Авиация СГВ

Главная страница сайта Регистрация Вход

Список всех тем Поиск

Модератор форума: Томик, Viktor7, Назаров  
Форум » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Лагеря VIII военного округа Германии ( Breslau ) » Stalag VIII F (318 / 344) Lamsdorf » Stalag 318/VIII F (344) Lamsdorf (Łambinowice , Poland)
Stalag 318/VIII F (344) Lamsdorf
ГеннадийДата: Воскресенье, 13 Января 2013, 14.25.18 | Сообщение # 511
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Цитата (Сайфер)
погиб примерно в Феврале 1942 года

Немецкая запись гласит, что он погиб 1-го февраля 1942 года.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Воскресенье, 13 Января 2013, 14.25.30 | Сообщение # 512
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Сайфер,
Помощь небольшая от нас была.Место смерти идентифицируется по штампу на лицевой стороне карточки умер 1.02.42 и штампу в лазаретной графе на второй стороне карточки,что пленный прибыл в лазарет 10.01.42 года.
Прибыл из рабочей команды,название которой можно с трудом ,но прочитать в рабочих командах.


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Воскресенье, 13 Января 2013, 15.40.02 | Сообщение # 513
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Цитата (Саня)
можно с трудом ,но прочитать в рабочих командах.

OT ? Thomasdorf


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ТомикДата: Воскресенье, 13 Января 2013, 15.54.37 | Сообщение # 514
Группа: Распорядитель
Сообщений: 15664
Статус: Отсутствует
Цитата (Саня)
Прибыл из рабочей команды,название которой можно с трудом ,но прочитать в рабочих командах.


Thänsdorf Greifenhagen Grzybno

Grzybno, Gryfino County

http://en.wikipedia.org/wiki/Grzybno,_Gryfino_County


Tamara
 
ГеннадийДата: Воскресенье, 13 Января 2013, 17.06.12 | Сообщение # 515
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Нашел оттиск получше:
http://obd-memorial.ru/Image2....123e9f1
300097660

Ob(er) ? Thomasdorf.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
ГеннадийДата: Воскресенье, 13 Января 2013, 17.15.56 | Сообщение # 516
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Domašov (Bělá pod Pradědem)Z Wikipedie, otevřené encyklopedie

Domašov (něm. Thomasdorf)

http://cs.wikipedia.org/wiki....%9Bdem)


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
АлмазДата: Среда, 16 Января 2013, 02.33.44 | Сообщение # 517
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Геннадий добрый вечер.В Аушвице нас отправили Ламсдорф( они не знали русский, а мы не понимали польский язык),т.к . на карточке написано Ламсдорф.Я очень прошу перевести личную карточку деда.Указано в карточке где он похоронен?Почему номер в Ламсдорфе 9095, а похоронен в Аушвице.
 
ГеннадийДата: Среда, 16 Января 2013, 09.58.42 | Сообщение # 518
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Цитата (Алмаз)
Я очень прошу перевести личную карточку деда.

Маковейчук Григорий Данилович, 1907 г.р., уроженец предположительно Винницкой области, православный, по гражданской профессии колхозник (крестьянин), девичья фамилия его матери предположительно Волошина(в документе неразборчиво), красноармеец 648-го стрелкового полка, попал в плен в районе г. Полтава 18 августа 1941 года. В шталаг 318 Ламсдорф доставлен (вместе с другими советскими военнопленными) 1 октября 1941 года, прошел в этом шталаге регистрацию, получил номер пленника 9095. Рост согласно карты 161 см, волосы черные, особых примет не отмечено.
5 и 23 октября 1941 года подвергнут прививкам от оспы и тифа. 25 октября отправлен из шталага 318 Ламсдорф в составе большой группы военнопленных в будущий концлагерь Аушвитц, в котором и погиб от нечеловеческих условий 3 марта 1942 года. Причина смерти согласно немецкой карты - воспаление легких.
Цитата (Алмаз)
Почему номер в Ламсдорфе 9095, а похоронен в Аушвице.

Потому, что лагеря под управлением "машины смерти" СС производили перерегистрацию военнопленных, принятых от вермахта (армии нацистской Германии)- они становились уже "хэфтлингами". Ваш дед в Аушвитце получил номер 8956, указанный в правом верхнем углу лицевой стороны карты.
Цитата (Алмаз)
Указано в карточке где он похоронен

Строго говоря, нет. Но сомнений нет: последнее его пристанище на земле - Аушвитц.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
АлмазДата: Среда, 16 Января 2013, 22.33.40 | Сообщение # 519
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Добрый вечер.У меня есть еще вопросы:
Почему сотрудники музея Аушвице разводили руками не могли мне помочь,только продавец из книжного магазина посмотррев дичную карточку перевела, что мы не сдесь ищем и что нам в Ламсдорф.Кому мне надо было обратиться?Я так долго мечтала узнать все о дедушке и вот случай поездка на новый год в Краков!!!И тут такой облом.Где могут быть захоронения?Моя тетка говорила,что многих пленных немцы отпускали в начале войны и нашего деда тоже отпустили, но он отказался,т.к. вернувшись домой его будут считать дизертиром.В этих словах есть правда?
 
ГеннадийДата: Среда, 16 Января 2013, 22.56.56 | Сообщение # 520
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Цитата (Алмаз)
Почему сотрудники музея Аушвице разводили руками не могли мне помочь

Задайте этот вопрос им по почте.
Цитата (Алмаз)
продавец из книжного магазина посмотррев дичную карточку перевела, что мы не сдесь ищем и что нам в Ламсдорф.

