Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Правила форума Поиск

  • Страница 1 из 11
  • 1
  • 2
  • 3
  • 10
  • 11
  • »
Модератор форума: Томик, Viktor7, Геннадий  
Форум » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Лагеря и лазареты на территории России » Dulag 126 Smolensk (Поиск военнопленных по дулагу 126 Смоленск, Россия)
Dulag 126 Smolensk
СаняДата: Пятница, 25 Февраля 2011, 14.06.25 | Сообщение # 1
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Dulag 126 Smolensk

Смоле́нск — город в России, административный, промышленный и культурный центр Смоленской области



https://maps.google.com/maps?ll.....045278


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 28 Апреля 2013, 01.54.28 | Сообщение # 2
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Sowjetische Kriegsgefangene bei Smolensk


Bundesarchiv, Bild 183-L28726 / Markwardt / CC-BY-SA


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Воскресенье, 28 Апреля 2013, 01.55.02 | Сообщение # 3
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Фамилия Усков
Имя Павел
Отчество
Дата рождения/Возраст __.__.1912
Лагерь г. Смоленск
Судьба погиб в плену
Воинское звание сержант
Дата смерти Между __.__.1941 и __.__.1945
Место захоронения Смоленская обл., г. Смоленск
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18003
Номер дела источника информации 1613
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=67101993

Фамилия Ермянцев
Имя Василий
Отчество
Дата рождения/Возраст __.__.1912
Лагерь г. Смоленск
Судьба погиб в плену
Воинское звание сержант
Дата смерти Между __.__.1941 и __.__.1945
Место захоронения Смоленская обл., г. Смоленск
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18003
Номер дела источника информации 1613
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=67101994

Фамилия Новиков
Имя
Отчество
Дата рождения/Возраст __.__.1908
Лагерь г. Смоленск
Судьба погиб в плену
Воинское звание красноармеец
Дата смерти Между __.__.1941 и __.__.1945
Место захоронения Смоленская обл., г. Смоленск
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18003
Номер дела источника информации 1613
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=67101992


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Пятница, 19 Июля 2013, 22.39.01 | Сообщение # 4
Группа: Модератор
Сообщений: 26264
Статус: Отсутствует
Дулаг 126 Смоленск, 20.07.1943 года.

http://obd-memorial.ru/memoria....143.jpg
300914678


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
NestorДата: Вторник, 17 Сентября 2013, 02.15.56 | Сообщение # 5
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
Румынская кинохроника в цвете. 1941 г. Дулаг 3-я минута. На 4-й минуте свежие могилы казненных немцами польских офицеров.

http://vk.com/video80978645_164931626?hd=3&t=16s

http://vk.com/video80978645_164931626


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Вторник, 17 Сентября 2013, 02.17.18
 
СаняДата: Среда, 18 Сентября 2013, 22.49.17 | Сообщение # 6
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Кадры дулага в Смоленске:











Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Пятница, 20 Сентября 2013, 20.51.59 | Сообщение # 7
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Nestor,
Тема про урановые рудники:
http://www.sgvavia.ru/forum/150-3649-1


Qui quaerit, reperit
 
NestorДата: Суббота, 08 Ноября 2014, 08.42.10 | Сообщение # 8
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
В июле 41-го военврач Яковенко зачисляется в медсанбат Ростокинской ополченческой дивизии, строившей оборонительные укрепления на подступах к столице. В конце сентября их соединение в составе 32 Армии Резервного фронта заняло оборону на участке северо-западнее Вязьмы. Несмотря на превосходящие силы противника, бойцы и командиры дивизии мужественно отбивали вражеские атаки. Во время многодневных и ожесточенных боев медсанбат, в котором служил Яковенко, располагался в соседнем лесу. Сюда то и дело поступали раненые, которым делали операции и перевязки, многих отправляли в тыл. Медики от усталости еле стояли на ногах, иные были контужены и ранены, но верные: долгу, оставались в строю.
Внезапно застрочили пробравшиеся немецкие автоматчики, и все, кто мог владеть оружием, отбивались от наседавшего врага. Поступил приказ: свертываться и отходить! Командир медсанбата погиб. Как старший по званию командование на себя принял майор М.В. Яковенко. Под покровом ночи он пытался со своей группой уйти вглубь леса, но немцы, преследовавшие по пятам, уже брали их в кольцо. Без единого патрона, израненные, еле державшиеся на ногах, но не сломленные духом — такими предстали они перед врагом. Как гончие псы, забегали фашисты вокруг пленных, на середину вытолкали Яковенко, которого приняли за комиссара, и хотели тут же расстрелять. Заявив, что является врачом, он потребовал гуманного отношения к раненым. Смелость и решительность в который раз выручали его.
Так остатки медсанбата, оказались в печально известном смоленском концлагере для военнопленных, где находились в течение двух лет в условиях голода и холода, издевательств, болезней. В лагере Яковенко быстро сошелся с известным военным хирургом А.Ф. Орловым, который с 1918 года связал свою судьбу с Красной Армией. Еще в 1938 году он был награжден Орденом Ленина, участвовал в боях на Халхин-Голе. Попав в фашистский плен осенью 1941 года, Алексей Федорович до конца оставался достойным советским патриотом. По лазаретам госпиталя для военнопленных ходила молва, воодушевлявшая наших бойцов: «Здесь профессор Орлов, его немцы приглашают оперировать своих раненых, но он отказывается...» Гитлеровцы мстили за отказ Орлову. Как могли, помогали советские пленные, особенно Яковенко. В лагере возникла антифашистская группа, устанавливается связь со смоленским подпольем. В санпропускнике для тифозных больных, созданном Яковенко, пленные летчики собрали радиоприемник, и подпольщики тайно слушали и распространяли сводки. Совинформбюро.
По заданию группы Яковенко вместе с врачом А. Петровым разрабатывает план массового побега пленных из лагеря, который успешно осуществляется. В одну из июльских ночей 1943 года 36 военнопленных, в том числе 16 летчиков, по заброшенной подземной теплотрасе, проложенной из бывшей котельной в зону концлагеря, благополучно вырвались на волю. С трудом переправившись через Днепр, беглецы вышли на 242 километр автомагистрали Минск-Москва, но условленного связного на месте не оказалось. Местный пастух сообщил, что за ними - погоня. Разбившись на группы, беглецы разошлись в разные стороны.
На тринадцатый день группа Яковенко, в которой остались ослабевший Орлов, один летчик и девушка-разведчица, примкнувшая к ним в пути, вышла, к деревне Голышки. 3десь их схватили полицаи, избили и отправили в немецкий концлагерь «Переволочье», близ станции Рудня. Немцы намеревались их расстрелять, но узнав, что перед ними врачи, отправили в санчасть. В августе 43-го с помощью сочувствующего полицая, перерезавшего проволоку, они вновь сумели вырваться на свободу. На третий день оказались в расположении отряда белорусских партизан, которыми командовал Вишнев. Лишь осенью их сумели на самолете переправить в Москву. Мстислав Владимирович возвратился к проблемам промышленной санитарии и своим самоотверженным трудом снискал авторитет видного деятеля отечественной медицины. Умер в 1974 году в возрасте 84 лет.
О мужественных советских врачах, неутомимо боровшихся за спасение раненых бойцов и командиров, совершивших героический побег из немецкого концлагеря, рассказывает в своем новом романе «Если жить сначала» краснодарский писатель Никола Сашников. Книга включена в тематический план издательства «Современник» и выйдет в свет в 1982 году.

