлагерь Маутхаузен. Оказывается, лагерь освободила американская дивизия. Нас привели к какому-то американскому офицеру. Он через переводчика поговорил с нашими конвоирами, которых обезоружили и, как говорят, «с миром» отпустили по домам. Нам переводчик сообщил, что комендант лагеря приказал потопить нашу баржу с помощью авиабомб, но бомбы в баржу не попали. Поэтому баржу заминировали и ополченцам приказали взорвать баржу в последнюю ночь, а самим разойтись по домам. Командир ополченцев решил поступить по другому: оставить нас живыми, передать нас американцам и тем самым получить помилование.
Американское командование держало нас в лагере до тех пор, пока не прибыли представители от нашего командования. Таким образом в сентябре 1945 ода мы прибыли под Уду (станция Алкино), где прошли гос. проверку и те, кто не предавал Родину, были отправлены по местам довоенного жительства."[/cut]


Евгений Серков
 
дедаДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 17.38.28 | Сообщение # 13
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует
Саня,
А Это может быть интересным?
http://www.its-arolsen.org/ru/glavnaja/index.html
или так
http://its-arolsen.org/ru/glavnaja/index.html


Евгений Серков

Сообщение отредактировал деда - Воскресенье, 27 Ноября 2011, 17.40.35
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 17.48.06 | Сообщение # 14
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Список погибших ,с указанием места смерти














Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 17.48.16 | Сообщение # 15
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Список погибших ,с указанием места смерти














Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 17.48.55 | Сообщение # 16
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Список погибших ,с указанием места смерти














Qui quaerit, reperit
 
дедаДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 17.52.08 | Сообщение # 17
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует
Саня,
Это подпись под схему которую ты вначале поместил(перевод):

Map of the Gusen I & Gusen II camps
Карта лагерей Гузен-I и Гузен-II (вместе с каменоломнями и прилегающей промзоной)
image credit: http://en.gusen-memorial.at/

Обозначения на рисунке:
1 - лагерь Гузен-II. 2 - административные бараки и солдатские казармы. 3 - блок N6 и двухэтажный блок 6/7 (для арестантов с высокой трудовой квалификацией). 4 - лагерный бордель. 5 – гауптвахта и центральный вход или так называемый «Журхауз». 6 & 7 – сторожевые вышки. 8 - кухня. 9 – бараки солдат SS. 10 – сектор для военнопленных из СССР. 11 – лагерный ревир (больница). 12 – каменоломня Гузен. 13 – каменаломня Кастенгоф «Верхняя». 14 – каменоломня Кастенгоф «Нижняя». 15 – камнедробилка и шлифовальный цех. 16 – система тоннелей недостроенного подземного завода Kellerbau. 17 – наземные цеха фабрик Steyr Daymler Puch и Messerschmitt - Georgenmuehle.


Евгений Серков
 
дедаДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 18.41.17 | Сообщение # 18
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует
Саня,
Да, уж. Когда говорим цифрами, это одно, а когда вот так, поименно....1500 человек....
Карточек на них ОБД не дает, только так, списком. Жаль, без отчества и части. Но и за это ребятам поднявшим восстание спасибо, могло и этого не быть.

А это, на дом терпимости намекаешь?
В октябре 1941 в гузенские каменоломни привезли первых военнопленных русских. Разместили их в так называемых Isolier-бараках N13-16, 21-24. Из 4500 гражданских узников и военнопленных из стран бывшего СССР к весне 1943 в живых осталось всего 143 человека. Из них 2151 погиб в каменоломнях.
Хорошо ребята погуляли и отдохнули.


Евгений Серков

Сообщение отредактировал деда - Воскресенье, 27 Ноября 2011, 18.50.49
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 18.50.02 | Сообщение # 19
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
деда,

Quote (деда)
А это, на дом терпимости намекаешь?

Не знаю,для советских пленных были другие правила,не забывай,что помимо советских полно было пленных их других стран.
Могу сказать,что женское отделение в лагере было.