Лишь ухмыльнусь (см. мой ответ выше). Не обращайтесь к первым встречным (обычно это дилетанты).
Напишите д-ру А.Харитонову из "Саксонских Мемориалов" - он Вам подтвердит мой ответ.
Цитата (Алмаз)
Моя тетка говорила,что многих пленных немцы отпускали в начале войны и нашего деда тоже отпустили, но он отказался,т.к. вернувшись домой его будут считать дизертиром.В этих словах есть правда?

Я бы сказал, фифти-фифти.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Среда, 16 Января 2013, 23.16.28 | Сообщение # 521
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Алмаз,
Цитата (Алмаз)
.Кому мне надо было обратиться?Я так долго мечтала узнать все о дедушке и вот случай поездка на новый год в Краков!!!И тут такой облом.

Надо было обратиться на любой поисковый форум и уточнить данные с карточки.
В ОБД пишут первичный лагерь регистрации,а место смерти пишут в отдельной строке.
Придется ждать оказию еще раз,что бы попасть на мемориал Аушвитц.Кстати сам мемориал Вам и не нужен,нужно кладбище советских военнопленных.
А удивились музейные работники потому,что в концлагерях были совсем другие карточки,а пленные находились не в концлагере,а рабочем лагере военнопленных,хоть название Аушвитц и присутствует на карточке военнопленных,но любой лагерь рядом с деревней Аушвитц имел в своем названии это слово.


Qui quaerit, reperit
 
СаняДата: Среда, 16 Января 2013, 23.22.00 | Сообщение # 522
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Геннадий_,
Цитата (Геннадий_)
из шталага 318 Ламсдорф в составе большой группы военнопленных в будущий концлагерь Аушвитц

Он существовал,его поляки построили.Наши строили будущий Биркенау.


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Среда, 16 Января 2013, 23.49.24 | Сообщение # 523
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
И Ламсдорфская, и Аушвитская карты на одного военнопленного:

Номер записи 300196708
Фамилия Шедяев
Имя Осип
Отчество Павлович
Дата рождения 08.11.1910
Место рождения Горьковская обл.
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 9091
Дата пленения 22.08.1941
Место пленения Могилев
Лагерь шталаг VIII F (318)
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 11.11.1941
Место захоронения Аушвитц
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 1904
http://obd-memorial.ru/Image2....3c81859
http://obd-memorial.ru/Image2....21b08e5

Номер записи 300865751
Фамилия Шадяев
Имя Осип
Отчество Павлович
Дата рождения 08.11.1910
Место рождения Горьковская обл., Отингиево
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 9091
Дата пленения 22.07.1941
Место пленения Могилев
Лагерь шталаг VIII F (318)
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 11.11.1941
Место захоронения Аушвитц
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 2252
http://obd-memorial.ru/Image2....2de5031

Проверил Маковейчука по базе данных Аушвитца (по его номеру) - действительно у них не значится. База неполная.

Под его номером - поляк.

Giercy, Kasimir
b.1897-10-01, camp serial number:8956
Gierej, Kazimierz
b.1897-10-01 (Jabłonice), camp serial number:8956, profession:nauczyciel, remarks:+ 24.3.1941w Auschwitz

http://en.auschwitz.org/m/index.php?option=com_wrapper&Itemid=31


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
АлмазДата: Четверг, 17 Января 2013, 02.24.57 | Сообщение # 524
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
А просмотрела историю о Аушвице-Беркенау.Я правильно поняла, что Аушвице 2 был откыт 16 марта 1942 , а мой дед умер 3 марта 42года,тогда он пребывал в Аушвице 1?Если под его номером поляк, тогда как его дальше искать.Если ему присвоили номер в Аушвице, тогда должна быть карточка Аушвиц.Везде пишется место захоронения Аушвиц это одно кладбище,где хоронили из всех лагерей Аушвиц1,2,3?
 
СаняДата: Четверг, 17 Января 2013, 02.42.21 | Сообщение # 525
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Алмаз,
Ну какой поляк под его номером,ну что придумываете на ходу истории собственные.)))
Советские пленные никакого отношения к гражданским концлагерям не имели.Они жили в рабочем лагере военнопленных,отдельно и занимались там строительством.Никто их,как заключенных концлагеря там не регистрировал и регистрировать не мог,они же пленные,а не наемные рабочие,которых регистрировали концлагеря!
И кладбище у них было там отдельное!

Вот оно:





Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Четверг, 17 Января 2013, 03.08.35 | Сообщение # 526
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Цитата (Саня)
Советские пленные никакого отношения к гражданским концлагерям не имели.Они жили в рабочем лагере военнопленных,отдельно и занимались там строительством.Никто их,как заключенных концлагеря там не регистрировал и регистрировать не мог,они же пленные,а не наемные рабочие,которых регистрировали концлагеря!

Даю документ из базы Аушвитца:
Iwanow, Michail
b.1920-10-13, camp serial number:R-6534

А теперь из ОБД:

Номер записи 300565741
Фамилия Иванов
Имя Михаил
Отчество Ларионович
Дата рождения 13.10.1920
Место рождения Гололобовка
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 7617
Дата пленения 22.07.1941
Место пленения Малин
Лагерь шталаг VIII F (318)
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 03.11.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 1163
http://obd-memorial.ru/Image2....d947114
http://obd-memorial.ru/Image2....ca8cfbc

И красненьким его новый номер в Аушвитце - 6534.