Ан. БЕЛОВ, краевед. с. Мещерское.
Газета «За коммунистический труд» от 10 марта 1982 года

http://muzejpamyati.narod.ru/exibition/t_215.htm


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Суббота, 08 Ноября 2014, 08.45.54
 
doc_byДата: Воскресенье, 30 Ноября 2014, 00.23.10 | Сообщение # 9
Группа: Модератор
Сообщений: 4346
Статус: Присутствует
дулаг 126 Смоленск на карте , фото Мемориалов
http://www.smolensk.ws/forum/viewtopic.php?f=59&t=45465&start=2500
 
NestorДата: Четверг, 04 Декабря 2014, 02.10.33 | Сообщение # 10
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
Глазунов Аркадий Михайлович

В каком районе вы вышли на Днепр?

Вышли мы на Днепр где-то между Оршей и Могилевом. Побрели дальше. А фронт? Оказалось, что Смоленск уже занят немцами. Опять бредём по лесам. Тут почувствовалось, что линия фронта где-то рядом. Идти стало трудно, стали натыкаться на часовых. Карта моя кончилась, и я ее выкинул, чтоб в случае чего не было никакого подозрения. Там ведь только квадрат Минска и всё…. И вот мы подошли туда, где наши части немцев остановили. Смоленск они заняли, а дальше линия фронта стабилизировалась. Надо было как-то переходить через нее.

Сунулись в одну деревню. Ходим по домам, просим: «Дайте хлеба». Все какие-то злые, волком смотрят, ничего не дают. А мы еще когда по лесам мыкались, набрели на брошенный военный лагерь. Наши из него видать быстро убежали, все было побросано в беспорядке. Нашел я там кусок мыла. И в карман. Приготовил на всякий случай (смеется)… Выменял я немного еды на этот самый кусок мыла. Мыла же в деревне не было, магазины ведь все закрыты. Молока нам сколько-то дали, да хлеба. Покушали, пошли спать в сарай, на сеновал колхозный. Вот в это сено зарылись. А что, я ведь был в одной рубашке. Ночи-то прохладные были всё-таки. Обычно спали или в стоге сена или в сарае каком-нибудь колхозном. В частные то не больно пускали.

-Вы еще зажжете, курить будете. Сено загорится. Идите-ка отсюда.

А тут сарай на краю деревни. Еще светло было. Июль месяц….. Я вам долго буду рассказывать.

В общем, три раза я бежал. Три раза.

– Устали? Давайте прервемся.

Мы, значит, расположились там, в сено закопались. Вдруг слышим, мотоциклы трещат. Через щели смотрим, немцы едут. Проехали мимо нашего сарая, заезжают в деревню. Сколько их было, сейчас не скажу. Может штук пять-десять мотоциклов. В деревню въехали, остановились. Местные жители вышли, с ними разговаривают. Нам видно через щели. Потом глядим, ведут их к нам! К нашему сараю! Ты подумай. У нас аж дыхание перехватило. Что же они делают-то гады?! Немцы подошли, окружили сарай со всех сторон. Кричит у них переводчик, на ломаном языке: «Выходи! Грабители, такие-сякие. А то сарай будем поджигать». Мы закопались в сене, думали, может, не будут искать. Лежим, вздохнуть боимся. Глядим, они уж со спичками. Черт его знает и правда сожгут. Пришлось выходить. Опять плен. Вот.…Много мне рассказывать…(смеется)

Куда вас отправили в этот раз?

Есть в Смоленской области такая железнодорожная станция Глинка. Через нее железная дорога идет на юг, на Сухиничи. В Глинке был кирпичный завод. Для этого кирпичного завода в больших котлованах мы копали глину. Вот нас в яму, по краю ходит часовой. Ну, тут нас покормили разок какой-то кашей. А ночевать оставили прямо в яме. Из нее не убежишь! Попробуй из этой ямы вылези. А у меня рубашка одна, да босиком. Думаю, я тут замерзну совсем.

Но на другой день подгоняют большие грузовые машины, и нас пинками и тычками в кузов. Кручу головой, понимаю, что везут на запад. Привезли нас в село Болтукино. А мне всё одно думается, надо опять бежать, иначе я тут дойду. Пропаду, как пить дать. Кто мне даст, какую «одёжу»? Тут каждый сам за себя. Как дальше быть? Единственный выход у меня - надо опять бежать. Этого, который со мной был, стал уговаривать. Вроде уломал, решили на пару. А как?

Его как звали?

Нет. Не помню. Мало с ним был. Он был из-под Вязьмы. Смоленский. Вот он мне в лагере говорил: «Пойдем ко мне, поживешь у меня немножко. Там видно будет».

Этот лагерь был на стадионе возле школы. Побродил я по ней. Стекла выбиты, все раскидано, парты сломанные, книжки разорванные валяются. В туалет туда уж все ходят, везде навалено – вонища жуткая. Ночевать пришлось на улице. Да, забыл сказать. В туалет еще ходили таким образом. Между двумя столбами ограждения не было колючей проволоки. Возле них стоит часовой, смотрит за теми, кто вышел за периметр, чтоб они назад зашли. А прямо у самой проволоки картошка росла, колхозная, и она уже была окученная. Ботва высокая.

В общем, я так надумал. Выйти, подальше зайти. Сделать вид, что гадишь. Присесть, да поглядывать, когда часовой отвернется, лечь в борозду и уползти оттуда. А борозды идут поперек, так что ему не видать будет. Вот, уговорил этого. Я не знаю его «имени-фамилья». Вышли за проволоку, уселись. Я подальше отошел, он поближе к часовому сидит. Только немец повернулся, я, значит, лег в борозду-то. Гляжу, хорошо, и не видать меня. А тот смотрю, развернулся и пошел назад, в лагерь. Ну что делать!? Не кричать же: «Давай, давай сюда». Лежу в борозде, думаю, скажет он про меня немцу или нет? Полежал, да уполз оттуда. Потихоньку темнеть стало. Полз так, чтоб не шевелить ветки-то картофельные. Отполз, осторожно голову высунул над ботвой, огляделся, встал и пошел в село Болтукино. Где ночевать? Увидел на краю села бани. Подошел к одной, гляжу, вроде не заперто. Тут и уснул прямо на полке. Думаю, не будут искать меня. Знаю, какие там порядки. Немцы вообще никогда не считали. Кто приходит, кого увозят. А этот видимо так и не выдал меня немцу.

А документы вы хранили?

Была солдатская книжка. Сейчас уж не помню, куда я ее прятал... (Смеется)…Да.

Вот опять надо идти на линию фронта, опять наткнешься на этих. Пытался все поближе пробраться к линии фронта. Тут, как раз наши войска Ельню заняли. (Советские войска заняли Ельню 6 сентября 1941 года. Прим. С.С.) Первое вроде такое наше удачное контрнаступление. Тут говорили, Жуков уже командовал. Немцы стали отступать и сразу же всех мужиков, кто по деревням прятался, стали хватать. Я тоже пытался сойти в одной деревне под местного жителя. Босиком ходил. Думал, может, не тронут. Я ведь внешне как мальчишка был.