Женщин вспомнили в Маутхаузене




На месте бывшего нацистского концентрационного лагеря Маутхаузен в Австрии почтили память миллион женщин, погибших от рук нацистов. В воскресенье 7 мая в Маутхаузене отметили 61-ю годовщину со дня освобождения лагеря американской армией.

Выступая на мемориальной церемонии, глава Реституционного фонда Австрии Ханна Лессинг напомнила собравшимся, что только в Маутхаузене в годы войны содержалось 8500 женщин-заключенных. «Я хочу вспомнить об участи женщин, которые исчезли, которые погибли здесь», — отметила она.

На месте бывшего концлагеря в воскресенье собралось более 12 тысяч человек, среди которых были узники лагеря, родственники жертв и политические лидеры. На церемонии также присутствовал президент Австрии Хейнц Фишер, сообщает DPA.

Для Ханны Лессинг ужасы нацистских концлагерей оставили след в семейной истории. Ее бабушка погибла в газовых камерах Освенцима. Лессинг подчеркнула, что на протяжении многих лет тема женщин-жертв нацизма и роль, которую женщины сыграли в борьбе с фашизмом в годы Второй мировой войны, преуменьшалась. Она процитировала писательницу, бывшую узницу концлагеря Рут Клюгер, писавшую: «Войны ведут мужчины, поэтому и с воспоминаниями о войнах происходит тоже самое». Однако бессчетное количество женщин прошли через пытки и мучения в годы нацизма. В концентрационных лагерях их вынуждали заниматься проституцией, насильно стерилизовали. По словам Лессинг, далеко не сразу были признаны и заслуги многих женщин в сопротивленческой борьбе с нацистами.

http://www.jewish.ru/history/facts/2006/05/news994234336.php


Qui quaerit, reperit
 
дедаДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 18.53.26 | Сообщение # 20
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует
Саня,
Все было, да и дом терпимости тоже, но вот к русским действительно отношение другое.

http://inbsite.com/gusen.html#top


Евгений Серков

Сообщение отредактировал деда - Воскресенье, 27 Ноября 2011, 19.34.16
 
СаняДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 18.54.40 | Сообщение # 21
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Концлагерь Маутхаузен и второстепенные лагеря