Полное совпадение! Так что - регистрировали, но поляки не желают работать с пополнением базы.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
АлмазДата: Четверг, 17 Января 2013, 03.10.29 | Сообщение # 527
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Уважаемый Саня -На ходу истории придумывает сказочник. В переписке выше с Геннадием вы увидете как мне ответили -
Проверил Маковейчук по базе данных Аушвитца (по его номеру) - действительно у них не значится. База неполная.

Под его номером - поляк.

Giercy, Kasimir
b.1897-10-01, camp serial number:8956
Gierej, Kazimierz
b.1897-10-01 (Jabłonice), camp serial number:8956, profession:nauczyciel, remarks:+ 24.3.1941w Auschwitz
Зная чуть больше о истории в Аушвице-Беркенау,я бы не обратилась к вам.
 
ГеннадийДата: Четверг, 17 Января 2013, 03.12.18 | Сообщение # 528
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Цитата (Алмаз)
На ходу истории придумывает сказочник.

Это Вы обо мне?


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
АлмазДата: Четверг, 17 Января 2013, 03.15.32 | Сообщение # 529
Группа: Поиск
Сообщений: 6
Статус: Отсутствует
Извините Геннадий,это не вам - Сане
 
ГеннадийДата: Четверг, 17 Января 2013, 03.17.10 | Сообщение # 530
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Мои подсчёты количества отправленных этапом из Ламсдорфа в Аушвитц (из темы о последнем):

"Последние (как ни странно, ДВОЕ под одним Ламсдорфским номером) (Один в Аушвитце, второй - в Ламсдорфе):

Номер записи 300053262
Фамилия Клюев
Имя Василий
Отчество Федорович
Дата рождения __.05.1914
Место рождения Горьковская обл.
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 11811
Дата пленения 13.07.1941
Место пленения Кричев
Лагерь шталаг VIII F (318)
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 12.12.1941
Место захоронения Аушвитц
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 1385
http://obd-memorial.ru/Image2....4d141d2
http://obd-memorial.ru/Image2....c44fe12

Номер записи 300536290
Фамилия Голубеев
Имя Федор
Отчество Михайлович
Дата рождения 27.01.1922
Место рождения Ленинградская обл.
Воинское звание солдат (рядовой)
Лагерный номер 11811
Дата пленения 10.09.1941
Место пленения Путивль
Лагерь шталаг VIII F (318)
Судьба Погиб в плену
Дата смерти 29.12.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 1058
http://obd-memorial.ru/Image2....ea5e926

Вот и считаем... 11811 -6578 = 5223."

Скажем, минус несколько человек, по непонятной причине НЕ отправленных в Аушвитц. Это итоговая цифра этапированных.
http://www.sgvavia.ru/forum/147-119-7


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Четверг, 17 Января 2013, 11.38.10 | Сообщение # 531
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Цитата (Геннадий_)
И красненьким его новый номер в Аушвитце - 6534.

Полное совпадение! Так что - регистрировали, но поляки не желают работать с пополнением базы.


Это база данных на кого по каким лагерям?

Ты же знаешь,что Германия не признает за военнопленными статуса остарбайтеров и они не входят в список,кому положены компенсации.
Если ты пытаешься доказать,что регистрация военнопленных в концлагерях была,то им придется менять статус на остарбайтеров и родственникам добиваться компенсаций за подневольный труд в качестве остарбайтеров в концлагере Аушвитц.

В каком статусе их могли регистрировать в концлагерях,если они имели первичный статус военнопленных,пройдя регистрацию в первичном лагере военнопленных?


Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Четверг, 17 Января 2013, 12.01.01 | Сообщение # 532
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Цитата (Саня)
Цитата (Геннадий_)
И красненьким его новый номер в Аушвитце - 6534.

Полное совпадение! Так что - регистрировали, но поляки не желают работать с пополнением базы.

Это база данных на кого по каким лагерям?

На всех, согласно официального сайта Мемориала и музея Аушвитц-Биркенау
http://en.auschwitz.org/m/
База неполная (причина мне непонятна).
Цитата (Саня)
Ты же знаешь,что Германия не признает за военнопленными статуса остарбайтеров

Я и не смешиваю эти две категории узников. Пленные, отправленные в концлагеря либо "рабочие лагеря" при концлагерях, уж никак не могли стать остарбайтерами. Были лишь отдельные исключения, когда бывшие военнопленные освобождались от "военнопленства" и переходили в статус "цивильных". Но и последних я не отношу полностью к остарбайтерам: это лица, принудительно или добровольно завезенные в рейх для работы на немецких хозяев. За провинности "остовцы" тоже часто попадали в концлагеря.
Цитата (Саня)
В каком статусе их могли регистрировать в концлагерях,если они имели первичный статус военнопленных,пройдя регистрацию в первичном лагере военнопленных?

Это вопрос к юристам. Скажем, в статусе хэфтлингов (заключенных). Однако бессмысленно отрицать перерегистрацию военнопленных вермахта в (конц)лагерях СС.


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
СаняДата: Четверг, 17 Января 2013, 12.19.39 | Сообщение # 533
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
Геннадий_,
Цитата Геннадий_ ()
Однако бессмысленно отрицать перерегистрацию военнопленных вермахта в (конц)лагерях СС.