Да. В общем, забрали меня в третий раз. Привезли в Глинку опять, черт бы ее побрал, я уж там был в яме. На этот раз привезли на станцию. Около станции были сараи такие большие, ну эти железнодорожные. Пакгаузы! И вот, в этот пакгауз всех пленных, человек может с пятьдесят. Я опять за своё. Думаю, куда в туалет-то ходят? В пакгаузе кроме ворот была дверь со стороны железной дороги. Протиснулся к ней. И опять часовой немецкий стоит, и опять выпускает прямо на поле. Мимо нас по дороге женщины из Глинки ходят. Недалеко. А ты прямо тут в поле располагайся, как хочешь. Я попросился, вышел, за мной другой вышел. Поглядываю, можно ли как убежать. На этот раз часовые смотрят внимательно, и самое главное спрятаться негде. В этот же день к обеду я опять в туалет попросился, а тут самолеты летят. Вроде наши самолеты.

Как определили, что наши?

Я маленько разбирался в марках наших самолетов, потому что у моей сестры муж был летчиком. Эти самолеты были типа СБ. Был такой самолет. Шла целая девятка.

Высоко?

Ну, они идут как обычно. Метров на 300-400. Строем идут на Глинку. Вдруг появляются два немецких истребителя. Сзади зашли, бьют наших. У них пушки даже были. Потом-то я их узнал, как следует, когда зенитчиком служил. Один наш самолет задымил, из него посыпались на парашютах. Один ли двое, не знаю. (Экипаж самолета СБ состоял из 3 человек. Прим. С.С.) В общем, парашюты спускаются. Гляжу, немцы загалдели. Э-э-э-э…. Они бежать туда, этих с парашютами словить. Гляжу, никто на меня не смотрит. Взял, вышел. Тут дверь, пакгауз кончается. Я быстро раз за уголок. Там посидел маленько. Никто на меня не глядит. Все смотрят только, как эти парашютисты наши спускаются. Я встал и тихонько пошел. Тихонько-тихонько. Прошел мимо всех пакгаузов.

Сердце не выпрыгнуло?

Ну конечно. Аж в ушах стучит. Волновался, конечно. Я…. Бежать бы бегом, да нельзя показывать, что я тут….. В общем, иду спокойно. Вышел на дорогу за Глинку эту, и на Смоленск по путям пошел. Я слышал, что там бои идут на переправе через Днепр. Железнодорожная будка. Женщина сидит одна. Я к ней: «Дай хоть поесть что-нибудь». Она мне каши предложила немного, что у нее было. Вывалила в миску, я поел. Спросил где можно заночевать, она мне показала на другой стороне от дороги село.

Как село, - говорит, - пройдешь, там сараи колхозные стоят с сеном. Я туда пошел. Уже темнеть стало. Нашел эти сараи, в сено как обычно закопался.… Думаю, хоть тут не замерзнешь. Днем-то тепло, а ночью стало прохладно. А тут в сене-то хорошо. Проснулся я пораньше, надо дальше уходить. К двери-то подошел, в щель глянул. Господи! Машины немецкие, часовой ходит. Вот-так убежал! Поглядел-поглядел. Ждать, когда уедут? А выход из сарая в одну сторону. Думаю, заберусь на крышу, разгребу солому, и прямо в поле пойду, чтоб часовые не видели. Выбрался и напрямик пошел, и никто внимания на меня не обратил. Не было за мной никакой погони. К линии фронта мне так и не удалось подойти. Я решил от нее отойти и как-то устроиться на зиму, чтоб хоть где-то кормили-поили меня.

Да, вот что! Не сказал я про второй раз. Оказывается, до меня в том же сарае жили заключенные. Они, наверное, тоже шли на восток. Им-то сначала давали и хлеб, и там еще чего покушать. А потом видимо перестали давать. Так они что удумали?! Там ферма была и поросята. Ну, они взяли одного зарезали, и давай варить. А после них мы появились. А жители, недолго думая немцам, заявили, что у нас тут ходят грабители. Они и приехали на мотоциклах туда. Это вот поэтому второй раз я попал, в плен-то.

В этот раз остался один. Стал работать.

http://iremember.ru/partiza....-2.html


Будьте здоровы!
 
NestorДата: Вторник, 08 Сентября 2015, 00.25.33 | Сообщение # 11
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
Наряду с поисками “свидетелей” немцы приступили к соответствующей подготовке могил в Катынском лесу: к изъятию из одежды трупов всех случайно сохранившихся документов, датированных позже апреля 1940 года, т. е. той даты, когда, согласно немецкой версии, поляки были расстреляны большевиками; к изготовлению и вкладыванию в одежду трупов новых документов, подтверждающих дату расстрела или удостоверяющих личности польских офицеров, и т. д.

Как установлено расследованием, для .этой цели немцами были использованы около 500 русских военнопленных, специально отобранных из числа наиболее физически здоровых, содержавшихся в немецком лагере № 126, расположенном в г. Смоленске.

По этому вопросу Комиссия располагает многочисленными свидетельскими показаниями и заявлениями, из которых в первую очередь заслуживают внимания показания и заявления врачебного персонала лагеря № 126.

Так, например, врач Чижов А. Т., в дни оккупации немцами г. Смоленска работавший военнопленным врачом в лагере № 126, а ныне работающий врачом ППГ-725, показал на допросе 16 октября 1943 года:

“Примерно в начале марта месяца 1943 года из Смоленского лагеря военнопленных № 126 из числа наиболее физически крепких пленных было направлено несколько партий пленных общим количеством до 500 человек якобы на окопные работы. Но впоследствии никто из этих пленных в лагерь не возвратился...”

Врач Хмыров В.А., также работавший при немцах в лагере № 126, а ныне врач ППГ-725, на допросе 21 октября 1943 года показал:

“Кроме того, мне известно, что примерно во 2-й половине февраля месяца или начале марта 1943 г. из лагеря № 126 было отправлено в неизвестном мне направлении около 500 человек военнопленных красноармейцев. Отправлялись они партиями по 60—80 человек. Отправка этих пленных проводилась на якобы окопные работы, в связи с чем отбирались физически полноценные люди...”.

Ленковская О. Г., медсестра Смоленской инфекционной больницы, на допросе 22 октября 1943 года показала:

“...В феврале или марте мес[яце] 1943 г., в лагере № 126 немцами было отобрано около 500 наиболее здоровых военнопленных и партиями направлено куда-то. Немцы говорили, что их направляют на окопные работы.

Из этого количества людей ни один в лагерь не возвратился...”.

Аналогичные показания дали медсестра инфекционной больницы Тимофеева А. И., работавшая при немцах медсестрой в лагере № 126, сотрудница Катынской больницы Орлова П. М., кучер Красноармейского райисполкома г. Смоленска Кочетков В. Е., гр[аждан]ка г. Смоленска Добросердова Е. Г. и др.

Судьба этих военнопленных оказалась трагической: чтобы замести следы своей подлой работы и скрыть концы в воду, всех их расстреляли.

Об этом говорит тот факт, что по показаниям указанных выше свидетелей, врачей и медсестер, работавших в лагере № 126, никто из отобранных военнопленных не вернулся в лагерь, хотя обычно взятые для работ военнопленные в лагерь возвращались.

Кроме того, факт расстрела указанных военнопленных с неопровержимой ясностью доказывается показанием гр[аждан]ки Московской.