МАУТХАУЗЕН

Австрийский концлагерь Маутхаузен стал символом лагерного ужаса. Он был крупнейшим концентрационным лагерем на территории Австрии и располагался в местечке Маутхаузен в пятнадцати километрах восточнее Линца. Созданный летом 1938 года как филиал Дахау, он стал самым зловещим детищем Кальтенбруннера. Еще в марте того же года гауляйтер Август Айгрубер торжественно объявил: «Мы, жители Верхней Австрии, получим еще одну, особенную награду за наши заслуги во время борьбы. В Верхней Австрии возникнет концентрационный лагерь для предателей народа со всей Австрии».
История концлагеря началась с основания эсэсовцами Общества с ограниченной ответственностью DEST (Deutsche Erd- und Steinwerke GmbH), которое возглавлял Освальд Поль. Поль являлся также владельцем нескольких других компаний, руководил и был распорядителем финансов в различных нацистских организациях, кроме того, был директором германского Красного Креста. С 1936 года он стремился претворить в жизнь проект по извлечению из труда арестантов экономической пользы для СС.
Фирма DEST выкупила у городских властей Вены каменоломни Маутхаузен, Гузен и Флоссенберг и начала строительство лагеря. Выбор пал на эти каменоломни не случайно: в Маутхаузене и Гузене находились крупные залежи гранита, который планировали использовать для возведения так называемых «построек фюрера». К тому же Гитлер мечтал превратить Линц в «город фюрера», для чего также требовалось большое количество этой горной породы.
Первоначально Маутхаузен был запланирован как лагерь для неисправимых уголовников-рецидивистов, а потому его первыми заключенными оказались 300 австрийцев и несколько немцев. Но с 8 мая 1939 года он был преобразован в трудовой лагерь для политических заключенных, многих из которых до смерти затравливали в каменоломнях. Маутхаузен был далеко не единственным концлагерем на территории Австрии: в его подчинении находились 52 второстепенных лагеря, крупнейшие из них – Гузен и Мельк. Однако только Маутхаузену и Гузену была присвоена самая тяжелая III категория. III категория означала «уничтожение посредством труда».
В 1938 – 45 годах в Маутхаузене в заключении находилось около 335 тысяч человек (по другим источникам – 200 тысяч) более 30 национальностей. Около 2,5% заключенных составляли женщины, также здесь содержались дети и подростки.
В июне 1942 года по приказу Гиммлера в Маутхаузене был создан первый из десяти «борделей заключенных», в котором узниц заставляли заниматься проституцией. Большинство этих несчастных женщин поступило сюда из женского концлагеря Равенсбрюк. Забеременевшим насильно делали аборты, а на женщинах и девушках, заболевших венерическими заболеваниями, ставили медицинские опыты.
В лагерной «книге смерти» было зарегистрировано 36 тысяч 318 казненных; по другим данным в Маутхаузене погибло более 122 тысяч человек. Учет советских военнопленных, убитых в результате «акции-К» (Aktion «K» или Aktion «Kugel», то есть «акция-пуля» – сокращенное иносказательное обозначение расстрела) не велся. После прибытия пленников с пометкой «K» им не присваивали номера, имена их были известны лишь сотрудникам политотдела. Пленников «K» сразу же заводили в тюрьму, раздевали и направляли в «душевые помещения», размещавшиеся в подвале тюрьмы рядом с крематорием, где убивали.
Во время Нюрнбергского процесса среди прочих был допрошен узник Маутхаузена – испанский фоторепортер Франсуа Буа, который рассказал о жизни русских пленных в концлагере: «Первые военнопленные прибыли в 1941 году. Было объявлено о прибытии двух тысяч русских военнопленных. По отношению к ним были приняты такие же меры предосторожности, как и по прибытии военнопленных испанцев-республиканцев. Везде вокруг бараков были поставлены пулеметы, так как от новоприбывших ожидали самого худшего. Как только русские военнопленные вошли в лагерь, стало ясно, что они находятся в ужасном состоянии. Они даже ничего не могли понять. Они были так обессилены, что не держались на ногах. Их тогда поместили в бараки по 1600 человек в каждом. Следует отметить, что эти бараки имели 7 метров в ширину и 50 метров в длину. У пленных была отобрана вся одежда, которой и без