Да,в любом случае,какой бы цель регистрации в концлагерях не была,то ли как заключенного,то ли как остарбайтера,им должны быть выплачены компенсации,как пострадавшим.

Но где таковые статусы написаны в карточках военнопленных,что они стали заключенными,или остарбайтерами?
Единственная запись ,определяющая их статус вот:



Qui quaerit, reperit
 
ГеннадийДата: Четверг, 17 Января 2013, 15.19.17 | Сообщение # 534
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
http://www.index.org.ru/nevol/2011-26/13-chirov.html
Дмитрий Чиров
Средь без вести пропавших
Воспоминания советского военнопленного о шталаге XVII «Б» Кремс-Гнайксендорф. 1941–1945 гг.

"... Из Барановичей нас вывезли где‐то 11 октября, затолкав в «телячьи» вагоны по сто человек, — сесть было невозможно, и трое суток мы в них простояли. На дорогу ни крошки хлеба нам не выдали. Почти двое суток везли, не открывая вагоны во время остановок поезда и не выпуская никого даже «по нужде», а «параш» в вагонах не было, да их и поставить, если бы они и были, было некуда. И хорошо, что наши кишечники успели как‐то приспособиться к голодному режиму: потребность в «большой нужде» возникала не чаще одного раза в пять дней, почти то же самое было и с малой нуждой, потому как воду мы почти не пили, хватало той жидкости, что доставалась нам в виде картофельной или крупяной похлебки.

Но на польской станции Катовице Судьба смилостивилась над нами: немцы открыли вагоны, вывели на платформу и выдали по ломтю белого хлеба и черпаку какой‐то теплой жидкости — чего‐то среднего между чаем и кофе. А потом повезли дальше, на запад, и утром 14 октября выгрузили в Германии, на станции Ламсдорф. В какой именно части Германии располагается этот самый Ламсдорф, не знаю, но думаю, что где-то внутри треугольника между городами Дрезден - Берлин–Лейпциг [ Чиров ошибается. Шталаг Ламсдорф находился значительно восточнее, в Верхней Силезии. Ныне — на территории Польши, современное название: Ламбиновице, в бывшем шталаге размещается единственный в мире Музей военного плена. ].

10
Стояло пасмурное, серое осеннее утро, — Покров день. С неба сыпалась мелкая холодная морось. Выгнав нас из вагонов и приказав построиться в общую колонну по пять, солдаты, охранявшие в дороге эшелон, сдали нас охранникам, прибывшим из шталага 318 (шталаг, или штаммлагерь, — основной, коренной или центральный лагерь [ Имеется в виду лагерь Ламсдорф. ]), расположенного километрах в пяти от станции. А наши новые охранники пожаловали с овчарками, — таких «почестей» нам до этого дня еще не оказывалось. Понадобились немцам овчарки вовсе не потому, что они нашего побега опасались, а потому, что знали: из России привозят людей, крайне изможденных от голода, а на полях, примыкающих к дороге, которая ведет в лагерь, еще брюква не убрана, — так вот, чтобы никто из голодных русских, упаси Бог, не осмелился безнаказанно посягнуть на немецкое добро в виде вполне съедобной для изголодавшихся людей брюквы, охранники и привели овчарок.

Но меня в смущение привели не овчарки, а немецкие старухи. Мы ведь как были информированы? — Власть Гитлера является антинародной, и немецкий народ чуть ли не стонет под железной пятой фашистского режима. А тут появляются прилично одетые немецкие старушки, но, как оказалось, вовсе не для того, чтобы выразить хотя бы тайное сочувствие нам, попавшим в плен к фашистам, а для того, чтобы собственными глазами увидеть вполне зримые результаты побед германского вермахта на Восточном фронте. Старушки приветствуют друг друга не традиционным немецким «Гутэн морген», а бодрыми возгласами «Хайль Гитлер!». А в нашу сторону смотрят с нескрываемым презрением, — вот, мол, они какие, хваленые большевистские вояки, — и даже позволяют себе в наш адрес выкрики, смысл которых, если их перевести, примерно такой: погодите, то ли еще будет, ужо мы и до Сталина вашего доберемся...

Сострадания или соболезнования нашему положению, — а выглядели мы и в самом деле так, что человек с душою не мог нам не сострадать, — ни в словах их я не расслышал, ни в глазах не заметил. Кстати, об их глазах: в них не было ни бешеной злобы, ни возмущения, но светились они холодным, высокомерным презрением к нам. Нет, они не стали бы терзать нас своими руками, не бросились бы выцарапывать глаза, а, вот, если бы у них на глазах на нас спустили всех овчарок, ни одна из них, наверное, не отвернулась, а наслаждалась бы с холодным злорадством зрелищем возмездия, которого только и достойны «эти русские свиньи».

Такое впечатление осталось у меня от кратковременного созерцания благообразных немецких старушек, явившихся 14 октября 1941 года на станцию Ламсдорф взглянуть на очередную партию советских военнопленных, чтобы убедиться, сколь велики успехи солдат фюрера на Восточном фронте, — немцы‐то в те дни уже вовсю рвались к Москве и были уверены, что с большевиками вот-вот будет покончено.

И очень жаль, что не удалось мне увидеть тех же самых старушек в мае 45‐го. Интересно, — помнили ли они свое поведение на станции Ламсдорф в октябре 41‐го? А если помнили, то раскаялись ли? А если раскаялись, то насколько искренне?