Гр[аждан]ка Московская Александра Михайловна, проживавшая на окраине г. Смоленска по Ново-Московской улице в доме № 6 и работавшая в период оккупации на кухне в одной из немецких воинских частей, подала 5 октября 1943 года заявление в Чрезвычайную Комиссию по расследованию зверств немецких оккупантов с просьбой вызвать ее для дачи важных показаний.

Будучи вызвана, она рассказала, что в марте месяце 1943 года перед уходом на работу, зайдя за дровами в свой сарай, находившийся во дворе у берега Днепра, она нашла в нем неизвестного человека, который оказался русским военнопленным.

Московская А. М., 1922 года рождения, 18 октября 1943 года показала:

“...Из разговора с ним я узнала следующее.

Его фамилия Егоров, зовут Николай, ленинградец. С конца 1941 года он все время содержался в немецком лагере для военнопленных № 126 в городе Смоленске. В начале марта 1943 года он с колонной военнопленных в несколько сот человек был направлен из лагеря в Катынский лес. Там их, в том числе и Егорова, заставляли раскапывать могилы, в которых были трупы в форме польских офицеров, вытаскивать эти трупы из ям и выбирать из их карманов документы, письма, фотокарточки и все другие вещи. Со стороны немцев был строжайший приказ, чтобы в карманах трупов ничего не оставлять. Два военнопленных были расстреляны за то, что после того, как они обыскали трупы, немецкий офицер у этих трупов обнаружил какие-то бумаги.

Извлекаемые из одежды, в которую были одеты трупы, вещи, документы и письма просматривали немецкие офицеры, затем заставляли пленных часть бумаг класть обратно в карманы трупов, остальные бросали в кучу изъятых таким образом вещей и документов.

Кроме того, в карманы трупов польских офицеров немцы заставляли вкладывать какие-то бумаги, которые они доставали из привезенных с собой ящиков или чемоданов (точно не помню).

Часть военнопленных была занята тем, что откуда-то по ночам возила сотни трупов, которые складывались в могилы вместе с ранее выкопанными трупами. Для этой цели ямы расширялись.

Все военнопленные жили на территории Катынского леса в ужасных условиях, под открытым небом, и усиленно охранялись. Кормили плохо.

Егоров говорил о своих переживаниях, об ужасных ощущениях, когда возишься с трупами, дышишь их запахом. Он с ужасом думал, что не выдержит и сойдет с ума, и твердо решил при первом удобном случае бежать, о чем договорился с другими военнопленными, близкими товарищами по лагерю. Их было вместе с ним 5 человек. Они тщательно присматривались к обстановке, пытаясь найти возможность использовать какой-нибудь промах охраны и бежать. Однако это не удавалось.

Лишь в самую последнюю, в самую страшную ночь он бежал один. Дело было так:

В начале апреля месяца 1943 года все работы, намеченные немцами, видимо, были закончены, так как 3 дня никого из военнопленных не заставляли работать. Обессиленные, изголодавшиеся, они лежали группами на земле возле того места, которое было отведено им в Катынском лесу “для отдыха”.

Вдруг ночью их всех без исключения подняли и куда-то повели. Охрана была усилена. Егоров заподозрил что-то неладное и стал с особым вниманием следить за всем тем, что происходило. Шли они часа 3—4 в неизвестном направлении. Остановились в лесу на какой-то полянке у ямы. Он увидел, как группу военнопленных отделили от общей массы, погнали к яме, а затем стали расстреливать.

Создалась крайне напряженная обстановка, военнопленные заволновались, зашумели, задвигались. Недалеко от Егорова несколько человек военнопленных набросились на охрану, другие охранники побежали к этому месту. Егоров воспользовался этим моментом замешательства и бросился бежать в темноту леса, слыша за собой крики и выстрелы. Напрягая силы, ему удалось скрыться от преследования.

Два или три дня Егоров скрывался в лесу. Видел неподалеку деревню, но не решился туда зайти, учитывая, что в окрестных селениях его будут особенно усиленно разыскивать. Потом ночью вышел из леса и пробрался в Смоленск.

После этого страшного рассказа, который врезался в мою память на всю жизнь, мне Егорова стало очень жаль, и я просила его зайти ко мне в комнату отогреться и скрываться у меня до тех пор, пока он не наберется сил. Но Егоров не согласился, сказав, что ему нельзя задерживаться и что он не хочет подвергать меня опасности, так как немцы, обнаружив его у меня на квартире, могут меня также расстрелять. Он сказал, что во что бы то ни стало сегодня ночью уйдет и постарается пробраться через линию фронта к частям Красной Армии или уйти к партизанам.

На прощанье Егоров сказал, что никогда не забудет меня и после войны, если будет жив, обязательно приедет в гости. Но в этот вечер Егоров не ушел. Наутро, когда я пошла проверить, он оказался в сарае. Как выяснилось, ночью он пытался уйти, но после того, как прошел шагов пятьдесят, почувствовал такую слабость, что вынужден был возвратиться. Видимо, сказалось длительное истощение в лагере и голод последних дней. Мы решили, что он еще день-два побудет у меня с тем, чтобы окрепнуть.

Накормив Егорова, я ушла на работу.

Когда вечером я возвратилась домой, мои соседи — Баранова Мария Ивановна и Кабановская Екатерина Викторовна сообщили мне, что днем во время облавы немецкими полицейскими в моем сарае был обнаружен пленный красноармеец, которого они увели с собой”.

В связи с обнаружением в сарае Московской военнопленного Егорова она вызывалась в гестапо, где ее обвинили в укрывательстве военнопленного.

Московская на допросах в гестапо упорно отрицала какое-либо отношение к этому военнопленному, утверждая, что о нахождении его в сарае, принадлежавшем ей, она ничего не знает. Не добившись признания от Московской, а также и потому, что военнопленный Егоров, видимо, Московскую не выдал, она была выпущена из гестапо...

http://katyn.editboard.com/t1682-topic#44549


Будьте здоровы!
 
NestorДата: Вторник, 08 Сентября 2015, 00.36.05 | Сообщение # 12
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
5060743
Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Хмыров
Имя Василий
Отчество Алексеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1893
Место рождения Башкирская АССР, г. Уфа, п. Заводской, 8-3
Дата и место призыва __.__.1941, Сталинский РВК, Башкирская АССР, г. Уфа, Сталинский р-н
Последнее место службы Западный фронт 48 запас. полк резерва
Воинское звание врач 3 ранга
Причина выбытия умер
Дата выбытия 24.02.1944
Первичное место захоронения Смоленская обл., г. Смоленск, Покровское кладбище, офицерская могила № 219
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 460

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=5060743

62478684
Информация из медицинского документа
Фамилия Хмыров
Имя Василий
Отчество Алексеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1893
Место рождения Башкирская АССР, г. Уфа, п. Заводской, 8-3
Дата и место призыва __.__.1941 г. Уфа, Сталинский РВК
Последнее место службы 48 зАП. СП
Воинское звание военврач 3 ранга
Причина выбытия умер
Дата выбытия 24.02.1944
Госпиталь 3102 ВГ
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации А-83627
Номер дела источника информации 5347

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=62478684

73922699
Информация из приказа об исключении из списков
Фамилия Хмыров
Имя Василий
Отчество Алексеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1893
Последнее место службы 48 запас. полк
Воинское звание военврач 3 ранга
Причина выбытия умер от ран
Дата выбытия 24.02.1944
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 226

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=73922699


Будьте здоровы!
 