того было очень мало. Им было разрешено сохранить только брюки и рубаху, а дело было в ноябре, и в Маутхаузене было более 10 градусов мороза. По прибытии оказалось, что 24 человека из них умерло в то время, как они шли 4 километра, отделявшие лагерь Маутхаузен от станции. Сначала к ним была применена та же система обращения, как к нам, испанцам-республиканцам: нам сначала не дали никакой работы, но почти ничего не давали есть. Через несколько недель они были совершенно без сил, и тогда к ним начали применять систему истребления. Их заставляли работать в самых ужасных условиях, били палками, над ними издевались. Через три месяца из 7000 русских военнопленных в живых остались только 30...
Был один так называемый 20-й барак. Этот барак находился внутри лагеря, и несмотря на электрифицированные проволочные заграждения вокруг всего лагеря, вокруг этого барака была дополнительная стена, по которой проходила проволока с электрическим током. В этом бараке находились русские военнопленные – офицеры и комиссары, несколько славян, французов и даже, как мне говорили, несколько англичан. Никто не мог входить в этот барак, кроме двух начальников: коменданта внутреннего лагеря и комендантов внешних лагерей. Эти заключенные были одеты как каторжники, но они не имели никаких номеров... Я знаю подробно, что происходило в этом бараке. Это был как внутренний лагерь. В нем находились 1800 человек, которые получали менее одной четверти того рациона пищи, который получали мы. У них не было ни ложек, ни тарелок. Из котлов им выбрасывали испорченную пищу прямо на снег и выжидали, когда она начнет леденеть. Тогда русским приказывали бросаться на пищу. Русские были так голодны, что дрались, чтобы поесть, а эсэсовцы этим пользовались как предлогом, чтобы избивать их резиновыми палками... В январе 1945 года, когда русские узнали, что Советская Армия приближается к Югославии, они испробовали последнюю возможность: они взяли огнетушители, перебили солдат охранного поста, захватили ручные пулеметы и все, что они могли использовать в качестве оружия. Из 700 человек только 62 смогли убежать в Югославию. В тот день Франц Цирайс, комендант лагеря, дал по радио приказ всем гражданам, чтобы они помогли «ликвидировать русских преступников», убежавших из лагеря. Он объявил, что тот, кто докажет, что он убил хоть кого-нибудь из этих людей, получит крупную сумму в марках. Поэтому все сочувствующие нацистам в Маутхаузене занялись этой поимкой, и им удалось убить более 600 убежавших, что было, между прочим, нетрудно, так как некоторые из русских не могли проползти более десяти метров».
Поиск и расстрел советских военнопленных получил название «мюльфиртельской охоты на зайцев». Трупы убитых офицеров затем свозили в городок Рид-ин-Ридмарк, здесь же вели подсчет пойманных беглецов. В память о погибших советских офицерах в мае 2001 года в этом австрийском городке установили памятник, о котором, к сожалению, знают немногие. На сегодняшний день известны имена 11 из 19 сбежавших узников, которым удалось выжить лишь благодаря отваге некоторых австрийцев, приютивших беглецов.
Последний заключенный под номером 139317 прибыл в лагерь 3 мая 1945 года. 5 мая 1945 года Маутхаузен был освобожден союзными войсками. Незадолго до окончания войны фашисты планировали установить в лагере дополнительные печи для сжигания заключенных. До сих пор до конца не ясно, по чьей вине затянулась реализация этого плана: то ли сами заключенные не спешили претворять его в жизнь, то ли медлил назначенный СС старший прораб.
Узников Маутхаузена продолжали убивать вплоть до освобождения лагеря, точное число погибших в первые дни мая 1945-го неизвестно. Еще в апреле эсэсовцы начали уничтожать документы, свидетельствовавшие о преступлениях, совершенных в лагере. Также они демонтировали газовую камеру, располагавшуюся в подвале больничного блока. Затем эсэсовцы покинули лагерь, поручив надзирательство за пленными венским пожарным и отрядам народного ополчения – фольксштурму. Маутхаузен наряду с концлагерями Гузен I, II и III был освобожден в числе последних.
В наши дни на территории бывшего концлагеря работает музей и мемориальный комплекс.