Но, вспоминая тех старушек сегодня, я вот что думаю: а не были ли они всего лишь исполнительницами заранее расписанной для них роли в том пропагандистском действе, которое фашистские идеологи и политики начали разворачивать перед нами еще по дороге от Гомеля до Бобруйска, а теперь решили, так сказать, окончательно ошеломить, продемонстрировав до мозга костей преданных фюреру и чуть ли не боготворящих его арийских старушек? И надо отдать должное немецким пропагандистам: лично меня эти старушки надолго повергли в состояние психологического шока. И разбираться мне в моем тогдашнем состоянии придется очень долго...

Нас, привезенных из Барановичей в Ламсдорф, было, наверное, тысячи три, так что колонна военнопленных растянулась чуть ли не на километр. И повели нас, грязных, измятых, по месяцу и больше не бритых, полуоборванных, добрая половина без шинелей и плащпалаток, всех почерневших от пота и пыли, а уж о том, что не просто голодных, но изголодавшихся, и говорить нечего, — повели нас по асфальтированной дороге, вплотную к которой, как я уже упомянул, с обеих сторон примыкало поле с брюквой, — таким аппетитным для нас, истощенных от голода, овощем. А с обеих сторон нашей колонны через каждые двадцать метров шли охранники с овчарками. Но находились на все готовые смельчаки, — они выбегали из строя и выхватывали из борозды первую попавшуюся брюквину, а вот укрыться от расправы удавалось далеко не каждому, и расплачивались ребята располосованными зубами овчарок гимнастерками, шинелями или брюками. Хорошо еще, что овчарки эти не были научены впиваться людям в загривок или в горло...

Более часа продолжалось скорбное шествие голодных и изможденных людей от станции Ламсдорф до шталага 318. Когда мы миновали брюквенное поле, конвоиры с овчарками ушли в хвост нашей колонны, а потом и совсем куда‐то исчезли, свернув в лесок, где, по всей вероятности, располагалась псарня. А конвоиры без собак, видя нашу изможденность и понимая, что подгонять нас бесполезно, дали нам возможность расслабиться, и колонна растянулась еще больше и даже распалась на отдельные группы. Но возле каждой группы шел конвоир, с которым кто‐нибудь из нас, с трудом подбирая слова, пытался завести разговор о том, что с нами будет дальше. Давая самые общие ответы, — мол, на работу, на работу будут вас отправлять, — немец тут же переводил разговор на события последних дней, хвастая успехами германских войск в России и уверяя нас, что, мол, вот-вот и Москве настанет капут. В спор с конвоиром никто не вступал, потому что нам было не до споров.

11
И вот ввели нас на территорию шталага 318, общая площадь которого была не менее четырех квадратных километров. Со всех сторон — двойное проволочное заграждение, а внутри еще и так называемая запретная зона, — тоненькая линия колючки, за пределы которой никто не смел ступить без риска получить без предупреждения автоматную очередь в грудь или в живот. Лагерь был разгорожен на зоны, или блоки, каждый из которых занимал площадь примерно в четыре гектара. В каждом блоке — стандартные деревянные бараки, площадка для всевозможных построений, а у самого края, перед внеш ним ограждением, находился капитально сооруженный из кирпича и бетона сортир.

Однако нас завели в блок, что располагался в противоположном от центрального въезда в лагерь конце, и здесь была только голая земля, покрытая увядшей осенней травой. Один лишь сортир, стоявший на одной линии с подобными ему сооружениями в соседних блоках, свидетельствовал о намерении лагерного начальства оборудовать и это пустующее пространство должным образом. И вот загнали нас в тот блок и тут же закрыли опутанные колючей проволокой ворота, — располагайтесь, мол, и живите, пока живы...

И начали мы располагаться. Те из нас, кто сумел за недели плена сбиться в дружеские компании человек по пять, сразу же принялись ямы копать, надеясь, что в них потеплее будет, — хоть от ветра можно укрыться. Чем копали? Да чем попало: у кого была каска — каской, у кого нож — ножом, у кого ложка — ложкой. Так что первые самодельные убежища под землей появились уже к вечеру 14 октября, — к тому времени немцы с помощью полицаев (а полицаями были наши же, русские, но обитали они в барачных блоках) успели дважды построить нас по сотням, дважды пересчитать и дважды покормить: в обед по черпаку брюквенной баланды выдали, а в ужин — по кусочку хлеба и по кружке теплого пойла, подслащенного сахарином. Впрочем, именовалось оно довольно‐таки высокопарно — кофе.

Иван Заверткин в тот же день откололся от нас и примкнул к компании, решившей соорудить для себя, по примеру многих, подземное логово, а мы с Петром Кильгановым пока предпочли не копать для себя яму: то ли на что‐то надеялись, — вдруг немцы решат перевести нас в бараки, ведь осень на дворе, — то ли вообще ни о чем не думали, положившись на волю случая, будь, мол, что будет. И первые четыре дня раскаиваться нам с Петром не пришлось: погода стояла хоть и по‐осеннему ветреная, но сухая, а к ночи обычно и ветер утихал, так что, плотно прижавшись друг к другу и укрывшись моей шинелью, от холода мы не страдали, — наверное, привыкли уже спать на голой земле.