NestorДата: Вторник, 08 Сентября 2015, 01.45.42 | Сообщение # 13
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
Базилевский Б. В., 1885 года рождения, на допросе 20 декабря 1943 года показал: “Вскоре после занятия Смоленска немецкими войсками, в августе 1941 года, в конце 1-й Красненской улицы был создан для русских военнопленных лагерь, известный под № 126, в котором содержалось несколько десятков тысяч военнопленных командиров и красноармейцев. Это был не лагерь, приспособленный к содержанию пленных в сколько-нибудь человеческих условиях, а, по общему отзыву, какой-то “загон”, где люди жили в помещениях без окон и дверей, в условиях неописуемой скученности. В числе находившихся в лагере и близких к гибели был и хорошо мне известный смоленский педагог (заведующий учебной частью 3-й смоленской средней школы) Георгий Дмитриевич Жиглинский.

В начале сентября 1941 года после своего очередного доклада Менъшагину по делам подведомственных мне отделов городского управления я обратился к нему с просьбой возбудить ходатайство перед немецким командованием об освобождении Жиглинского из лагеря, так как без ходатайства начальника города освобождение осуществлено быть не могло. Меньшагин после небольшого колебания согласился подписать ходатайство, но при этом заметил: “Что ж, одного спасем, а тысячи все равно погибнут”.

В этой связи я высказал мысль, что хорошо бы поставить перед немецким командованием вопрос о разгрузке лагеря Л° 126 и создании в нем более человеческих условий, что он, Меньшагин, пользуясь определенным доверием немецкой комендатуры в лице коменданта города фон Швец[а], может добиться в этом вопросе положительного результата. Это тем более необходимо, продолжал я, что лагерь является очагом распространения эпидемических заболеваний и потому представляет прямую угрозу для населения города, за судьбу которого мы с вами как лица, стоящие во главе городского управления, несем определенную ответственность.

Меньшагин задумался, а затем сказал: “Вы, пожалуй, правы. Об этом стоит поговорить с господином фон Швец[ем], так как лагерь представляет угрозу не только для населения города, но и для частей германской армии, размещенных в городе”.

Через два дня Меньшагин вызвал меня к себе в кабинет и с некоторым раздражением сообщил: “Из-за вашей просьбы я попал в неудобное положение. Фон Швец отказался удовлетворить наше ходатайство об освобождении Жиглинского”.

Он объяснил мне, что получена директива из Берлина, предписывающая неукоснительно проводить самый жесткий режим в отношении военнопленных, не допуская никаких послаблений в этом вопросе.

Я невольно возразил: “Что же может быть жестче существующего в лагере режима?”

Меньшагин странно посмотрел на меня и, наклонившись ко мне, тихо ответил: “Может быть. Русские, по крайней мере, сами будут умирать, а вот военнопленных поляков предложено просто уничтожить”. “Как так? Как это понимать?” — воскликнул я.

— Понимать надо в буквальном смысле. Есть такая директива из Берлина, — ответил Меньшагин и тут же попросил меня “ради всего святого” никому об этом не говорить. Я заверил его, что сохраню этот разговор в тайне.

http://katyn.editboard.com/t1682-topic#44548


Будьте здоровы!
 
NestorДата: Вторник, 08 Сентября 2015, 01.47.34 | Сообщение # 14
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
64496918
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Жиглинский
Имя Георгий
Отчество Дмитриевич
Дата рождения/Возраст __.__.1900
Дата и место призыва __.__.1941 Сталинский РВК, Смоленская обл., г. Смоленск, Сталинский р-н
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.11.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 27

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=64496918


Будьте здоровы!
 
NestorДата: Вторник, 08 Сентября 2015, 04.01.16 | Сообщение # 15
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
Лекарский помощник 551 военного лазарета Р. Модиш лично брыл для вермахта кровь у советских детей — вплоть до смерти от истощения. В лазарете у смолян извлекали части роговой оболочки глаза, которая затем пересаживалась раненым немецким офицерам. Как показал на суде Модиш, одного советского офицера-танкиста отдали на опыты студентам, специально «приехавшим на практику из Германии». После этой «практики» офицер потерял сознание от потери крови и Модиш вколол ему смертельную дозу строфантина. Для тестирования лечебных средств Модиш заражал кровь раненых советских военнопленных: «Ежедневно таким способом убивали по 180-200 человек, а всего за время службы Модиша в лазарете было умерщвлено 3500-4000 советских военнослужащих». Лично он уничтожил разными способами не менее 23 советских военнопленных.

Старший солдат Й. Райшман был дрессировщиком собак 350-го пехотного полка. В тыловом Смоленске он, видимо, скучал и поэтому травил жителей овчарками. Однажды загнал псами и изнасиловал 14-летнюю девочку. В «кровавую ночь» (по его выражению) октября 1941 года по улицам Смоленска двигалась колонна советских военнопленных. Без приказа (видимо, для забавы) Райшман и другие солдаты открыли стрельбу по колонне. Райшман участвовал в массовом расстреле мирного гражданского населения в поселке Монастырщина и в нескольких деревнях под Смоленском, в городе Борисове, где было истреблено свыше 12 тысяч советских граждан:

http://histrf.ru/ru/biblioteka/Soviet-Nuremberg/Smolensky-process


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Вторник, 08 Сентября 2015, 04.07.05
 
NestorДата: Вторник, 08 Сентября 2015, 04.30.39 | Сообщение # 16
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
Судебный процесс по делу о немецко-фашистских зверствах в гор. Смоленске и Смоленской области

Будьте здоровы!
 
NestorДата: Четверг, 17 Сентября 2015, 03.34.15 | Сообщение # 17
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
Сильную подпольную организацию, насчитывавшую до 40 человек, создала в Смоленске беспартийная патриотка С. Семенцова, работавшая до войны помощником директора рабочей столовой. Основной своей задачей подпольщики считали вызволение из плена советских воинов. Они завязали тесные связи с подпольщиками лагеря № 126 и госпиталя военнопленных. Совместными усилиями им удалось вызволить из плена и переправить к партизанам Монастырщинского района 200 советских воинов. В марте 1943 года с помощью подпольщиков бежали из лагеря 18 советских летчиков. В мае 1943 года при отправке в Германию из вагона убежало 57 советских офицеров. Необходимые им для пролома пола вагона инструменты были переданы в лагерь связными М. С. Семенцовой.
...
В западных пригородах Смоленска - в Красном Бору, Гнездове, Софиевке и Серебрянке - с осени 1941 года действовали комсомольско-молодежные подпольные группы, объединившиеся позднее в одну организацию. В нее входили студенты смоленских вузов Иван Андреев, Нина Чуркина, Люба Подало, Надя Савкина, Андрей Иванов, ученики 8, 9 и 10-го классов Василий Анисимов, Михаил Иванов, Николай Архипенков, Любовь Чанцова, братья Лев и Виталий Чепиковы, Юрий Глебов, Надежда Лосева, Александр Бомбардиров, Анатолий Садков, железнодорожники Григорий Николаенков, Сергей Моисеенков, Галина Высоцкая, учительница Анна Николаева, электрик Петр Нечаев, военнослужащий Сергей Мазур и другие. Подпольщики собрали и переправили партизанам много оружия и боеприпасов. Анна Николаева, работавшая паспортисткой Гнездовской волости, выкрала более 100 бланков паспортов. Сергей Моисеенков изготовил печать и искусно подделывал немецкие документы. "Паспортный стол" подпольщиков снабжал документами вызволенных из лагерей военнопленных, а связные Мария Ходченкова и Нина Чуркина отводили их в партизанскую зону.
...
В четырех километрах от Смоленска на правом берегу Днепра расположена станция Колодня. Это восточные ворота Смоленска. Здесь раздваиваются стальные пути. Одна дорога идет на Москву, другая сворачивает вправо и устремляется к Рославлю и далее, на Брянск. Во время оккупации Колодня была важным узлом фронтовых коммуникаций гитлеровцев. Здесь непрерывно возникали одна за другой подпольные организации (О деятельности подпольщиков на станции Колодня пока еще не все известно. В архивных источниках имеются упоминания о ряде подпольных групп, работавших на станции). Одну из них осенью 1941 года создали бежавшие из плена лейтенант А. В. Степанов и политрук А. Н. Лукашов. Организация быстро росла за счет местных жителей. Подпольщики энергично занялись диверсиями. Они взорвали офицерское казино, похоронив под его обломками не один десяток пьяных офицеров, подсыпали песок в буксы вагонов, портили авиационные моторы, находившиеся на прибывавших на станцию открытых платформах, похищали оружие, боеприпасы. Однажды члены этой организации Владимир Сергеев и Иван Петрович бросили бутылку с горящим бензином в проходивший мимо эшелон и подожгли платформу с тюками прессованного сена. На соседней платформе были автомашины. Пламя перебросилось и на них.
Юные подпольщики готовились уйти в партизанский отряд, но гитлеровцам удалось схватить их. После долгих пыток 15 августа 1942 года на рассвете подпольщиков повезли на расстрел. Ребята договорились напасть в дороге на конвоиров, захватить автомашину и попытаться бежать на ней. План был смелый, дерзкий, но надежды на спасение было мало: подпольщики располагали всего лишь лезвием безопасной бритвы. Когда машина выехала на окраину города и свернула в кусты к оврагу, Ася Сашнева во весь голос запела:

Орленок, орленок,
Взлети выше солнца...

Это был условный сигнал. Полицейский, сидевший у заднего борта, пытался схватить девушку за горло, вытащил пистолет. В это время сзади крепкие руки клещами легли ему на шею, и наган оказался в руках Александра Степанова. В ту же минуту было покончено с охраной. Но захватить автомашину подпольщикам не удалось. Сидевший в кабине с водителем немецкий офицер услышал шум в кузове и остановил машину. Пока подпольщики резали бритвой покрывавший кузов брезент и выпрыгивали, офицер в упор расстреливал их из автомата. Подоспела вторая машина, с эсэсовцами. Началась расправа. Успевшие выбраться из машины ребята отчаянно сопротивлялись. Они убили нескольких гитлеровцев, ранили офицера. Но силы были слишком неравны. Удалось спастись лишь Александру Степанову. При прыжке из кузова у него подвернулась нога. Не имея сил бежать, Александр спрятался в заросший лопухами кювет вблизи машины. Дождавшись ночи, он пробрался в Колодню, где укрылся в доме брата. (После освобождения Смоленска А. Степанов ушел на фронт, где в 1944 году погиб.)

http://www.molodguard.ru/heroes81.htm


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Четверг, 17 Сентября 2015, 03.42.12
 
NestorДата: Вторник, 20 Октября 2015, 03.53.03 | Сообщение # 18
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
История смоленского концлагеря №126

Смоленский концентрационный лагерь №126 и малый лагерь (филиал) – стали чудовищной трагедией на страницах истории нашего величественного города. «Молодежный Смоленск» ранее уже затрагивал тему памяти о нем. Сейчас хотелось бы немного рассказать об истории лагеря.

Речь в статье пойдет о массовом истреблении фашистами военнопленных солдат, командиров Красной армии и гражданского населения в концентрационном лагере в Смоленске, получившего роковой номер 126.

Сразу же после того, как немцы заняли город, командование нацистов приняло решение открыть концлагерь. «Лучшего» места и быть не могло… Вот и пришлись «по вкусу» бывшие военные склады №105 на Краснинском шоссе. Месторасположение удобное, здания хоть и были не в надлежащем состоянии, зато по периметру окружены стенами и можно было легко организовать патрулирование. На улице Нарвской открыли так называемый филиал данного концлагеря. Там же была сооружена газовая камера, для уничтожения заключенных.

Здания, где содержали пленных, были в ужаснейшем состоянии. Деревянные сооружения не имели полов и потолков, об обогреве и речи не идет, крыши протекали… Заключенным не предоставляли никаких «удобств», обращались хуже, чем с животными. Спать приходилось прямо на земле. Своеобразные казармы вмещали от трех до четырех тысяч человек, но немецко-фашистские захватчики «комплектовали» до тридцати тысяч…

В лагере №126, как и в других концлагерях, заключенные были обязаны ежедневно выходить на работы. Кто не мог по каким-либо причинам работать, их отправляли в барак для «смертников». Церемониться с ними никто не собирался. И без того было «народу» хватало… Постоянные «поступления» новых заключенных, которых некуда было размещать, позволяли «раскидываться жизнями направо и налево»… О должном питании, хотя бы примитивном лечении и уходе даже никто и не задумывался среди вышестоящих чинов лагерного командования.

Отдельный барак для «смертников» получил №2. Если через три дня заключенный не выходил на работу, с ним поступали одним из двух способов расправы: расстрел либо отравления в газовой камере. По некоторым сведениям немцы предпочитали не «марать руки». Конечно, расстрелы случались постоянно, но при возможности пользовались чаще газовой камерой, где те же самые заключенные и работали «с трупами», отсеивая с тел одежду и обувь в разные ямы по сторонам у входа в камеру.
Огромная смертность в лагере была нормой. По сведениям немногих выживших в том аду известно, что в день из жизни уходили до трехсот человек.

«С момента прибытия в лагерь №126 я почти ежедневно видел, как в лагерь пригоняли по 50 и больше человек гражданского населения. Из бесед с этими гражданскими лицами мне известно, что они забирались в лагерь немецкими военными властями из населенных пунктов, где были партизаны. Особенно большими партиями начали загонять в концлагерь №126 немцы гражданское население в начале 1942 года. В этот период в лагерь прибывали этапы по 500 и 1000 человек гражданского населения».
Начальник оперативного отдела УНКВД Смоленской области майор государственной безопасности — Сычев. 21 октября 1943 года
1942 год «отметился» вспышкой сыпного тифа. Именно это «событие» связывают с появлением филиала Лагеря №126. В казармах на Нарвской была организована изоляция заболевших. «Малый» лагерь получил наименование «Южный». По условиям проживания и питания нахождение больных ничем не отличалось от предыдущего места их пребывания. Зима 1941-1942 годов стала последней для большинства заключенных. Смертность достигла своего апогея…

Из показаний бывшего военнопленного Г. М. Итунина:
«Как только пленные вступали на территорию лагеря, прямо у ворот производился обыск, изымались часы, бритвы, ножи, плащ-палатки, одеяла и обувь. После этого пленные без всякого учета загонялись в холодные раскрытые бараки, совершенно не приспособленные для жилья, без всяких отопительных приборов и деревянного пола. Бараки настолько плотно набивались военнопленными, что выйти из барака тому, кто вошел первым, из-за тесноты не было никакой возможности. Земляной пол настолько был размешан, что ноги утопали в грязи по голенища. Военнопленные спали друг на друге в три яруса. Когда начались морозы, то спавшие внизу военнопленные замерзали в грязи, а одежда постоянно примерзала к земле. Освещения в бараках никакого не было. Естественные надобности военнопленные отправляли здесь же, в бараках. Ночью в бараках стоял смрад, стоны больных и раненых, которых было много среди военнопленных. Никакой медицинской помощи совершенно никому не оказывалось в течение октября-декабря месяцев 1941 года. Больные тифом и дизентерией, раненые находились вместе со здоровыми, последние заражались, и зимой 1941 года сыпной тиф имел очень большое распространение. Вшивость в лагере достигла неимоверных размеров, вши кишели по поверхности одежды. Баня и санобработка отсутствовали до половины 1942 года».
Остановимся на пленных из ряда гражданского населения. Им пришлось хуже всех. Если военнопленным предоставляли хоть какое-то жалкое питание, то гражданские должны были питаться за счет передачек родственников из близлежащих районов. Им отвели бараки под номерами пять, шесть и семь. В основном, здесь находились лица, которые были пойманы за поддержку и помощь партизанскому движению.