ГУЗЕН I, II и III

Строительство второстепенного лагеря Гузен I началось в 1939 году. Тогда его называли концлагерь Маутхаузен/Гузен. Гузен, который находился в четырех километрах западнее Маутхаузена, строили 400 австрийских и немецких заключенных. Каждое утро их пригоняли сюда из Маутхаузена.
В марте 1940 года, когда закончилось возведение первых бараков, заключенных стали оставлять здесь на ночь. 24 мая 200 арестантов отправили обратно, в больничный блок Маутхаузена, а фамилии остальных заключенных были внесены в списки первых узников концлагеря Гузен. В тот же день сюда доставили 1082 поляка из концентрационного лагеря Дахау. В Гузене новоприбывшим сообщили, что их будут перевоспитывать в «людей, полезных Третьему рейху». В последующие месяцы сюда на «перевоспитание» поступили еще 4000 представителей польской интеллигенции.
Этот концлагерь состоял из двух каменных построек и 34-х бараков, в 24-х из них размещались заключенные. Зимой 1940 – 1941 года здесь построили крематорий, в котором с 29 января начали сжигать трупы пленных. Арестанты принимали участие в строительстве штольни, работали в гузенской каменоломне и на оружейных заводах, где они производили карабины, пистолеты и авиационные двигатели для партнера компании DEST Штайр-Даймлер-Пух АГ.
За год до окончания Второй мировой войны, 9 марта 1944 года, в Ст.-Георгене открылся лагерь Гузен II. Он предназначался для 16 тысяч узников, которые должны были расширить штольню под сверхсекретный проект люфтваффе по конвейерному производству реактивных истребителей Мессершмитт Ме-262. Этот подземный завод получил кодовое название «Б8 – горный хрусталь».
Спустя 10 месяцев, в декабре 1944 года, в Лугнитце открылся лагерь Гузен III для 262 узников. Пленники этого концлагеря были задействованы в строительстве крупной хлебопекарни Лугнитц, на производстве по изготовлению запасных частей Мессершмитт ГмбХ в Ст.- Георгене и в Гузене.
Так как главной целью концентрационных лагерей Гузен I, II и III было «уничтожение посредством труда», то всех больных или ослабленных узников убивали или мучили до смерти. В период с 1944 по 1945 год в Гузене погибло в два раза больше заключенных, чем в Маутхаузене. В трех лагерях Гузен I, II и III содержалось в общей сложности 67 тысяч 677 арестантов; по официальным данным, 31 тысяч 535 из них были убиты. Если к этому числу добавить еще погибших узников, которых не регистрировали, то число жертв составит 44 тысячи 602 человека, среди них – 2 тысячи 843 советских пленника. Концлагерь Гузен, как и Маутхаузен, был освобожден союзными войсками 5 мая 1945 года.
В 1965 году на месте бывшего концлагеря появился мемориальный комплекс, а в 2004 году был открыт центр для посетителей.