Но 17 октября вечером сперва забрызгал мелкий дождик, а потом он стал усиливаться, да так, что вынудил нас с Петром искать спасение в земле. И принялись мы копать яму. А инструмент‐то у нас — моя каска, а у Петра — ложка. Стараемся изо всех сил, углубляя свою ямину, а дождь нас не просто поторапливает, но и подгоняет, — все гуще и гуще поливая. И, вот, когда, уже в полной темноте, мы свою яму вырыли, — точнее сказать, и не яму вовсе, а всего лишь ямку, — настолько, что могли в ней усесться вдвоем, плотно прижав колени к самым подбородкам, дождь перешел в ливень, и хлестал он почти до самого утра. Раскапывать нашу яму дальше стало невозможно, и мы, прекратив свою работу, уселись в уже описанной позе и укрылись сверху моей шинелью, а я еще и каску свою на голову надел.

И, вот, сидим мы, прижавшись к краям своего наскоро и кое‐как, второпях сооруженного окопчика, сидим, укрытые сверху шинелькой, а дождь хлещет так, будто небо все насквозь прохудилось и вся вода, что была там, где‐то в чужой нам вышине, на нас проливалась. Сидим, а шинелька‐то над нами, пропитываясь дождевой водой, все тяжелеет да тяжелеет и с каждой минутой все плотней и плотней к нашим плечам прилипает. Какое‐то время нам

удавалось воду с шинельки стряхивать, слегка подбрасывая ее вверх, а перед тем, как опустить движением руки к верхнему краю ямины сталкивая с шинельки воду на поверхность земли.

Но вскоре шинелька настолько пропиталась дождевой влагой, что всякая попытка прекратить ей доступ в наш окопчик оказывалась бесполезной. И потекла вода ледяными струями с плеч по спине и по груди вниз и вниз, и ее скользкое прикосновение вызывало судорожную дрожь во всем теле. А дождь все свирепел и свирепел, а мы, почувствовав, что под нами уже не сухо, — струи, стекавшие по нашему телу, становились все толще, а дрожь в теле все учащалась и учащалась, — продолжали сидеть в своей злополучной ямине, надеясь на то, что вода, пропитавшая наши гимнастерки и проникшая к самым ягодицам, не превратится все‐таки в лужу, а будет уходить в песчаный слой, до которого мы успели‐таки докопаться. И надежда эта, как ни странно, сбылась: песок под нами хоть и повлажнел, но не настолько, чтобы больше не впитывать в себя все стекавшую и стекавшую по нашим спинам и животам воду, — противная вода все же куда‐то исчезала, и мы это чувствовали, потому и продолжали сидеть в нашей ямине, чувствовали своими ягодицами, песок под которыми хоть и повлажнел, но продолжал каким‐то чудом сохранять чуть заметное тепло от наших тел. И, наверное, ощущение этого не столько реального, сколько воображаемого тепла и помогло нам выдержать, не впасть в состояние полнейшей безнадежности, во власти которой в ту кошмарную ночь оказались многие сотни несчастных, — тех, кому совсем нечем было укрыться: ни плащ-палаток у них, ни шинелей...

А нам с Петром удалось даже задремать, но и сквозь дрему я слышал слезные мольбы тех несчастных, обращенные, однако, не к небу, а к земле. «Дя-а-дя, — умолял то один, то другой из них, остановившись возле ямы, в которой располагалось трое или четверо, — пу-у-сти по‐грее-еться...» Каков бывал ответ на мольбу, расслышать мне не удавалось, но и без того было ясно, что «дядя», при всем желании, ничем помочь не мог: места в яме не то, что для человека, для кошки не хватило бы, — так плотно прижимались друг к другу расположившиеся в ней обитатели.

Слышал я сквозь дрему и иное, куда более страшное, — короткие очереди из автоматов и глухие шлепки пуль у запретной зоны: это до крайней степени отчаяния доведенные безжалостной стихией и потерявшие всякую надежду выжить решались разом избавиться от адских мук и, перешагнув низкое ограждение, выходили на роковую полосу.

А утром 18 октября подморозило... И когда немцы и полицаи построили и пересчитали нас, выяснилось, что свыше тысячи человек погибло той ночью: одни окоченели на земле, других завалило в их нороподобных ямах, третьи нашли свой конец на запретной полосе. Пригнали откуда‐то с десяток вместительных фургонов, запряженных крупными конями-тяжеловозами, и побросали в них, как дрова, умерших в течение всего одной ночи наших товарищей по несчастью и увезли на лагерное кладбище. Закопали их в заранее отрытом пленными рву, и сгинули те люди без следа, — ни имена их, ни возраст, ни воинские звания никого не интересовали ни в Германии, ни у нас в Советском Союзе.

12
Продержали нас в этой голой зоне после описанной кошмарной ночи еще с неделю, и каждое утро вывозили из нее по два-три фургона трупов, так что за первые десять дней пребывания в шталаге 318 от нас, привезенных из Барановичей трех тысяч, осталось около половины.

Как мы себя чувствовали, видя и понимая, что немцы сознательно обрекли нас на медленную и мучительную смерть? Ответить на этот вопрос можно, наверное, только вопросом: а как может чувствовать себя человек, не питающий никакой надежды на то, что будет жив завтра утром? Размышляя над этим вопросом полвека спустя, можно назвать и чувство обреченности, во власти которого каждый из нас находился. Но это была, наверное, все‐таки совсем не та обреченность, какую переживает приговоренный к смертной казни, которому уже объявили день и час исполнения приговора. Чувство обреченности, что переживали мы, особенно после роковой ночи с 17‐го на 18‐е октября, размывалось в нас ни с чем не сравнимыми муками голода.