Из показаний военнопленного П. П. Ерпилова:
«… я находился в Смоленском лагере №126 и около одного месяца в южном «малом» лагере. «Большой» лагерь представлял собою ряд бывших военных складов с выбитыми стеклами, частью без дверей, с протекающими крышами и совершенно пустых. В эти помещения загонялось такое количество пленных, что многим ночью не представлялось возможным даже сесть, спали по очереди на грязном полу. Два раза в день выдавалась пища, так называемая «баланда», состоящая из жидкой похлебки: вода с затхлой ржаной мукой, совершенно несоленая… Когда «баланда» в ваннах начинала заметно убавляться, ее разбавляли иногда подогретой, а чаще обыкновенной, холодной сырой водой, и раздача пищи продолжалась снова.

Очень часто вместо мучной давали картофельную «баланду», она состояла из промерзшей, неочищенной и даже непромытой картошки, нередко уже разложившейся, сваренной в воде также без соли. Раздавали эту картошку также черпаками вместе с водой, причем попадало в черпак не более 4—5 небольших раскисших картофелин или незначительное количество картофельной грязной массы с плавающими в ней навозом и щепками.

При крайней степени голода и при совершенно полной безнадежности своего положения можно было употреблять в пищу эту жуткую бурду. Хлеба давали 150-200 граммов ежедневно (нерегулярно), причем, по словам пекарей, в него добавляли до 50% опилок.

Вследствие этого в громадном количестве появлялись еще более истощающие поносы и голодные отеки и как результат этого — большая смертность. Умирало в день до 300 человек. Каждое утро из всех бараков умерших, раздетых догола, вытаскивали во двор, где они валялись до тех пор, пока их не увозили специальные команды могильщиков (из 50-ти человек). Хоронили тут же за лагерем, в бесконечно длинной, напоминающей ров, могиле, которую, по мере заполнения трупами, удлиняли еще больше, так, что, в конце концов, она протянулась вдоль ограды лагеря длинной лентой...».
Памяти лагеря №126 в Смоленске есть два мемориала. На Нормандии сообщается об останках 45 тысяч советских граждан и порядка 15 тысяч на Нарвской. По неофициальным данным до боли ужасающие цифры слишком занижены… Жертв того трагичного лагеря было гораздо больше. Простить преступление, против человечества, у которого не может быть срока давности, невозможно…

http://smolensk.bezformata.ru/listnew....6704380


Будьте здоровы!

Сообщение отредактировал Nestor - Вторник, 20 Октября 2015, 03.54.08
 
СаняДата: Четверг, 29 Октября 2015, 01.27.56 | Сообщение # 19
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Фамилия Котляров
Имя Федор
Отчество
Дата рождения/Возраст 15.03.1910
Место рождения Курская обл.
Лагерный номер 244
Дата пленения 05.04.1942
Место пленения Смоленск
Лагерь стройбат Луфтваффе 115
Судьба Погиб в плену
Воинское звание солдат (рядовой)
Дата смерти 16.02.1944
Место захоронения Смоленск
Фамилия на латинице Kotljarow
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 1280
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300594810&page=1


Qui quaerit, reperit
 
AmlДата: Пятница, 20 Ноября 2015, 19.02.37 | Сообщение # 20
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
Представленные в теме фотографии не относятся к Длулаг 126 в Смоленске.
Колонна военнопленных на Большой Советской - это Смоленск. Но Дулага 126 в это время в городе еще не было (он был в Минске). В это время в Смоленске действовал Дулаг 240, который осенью 1941 г. переместился в Ржев.
На кадрах кинохроники длинные белые здания, не слишком похожие на склады, в которых размещался Дулаг 126 в Смоленске. Плюс явно лето. Есть все основания полагать, что это Ровно. По крайней мере, на известной фото лагеря в Ровно точно такое же дерево (крона только на макушке)
Прикрепления: 6827272.jpg(33.1 Kb)


Сообщение отредактировал Aml - Суббота, 21 Ноября 2015, 01.32.06
 
AmlДата: Пятница, 20 Ноября 2015, 20.11.58 | Сообщение # 21
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
Дулаг 126 в Смоленске




Пленные двигаются по 1-й Краснинской улице в направлении лагеря, находившегося на Краснинском шоссе.
 
AmlДата: Пятница, 20 Ноября 2015, 20.24.21 | Сообщение # 22
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
Аэрофотосъемка лагеря после освобождения города (конец 1943 г.)
Траншеи вверху слева - место захоронения погибших в лагере. Сейчас на этом месте мемориал.
Прикрепления: 7558240.jpg(203.3 Kb)
 
AmlДата: Пятница, 20 Ноября 2015, 20.41.26 | Сообщение # 23
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
Фото, позволяющее примерно оценить время появления Дулаг 126 в Смоленске. По виду это ранняя осень, сентябрь-октябрь 1941 г.
Прикрепления: 4149422.jpg(204.2 Kb)
 
NestorДата: Воскресенье, 22 Ноября 2015, 06.58.08 | Сообщение # 24
Группа: Эксперт
Сообщений: 25168
Статус: Отсутствует
Aml,
Цитата
примерно оценить время появления Дулаг 126 в Смоленске. По виду это ранняя осень


Мне кажется, уважаемый коллега, что Вам стоило бы основательней аргументировать Ваши предположения. На 10 июля 126 был в Минске. Первое упоминание его в немецкой документации в Смоленске - в дневнике вновь назначенного его коменданта Гутшмидта - см. тута в разделе основной литературы по плену. Мне эту дату в ук. соч. сейчас лениво искать, вроде вторая половина осени.
Это все ясно и не вопрос. А вопрос в том, из какого пальца Вы высосали 240 в Смоленске. Это надо хоть как-то обосновывать, дело того стоит. Симметрично тому вопрос: если со второй половины лета по первую половину осени в Смоленске был 240 (а дулаг там точно тогда был), то что тогда было с 126, где он находился?


Будьте здоровы!
 