МЕЛЬК

Концлагерь Мельк был открыт 21 апреля 1944 года и просуществовал ровно год. Он был рассчитан на 500 арестантов. Узников разместили в зданиях казармы рядом с городом, там же построили крематорий. Заключенные этого лагеря, среди которых было много детей и подростков, работали в штольне. Концлагерь в Мельке получил кодовое название «Кварц», так как местные штольни были богаты этой горной породой.
Пленников заставляли работать в три смены. Внутри штолен нередко происходили обрушения, многие пленники погибли под завалами. Редеющие ряды работников пополняли за счет узников Маутхаузена. Зимой 1944 – 1945-го арестанты закончили работы по подготовке 6 штолен для Штайр-Даймлер-Пух АГ.
За время существования концлагеря здесь погибли более 5000 человек. Многих из них расстреляли, лишили жизни при помощи инъекций в сердце или отравили газом в замке Хартхайм. Как в других лагерях, многих узников Мелька до смерти забили надзиратели. В середине апреля 1945 года лагерь расформировали, так как войска союзников подступали все ближе и ближе. Детей и подростков отправили в Маутхаузен, взрослых – в Эбензее.

ЭБЕНЗЕЕ

Второстепенный лагерь Эбензее был построен по приказу Гитлера после того, как в результате бомбардировок британской авиацией в ночь с 17 на 18 августа 1943 года были разрушены самые важные предприятия по производству баллистических ракет Фау-2. Эта операция носила название «Гидра». Разъяренный фюрер потребовал от рейхсминистра вооружений и военной промышленности Альберта Шпеера перенести эти предприятия в подземные штольни. Затем совет по вооружению постановил устроить такой завод в пещерах гор у озера Траунзее. Однако тех пещер еще не было и в помине. Поэтому двумя месяцами позже, 8 ноября 1943 года, в Эбензее стали свозить первых узников для возведения жилых бараков и цехов. Этот завод имел несколько кодовых названий: «Цемент», «Известковые заводы», «Солвей», «Барсук II» и «Голубь I».
Узники должны были в кратчайшие сроки пробурить в горах штольни длиной 250 метров. В них фашисты планировали разместить современный ракетный завод с испытательными площадками. В конце 1944 года в местных штольнях началось строительство нефтемаслозавода. Нефтеперегонный завод начал работать уже спустя несколько месяцев – в феврале 1945 года. Весной 1945-го планировалось запустить производство моторов для танков и самолетов.
С ноября 1943 по май 1945 года в концлагере Эбензее погибли 8 тысяч 745 узников. В конце апреля 1945-го здесь находилось 18 тысяч 437 заключенных. Условия жизни узников в концлагере Эбензее были значительно хуже, чем в большинстве других второстепенных лагерей. Прибывавших арестантов на две недели помещали в карантин, где их ломали психически и физически. Обуви на всех не хватало, поэтому многих заставляли работать босиком. Рабочий день в штольне длился 10 – 12 часов. Кормили узников крайне скудно, средний дневной рацион составлял около 700 ккал.
Руководящий офицер лагеря, Отто Ример, был известным пьяницей и садистом, которому доставляло невероятное наслаждение извращенно пытать и убивать узников. Кроме того, в концлагере держали дога по кличке «Лорд», которого натравливали на узников. Громадный пес неоднократно загрызал несчастных до смерти.
За день до освобождения лагеря, 5 мая 1945 года, комендант Эбензее попытался загнать узников в штольни, но встретил мощное сопротивление со стороны заключенных. 6 мая лагерь освободили союзники.
В 1990 году на месте бывшего концентрационного лагеря был открыт музей. В 2001-м он был расширен за счет Музея современной истории Эбензее, посвященного истории Австрии и региона в период с 1918 по 1955 годы. В Центре документации хранится база данных с фамилиями жертв и бывших узников лагеря, картотека угнанных на принудительные работы и фотографии тех лет. На территории мемориала также находится кладбище, где похоронены заключенные, погибшие в этом концлагере.
Каждый год 9 мая здесь устраивают день памяти жертв концлагеря Эбензее, на котором присутствуют бывшие узники.