Думаю, я не ошибся, сказав, что муки голода размывали в нас чувство обреченности: ведь, что греха таить, почти каждый из нас был готов принять смерть, если бы его перед смертью досыта накормили. Эту мысль, не стесняясь, высказывали вслух многие, в том числе и я. Нет положения более тяжкого и унизительного, чем то, в каком оказывается человек, когда он чувствует, как невидимая петля голода с каждым днем все туже и туже сдавливает его горло. Человек знает, что спасение от этой петли только одно, — раздобыть пищу и насытиться ею, только так можно ослабить эту проклятую петлю. А где ее добудешь, спасительную пищу, если под ногами у тебя лишь голая земля, а вокруг — колючая проволока, за пределы которой сам ты не выйдешь, так как нет у тебя воли, да такие же, как ты, голодные и изможденные невольники.

Но даже и в этих условиях мы не утратили способности наблюдать жизнь и размышлять над нею, хотя круг наших наблюдений был сужен до размеров отгороженного от всего мира лагерного блока с его капитально сработанным ватерклозетом. Но даже в лагерном блоке, вопреки каждодневному разгулу смерти, продолжала теплиться жизнь: утром вламывалась в него орава немецких охранников и полицаев, которые были такими же военнопленными, как и мы, но при первой же возможности продемонстрировали перед немцами свою готовность служить им верою и правдой, быть их двуногими псами, — по приказу хозяев лаять и кидаться на своих, не щадя ни их изможденных тел, ни человеческого достоинства. И немцы не только подкармливали своих двуногих псов, но и обмундировали их по‐особому, чтобы легче отличать среди огромной массы русских пленников, одетых в крайне обветшавшие и давно потерявшие свой первоначальный вид красноармейские шинели, плащ-палатки, гимнастерки и брюки и обутых в ботинки с обмотками да кирзовые сапоги.

Полицаев одели во французские шинели и мундиры да еще в высокие цилиндрообразные французские же фуражки с узенькими козырьками. С правой стороны мундира или шинели у каждого полицая висела наша, советская сумка из‐под противогаза, а в сумке — жратва: по вечерам немцы распределяли между ними хлебные пайки, предназначавшиеся тем, кто утром или днем навсегда перестал нуждаться в хлебе насущном...

Так вот, вломившись утром в наш блок, немцы сразу же натравливали на нас полицаев с плетками в руках, а сами, став в полукруг, наблюдали, с каким усердием русские псы-полицаи исполняют хозяйскую волю, как рьяно сбивают в строй изможденных своих соотечественников, как безжалостно лиходействуют при этом плетками и даже гавкают на немецкий манер. Наблюдали все это господа немцы с превеликим удовольствием и охотно поощряли зверства полицаев науськивающим их гоготом и улюлюканьем.

Процедура выстраивания и пересчета пленных по сотням продолжалась по часу и более: торопиться господам немцам было некуда, ибо часы показывали время их караульной и надзирательской службы, а оно ускоряло для них свой ход, когда они находили для себя хоть какое‐нибудь, да развлечение. А развлекались они и ленивым пересчитыванием нас по пятеркам и сотням, требуя, чтобы стояли мы во время пересчет по стойке «смирно», и придирками к кому‐то из тех, кто имел несчастье чем‐то не понравиться одному из великих господ, — тут уж не только отборная немецко-русская брань заполняла все вокруг, но и оплеухи с зуботычинами раздавались и налево, и направо.

А потом в ворота блока входила процессия кухонных рабочих с деревянными двухведерными ушатами, заполненными чуть тепленьким пойлом с высокопарным названием «кофе», и с мешками эрзацхлеба, испеченного из муки с примесью мелко перемолотых опилок. Ушаты ставились на землю перед выстроенными сотнями, а рядом с каждым ушатом выкладывалось из мешка десять килограммовых кирпичиков хлеба: по кирпичику на десять человек. После раздачи хлеба «пятерки» поворачивались лицом друг к другу и тому, у кого был нож, поручалось разрезать кирпичик на десять одинаковых кусочков, а затем кому‐то предлагалось отвернуться, а кто‐то, указывая на кусочек, спрашивал: «Кому?» Отвернувшийся называл фамилию или номер, — по номерам, с первого по десятый, рассчитывались сами, — и названному тут же вручалась его пайка. Получившие свой кусочек подходили к ушату с «кофе», и раздатчик наливал каждому в подставленную посудину — кому в котелок, кому в каску, кому в кружку, — полагающуюся порцию пойла.

Моментально проглотив хлеб и пойло и, не только при этом не насытившись, а лишь еще больше раздразнив мучительное чувство голода, мы тихо разбредались по своим ямам и яминам в ожидании обеда. А с наступлением обеденного времени все повторялось сызнова: гавканье и матюги полицаев, гогот и гвалт немецких надзирателей, несколько очередных жертв для надругательств и избиений, а в итоге — черпак чуть тепленькой брюквенной баланды. Без хлеба: есть хлеб во время обеда у немцев не принято. А после той баланды еще более мучительное ощущение голода: ведь муки голода, насколько я познал их на своем опыте еще в тридцать третьем году, пределов не имеют, а избавляет от тех мук или обильная пища, или же смерть.

Перед закатом солнца — третье по счету построение, третья за день физическая и духовная экзекуция, в итоге которой — повторная выдача по стограммовому кусочку эрзацхлеба и по кружке остывшего и чуть подслащенного пойла. На этом день заканчивался, а ночь предвещала новые муки: надвигалась безотрадная и ничего хорошего нам не сулившая зима."