AmlДата: Воскресенье, 22 Ноября 2015, 14.41.38 | Сообщение # 25
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
Цитата
А вопрос в том, из какого пальца Вы высосали 240 в Смоленске

По порядку.
1. Есть фотография начального периода оккупации Смоленска (август 1941 г.). На ней указатель Dulag 240. Такие указатели ставят только в направлении объектов, находившихся в городе.В противном случае на указателе стоит название населенного пункта.
На фото центральная площадь Смоленска (в то время площадь Смирнова) и подбитый во время боев за город танк Т-26. На нем немцы в начале оккупации размещали указатели. Чем ближе к осени, тем их больше.
https://cloud.mail.ru/public/7eSx/uYkGpp4Ah

Фрагмент


Сообщение отредактировал Aml - Воскресенье, 22 Ноября 2015, 19.05.00
 
AmlДата: Воскресенье, 22 Ноября 2015, 14.48.26 | Сообщение # 26
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
2. В книге Арона Шеера ( http://www.jewniverse.ru/RED/Shneyer/glava1otv%5B1%5D.htm) приведена цитата:
Цитата
По свидетельству самих немцев, убийства продолжались и в самом Смоленске. Так, комендант Дулага № 240 в Смоленске в секретном донесении от 25 октября 1941 г. Окружному коменданту лагерей военнопленных сообщает:
«В ночь с 19 на 20 октября 30 тыс. русских военнопленных прибыло в Северный лагерь. На следующее утро 20 октября по улице от вокзала до лагеря было обнаружено 125 трупов военнопленных. Все они убиты выстрелом в голову. Характер ранений не позволяет судить о том, что со стороны пленных были попытки побега или сопротивления» [26]

Ссылка идет на [26] Paul Kohl. ”Ich Wundere mich, das ich noch leben”. Sowjetische Augenzeugen berichten. Germany. 1990, S. 248.

Сам факт расстрела колонны военнопленных 20 октября хорошо известен. Только последствия указаны другие
Цитата

СПРАВКА
О массовых расстрелах немецко-фашистскими захватчиками пленных бойцов и командиров Красной Армии на улицах города Смоленска в октябре месяце 1941 года
...
Допросом 20 свидетелей факты, приведенные в заявлениях, полностью подтвердились. Кроме того, по указанию очевидцев, в Сосновском саду (около крепостной стены в центре города) обнаружена могила размером 55 х 5 м, во дворе Дома Красной Армии трупы были зарыты в окоп размером 20 х 3 метра.
...Всего в ночь на 20 октября и днем 20 октября 1941 года немецкие захватчики расстреляли не менее 5000 человек пленных бойцов и командиров Красной Армии.
Из показаний свидетельницы Агафоновой Пелагеи Лаврентьевны от 9.10.1943 г.:
«Пленных бойцов и командиров Красной Армии немцы ночью гнали через город Смоленск по Московской и Советской улицам. В центре города немцы устроили расстрел военнопленных. Всю ночь были слышны выстрелы из автоматов и душераздирающие крики о помощи, но выйти и посмотреть было невозможно, так как хождение по улицам города в ночное время каралось расстрелом. Рано утром я вышла посмотреть. На Советской улице увидела трагическую картину: на протяжении примерно 2-х километров по всей Советской улице и далее по обеим сторонам дороги лежали трупы с разбитыми головами и обезображенными лицами.
Около здания Сбербанка на Советской улице стояли две большие грузовые немецкие автомашины, нагруженные выше кузовов трупами военнопленных, расстрелянных немцами, кровь из автомашин стекала на тротуар и дорогу, где стояли лужи крови. Подбор трупов и погрузку на автомашины производили русские военнопленные ».


Немецкие лагеря для военнопленных во время Второй мировой войны - http://oschatz-vizite.narod.ru/oschatz_foto/oschatz_history_002.html#2

Dulag 240 Лодзь (Lodz) 3-7.1941
Dulag 240 Смоленск 7-11.1941
Dulag 240 Ржев 11.1941-1.1942
Dulag 240 Борисов 1.1942-


Сообщение отредактировал Aml - Воскресенье, 22 Ноября 2015, 17.39.14
 
AmlДата: Воскресенье, 22 Ноября 2015, 14.59.32 | Сообщение # 27
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
3.
"Дулаг 240, второй по величине после дулаг 126, созданный в августе 1941, состояла из двух лагерей в центре города. Меньший, Северный лагерь, мог вместить до 15 000 заключенных, которые были заключены в тюрьму на открытом поле. В лагере отсутствовала питьевая вода. В Южном лагере содержалось 20,000-35,000 заключенных. Как и в Северном лагере, некоторые заключенные там жили на свежем воздухе. Другие жили в подвалах в значительной степени разрушенного Смоленского медицинского института. Меньший дулаг был расположен в поселке Красный Бор, рядом со штаб-квартирой немецкой Группы армии "Центр". По словам одного из очевидцев, около двадцати-тридцати заключенных погибали в этом лагере каждый день."
Источник - https://books.google.ru/books?i....f=false

Страницы:







Сообщение отредактировал Aml - Воскресенье, 22 Ноября 2015, 17.56.45
 
AmlДата: Воскресенье, 22 Ноября 2015, 15.13.59 | Сообщение # 28
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
По поводу Дулаг 126. Указатель к лагерю также появляется на площади. Но только не на танке, а недалеко от него.
https://cloud.mail.ru/public/5aNt/VNc2LPA5Y

Фрагмент


Сообщение отредактировал Aml - Воскресенье, 22 Ноября 2015, 19.08.50
 
AmlДата: Воскресенье, 22 Ноября 2015, 15.26.02 | Сообщение # 29
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
Цитата
А меня заинтересовало, кто делал надписи на фотках? Похоже, что это шариковая ручка, и исполнил надпись вряд-ли носитель языка...

Фотографии в таком виде были выставлены на аукцион ebey. Кто их подписывал, сказать не могу. Но на фото действительно то, что подписано. Я тщательно проверял.



https://s38-temporary-files.radikal.ru/13c4b4d....895.jpg
У меня две из них (колонна на Краснинской улице) есть в высоком разрешении, по деталям видно, что это именно Краснинская улица. Есть т другие фотографии этого места, но только там не военнопленные, а другие сюжеты.


Сообщение отредактировал Aml - Воскресенье, 22 Ноября 2015, 15.32.14
 
AmlДата: Воскресенье, 22 Ноября 2015, 15.53.29 | Сообщение # 30
Группа: Поиск
Сообщений: 172
Статус: Отсутствует
Цитата
если со второй половины лета по первую половину осени в Смоленске был 240 (а дулаг там точно тогда был), то что тогда было с 126, где он находился?

Я думаю, некоторое время в городе было два Дулага.
Дулаг 240, как следует из приведенных выше цитат, имел два лагеря содержания военнопленных. Один в Красном Бору (это пригород Смоленска, фото этого лагеря у меня нет). Второй находился в сгоревшем здании общежития мединститута (юг города, поэтому его называли "Южный").
Вот фото этого лагеря, осень 1941 г.


Дулаг 126 находился на западной окраине Смоленска. Большой лагерь был в зданиях бывших артиллерийских складов (фото приводил выше). Малый (тифозный) в конюшнях и складах Нарвских казарм (у меня есть только современные фото этого места, все здания сохранились и до сих под используются под склады).


Сообщение отредактировал Aml - Воскресенье, 22 Ноября 2015, 17.08.47
 
Форум » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Лагеря и лазареты на территории России » Dulag 126 Smolensk (Поиск военнопленных по дулагу 126 Смоленск, Россия)
  • Страница 1 из 11
  • 1
  • 2
  • 3
  • 10
  • 11
  • »
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2021
Хостинг от uCoz