ЛИНЦ

В Линце при заводах Геринга работал внешний лагерь. Люди, согнанные на принудительные работы со всей Европы, трудились здесь на сталеплавильном комбинате в ужасных условиях. Так как этот завод являлся стратегически важным объектом, с 1944 года он подвергался частым бомбардировкам союзников. В ходе этих бомбежек погибли многие арестанты.

ГУНТРАМСДОРФ /ВИНЕР НОЙДОРФ

Этот второстепенный лагерь возник 2 августа 1943 года и находился на месте нынешней общины Гунтрамсдорф. Он состоял из 80 деревянных бараков, 34 из них были обнесены электрифицированным забором.
Узники лагеря занимались строительством заводов, а затем – производством авиационных двигателей. Чаще всего сюда переводили заключенных из Маутхаузена, имевших опыт строительных работ и умевших обрабатывать металл.
Здесь содержалось до 3170 арестантов, которые с 1943 по 1945 год работали на заводах Штайр-Даймлер-Пух АГ, Релла&Ко, Хофмана и Макулана, Химмельштосса и Зиттнера, инженера Черниловски, а также на малых предприятиях и в сельском хозяйстве в общинах Гунтрамсдорф, Винер Нойдорф, Лаксенбург, Ахау и Вене.

ЛОЙБЛЬ

Концлагерь Лойбль начали строить в марте 1943 года в долине Лойбталь. Он предназначался для 1800 узников. Заключенные должны были строить туннель в горах Караванкен, которые отделяли Австрию от Словении. В этом лагере были замучены или умышленно убиты более 40 арестантов.
Исходя из стратегических и экономических соображений, фашисты решили построить дополнительные дороги в Словению. На строительстве туннеля длиной 1561 метр сквозь Лойбль настаивал, в частности, гауляйтер Фридрих Райнер. А потому в 1943 году Рейхсуправление по строительству заключило с венской фирмой «Universale Hoch und Tiefbau AG» договор на ведение строительных работ, а также на устройство концентрационного лагеря. Дополнительно были подписаны договоры с СС, которые обязывались предоставить необходимые «рабочие руки». По обе стороны горы Лойбль были сооружены концлагеря: северный был меньшим, а в южном – более крупном – помимо арестантов размещалось руководство лагеря. Работы по бурению туннеля на южной стороне начались уже в марте 1943-го, на северной стороне – только в июне. В строительных работах помимо заключенных концлагеря принимали участие около 660 рабочих из гражданского населения. Некоторые из них приехали на стройку добровольно, часть рекрутировали принудительно.
Первые заключенные прибыли сюда из Маутхаузена в июне 1943 года. В Маутхаузене их погрузили в вагоны для скота и отправили в словенский город Тржич, который располагался по соседству с концлагерем. Местные жители пытались передать узникам продукты и сигареты, пока тех перегружали в грузовики, которые шли в Лойбль.
Большинство узников были политическими заключенными, лицами, уклоняющимися от принудительного труда, и военнопленными различных национальностей. Здесь насильно удерживались около 800 французов, 450 поляков, 188 русских и 144 югослава. Также в лагере жили около 70 арестованных немцев и австрийцев, большинство которых было «профессиональными преступниками». Они находились в более привилегированном положении по отношению к остальным заключенным: либо занимали ключевые посты в лагере, либо им поручали более легкую работу. Затем в лагерь привезли арестантов из Чехии, Норвегии, Люксембурга, Греции, Бельгии и Нидерландов. В 1944 году в Лойбль из Венгрии депортировали 15 евреев, но уже спустя несколько недель их отправили в Маутхаузен.
Комендантом лагеря был Юлиус Лудольф. С его подачи проводили так называемые «корриды» – избиение узников офицерами СС: арестанты должны были беспрерывно выполнять тяжелую работу, в то время как на них обрушивались удары надзирателей. Однажды строительная фирма пожаловалась на то, что многие избитые арестанты не способны выполнять работу в необходимом объеме, и Лудольфа в августе 1943 года заменили на Якоба Винклера. Однако положение узников это не улучшило. Поговаривали, что с новым начальником дела пошли еще хуже.
Гражданским рабочим запрещалось общаться с заключенными. Тем не менее многие из них помогали узникам: тайком провозили в лагерь письма и посылки от близких арестантов.
4 декабря 1943 года туннель пробурили, годом позже его расширили и пустили через него первые транспортные средства.
Слабых или нетрудоспособных арестантов отправляли назад в Маутхаузен, что означало для них верную гибель. Судьба узников находилась в руках врача концлагеря Зигберта Рамзауэра, так как именно он составлял списки тех, кого возвращали в лагерь смерти. Рамзауэр собственноручно убил около 30 заключенных, которых посчитал слишком слабыми для транспортировки в Маутхаузен. Этим несчастным он вкалывал в сердце шприц с бензином. Он сам именовал этот процесс «прекрасной смертью». Также палач в белом халате использовал арестантов для медицинских опытов.
Порой в лагере устраивали так называемые «спортивные игры» для увеселения смотрителей – во время них ослабленных узников заставляли участвовать в боксерских поединках друг против друга.
Измученные тяжелой работой и зверствами надзирателей, заключенные нередко предпринимали попытки к бегству. Пойманных отправляли прямиком в Маутхаузен и там убивали. Те, кому удавалось совершить побег, чаще всего присоединялись к партизанам и вместе с ними боролись с фашистами.
16 апреля 1945 года из-за возросшей активности партизан северный лагерь закрыли, а узников перевели в южный. 7 мая освободили депортированных. Словенских пленников отправили в Тржич. Всех остальных заключенных офицеры СС вывели из лагеря и, прикрываясь ими, как живым щитом, отправились через туннель в Каринтию. В долине Розенталь конвой атаковали партизаны и освободили узников. Коменданту лагеря Якобу Винклеру британский военный трибунал вынес высшую меру наказания – смерть через повешение. А врачу-садисту Зигберту Рамзауэру дали пожизненное заключение и, как и многих других австрийских военных преступников, помиловали после вывода советских войск из Австрии в 1956 году.
Словенское правительство возвело в 1950-е годы на месте бывшего концентрационного лагеря памятник жертвам Лойбля и объявило эту территорию мемориальным комплексом. Здесь сохранились бетонные фундаменты бараков, так что очертания южного лагеря и по сей день вполне узнаваемы. Защищенный стальной решеткой крематорий напоминает о сожженных в Лойбле узниках.
Осенью 2008 года были раскопаны остатки фундамента северного лагеря. В 2009 году сотрудники музеев разработали проект мемориального комплекса для северного концлагеря, который будет постепенно реализован в ближайшие годы.