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
Алексей5116Дата: Воскресенье, 27 Января 2013, 17.53.14 | Сообщение # 535
Группа: Поиск
Сообщений: 11
Статус: Отсутствует
http://opisi.garf.su/default....pis=556
Опись документов по Ламсдорфу имеющихся в ГАРФ
 
Алексей5116Дата: Воскресенье, 27 Января 2013, 19.01.56 | Сообщение # 536
Группа: Поиск
Сообщений: 11
Статус: Отсутствует
Цитата (Саня)
Он существовал,его поляки построили.Наши строили будущий Биркенау.

есть ещё такая схема лагеря
Прикрепления: 0481065.jpg(77.2 Kb)
 
ГеннадийДата: Понедельник, 28 Января 2013, 09.42.39 | Сообщение # 537
Группа: Модератор
Сообщений: 26553
Статус: Отсутствует
Цитата (Алексей5116)
http://opisi.garf.su/default....pis=556
Опись документов по Ламсдорфу имеющихся в ГАРФ

Очень ценная информация, которая вряд ли когда появится в Сети.

"название дата
Р7021 102 14 Дела "судебного офицера" на русских военнопленных, совершавших побеги из лагеря Ламсдорф в 1944 году Б/Д
Р7021 102 15 Дела "судебного офицера" на английских военнопленных, совершавших побеги из лагеря Ламсдорф 1942-1944
Р7021 102 16 Дела "судебного офицера" на английских военнопленных, совершавших побеги из лагеря Ламсдорф 1943-1944
Р7021 102 17 Дела "судебного офицера" о наказаниях военнопленных за различные проступки по лагерю Ламсдорф 1941-1944
Р7021 102 18 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных и охраны по лагерю Ламсдорф 1944
Р7021 102 19 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных по лагерю Ламсдорф 1942
Р7021 102 20 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных и охраны по лагерю Ламсдорф 1942-1943
Р7021 102 21 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных по лагерю Ламсдорф 1941-1944
Р7021 102 22 Дела "судебного офицера" на английских и польских военнопленных за побеги и попытки к бегству по лагерю Ламсдорф 1941-1942
Р7021 102 23 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных и охраны по лагерю Ламсдорф 1942
Р7021 102 24 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных и охраны по лагерю Ламсдорф 1942-1944
Р7021 102 25 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных и охраны по лагерю Ламсдорф 1941-1943
Р7021 102 26 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных и охраны по лагерю Ламсдорф 1941-1944
Р7021 102 27 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных и охраны по лагерю Ламсдорф 1942-1944
Р7021 102 28 Дела "судебного офицера" по различным проступкам военнопленных и охраны по лагерю Ламсдорф 1940-1941
Р7021 102 29 Дела "судебного офицера" о наказаниях военнопленных за отказ от работы по лагерю Ламсдорф 1942
Р7021 102 30 Дела "судебного офицера" о наказаниях военнопленных за отказ от работы по лагерю Ламсдорф 1942
Р7021 102 31 Дела "судебного офицера" о наказаниях военнопленных за побеги по лагерю Ламсдорф 1942
Р7021 102 32 Дела "судебного офицера" о наказаниях военнопленных за побеги по лагерю Ламсдорф 1940-1944
Р7021 102 33 Дела "судебного офицера" об издевательствах над военнопленными в лагере Ламсдорф"


С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen.
 
виктор1951Дата: Среда, 06 Февраля 2013, 19.55.06 | Сообщение # 538
Группа: Поиск
Сообщений: 10
Статус: Отсутствует
УВАЖАЕМЫЙ САНЯ в базе данных Германии \www dokst ru\ числится Булгаков егор александрович 07. 04.1911-15.10.1941 уроженец с. Солодилово тульской обл. Это наш родственник. ПРОшу дать о нем информацию и имеющиеся документы. Необходимо для увековечивания памяти.
 
СаняДата: Среда, 06 Февраля 2013, 20.13.22 | Сообщение # 539
Группа: Админ
Сообщений: 65535
Статус: Присутствует
виктор1951,
Цитата (виктор1951)
УВАЖАЕМЫЙ САНЯ в базе данных Германии \www dokst ru\ числится Булгаков егор александрович 07. 04.1911-15.10.1941 уроженец с. Солодилово тульской обл. Это наш родственник. ПРОшу дать о нем информацию и имеющиеся документы. Необходимо для увековечивания памяти.

Выложил здесь:
http://www.sgvavia.ru/forum/147-886-5


Qui quaerit, reperit
 
антонДата: Воскресенье, 10 Февраля 2013, 02.41.22 | Сообщение # 540
Группа: Поиск
Сообщений: 1
Статус: Отсутствует
помогите разобраться.. нашёл деда, по матери- Овечкин Харитон Ефимович, по всем документам шталаг 318 (VIII F), собрались с роднёй ехать в Ламбиновице, не торопимся? он действительно там захоронен?
 
Форум » ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ШТАЛАГИ, ОФЛАГИ, КОНЦЛАГЕРЯ » Лагеря VIII военного округа Германии ( Breslau ) » Stalag VIII F (318 / 344) Lamsdorf » Stalag 318/VIII F (344) Lamsdorf (Łambinowice , Poland)
Поиск:


SGVAVIA © 2008-2022
Хостинг от uCoz