Николай Яшин


Qui quaerit, reperit
 
дедаДата: Воскресенье, 27 Ноября 2011, 20.08.08 | Сообщение # 22
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует
Саня,
Ну вот, уже 2000 имен. Здесь тоже познавательная информация, опять же есть воспоминания заключенных.
http://inbsite.com/gusen.html#top
Здесь памятники маутхаузена
http://otvet.mail.ru/question/19554577/


Евгений Серков

Сообщение отредактировал деда - Воскресенье, 27 Ноября 2011, 20.14.08
 
дедаДата: Понедельник, 28 Ноября 2011, 20.11.07 | Сообщение # 23
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует
Саня,
Отсканировал, две папки списков(листов300) и еще одну в 325 листов ОБД не выложило, есть только пара первых и последний. Выкладывать?


Евгений Серков
 
дедаДата: Понедельник, 28 Ноября 2011, 21.30.32 | Сообщение # 24
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует






Евгений Серков
 
СаняДата: Понедельник, 28 Ноября 2011, 21.45.43 | Сообщение # 25
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
деда,
Вот смотри,в списках первым номером записан Афонин,как умерший в Маутхаузене,



а на проверку он умер в Гузене.Ведь целая комиссия работала,списки печатала,а разобрать по местам захоронений не смогла,или не захотела,что бы показать огромную массу народа умершего в одном месте!
Да и не Афонин он,а Афонькин!

Номер записи 300541727
Фамилия Афонькин
Имя Андрей
Отчество Дмитриевич
Дата рождения 15.08.1906
Место рождения Терехово
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 41324
Дата пленения 21.07.1941
Место пленения Могилев
Лагерь шталаг VI C
Судьба Погиб в плену
Дата смерти __.12.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 1078

http://obd-memorial.ru/Image2....6333a4f
http://obd-memorial.ru/Image2....7644bff





Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 28 Ноября 2011, 21.56.15 | Сообщение # 26
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует


Номер записи 300516886
Фамилия Лямин
Имя Андрей
Отчество Иванович
Дата рождения __.__.1912
Место рождения Кургуза
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 42134
Дата пленения 17.07.1941
Место пленения Днепр
Лагерь шталаг VI C
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 16.11.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 989

http://obd-memorial.ru/Image2....f73aca1
http://obd-memorial.ru/Image2....3aed134





Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 28 Ноября 2011, 22.01.58 | Сообщение # 27
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует


Номер записи 300498328
Фамилия Бродягин
Имя Иван
Отчество Матвеевич
Дата рождения __.__.1908
Место рождения Запаниха
Воинское звание сержант
Лагерный номер 41661
Дата пленения __.08.1941
Место пленения Кричев
Лагерь шталаг VI C
Судьба Погиб в плену
Дата смерти __.12.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 3016

http://obd-memorial.ru/Image2....964574c
http://obd-memorial.ru/Image2....a383d17







Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 28 Ноября 2011, 22.08.56 | Сообщение # 28
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует
Слово Betrieben никак не вяжется со смертью,оно только указывает об отправке человека в Gusen- Linz
Где то лежат свидетельства о смерти тогда!


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Понедельник, 28 Ноября 2011, 22.17.53 | Сообщение # 29
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Отсутствует


Номер записи 300516046
Фамилия Палавин
Имя Николай
Отчество Родионович
Дата рождения 21.05.1910
Место рождения Китово
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 41558
Дата пленения 22.07.1941
Место пленения Смоленск
Лагерь шталаг VI C
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 16.11.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 986

http://obd-memorial.ru/Image2....fca1f0e
http://obd-memorial.ru/Image2....f755188



Qui quaerit, reperit
 
дедаДата: Понедельник, 28 Ноября 2011, 22.54.47 | Сообщение # 30
Группа: Друзья СГВ
Сообщений: 1920
Статус: Отсутствует






Евгений Серков
 
Авиация СГВ » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Концлагеря » Kgf. Lager Mauthausen-Gusen (KZ Mauthausen) (Gusen-Linz , Austria)
  • Страница 1 из 29
  • 1
  • 2
  • 3
  • 28
  • 29
  • »
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2019
Хостинг от uCoz
Счетчик PR-CY.Rank Яндекс.Метрика